УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 81 відвідувачів

Теги
забобони краєзнавство Києво-Печерська Лавра шляхи єднання педагогіка автокефалія Патріарх Алексій II діаспора комуністи та Церква розкол в Україні Католицька Церква конфлікти Ющенко 1020-річчя Хрещення Русі молодь милосердя Митрополит Володимир (Сабодан) монастирі та храми України Президент Віктор Ющенко Голодомор іконопис Церква і влада церква та політика Священний Синод УПЦ Церква і політика Доброчинність УПЦ КП церква і суспільство вибори УГКЦ Мазепа Церква і медицина Предстоятелі Помісних Церков постать у Церкві секти Археологія та реставрація Приїзд Патріарха Кирила в Україну церковна журналістика українська християнська культура Вселенський Патріархат






Рейтинг@Mail.ru






«Телекритика» (Украина): Святая Русь как телепроект. Две реплики по поводу прямого эфира патриарха Кирилла на «Интере»



«Телекритика» (Украина, Сергей Цыгипа, Александр Михельсон, для «Телекритики», .2908.09

 


Авторы ТК Сергей Цыгипа и Александр Михельсон делятся своими впечатлениями от выступления в студии «Свободы на "Интере"» Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла.

Напомним, что редакция может не разделять публикуемые мнения и всегда готова предоставить возможность желающим высказать альтернативную точку зрения.

 

 Сергей Цыгипа: Его Святейшество объяснял украинцам, что пора продемонстрировать миру «свою доминанту»

 В студии «Свободы на "Интере"» Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл отвечал на вопросы и общался с многомиллионной аудиторией телезрителей в прямом эфире.

Вне всякого сомнения, для «Интера» телепроект был полезен не только с точки зрения рейтингов. Согласитесь, дорогого стоит произнесенное из уст первого лица православной Церкви название телеканала, сопровождаемое словами благодарности. О такой рекламе можно только мечтать.

 Глубину мировоззрения Кирилла, равно как и жёсткость, можно было очень чётко прочувствовать в его порою пространных, но все же четких и логичных ответах. Несколько словесных штрихов - и он уже понят, и ему уже веришь. Некоторые фразы, прозвучавшие как загадки, хочется разгадать.

 Например, что означала фраза Патриарха о том, что он долгое время прожил на Западе? Конечно, после нее слова о том, что в объединённой Европе нас не очень-то и ждут, звучат гораздо убедительнее, словно информация из первых уст... Ну а дальше прозвучали слова о том, что у нас своя «доминанта», которая сокрыта в понятии «Святая Русь». И еще - настало время показать свою «доминанту» остальному миру.

 А чего стоили его, на первый взгляд, довольно обтекаемые фразы о духовном единении народа (при этом не уточнялось какого)! Высказывания о роли советского народа во Второй мировой войне и даже косвенный реверанс в сторону Сталина свидетельствуют только об одном: курс России в отношении «братской» Украины определён.

И тут я поймал себя на мысли, что нечто похожее у нас уже было. Дежавю, одним словом. Осень 2004 года. В прямом эфире, который предоставили сразу три украинских телеканала, с нами общался президент России Владимир Путин. О той же «великой», о той же «неделимой», о той же общей истории... Цель его общения, если кто помнит, была проста, как карандаш: у вас есть кандидат в президенты, которого великая и единая Россия поддерживает.

 Вчера в студии «Свободы на "Интере"» присутствовали восемь человек, которым было позволено задать вопросы Его Святейшеству. Странно, но ровно половина из задававших вопросы были гражданами России. Причём довольно узнаваемыми - кинематографисты Владимир Гостюхин, Наталья Варлей, Борис Корчевников и Федор Бондарчук.

 В этой постановке любимые актёры играли роль свиты Патриарха, эдаких современных «гвардейцев кардинала»: им было уготовано создавать комфорт и домашнюю московскую атмосферу своему духовному наставнику. Увы, наши «большие украинцы» (да не обидятся они на автора) выглядели в студии на «Интере» как обязательная местечковая декорация, на фоне которой блистал этот мини-парад российских кинозвёзд.

 И очень неслучайно Фёдор Бондарчук задал вопрос о прошлогодних телепроектах в России и в Украине по формату 100 Greatest Britons, когда определялись великие личности наших стран. Отвечая, Кирилл ясно дал понять, что и Александр Невский для России и Ярослав Мудрый для Украины - это общая история. Единственное, чего не договорил Его Святейшество, предоставляя почетное право продолжить его мысль нам, украинским телезрителям, что эти великие князья - ещё и в некоторой степени общее будущее наших стран. В том самом смысле уже упомянутой и единой «Святой Руси».

 ... В 2001 году Киев встречал Папу Римского Иоанна Павла II. В прошлом году столицу Украины посетил Вселенский Патриарх Варфоломей. Но никто из них не удостоился возможности пообщаться с телезрителями в прямом эфире посредством одного из центральных телеканалов... Тем более такого надежного, - в электоральном смысле, - как «Интер».

 

Александр Михельсон: Телеразочарование Патриархом

 Моральные авторитеты особенно нужны тогда, когда  их нет. Поэтому благосклонное отношение украинцев к визиту Патриарха Московскому и всея Руси Кириллу было гарантировано даже без массированной рекламной кампании в честь его приезда. И уж тем более - при наличии такой кампании, частью которой являются и толпы прихожан, со слезами счастья внимающих проповедям. Впрочем, толпами нас не удивишь. Пять лет назад на Майдане тоже были и искренняя радость, и слезы счастья. А толпа была даже несравнимо больше...  

 С миллионными  же массами украинцев Патриарх имел возможность пообщаться во вторник  посредством телеканала «Интер». Ранее подобное удавалось только президенту России Владимиру Путину - все в том же 2004 году. Правда, Путин выступал сразу по трем телеканалам и отвечал вроде как на вопросы простых украинцев. Для Патриарха же в студии собрали деятелей науки и искусства - режиссера Федора Бондарчука, рок-музыканта Олега Карамазова, врача Ольгу Богомолец, актрису Наталью Варлей... 

 Вполне естественными в этой творческой компании были кудрявая комплиментарность да афористичное единомыслие. Даже слова Ольги Богомолец, выразившей желание увидеть в подобной же студии и «раскольнического» патриарха Филарета, на фоне привычных мантр лидера «Братьев Карамазовых» о железобетонном единстве трех восточных народов прозвучали как «милая бестактность».  

 Естественным, впрочем, выглядел и Патриарх Кирилл. В интонациях благого пастыря, утешителя и наставника звучали железные ноты. Нет-нет, вовсе не в политическом смысле, и уж тем более не в смысле речевых оборотов вроде «замочить-сами-знаете-где». Но даже манера говорить с характерным нажимом сразу вызывала ассоциации с «жестким политиком». 

 Но главным, разумеется, было содержание высказываний.  

 «Кризис должен помочь осознать опасность потребительского общества... Двадцатилетние девочки на экранах телевизоров рекламируют крем от морщин, и взрослые женщины верят, что этот крем поможет им стать такими же молодыми», - описал Патриарх одну из проблем потребительского общества. «Я спросил одного крупного олигарха: испытываешь ли ты счастье, приобретая дорогие вещи?»; «Кризис показал, что виртуальная экономика... дальше существовать не может, она аморальна». 

Все это  понятно, но ведь все это слышано  уже тысячи раз. Где тот путь, или  Путь, который способен вывести цивилизацию  из тупика? «Победа над своими страстями и инстинктами», - сказал Патриарх. И это тоже было правильно, как и политэкономическое наблюдение Его Святейшества о том, что в странах, едва-едва выходящих из бедности, как Россия и Украина, победа над некоторыми инстинктами весьма и весьма затруднена. 

 Но остаются сомнения в том, что диагноз может заменить рецепт

 И не то чтобы о рецепте никто не задумывался. Но, судя по многим словам Патриарха  Кирилла, его вряд ли возможно будет  применить на практике. «Почему Русь издавна называлась Святой?» - риторически вопрошал глава РПЦ. Ведь, по справедливому наблюдению Его Святейшества, и в других странах было немало прекрасных храмов и самоотверженных подвижников. Но не в них дело. Так в чем же? 

 Самый простой ответ на этот вопрос - что «Святой» издавна называлась не только Русь. Были «Священная Римская империя германской нации», Святая Византия, святые халифаты и богоизбранный еврейский народ. Но этот ответ тем и плох, что слишком прост. 

 «Потому что святость была национальным идеалом», - объяснил Патриарх.  

 Но в  чем он, этот идеал, состоял? И если его нельзя сформулировать, то, возможно, им можно (а значит, и следует) проникнуться? 

 Если  это и так, то ответа на этот вопрос дано, увы, не было. То же, что кому-то могло показаться подобным ответом, есть не более чем «доказательство от обратного», аргумент со знаком минус, отталкивающийся, разумеется, от ценностей и идеалов Запада, что бы мы ни подразумевали под таковыми.  

 «Ради чего мы готовы идти в Европу? Только ради желудка, ради кармана... Я не говорю, что в этом есть что-то дурное. Но почему в диалоге с западным миром мы с такой легкостью принимаем роль ведомого?» - с натиском говорил Патриарх, и чувствовалось, что вот эта тема уж его действительно волнует. 

 «Святая Русь - это уникальный цивилизационный проект, - добавил Его Святейшество политтехнологической терминологии. - Проект со своей миссией, и он не должен быть ведомым. Он должен генерировать вызовы, на которые другие должны искать ответы!». 

 Последнюю формулировку отчего-то сильно смягчили некоторые высокотиражные газеты, напечатавшие на следующий день отрывки из Патриаршего эфира. А зря. 

 Ведь  в любом случае ключевое слово  здесь - миссия. Но что, кроме обширности своих территорий (и емкости недр), может предложить «святая Русь» Западу для того, чтобы, по выражению Патриарха, иметь «не диалог всадника с лошадью, а диалог равновеликих партнеров»?  

 Кстати, отдельный вопрос - приемлемость метафоры про всадника и лошадь. Она, конечно, должна звучать очень лестно для предполагаемого собеседника...  

 «Русь»  обладает, несомненно, уникальным религиозным комплексом православия. Но в России церковь со времен смуты не имела и, увы, не имеет того авторитета, который она, скажем, сотнями лет имеет в Грузии, где православный патриарх реально является лидером общественного доверия, далеко обходя по этому показателю политиков.  

 Еще есть такое зеркало уникальной православной духовности, как великая русская  литература. Но отчего-то именно люди, впервые выведшие ее на мировой уровень, - Толстой, Достоевский, отчасти Гоголь - имели, каждый по-своему, весьма своеобразное чувство веры и достаточно сложные отношения с официальным православием... 

 Вот, пожалуй, и все. 

 Подчеркнем: речь не идет о том, что некой особой «православной цивилизации» не существует вообще или что ей нечем гордиться. Речь идет о том, что данные вопросы на самом деле попросту обходятся. Вероятно, в рамках телешоу такие вопросы и вообще не могут быть рассмотрены - но они могут быть прочувствованы. 

 Удавалось же это Иоанну Павлу II - возможно, величайшему пиар-технологу всех времен и народов, который достиг этой вершины потому, что понимал «пиар» - «связи с общественностью» - именно как пастырскую миссию.

 Впрочем, ускоренно беатифицированный Папа Римский потому и сделал краеугольным камнем своей «пиар-стратегии» покаяние и прощение - сугубо христианские понятия, далекие от политики в любом ее виде. Признание грехов католичества сделало его церковь сильнее, признание сугубо антиклерикальных преступлений коммунизма РПЦ сильнее пока не делает. 

 «Какая еще страна, кто еще мог бы вынести этот тяжкий гнет безбожия?» - риторически вопрошал в эфире «Интера» Патриарх, имея в виду десятилетия советской власти. Но ведь в том-то и дело, что «другие страны» почему-то сумели устоять перед искусом коммунизма... 

 Подытоживая, следует еще раз подчеркнуть, что перед Украиной Патриарх Кирилл выступил достаточно выдержано. И сказал много правильных вещей. Но все же это была выдержка политика, и сказанное Его Святейшеством уже не раз было сказано все теми же политиками...

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.