УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 69 відвідувачів

Теги
Патріарх Алексій II Церква і політика УГКЦ педагогіка діаспора молодь Києво-Печерська Лавра 1020-річчя Хрещення Русі комуністи та Церква Доброчинність постать у Церкві Мазепа іконопис конфлікти церква і суспільство Предстоятелі Помісних Церков Президент Віктор Ющенко Приїзд Патріарха Кирила в Україну Ющенко Вселенський Патріархат секти Священний Синод УПЦ Археологія та реставрація українська християнська культура Голодомор Церква і влада УПЦ КП краєзнавство церква та політика вибори Митрополит Володимир (Сабодан) монастирі та храми України Католицька Церква автокефалія розкол в Україні милосердя Церква і медицина шляхи єднання забобони церковна журналістика






Рейтинг@Mail.ru






«Релігія в Україні»: О византийской архитектуре, кафедральных соборах и заграничных меценатах. Интервью с наместником новосозданного столичного Рождества Богородицы Десятинного мужского монастыря архимандритом Гедеоном (Хароном)



«Релігія в Україні», Алла Дмитрук, 25.07.09

 

Религия в Украине: Отец Гедеон, Решение Священного Синода от 9 июля текущего года о назначении Вас наместником Десятинного монастыря дает «зеленый свет» Вашим проектам восстановления Десятинного храма и расширения монастыря. Как Вы оцениваете перспективы строительства, а также существования монастыря де-факто? 
Архимандрит Гедеон: Милостью Божией, по благословению митрополита Владимира, который благословил возрождение храма, являющегося флагманом православия, как мы говорим, альма матер всей русской Церкви, матери Церквей русских, как ее называют угодники Божии, началось возрождение Десятинного храма, теперь уже монастыря. Мы видим, что у нас поменялся статус, статус возрос, то есть и ответственность – и наша всеобщая, и моя как наместника – увеличивается. Дело наше продвигается, потому что в этом есть Божий промысел и Божье благословение. СмотрИте, за такой короткий срок (с апреля 20009 года – А.Д.) братия появилась, а ведь после решения Синода УПЦ о присвоении статуса монастыря Десятинной общине прошло три месяца. Сейчас у нас уже семь человек братии. А это существенно. Кроме того, у нас существует сплоченная приходская община. Хочу напомнить, что по благословению Митрополита Киевского и всея Украины Владимира Десятинный храм является храмом-памятником в честь всех воинов-защитников Киева. Да и количество прихожан постоянно увеличивается. Нам уже пришлось увеличить храм в два раза, чтобы сделать его каноническим, добавить ему притвор, возвести колокольню, расширить его, чтобы народ Божий смог там помещаться. Но даже теперь не помещается. То есть милостью Божией для молящихся все меньше и меньше места становится. Вот такой благодатный парадокс. 
Но это не главная наша цель. Основная цель – на древнем фундаменте воздвигнуть великую святыню – первый кафедральный собор, который послужит залогом восстановления духовного равновесия. Мы молимся, надеемся, что каноническая территория, которая была закреплена за собором еще до революции, будет нам без промедления возвращена. Поэтому мы сейчас занимаемся усиленно архивами, не только церковными, но и государственными, которые еще сохранились на сегодняшний день. Чтобы воссоздать в полной мере облик территории, так, как она была застроена изначально. Конечно, с 1020 года, когда была закладка храма, много воды утекло, много разных событий произошло. Однако, надеюсь, что с помощью Божьей будет стоять красавец собор в первичном виде, как мне представляется, в византийском стиле. Многие люди, которые противники такого решения, утверждают, что невозможно создать точно такой же. Но поскольку археологические раскопки закончились, теперь мы точно знаем его размеры, сколько было куполов, окон, а византийская архитектура в принципе однотипна и потому легко прогнозируема. Она везде одинакова, и если знать размеры здания и размер окон, то можно воссоздать изначальное строение с точностью практически для миллиметра.

Но для Бога и народа Божьего сантиметр вправо-влево – не столь существенно, не является непреложной ценностью. Наиболее ценен сам факт, что на этом месте теплится лампада, возносится молитва. Обязательное условие, чтобы кафедральному собору сопутствовал малый храм. Это исторически важно, поскольку любому кафедральному собору всегда предшествовал малый храм. Это во всем мире так, например в и Москве возле храма Христа Спасителя. Пока строится главный храм, уже есть община, есть духовенство. Люди собираются вокруг храма. Сохранились исторические свидетельства, что так же обстояли дела и в эпоху святого князя Владимира. Тоже стоял шатер, а ведь мы знаем, что в Х веке храмы так быстро, как сейчас, не строились, поскольку не было соответствующих технологий . Сейчас вполне реально построить огромный храм за 5 лет, а раньше строили десятилетиями.  
РвУ: Но ведь ситуация усложняется тем, что на Княжьей горе сохранились фрагменты фундаментов древних строений, имеющие историческую ценность. Кроме того, вся территория Княжьей горы считается заповедной и охраняется в соответствии с украинским законодательном. Чтобы вести здесь строительство, следует преодолеть множество коллизий и подписать гору справок. Какими путями и способами Вы решаете эти и подобные вопросы?
А.Г.: Мы уже идем по этому пути. Часть спорных вопросов уже регулировали. У нас есть соглашение с отделом по археологии, с Национальным музеем истории Украины, руководство которого понимает, что музей на месте храма не может быть. Должен быть храм- музей, где будут храниться культурные ценности, которые необязательно задействовать в богослужении. Ведь изучая прошлое, понимая историю, мы можем быть достойными людьми и прогнозировать свое развитие на будущее. Потому что одну историю хранить – без культа, без духа неправильно. В такой самоизоляции артефакты не срабатывают, а прошлое не несет силы для нас и для нашего будущего. Но когда это все вместе облачено в благодать, облачено в молитву – тогда проявляется удивительный эффект. Более того, Бог нам показал, что есть истина. Возьмем, к примеру, революционные годы: какие храмы рушились в то время, какие святыни были уничтожены. Потому что все это все камень, а самая большая ценность – это душа человеческая. 
Люди трудились, зарабатывали царство небесное, созидали великую страну – Киевскую Русь, которая простерлась на огромной территории. Вот сейчас будем восстанавливать храм. И в этом нет нашей заслуги. Это молитвы и чаяния великого князя Владимира,к которые нынче воплощаются в реальность. Учитывая значение этого места с историко-археологической точки зрения, есть несколько проектов развития и застройки. Одни поддерживают, другие не поддерживают – как всегда у нас в стране, так и среди общества, и в культуре. Есть противники, есть понимающие, которые идут нам навстречу.
РвУ: Вы упомянули, что будете создавать храм византийского типа. То есть это не будет проект ХІХ века авторства В.Стасова, который сразу после завершения строительства (1842 г.) уже вызывал массу нареканий?
А.Г.: Если это будет в моих силах, то это будет по византийскому образцу. Как наместник, я вижу тут храм в византийском стиле. Мы помним, что в период правления святителя Петра Могилы был построен небольшой деревянный храм. Но, очевидно, митрополит это сделал, ориентируясь на нужды времени. Ему необходим был удобный храм быстрой постройки. И вот это небольшой храм простоял 300 лет. Получается, что для нашего великого иерарха, светоча культуры, даже для него это не было столь важно. При том, что святитель Петр Могила сам был настоятелем этого храма, сам служил там, потому что помнил слова князя Владимира: кто помолится в храме сем, да простит ему Господь грехи его, а кто сего осудит.. он считал за честь.

 Прошло время, был построен тот «стасовский» храм, который разрушен в 1934 г. согласно постановлению Совета народных комиссаров. То была уже более современная версия храмового строительства в стиле русского барокко, популярного в тот период. Такой формат был востребован в то время. Но теперь уже и такого храма нет. Поэтому сейчас мое стремление состоит в том, чтобы создать первоначальный храм, тот, который я называю «Князь-Владимирский». Это чаяние моей души, пламенное желание нашей общины и нашего монастыря
РвУ: Вы не боитесь, что будет не совсем удачная копия первичного варианта. Как многие новоделы, которые мы можем наблюдать в Киеве – например, Успенский собор в лавре, Михайловский Златоверхий. Не опасаетесь негативного резонанса вокруг такого Вашего решения?
А.Г.: Мы ничего не опасаемся, потому что с нами Бог и сама Церковь святая. Если говорить о том, кто будет препятствовать, кто будет осуждать… Ну что ж, Бог им судья. Хочу напомнить, что еще тогда, когда мы поставили «намет» так называемый, шатер, то это уже было для кого-то несносно. Отдельные люди не могли этого выдержать. Вы помните эти драки, эти бойни, суды – чего только не было, какое множество проблем с этим связано. Хотя, казалось бы, можно рассчитывать на поддержку государства, которое, по логике вещей, должно было обрадоваться, что появились люди, которые по благословению Церкви готовы взяться за это нелегкое дело. Но все происходило с точностью до наоборот. Какие препятствия нам чинили! Сколько угроз я услышал в свой адрес! Мне, например, говорили, что мы даже сутки не пробудем на этом месте. Напомню, что было это на Пасху четыре года назад. И что теперь? Сейчас здесь красивый храм, и даже деревянным его не назовешь, ведь он состоит не только из дерева, но также из мрамора, меди. У нас уже есть в храме две чудотворные иконы, часто бывают у нас частицы мощей, к примеру недавние – от блаженной Матроны Московской, великомученика и Победоносца Георгия. Раньше, конечно, было по-другому. Ведь Десятинная церковь и прославилась по всей Киевской Руси, потому что чудотворные иконы из этого дивного храма странствовали по всем городам и весям древнего славянского государства. Тихвин, Владимир, Переславль – и во множество других городов передавались святыни, потому что именно Десятинная церковь была главной хранительницей святынь и почитаемых реликвий. Интересно, что белорусская духовность, священство и храмовое строительство непосредственно связаны были с Десятинным храмом, через дивный образ Десятинной иконы Пресвятыя Богородицы. (Как сообщает предание, икона Пресвятой Богородицы была писана святым апостолом и евангелистом Лукой. Многие столетия она находилась в Византии. Более тысячи лет назад, накануне Крещения Руси, список с нее привез на свою родину из Корсуни (Херсонеса - города на Крымском полуострове) святой равноапостольный князь Владимир и установил его в возведенной в X веке Десятинной церкви. Предание гласит, что икона пятьсот лет хранилась в этой церкви Киева. Однако в этом храме святой образ мог находиться только до 1240 г., когда во время нашествия татаро-монголов Киев был разрушен. В тяжёлую годину татарского погрома икона уцелела. Скорее всего, благочестивые жители Киева её где-то спрятали. В 1482 г. Киев подвергся очередному опустошительному набегу со стороны татар. Вероятно, тогда один из татар содрал с древней иконы Божией Матери богато украшенную ризу. А саму икону бросил в воды Днепра. Но икона Божией Матери уцелела и через некоторое время явилась в Минске на реке Свислочь против замка, где по "необыкновенному сиянию примеченная жителями города 13 августа 1500 г. была взята и поставлена в замковой Рождества-Богородичной церкви и находилась в ней 116 лет" – А.Д.). И вот в наши дни митрополит Минский и Слуцкий Филарет велел написать точную копию этого чудотворного образа, приложил к оригиналу и привез в наш храм, чтобы этот образ здесь пребывал. Самое удивительное, что от этого образа происходит множество чудес. Практически каждый день мы служит благодарственные молебны по просьбе тех людей, кому Пресвятая Богородицы помогла в их нуждах. И хочу сказать, что ни один человек, обратившийся к Богу с просьбой на сем святом месте, не отошел неуслышанным.
РвУ: Отец Гедеон, позвольте напомнить, что в феврале 2005 года тогдашний столичный городской голова издал поручение касательно возрождения Десятинного храма… И сразу же последовал вал критики и возмущения, потому что возведенный объект диссонировал бы с окружающими памятниками и угрожал бы непоправимыми изменениями ландшафта Княжьей горы. Как Вы считаете, грозит ли Вам сейчас, спустя четыре года , повторная волна общественного негодования и протеста против строительства на месте с таким сложным историко-рельефным наследием?
А.Г.: Повторю снова, что протестов я не страшусь, потому что твердо уверен: если есть благословение свыше на строительство и организацию монастыря, то все сложится так, как угодно Богу. Вместо того, чтобы протестовать, мы должны сообща молиться, чтобы заслужить Божию милость для возрождения нашего самого главного кафедрального храма – Десятинного. Ведь тело без головы не ходит. Мы можем строить другие храмы – и это хорошо, это благодатно – по городам и весям. Но пока в центре города, в самом сердце Княжьего града стоит этот ужасный зеленый забор, такой, что никакой уважающий себя человек не оградит, извините за выражение, отхожее место. А, может, и не уважающий не оградит тоже. А тут в центре города – пожалуйста, неимоверное уродство, по сути кощунство. Печальнее всего, что до этого никому нет дела. Все это заброшено; я уже не говорю о миллионах расхищенных средств. Ведь здесь такие средства в прямом смысле слова «закопаны в землю»! А ведь было распоряжение Президента Ющенко о выделении необходимых средств для восстановления Десятинного храма. А где этот документ? Кто восстанавливает храм? Складывается такое впечатление, что этот документ нужно читать между строк, потому что осуществляется не со- а противо- действие строительству и восстановлению святыни – родоначальницы нашего киевского христианства. Куда подевались все те средства, ведь там были такие суммы, что храм можно было из золота отлить, а крест сделать бриллиантовый! А вот теперь денег нет даже на продолжение раскопок на месте древних фундаментов. Каких-то странных людей приглашают для проведения раскопок, процесс затягивается. Так можно до второго пришествия чего-то там копать! 
Но это, если вдуматься, даже полезно для вразумления нашего общества и государства. Потому что, какое бы ни было противодействие, все равно Церковь не одолеть, ведь она, по словам Спасителя, будет стоять до скончания века и врата адовы не одолеют ее. Мы все должны молиться, чтобы мы были достойны иметь такой величественный храм, чтобы в сердце столицы воздвигся дивный собор, чтобы тут протекала жизнь монашеская, именно на том месте, откуда свет христианства распространился по всей Киевской Руси.
Иллюстрация к противодействию:
«Причина полягає в тому, що представники УПЦ МП через встановлення ними намету заявляють претензію на володіння Десятинним храмом, фундаменти якого знаходяться поруч, а також намагаються спровокувати гострий міжконфесійний конфлікт. Їм добре відомо, що 15 липня 2004 р. Святійший Патріарх Київський і всієї Руси-України Філарет та учасники Помісного собору УПЦ Київського Патріархату на ознаку відродження першого в столиці України кам’яного храму освятили встановлений біля його фундаментів Святий Хрест. Біля цього хреста Святійший Патріарх Філарет і вірні Київського Патріархату не одноразово служили молебні про благословення Боже справі відродження великої української духовної та національної святині. Такі молебні проводяться і зараз. У зв’язку з намаганням представників УПЦ МП розпалити релігійну ворожнечу заявляємо, що Київський Патріархат вживатиме всіх законних заходів, включно з проведенням мирних акцій протесту, для того, щоб не допустити здійснення бажання представників Московського Патріархату окупувати Десятинну церкву – духовну і національну пам’ятку українського народу, яка обов’язково має бути відроджена»
З тексту заяви прес-служби Київської Патріархії від 10 травня 2006 року


Ведь скептики уже посрамлены, потому что молитва возносится и сейчас на Княжьей горе, существует малый храм, есть община, уже даже с новым – обительным статусом. Это свидетельствует о том, что Блаженнейший Владимир понимает важность этого места, поэтому и придал ему статус монастырский, высочайший. Теперь нужно, чтобы кто-то откликнулся на это решение. Чтобы была не просто группа энтузиастов, которым мы, конечно рады и благодарны. Сейчас мы ожидаем реакции, готовности прийти на помощь от социума, украинской нации в целом. Если общество будет готово отозваться и достойно – подчеркиваю, достойно такой высокой миссии, то мы со своей стороны приложим все усилия, чтобы на горе Старокиевской вознесся величайший кафедральный собор нашего государства.
РвУ: А можете дать смелый прогноз относительно сроков возведения такого масштабного сооружения?
А.Г.: Конечно. Главное, что мы уже преодолели весь негатив, предшествующий строительству. Поэтому, как только закончится вся бумажная волокита и будет дан старт непосредственно строительным работам ( а произойдет это, по моим прикидкам, в следующем году), мы параллельно займемся сохранными работами: накроем фундаменты, музеифицируем их, сделаем так, чтобы люди имели доступ к ним, а уже сверху возведем храм. На это, по моему мнению, потребуется не больше пяти лет. С учетом современных строительно-технологических возможностей это – максимальный срок.
РвУ: Вы допускаете, что нынешний финансово-экономический кризис внесет неблагоприятные коррективы в озвученные Вами сроки и даты?
А.Г.: Наверное, следует сказать, что кризис не лучшим образом повлиял и влияет на каждого из нас. У людей становится меньше возможностей, в первую очередь для меценатства и благотворительной деятельности. Но Божий промысел превыше наших земных обстоятельств. И я убежден: если начнутся «физически осязаемые» строительные работы по сооружению кафедрального собора, говорить о каких-то материальных трудностях не придется. Ведь это святыня не только украинского народа, но и белорусского, и для Российской Федерации, даже для Грузии этот храм – знаковый. Он несет символическую нагрузку и для православных Абхазии, Осетии, Казахстана, Узбекистана, даже для православных Соединенных штатов Америки. В Америке помнят эту историю, чтят эту святыню, к стыду нашему, порой даже лучше, чем наши местные историки.
РвУ: То есть Вы больше надеетесь на помощь из-за рубежа, чем на отечественных спонсоров и жертвователей?
А.Г.: Мы будем благодарны всем, кто пожелает помочь восстановить величайшую святыню. Ведь о ней знают и в Японии, и в Латинской Америке, уверен, что и на Африканском континенте что-то слышали. Но мы и на государство рассчитываем. Ведь мы помним заявления власть предержащих о том, что они ратуют за скорейшее возведение собора на этом месте. 
РвУ: Неужели словосочетание «Десятинный храм» так популярно за пределами Украины?
А.Г.: Еще бы! Оно широко известно не только во всем «русском мире», к которому я отношу и Киев, и Москву, и Минск, но и повсюду, где есть православные храмы и общины. Это и Северная Америка, где проживает 10 млн православных (включительно с Канадой), и Мексика, где несколько храмов, но ведь они есть! Это и Латинская Америка, и православная Церковь в Австралии, и даже Антарктида, где на станции полярников имеется православный храм. Поэтому, я надеюсь, более того, уверен, что, аккумулировав усилия и возможности, всем миром по милости Божией мы завершим строительство в кратчайшие сроки.

 Справка:
Первым из сакральных сооружений, появившихся на земле князя Владимира по его благословению,была Десятинная церковь, которую возвели в 989-996 гг. на месте, где были замучены язычниками и принесены в жертву Перуну двое варяг-христиан – Иоанн и Феодор. В честь них и была поставлена церковь Пресвятой Богородицы. Называлась она Десятинной, так как на ее постройку и дальнейшее содержание была выделена десятая часть княжеской казны. В 1240 году церковь пала под натиском армии Батыя и похоронила под собой последних защитников земли Киевской. В XVII веке митрополит Петр Могила в одном из уцелевших пределов построил небольшую церковь, но к середине XIX века она окончательно обветшала и было принято решение о строительстве нового храма. Проект был поручен петербургскому архитектору В. П. Стасову, однако он имел мало общего не только с настоящей Десятинной, но и древнекиевской архитектурой вообще, а представлял собой образец так называемого русско-византийского стиля. Храм получился тяжеловесным и некрасивым. В 30-х годах XX столетия его снесли в ходе расчистки территории под правительственный комплекс, который так и не был построен. 
Первоначальная церковь представляла собой крестовокупольный шестиярусный каменный храм. В начале XI века была повреждена пожаром, но вскоре была восстановлена и с трёх сторон были добавлены галереи. Десятинная церковь была богато украшена мозаиками, фресками, резными мраморными и шиферными плитами. Кроме главного алтаря у церкви имелись ещё два: св. Владимира и св. Николая. В Десятинной церкви находилась княжеская усыпальница, где были похоронены Владимир и его христианская супруга — византийская царевна Анна. Также сюда были перенесены из Вышгорода останки княгини Ольги.

 

 

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.