УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 60 відвідувачів

Теги
Церква і медицина українська християнська культура Доброчинність Католицька Церква розкол в Україні краєзнавство комуністи та Церква 1020-річчя Хрещення Русі Патріарх Алексій II конфлікти Голодомор іконопис Предстоятелі Помісних Церков постать у Церкві секти діаспора Вселенський Патріархат Археологія та реставрація Ющенко Церква і влада молодь церковна журналістика Мазепа церква і суспільство Президент Віктор Ющенко Церква і політика шляхи єднання УПЦ КП УГКЦ автокефалія Приїзд Патріарха Кирила в Україну милосердя Священний Синод УПЦ вибори забобони Києво-Печерська Лавра Митрополит Володимир (Сабодан) монастирі та храми України педагогіка церква та політика






Рейтинг@Mail.ru






«Газета по-харьковски»: «Люди здесь нормальные. Только все – Гурьевы...»



«Газета по-харьковски», Наталья Гончарова, 02.07.09

 

В деревне староверов на Харьковщине живут триста человек с одной фамилией

Старожилы носят под одеждой восьмиконечные крестики и обходят стороной православный храм.

Гурьев-Казачок находится у самой границы с Россией. Это едва ли не единственное в Украине село, где еще сохранилось старообрядчество. Все триста его жителей носят одну фамилию – Гурьевы, а имена у всех точно по святцам: Матрены, Парамоны, Акулины и Феклы. Почти в каждом доме здесь можно найти старинную икону, которой благословляли молодых под венец еще лет двести-триста назад.

– У нас не многое уцелело с тех времен – при советской власти пропало. Но те, кто постарше, все-таки старой веры еще придерживаются, – рассказывает 78-летняя Матрена Гурьева. Женщина приглашает нас к себе в дом – низенькую мазанку с крохотными окошками.

– Это наша семейная икона. Даже не знаю, сколько ей лет. Ею еще мою бабушку благословляли, потом маму, сестер. У нас в семье 12 детей было. Я – самая младшая. У старообрядцев меньше 10 детей и не бывало. Наши иконы отличаются от православных тем, что у нас святые изображены как аскеты – у них бледные и худые лица. А на православных иконах лики более упитанные, даже румяные, вот наши никогда этих образов и не признавали, – объясняет Матрена Ивановна.

Женщина достает из старенького шкафа завернутую в платок книгу – изъеденный жучками Псалтырь в переплете из толстой кожи.

– Ему уже триста лет. Читать я его не умела, пока не нашла алфавит в старообрядческом календаре за 1977 год. Он был издан где-то в Литве, у нас такие вещи в советское время запрещались. Крестик вот ношу до сих пор, как все староверы, восьмиконечный, не такой, как у православных. Ну и крестимся мы только двоеперстием, как на старых иконах показано, по-другому не признаем, – говорит женщина.

Женились только на своих

Сейчас в Гурьевом-Казачке уже нет таких строгих правил, каких придерживались местные жители еще лет 30-40 назад. А раньше мужчины здесь не брили бороды, курение и алкоголь тоже были под запретом. «Чужих» староверы сторонились: в каждом доме держали даже отдельную кружку, на случай, если прохожий попросит воды напиться, чтобы свою посуду не осквернять.

– Чужих у нас называли «советными». Считалось, что они грешные – мало ли с кем они общаются. Мой папа был очень добрый – на ночлег всегда принимал и цыган, и нищих, и постояльцев из других сел. Но из одной посуды с ними мы никогда не ели. Надо было после чужого миску вымыть и отнести в церковь освятить. Еще над огнем посуду держали, считалось, что она так очищается, – вспоминает Матрена Гурьева.

Женились староверы тоже только на своих – отсюда и одна фамилия на всех. Впервые это правило было нарушено в 1930-м:

– Моя сестра тогда познакомилась с парнем из соседнего села. Родители наши были против их свадьбы, считали это грехом, сваты их еле уговорили, – вспоминает Матрена Ивановна.

Через 15 лет в Гурьевом-Казачке сыграли еще одну такую свадьбу. Правда, православному жениху пришлось перекреститься в староверы – это было условие родителей невесты. Парня, как младенца при крещении, окунули в бочку и дали ему новое имя. Василий стал Харитоном.

– Был у нас Кузьма Никифорович, который на своей двоюродной сестре женился. Но такое только однажды случилось, его все село осуждало, – говорит Матрена Гурьева.

Священник… Фекла Иоановна

Детей в Гурьевом-Казачке староверы уже не крестят. Последний батюшка – Яков Гурьев – умер в 1992 году, передать приход было некому. После этого некоторое время умерших старообрядцев отпевала… женщина.

– Фекла Иоановна была из «грамотных» – ее прадед иконы писал, Библию переписывал. Вот она и взялась за это дело. Скорее потому, что выхода другого не было. Не будет же старовера православный священник отпевать! А люди все равно косо на нее смотреть стали. Мол, где это видано, чтобы женщина священником была! Грех это. Через пару лет с ней несчастье и случилось – ее зарезала одна молодая женщина из соседнего села. Ни за что, средь бела дня. Люди потом говорили, что это Бог так Феклу наказал за святотатство, – рассказывает местный житель Василий Гурьев.

Сорок лет он проработал в селе библиотекарем, а потом открыл в Гурьевом-Казачке музей, экспонаты для которого сам же и собирал. Здесь рядом со старообрядческими иконами – барельефы Ленина-Сталина, вымпелы «Лучший колхозник» и липовая кадушка, в которой когда-то староверы солили сало. И то, и другое – история села, пусть даже и советская, поэтому все вместе и хранится, – объясняет Василий Павлович.

«Попов кабинет»

Музей находится в бывшем здании клуба, под одной крышей с молитвенным домом. Двери в храм мне открывает Иван Гурьев – старообрядец «из молодых». Мужчине около шестидесяти, и родительской веры он уже не придерживается. Как, впрочем, и никакой другой.

– Тут у нас иконы старообрядческие, а рядом – православные. Поэтому староверы сюда и не ходят молиться – не признают. Это вот попов кабинет, – спокойно открывает двери и ступает в алтарь Иван Иванович.

Он уже не носит бороду, как и никто другой в селе. Последний мужчина, который считал грехом бриться, умер в Гурьевом-Казачке 12 лет назад.

– Родители меня крестили еще по старой вере, даже крестик у меня дома остался. Но я уже и молитвы забыл, и постов не придерживаюсь, – признается Иван Гурьев.

В школу – через границу

Молодежи в Гурьевом-Казачке почти нет. Последний ребенок здесь родился пять лет назад. В местной школе всего полсотни учеников, многие – не местные, из соседних сел. Некоторые вообще ходят в здешнюю школу… из России.

– Я с 4-го класса хожу сюда каждый день, по 3 километра в одну сторону. У нас в деревне Лозовая только младшие классы, а ближайшая российская школа за 6 километров, вот я и хожу учиться в Украину. Пограничники, бывает, останавливают, но меня уже знают – не придираются, пропускают без проблем, – говорит 11-классница местной школы Настя. – Об этой деревне много историй выдумывают – мол, люди здесь не такие, как все, воды не дают напиться. Вы не верьте – люди здесь нормальные… Только почти все – Гурьевы…

 

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.