УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 53 відвідувачів

Теги
Патріарх Алексій II Києво-Печерська Лавра Католицька Церква Священний Синод УПЦ Церква і влада Приїзд Патріарха Кирила в Україну Мазепа Церква і медицина забобони милосердя педагогіка секти Археологія та реставрація постать у Церкві конфлікти Доброчинність іконопис церковна журналістика Президент Віктор Ющенко розкол в Україні Вселенський Патріархат українська християнська культура вибори автокефалія молодь діаспора Предстоятелі Помісних Церков церква та політика УГКЦ монастирі та храми України комуністи та Церква шляхи єднання церква і суспільство Митрополит Володимир (Сабодан) краєзнавство 1020-річчя Хрещення Русі Ющенко УПЦ КП Церква і політика Голодомор






Рейтинг@Mail.ru






РИА «Новости»: Греко-католический архиепископ Игорь Возьняк: наши люди рады Патриарху



РИА «Новости», 11.08.09

 

Одной из влиятельных церковных сил на Украине, особенно на западе страны, является Украинская Греко-Католическая Церковь, часто называемая «униатская». Эта церковь возникла в 1596 году в результате Брестской унии (союза) между несколькими православными епископами, Папой Римским и польским королем на основе признания католической догматики и главенства римского престола при сохранении византийского обряда. Исторически у греко-католиков сложились непростые отношения с православными, считавшими их отступниками. В 1946 году под контролем советских властей большая часть греко-католиков была присоединена к Русской Православной Церкви. А в начале 1990-х годов Греко-Католическая Церковь, тесно связанная с национальным движением на западной Украине, снова заявила себя как главенствующая конфессия в Львовской, Ивано-Франковской и частично Тернопольской областях. Теперь уже многие православные оказались изгнанными из своих храмов греко-католиками.

По окончании визита Патриарха Московского и всея Руси Кирилла на Украину корреспонденты РИА Новости Андрей Золотов и Ольга Липич взяли во Львове интервью у двух архиепископов: греко-католического архиепископа Львовского Игоря Возьняка, возглавляющего местную архиепархию УГКЦ, и православного архиепископа Львовского и Дрогобычского Августина (Маркевича), возглавляющего местную епархию находящейся здесь в меньшинстве Украинской Православной Церкви Московского Патриархата.

Предлагаем вашему вниманию первое из этих интервью.


- Ваше Высокопреосвященство, какие чувства у украинских греко-католиков вызывает визит Патриарха Московского и всея Руси Кирилла на Украину, в том числе и в западную часть страны?

- Я думаю, что у разных людей – разные чувства. Но думаю, что люди, которые являются хорошими греко-католиками, рады, что здесь был Патриарх – как и рады были, когда сюда приезжал Папа Римский к греко-католикам. Думаю, и наши люди рады, потому что когда пастырь встречается со своими духовными детьми и с ними вместе молится, это очень хорошо.

- Какие на сегодняшний день отношения между православными и греко-католиками, в частности, здесь, во Львовской епархии?

- Видите ли, во Львовской Архиепархии – в основном греко-католики. Где-то 70-80 процентов верующих. С православными мы во Львовской епархии не имеем нигде никаких проблем. Здесь есть одна церковь Московского Патриархата уже много лет – это старинная церковь. Мы слышали, что когда Патриарх разговаривал с журналистами, кто-то спросил или он сам сказал, что во Львове Московский Патриархат хочет еще построить церковь - и им не дают места и т.д. Мы к этому не имеем никакого отношения. Есть власть имущие, которые за это отвечают.

Я бы в ответ сказал, что мы бы хотели, чтобы священники Московского Патриархата, епископы и сам Патриарх к греко-католикам, которые есть в России, относились бы уважительно и тоже им где надо помогали. Если мы люди Божии, то должны по-Божьему поступать.

- Когда Греко-Католическая Церковь несколько лет назад открыла новые епархии в Восточной Украине, то это вызвало протест со стороны православных. Говорили, что Греко-Католическая Церковь – это региональное явление на Западной Украине. Зачем же, дескать, они распространяют свои епархии на восток? В этом виделась попытка экспансии, попытка прозелитизма. Что Вы можете ответить на эти обвинения?

- У нас есть там верующие греко-католики. Если есть верующие, которые приезжают сюда и просят дать им греко-католического священника, что мы должны делать? Отказывать им или давать им священника? Мы давали. Это начиналось с таких небольших общин, которые потихоньку стали возрастать. Не только на Восточной или в Центральной Украине, но и в Казахстане, в России. Куда мы можем посылать священников, мы посылаем. Где есть люди, туда идет за ними пастырь. Почему Патриарх приехал сюда? Потому что здесь есть овцы его стада. Наши верные Греко-Католической Церкви уехали в Грецию, в Испанию, в Италию - мы посылаем туда священников. Договариваемся с местным епископатом и просим, чтобы их приняли, чтобы они там служили.

Епархии за пределами Западной Украины каждая имеют уже по 50-60 приходов. Это уже достаточно много.

- Насколько память о том периоде (1946-1990 - ред.), когда часть Греко-Католической Церкви вынужденно вошла в Московский Патриарат, а часть ушла в подполье, когда Русская Православная Церковь виделась здесь инструментом советской власти, продолжает влиять на вашу жизнь сегодня?

- Конечно, известно, как Сталин это подготавливал, как присылали сюда людей, агитировали священников. Сломали этих священников. Часть осталась верными. Многие уехали в ссылки, в тюрьмы. Насколько это сегодня продолжает иметь значение, трудно сказать. Знаете, я разговаривал со священниками, которые были в тюрьмах и лагерях. Они почти никогда не вспоминают об этом. Они приняли это как волю Божью и говорили, что это даже хорошо, что они там оказались, потому что там были греко-католики, которых они могли окормлять.

У нас есть блаженный Емельян Ковч, который был в немецком лагере в Люблине, Майданек – это здесь, во Львове. Он там был единственным священником. И он имел возможность выйти из этого лагеря. Но он сказал: нет, я здесь один священник, я здесь нужен и я здесь буду людям служить. Были аналогичные ситуации и в советских лагерях.

- Вы сами учились в подпольной семинарии?

- Я был монах-редемпторист.

- Очень трудно современному человеку представить себе, как это было. Не могли бы Вы описать, что из себя представляла эта подпольная семинария?

- Мы как монахи имели своих наставников. У нас были свои учителя, профессора. Все встречи происходили всегда на квартирах, очень часто в разных местах. Происходили они потихоньку, в присутствии нескольких человек. Даже мои отец и мать не знали, что я пошел в монастырь, не знали, что я был священником.

- Вы при этом работали на какой-то гражданской работе?

- Всегда. Я сначала работал токарем здесь, во Львове, затем работал в газовой службе. Со временем я переехал в Винницу. Там тоже работал сначала в газовой службе, а потом устроился в Римско-католическом костеле. Был там пономарем. Там я уже мог исповедовать людей тайком.

- Как перенос главной кафедры УГКЦ из Львова в Киев, которое произошло несколько лет назад, отразился на жизни Вашей Львовской епархии?

- Когда-то наш центр был в Киеве (в 17-м веке – ред.). Мы хотели, чтобы он снова возвратился в Киев. Наши верные спокойно это приняли, потому что кафедра здесь осталась, здесь есть епископ и, я думаю, никакого замешательства не было.

- А глава Вашей Церкви, Блаженнейший Любомир кардинал Гузар по-прежнему большую часть времени проводит здесь, во Львове, или все же в Киеве?

- Он иногда приезжает, потому что здесь проходят собрания некоторых комиссий, для которых есть помещения. Но большую часть времени, почти всегда он в Киеве.

- Некоторые круги в украинской власти и, в частности, президент Виктор Ющенко, всячески продвигают идею единой поместной церкви Украины. Как я понимаю, в этой церкви должны, по их представлению, быть объединены и православные, и греко-католики. Не совсем понятно, как это может произойти?

- Я думаю, что это очень долгий путь, и сначала надо объединиться православным. Мы бы тоже хотели очень, чтобы православные объединились, стали единой Церковью. Думаю, они со временем к этому придут. Что думает президент, как он себе это представляет, мне очень трудно судить. Если бы объединились православные, – и Киевский Патриархат, и Московский, и Украинская Автокефальная Православная Церковь, - это уже было бы очень хорошо. Все, наверное, этого бы хотели, чтобы разговаривать с одним представителем Церкви. Но, наверное, надо еще подождать.

- Поддерживаете ли Вы какие-то отношения с представителями различных православных церквей на Украине?

- Нельзя сказать, что какие-то близкие отношения. Время от времени мы встречаемся, когда нас собирает власть, в памятной день, или когда мы идем молиться на открытие памятника.

- А здесь, во Львове, скажем, с владыкой Августином (главой епархии Украинской Православной Церкви Московского Патриархата – прим. ред.) вы как-то общаетесь?

- Была однажды конференция, – проводил, кажется, фонд Аденауэра, – в которой мы вместе участвовали. И владыку Августина спросили, какие у него отношения с греко-католиками. Он сказал: вот владыка Игорь сидит слева от меня, с греко-католиками у нас самые плохие отношения. А справа сидит Римско-католический архиепископ - тогда был Мариан (Бучек – прим. ред.), так вот с римо-католиками у нас самые лучшие отношения. Я его спрашиваю потом: почему у нас с Вами такие плохие отношения, откуда? Он говорит: это не с Вами. Тогда я не знаю, с кем. Здесь, во Львове, нету больше греко-католического епископа.

Я думаю, это несерьезный ответ. Мы с ним здесь, во Львове, не имеем никаких конфликтов с Московским Патриархатом.

- Сколько в Вашей архиепархии приходов?

- Во Львовской архиепархии – а это город Львов и еще три района области – сегодня 380 приходов.

- При диалоге между Православной и Римско-Католической Церковью часто говорится о том, что уния – это реальность, Греко-Католическая Церковь – это реальность, но уния как метод достижения единства между православными и католиками должна быть осуждена. Как Вы на это смотрите?

- Ну, нам обидно, конечно. Потому что мы – Церковь. Церковь каноническая. Всех вместе нас, украинских греко-католиков, наверное, пять миллионов наберется, если не больше. Из них в Украине, наверное, четыре миллиона. И если есть на Востоке меньшие церкви греко-католические, непонятно, почему мы не должны существовать…

- Никто не говорит, что вы не должны существовать. Говорят, что уния (признание католической догматики и примата римского епископа при сохранении восточного обряда – прим. ред.) как метод достижения единства между православными и католиками не годится и должна быть отвергнута.

- Да, православные всегда выдвигают этот тезис. Наверное, потому, что не хотят иметь хорошего диалога о единстве с католиками. Есть православные священники, которые даже говорят, что Римско-Католическая Церковь – это не Церковь, что Церковь – только Православная.

- Ну, есть вековое опасение, что любые контакты с Римом возможны лишь на основе подчинения Папе – как исторически, до Второго Ватиканского собора, на это смотрела и сама Католическая Церковь.

- Подчинение или не подчинение – это как посмотреть. Мы имеем очень большие права. В каких-то вопросах мы относимся к Риму, и я думаю, что это очень хорошо, что у нас есть куда отнестись и, если у нас есть какие-то проблемы, посоветоваться с ними. Папа никогда не вмешивается в нашу Церковь. У нас есть глава Церкви, есть Синод епископов, и если что, то он действует через них.

- А епископов ставит кто?

- Мы епископов здесь выбираем, Блаженнейший Любомир их представляет Папе, и Папа их благословляет на епископство.

- Как греко-католики реагировали на визит Патриарха Кирилла – следили, наверное, в том числе и за пикетами противников этого визита?

- Мы, насколько могли, – и на Синоде епископов об этом говорили, чтобы донесли это до греко-католиков, чтобы они показали себя настоящими верующими, - не участвовали ни в каких протестах. Кроме того, тут приезжал священник из Тернополя и говорил, что многие греко-католики шли в Почаев, чтобы помолиться вместе с православными, когда там был Патриарх.

- Есть вопрос общих святынь – Почаевская икона Божией Матери, Почаевская Лавра, Киево-Печерская Лавра почитаются католиками, как и православными. Точно так же в Польше, скажем, Ченстоховская икона Божией Матери почитается не только католиками, но и православными. Как на практике решается вопрос с доступом к общим святыням? Есть ли проблемы с этим?

- Конечно, есть. Если наши верующие едут в Почаев, например, и хотят дать какую-то жертву, чтобы там помолились за своих, подать записки, их спрашивают: вы греко-католики? И не принимают.

- Мы видели в Почаеве объявления о том, что нельзя подавать записки за греко-католиков, раскольников, колдунов, оккультистов – все одним списком.

- Думаю, это потому что нет духа Божьего. Надо быть как Иисус Христос. Он ходил проповедовал и в синагогах, с фарисеями и саддукеями разговаривал. Если они были против него, он или уходил, или отвечал им, но не обижал их какими-то плохими словами никогда.

- В проповедях Патриарха Кирилла неоднократно звучала мысль о том, что наше послание Европе заключается в призыве: не повторяйте наших ошибок, не стройте мир без Бога. И раньше, когда он был митрополитом Смоленским, и теперь, когда он стал Патриархом, для него очень важна мысль о том, что миссия Православной Церкви, в частности, заключается в том, чтобы дать адекватный ответ на вызовы секулярного мира. И в этом – наш союз и с католиками, и с другими традиционными христианами. Находит ли это послание какой-то ответ среди греко-католиков?

- Мы такое послание поддерживаем, потому что мы в этом солидарны. Мы тоже не хотим, чтобы Европа, или Украина, или Россия строилась без Бога. Это не приведет ни к чему хорошему. Это приведет только к разрушению.

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.