УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 144 відвідувачів

Теги
церковна журналістика церква і суспільство церква та політика Ющенко діаспора молодь Митрополит Володимир (Сабодан) іконопис Президент Віктор Ющенко краєзнавство монастирі та храми України Вселенський Патріархат Предстоятелі Помісних Церков Католицька Церква шляхи єднання педагогіка УПЦ КП конфлікти Києво-Печерська Лавра Доброчинність Патріарх Алексій II УГКЦ Мазепа милосердя розкол в Україні 1020-річчя Хрещення Русі забобони Голодомор Церква і медицина Археологія та реставрація Церква і політика Приїзд Патріарха Кирила в Україну українська християнська культура вибори Священний Синод УПЦ постать у Церкві комуністи та Церква секти автокефалія Церква і влада






Рейтинг@Mail.ru






РИА «Новости»: Греко-католический архиепископ Игорь Возьняк: наши люди рады Патриарху



РИА «Новости», 11.08.09

 

Одной из влиятельных церковных сил на Украине, особенно на западе страны, является Украинская Греко-Католическая Церковь, часто называемая «униатская». Эта церковь возникла в 1596 году в результате Брестской унии (союза) между несколькими православными епископами, Папой Римским и польским королем на основе признания католической догматики и главенства римского престола при сохранении византийского обряда. Исторически у греко-католиков сложились непростые отношения с православными, считавшими их отступниками. В 1946 году под контролем советских властей большая часть греко-католиков была присоединена к Русской Православной Церкви. А в начале 1990-х годов Греко-Католическая Церковь, тесно связанная с национальным движением на западной Украине, снова заявила себя как главенствующая конфессия в Львовской, Ивано-Франковской и частично Тернопольской областях. Теперь уже многие православные оказались изгнанными из своих храмов греко-католиками.

По окончании визита Патриарха Московского и всея Руси Кирилла на Украину корреспонденты РИА Новости Андрей Золотов и Ольга Липич взяли во Львове интервью у двух архиепископов: греко-католического архиепископа Львовского Игоря Возьняка, возглавляющего местную архиепархию УГКЦ, и православного архиепископа Львовского и Дрогобычского Августина (Маркевича), возглавляющего местную епархию находящейся здесь в меньшинстве Украинской Православной Церкви Московского Патриархата.

Предлагаем вашему вниманию первое из этих интервью.


- Ваше Высокопреосвященство, какие чувства у украинских греко-католиков вызывает визит Патриарха Московского и всея Руси Кирилла на Украину, в том числе и в западную часть страны?

- Я думаю, что у разных людей – разные чувства. Но думаю, что люди, которые являются хорошими греко-католиками, рады, что здесь был Патриарх – как и рады были, когда сюда приезжал Папа Римский к греко-католикам. Думаю, и наши люди рады, потому что когда пастырь встречается со своими духовными детьми и с ними вместе молится, это очень хорошо.

- Какие на сегодняшний день отношения между православными и греко-католиками, в частности, здесь, во Львовской епархии?

- Видите ли, во Львовской Архиепархии – в основном греко-католики. Где-то 70-80 процентов верующих. С православными мы во Львовской епархии не имеем нигде никаких проблем. Здесь есть одна церковь Московского Патриархата уже много лет – это старинная церковь. Мы слышали, что когда Патриарх разговаривал с журналистами, кто-то спросил или он сам сказал, что во Львове Московский Патриархат хочет еще построить церковь - и им не дают места и т.д. Мы к этому не имеем никакого отношения. Есть власть имущие, которые за это отвечают.

Я бы в ответ сказал, что мы бы хотели, чтобы священники Московского Патриархата, епископы и сам Патриарх к греко-католикам, которые есть в России, относились бы уважительно и тоже им где надо помогали. Если мы люди Божии, то должны по-Божьему поступать.

- Когда Греко-Католическая Церковь несколько лет назад открыла новые епархии в Восточной Украине, то это вызвало протест со стороны православных. Говорили, что Греко-Католическая Церковь – это региональное явление на Западной Украине. Зачем же, дескать, они распространяют свои епархии на восток? В этом виделась попытка экспансии, попытка прозелитизма. Что Вы можете ответить на эти обвинения?

- У нас есть там верующие греко-католики. Если есть верующие, которые приезжают сюда и просят дать им греко-католического священника, что мы должны делать? Отказывать им или давать им священника? Мы давали. Это начиналось с таких небольших общин, которые потихоньку стали возрастать. Не только на Восточной или в Центральной Украине, но и в Казахстане, в России. Куда мы можем посылать священников, мы посылаем. Где есть люди, туда идет за ними пастырь. Почему Патриарх приехал сюда? Потому что здесь есть овцы его стада. Наши верные Греко-Католической Церкви уехали в Грецию, в Испанию, в Италию - мы посылаем туда священников. Договариваемся с местным епископатом и просим, чтобы их приняли, чтобы они там служили.

Епархии за пределами Западной Украины каждая имеют уже по 50-60 приходов. Это уже достаточно много.

- Насколько память о том периоде (1946-1990 - ред.), когда часть Греко-Католической Церкви вынужденно вошла в Московский Патриарат, а часть ушла в подполье, когда Русская Православная Церковь виделась здесь инструментом советской власти, продолжает влиять на вашу жизнь сегодня?

- Конечно, известно, как Сталин это подготавливал, как присылали сюда людей, агитировали священников. Сломали этих священников. Часть осталась верными. Многие уехали в ссылки, в тюрьмы. Насколько это сегодня продолжает иметь значение, трудно сказать. Знаете, я разговаривал со священниками, которые были в тюрьмах и лагерях. Они почти никогда не вспоминают об этом. Они приняли это как волю Божью и говорили, что это даже хорошо, что они там оказались, потому что там были греко-католики, которых они могли окормлять.

У нас есть блаженный Емельян Ковч, который был в немецком лагере в Люблине, Майданек – это здесь, во Львове. Он там был единственным священником. И он имел возможность выйти из этого лагеря. Но он сказал: нет, я здесь один священник, я здесь нужен и я здесь буду людям служить. Были аналогичные ситуации и в советских лагерях.

- Вы сами учились в подпольной семинарии?

- Я был монах-редемпторист.

- Очень трудно современному человеку представить себе, как это было. Не могли бы Вы описать, что из себя представляла эта подпольная семинария?

- Мы как монахи имели своих наставников. У нас были свои учителя, профессора. Все встречи происходили всегда на квартирах, очень часто в разных местах. Происходили они потихоньку, в присутствии нескольких человек. Даже мои отец и мать не знали, что я пошел в монастырь, не знали, что я был священником.

- Вы при этом работали на какой-то гражданской работе?

- Всегда. Я сначала работал токарем здесь, во Львове, затем работал в газовой службе. Со временем я переехал в Винницу. Там тоже работал сначала в газовой службе, а потом устроился в Римско-католическом костеле. Был там пономарем. Там я уже мог исповедовать людей тайком.

- Как перенос главной кафедры УГКЦ из Львова в Киев, которое произошло несколько лет назад, отразился на жизни Вашей Львовской епархии?

- Когда-то наш центр был в Киеве (в 17-м веке – ред.). Мы хотели, чтобы он снова возвратился в Киев. Наши верные спокойно это приняли, потому что кафедра здесь осталась, здесь есть епископ и, я думаю, никакого замешательства не было.

- А глава Вашей Церкви, Блаженнейший Любомир кардинал Гузар по-прежнему большую часть времени проводит здесь, во Львове, или все же в Киеве?

- Он иногда приезжает, потому что здесь проходят собрания некоторых комиссий, для которых есть помещения. Но большую часть времени, почти всегда он в Киеве.

- Некоторые круги в украинской власти и, в частности, президент Виктор Ющенко, всячески продвигают идею единой поместной церкви Украины. Как я понимаю, в этой церкви должны, по их представлению, быть объединены и православные, и греко-католики. Не совсем понятно, как это может произойти?

- Я думаю, что это очень долгий путь, и сначала надо объединиться православным. Мы бы тоже хотели очень, чтобы православные объединились, стали единой Церковью. Думаю, они со временем к этому придут. Что думает президент, как он себе это представляет, мне очень трудно судить. Если бы объединились православные, – и Киевский Патриархат, и Московский, и Украинская Автокефальная Православная Церковь, - это уже было бы очень хорошо. Все, наверное, этого бы хотели, чтобы разговаривать с одним представителем Церкви. Но, наверное, надо еще подождать.

- Поддерживаете ли Вы какие-то отношения с представителями различных православных церквей на Украине?

- Нельзя сказать, что какие-то близкие отношения. Время от времени мы встречаемся, когда нас собирает власть, в памятной день, или когда мы идем молиться на открытие памятника.

- А здесь, во Львове, скажем, с владыкой Августином (главой епархии Украинской Православной Церкви Московского Патриархата – прим. ред.) вы как-то общаетесь?

- Была однажды конференция, – проводил, кажется, фонд Аденауэра, – в которой мы вместе участвовали. И владыку Августина спросили, какие у него отношения с греко-католиками. Он сказал: вот владыка Игорь сидит слева от меня, с греко-католиками у нас самые плохие отношения. А справа сидит Римско-католический архиепископ - тогда был Мариан (Бучек – прим. ред.), так вот с римо-католиками у нас самые лучшие отношения. Я его спрашиваю потом: почему у нас с Вами такие плохие отношения, откуда? Он говорит: это не с Вами. Тогда я не знаю, с кем. Здесь, во Львове, нету больше греко-католического епископа.

Я думаю, это несерьезный ответ. Мы с ним здесь, во Львове, не имеем никаких конфликтов с Московским Патриархатом.

- Сколько в Вашей архиепархии приходов?

- Во Львовской архиепархии – а это город Львов и еще три района области – сегодня 380 приходов.

- При диалоге между Православной и Римско-Католической Церковью часто говорится о том, что уния – это реальность, Греко-Католическая Церковь – это реальность, но уния как метод достижения единства между православными и католиками должна быть осуждена. Как Вы на это смотрите?

- Ну, нам обидно, конечно. Потому что мы – Церковь. Церковь каноническая. Всех вместе нас, украинских греко-католиков, наверное, пять миллионов наберется, если не больше. Из них в Украине, наверное, четыре миллиона. И если есть на Востоке меньшие церкви греко-католические, непонятно, почему мы не должны существовать…

- Никто не говорит, что вы не должны существовать. Говорят, что уния (признание католической догматики и примата римского епископа при сохранении восточного обряда – прим. ред.) как метод достижения единства между православными и католиками не годится и должна быть отвергнута.

- Да, православные всегда выдвигают этот тезис. Наверное, потому, что не хотят иметь хорошего диалога о единстве с католиками. Есть православные священники, которые даже говорят, что Римско-Католическая Церковь – это не Церковь, что Церковь – только Православная.

- Ну, есть вековое опасение, что любые контакты с Римом возможны лишь на основе подчинения Папе – как исторически, до Второго Ватиканского собора, на это смотрела и сама Католическая Церковь.

- Подчинение или не подчинение – это как посмотреть. Мы имеем очень большие права. В каких-то вопросах мы относимся к Риму, и я думаю, что это очень хорошо, что у нас есть куда отнестись и, если у нас есть какие-то проблемы, посоветоваться с ними. Папа никогда не вмешивается в нашу Церковь. У нас есть глава Церкви, есть Синод епископов, и если что, то он действует через них.

- А епископов ставит кто?

- Мы епископов здесь выбираем, Блаженнейший Любомир их представляет Папе, и Папа их благословляет на епископство.

- Как греко-католики реагировали на визит Патриарха Кирилла – следили, наверное, в том числе и за пикетами противников этого визита?

- Мы, насколько могли, – и на Синоде епископов об этом говорили, чтобы донесли это до греко-католиков, чтобы они показали себя настоящими верующими, - не участвовали ни в каких протестах. Кроме того, тут приезжал священник из Тернополя и говорил, что многие греко-католики шли в Почаев, чтобы помолиться вместе с православными, когда там был Патриарх.

- Есть вопрос общих святынь – Почаевская икона Божией Матери, Почаевская Лавра, Киево-Печерская Лавра почитаются католиками, как и православными. Точно так же в Польше, скажем, Ченстоховская икона Божией Матери почитается не только католиками, но и православными. Как на практике решается вопрос с доступом к общим святыням? Есть ли проблемы с этим?

- Конечно, есть. Если наши верующие едут в Почаев, например, и хотят дать какую-то жертву, чтобы там помолились за своих, подать записки, их спрашивают: вы греко-католики? И не принимают.

- Мы видели в Почаеве объявления о том, что нельзя подавать записки за греко-католиков, раскольников, колдунов, оккультистов – все одним списком.

- Думаю, это потому что нет духа Божьего. Надо быть как Иисус Христос. Он ходил проповедовал и в синагогах, с фарисеями и саддукеями разговаривал. Если они были против него, он или уходил, или отвечал им, но не обижал их какими-то плохими словами никогда.

- В проповедях Патриарха Кирилла неоднократно звучала мысль о том, что наше послание Европе заключается в призыве: не повторяйте наших ошибок, не стройте мир без Бога. И раньше, когда он был митрополитом Смоленским, и теперь, когда он стал Патриархом, для него очень важна мысль о том, что миссия Православной Церкви, в частности, заключается в том, чтобы дать адекватный ответ на вызовы секулярного мира. И в этом – наш союз и с католиками, и с другими традиционными христианами. Находит ли это послание какой-то ответ среди греко-католиков?

- Мы такое послание поддерживаем, потому что мы в этом солидарны. Мы тоже не хотим, чтобы Европа, или Украина, или Россия строилась без Бога. Это не приведет ни к чему хорошему. Это приведет только к разрушению.

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.