УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 48 відвідувачів

Теги
Ющенко вибори УГКЦ Вселенський Патріархат постать у Церкві конфлікти розкол в Україні Церква і влада Церква і медицина краєзнавство церква та політика 1020-річчя Хрещення Русі Приїзд Патріарха Кирила в Україну Голодомор Священний Синод УПЦ монастирі та храми України Патріарх Алексій II церква і суспільство комуністи та Церква молодь УПЦ КП діаспора Археологія та реставрація іконопис милосердя Мазепа Предстоятелі Помісних Церков Президент Віктор Ющенко педагогіка Церква і політика Києво-Печерська Лавра Католицька Церква Митрополит Володимир (Сабодан) секти церковна журналістика автокефалія шляхи єднання українська християнська культура Доброчинність забобони






Рейтинг@Mail.ru






«Киевские ведомости»: Кто при князьях в Киеве «тысячу держал»



«Киевские ведомости», 14.08.2009

 

Незадолго до своих летних каникул парламентарии проголосовали за основу законопроект об изменениях к Закону Украины «Про столицу Украины — город-герой Киев». Вполне возможно, осенью он будет рассмотрен в сессионном зале. Президент заранее предупредил, что не подпишет закон в таком виде. Судя по всему, законопроект ждет непростое будущее. Одним из ключевых в законопроекте является вопрос структуры власти, полномочий и способа избрания городского головы. В связи с этим «ВЕДОМОСТИ» попросили первого всенародно избранного мэра Киева Леонида КОСАКОВСКОГО поделиться своими соображениями относительно того, какие исторические уроки следует, на его взгляд, извлечь законодателям, чтобы определить оптимальную модель власти в столице. В числе прочего это обращение продиктовано тем, что Леонид Григорьевич давно исследует «преданья старины глубокой», в частности, проблемы управления городов, начиная с времен Киевской Руси, а из-под его пера вышло ряд книг на эту тему.

     ПОЛИТИЧЕСКОЙ фигурой номер один в Киеве IХ—ХIII веков, несомненно, был великий князь. Верховный правитель Киевской Руси земли и все нити управления городом держал в своих руках. Помогали ему в этом тысяцкий, сотские и десятские.
     В описываемый период тысяцкие перестают быть только начальниками «воев», предводителями городского ополчения, а «обрастают» и гражданскими полномочиями, выполняют военно-управленческие функции.
     В администрации тысяцкого соединялись элементы как местной, так и центральной власти тех времен. Академик Петр Толочко склонен считать, что киевский тысяцкий — это, в сущности, городской и земельный глава.
     Должность тысяцкого не была выборной. Она давалась представителям родового боярства по воле великих князей. В 1146 году князь Игорь Олегович говорит киевскому тысяцкому Улебу: «Держи ты тысячу, как у брата моего держал».
     Тысяцкий обычно лишался своего места одновременно с потерей князем стола. Впрочем, Улебу удалось его сохранить и при Всеволоде, и при его брате Игоре, и при Изяславе. Известны династии киевских воевод и тысяцких: Вышата у Владимира и Ярослава, его сын Ян Вышатич — у Святослава и Всеволода Ярославичей, второй сын — Путята — у Святополка.
      Тысяцкие были заметными фигурами в государственной иерархии, имели значительный политический вес. Вместе с князьями они принимали участие в подготовке законодательных актов, ведении важных переговоров, возглавляли войско. Отдельные источники называют тысяцкого даже князем, распоряжающимся боярами, «сущими под ним». Именно тысяцкий часто замещал князя в период его отсутствия. Овладев в 1239 году Киевом, галицкий князь Данило оставил там «на хозяйстве» своего тысяцкого Дмитра, который в 1240-м возглавил оборону Киева от татар.
      Все перечисленные обстоятельства возводили тысяцкого в ранг первого государственного чиновника, следующего по значению лица после самого князя, что вынуждало их доверять эти обязанности самым надежным людям. Владимир Мономах в 1113 году, заняв киевский стол, первым делом заменил киевского тысяцкого Путяту на приближенного к нему еще по Переяславлю Ратибора.  Надо полагать, как раз по примеру князей высшие чиновники на протяжении последующих столетий стремились иметь в Киеве лояльных руководителей и «перетаскивать» за собой в Киев всю свою «челядь».

    В ТОГДАШНЕМ Киеве наряду с властью князя важную роль играло вече. При сильном киевском князе оно было послушным приложением к княжеской власти, при слабом — конкурировало с ним. Вече собиралось по необходимости. Если его созывал князь, оно проходило на «Горе»: на Ярославовом дворе или возле святой Софии. «Стихийные» вечевые собрания «шумели» на «Торговище» или у Туровой божницы на Подоле. Вече, в зависимости от того, кто его инициировал, проводилось под руководством князя, митрополита или тысяцкого. Правом голосовать владели лишь свободные люди, исключительно мужчины, главы семей.
     Компетенция вече точно не очерчивалась, однако вопросы войны и мира, призвания князя на престол и т. п. были его постоянными прерогативами. Порой оно определяло и судьбу тысяцких. Вече не возбранялось одобрять или подвергать критике княжескую политику, но оно не смело издавать собственные законы.
     Вече являлось одним из важнейших компонентов легитимизации княжеской власти. Когда на престол садился новый князь, вече могло заключить с ним «ряд», согласно которому князь принимал на себя определенные обязательства относительно горожан, а они, в свою очередь, признавали над собой его власть, закрепляя этот момент обрядом крестоцелования. После смерти Святополка в 1113 году в Киеве произошло большое восстание, горожане разгромили дворы тысяцкого Путяты, киевских ростовщиков. Собравшись на вече, киевляне пригласили на княжение Мономаха. Он исполнил пожелания народа: отменил часть долгов, ограничил ростовщический процент, облегчил положение закупов и т. д. После Владимира Мономаха «ряды» прижились.
     Со временем значительно усилилась роль бояр, использующих силу вече в своих корыстных целях. Они инспирировали протесты народных масс против неугодных им князей, приглашали на киевский престол новых кандидатов, составляли с этой целью заговоры. С помощью вече власть князя, надо признать, в определенной мере корректировалась боярством.
     Следует отметить, что руководящую роль и преобладающее право представительства в вече принадлежало верхам общества. Поэтому считать, что оно репрезентовало население Киева, можно с большой натяжкой.

     К СОЖАЛЕНИЮ, настоящим институтом представительной демократии вече так и не стали, оставаясь случайными, по сути, собраниями. Попытки идеализировать вече как форму народоправства не имеют под собой реальных оснований. Вместе с тем не стоит полностью отбрасывать первый опыт самоуправления, который связан с ними. И не надо его оценивать с позиций сегодняшнего дня — на нем лежала печать своего времени, да он и не мог в тех исторических условиях быть другим. Как бы там ни было, князья были вынуждены прислушиваться к голосу представителей населения Киева, озираться на него. По сравнению с поведением откровенно игнорирующих мнение людей современных политмужей и городских чиновников, вече и взаимоотношения князей с жителями города выглядят просто верхом демократии.
     Вече стали зачатком демократических тенденций, вызвали к жизни политическую активность граждан. Восстание 1068 года примечательно тем, что горожане, по сути, впервые выступили против княжеской власти, изгнали из столицы Руси Изяслава Ярославича и посадили на киевском престоле Всеслава Полоцкого. То есть фактически решили вопрос о занятии киевского стола.
    Печально, но те демократические побеги так и не пошли в рост тогда на нашей почве. Их развитие прервало татаро-монгольское иго. Но наша демократия все же родом оттуда. Обращает на себя внимание, что и тысяцкий, хотя и получал должность от князя, не всегда был слепым выразителем его воли.
    В 1146 году под Киевом тысяцкий Улеб сложил знамена и со своим полком перешел на сторону князя Изяслава Мстиславича. Это решило исход битвы и княжеского престола. Князь Игорь Олегович потерпел поражение, был пострижен в монахи, заточен в монастырь, а вскоре разъяренная толпа «разогретых» на вече горожан его зверски убила. В том же году Изяслав решил идти в поход, но киевляне с тысяцким Лазарем отказываются ходить с ним на Юрия Долгорукого. Князь вынужден был выступить в поход с дружиной и добровольцами, но без ополченцев. Летописи упоминают и другие факты «неповиновения» тысяцких.

    НО Я БЫ не советовал преувеличивать значение подобных событий. Они встречались редко и отнюдь не свидетельствуют о независимом от князя статусе тысяцкого и его ориентации исключительно на интересы городской общины. В упоминаемых и схожих с ними ситуациях тысяцкий лишь был выразителем интересов определенной боярской «партии» в борьбе за удобного им претендента на княжеский престол, что мы видим в случае с Улебом. Или поступали, как Лазарь, осознавая слабость князя. Тысяцкие четко держали нос по ветру, были, судя по всему, достаточно прагматичными людьми. Они знали, когда и что им позволительно. Понимая значение Киева в судьбах великокняжеского стола, князья шли на уступки местной знати, задабривали население, а тысяцкие это использовали для временного укрепления своих позиций.
     В то же время, определенная двойственность положения, безусловно, накладывала отпечаток на деятельность тысяцкого. По этой причине городской руководитель, начиная с тысяцкого, часто попадал, образно говоря, между молотом начальственного гнева и наковальней общественного недовольства, а иногда и лишался своего места по инициативе верхов или вследствие народного недоверия. Это стало причиной многих коллизий на протяжении всей дальнейшей киевской истории.

     НАСКОЛЬКО эффективна была сформировавшаяся в древнерусский период в Киеве система управления и что она принесла городу? Он активно развивался, здесь возводились величественные храмы: Десятинная церковь, София Киевская, Успенский собор, Михайловский Золотоверхий и др. И об этом заботились лично князья, чего не скажешь о сегодняшних руководителях государства, которые безучастно наблюдают, как гибнет Киев и историческое наследие наших предков, откровенно попустительствуют городским властям в их «художествах». Вот бы и с ними теперь, как с князьями, заключать «ряды», а иначе — отказать в доверии! Может, и обратили бы свои взоры на стольный град.
    Киев в IХ—ХIII вв. являлся одним из крупнейших экономических центров, богатейших городов тогдашней Европы. Он занимал площадь в 360—380 га. В период его наибольшего расцвета здесь проживало, по подсчетам ученых, около 50 тыс. человек. Для сравнения: Новгород имел в ХШ в. З0 тыс. жителей, столица Англии — Лондон в XI в. — 20 тыс. человек, Гамбург, Гданськ и др. — до 20 тыс. каждый.
    Киев прожил яркую жизнь вплоть до монгольского нашествия. Разгром города ордами Батыя в 1240 году имел для него и для всех русских земель катастрофические последствия.

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.