УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 48 відвідувачів

Теги
Президент Віктор Ющенко Вселенський Патріархат 1020-річчя Хрещення Русі Митрополит Володимир (Сабодан) Археологія та реставрація іконопис забобони молодь шляхи єднання монастирі та храми України Мазепа Приїзд Патріарха Кирила в Україну Церква і влада комуністи та Церква церква і суспільство педагогіка українська християнська культура Ющенко Церква і політика Патріарх Алексій II милосердя Доброчинність Києво-Печерська Лавра Голодомор постать у Церкві церковна журналістика діаспора УПЦ КП розкол в Україні Священний Синод УПЦ конфлікти церква та політика Предстоятелі Помісних Церков автокефалія УГКЦ Католицька Церква краєзнавство секти вибори Церква і медицина






Рейтинг@Mail.ru






УНИАН: Шейх Ахмед Тамим: «Диалектический материализм побудил меня к углубленному изучению ислама»



УНИАН, Беседу вела Маргарита Ормоцадзе, 15.08.2009

 

Шейх Ахмед Тамим, главный муфтий Украины: «В Украине всегда существовали многонациональные диаспоры, но опыта взаимодействия государства с религиозными меньшинствами у только получившего независимость украинского общества не было. Власти принимали законы, которые должны были помочь жизни религиозных меньшинств Украины, наладить понимание. Увы, на практике мы сталкивались и до сих пор сталкиваемся с чиновниками, которые или боятся решать, или откладывают решение наших вопросов. У многих из них Ислам ассоциируется с экстремизмом»

- Как в Украине изменилось отношение к мусульманам за последние двадцать лет?

- Двадцать лет назад, во времена СССР у нас не было ни молельных домов, ни условий для соблюдения религиозных ритуалов. После распада советского режима люди получили возможность открыто выражать свои религиозные взгляды. Однако по отношению к мусульманам в Украине долгое время существовало недоверчивое отношение, так как многие не могли воспринять тот факт, что в Украине проживает много мусульман. Поэтому мусульманские общины Украины объединились, чтобы совместно решать свои вопросы, в том числе на общегосударственном уровне. Таким образом и возникло Духовное управление мусульман Украины.
В настоящее время, несмотря на множество нерешенных вопросов, мы все-таки добились главного – украинские мусульмане признаны неотъемлемой частью многонационального и многоконфессионального украинского общества.

- Вы учились в Киеве в то время, когда Украина входила в состав СССР – государства, которое официально не признавало существования какой-либо религии. Как чувствовали себя в атеистическом обществе гости и студенты из традиционно религиозных, исламских государств?

- Мы скрывали соблюдение ритуалов и молитв. Так же как и местные мусульмане, не афишировали свои религиозные убеждения, проводили все ритуалы тайно. Такие предметы, как диалектический материализм, который заставляли изучать в Киевском политехническом институте, где я учился, побудили меня к углубленному изучению ислама. Я решил искать пути показать людям правдивость нашей религии и доказать им, что популярный в СССР вопрос о первичности материи изначально поставлен неверно. Все, кто со мной общался, знали, что я религиозный человек.

- Чем Вам запомнилась учеба в СССР?

- В год своего поступления в КПИ я был единственным иностранцем на семь групп. Я учился на факультете вычислительной техники и больше всего любил математику и программирование. Чтобы испытать меня, на экзаменах по математике мне вместо одного билета давали пять, но я все равно справлялся с заданием первым. На втором курсе я уже работал на кафедре, программировал на языках ассемблер и микрокоммандер, изучал интегральные системы. У меня были научные статьи по вопросам умножения двух чисел и извлечения корней на уровне микрокоммандера.

- Как вы стали главным муфтием Украины?

- В начале 90-х по просьбе местных мусульман и существующих тогда объединений я возглавил киевскую общину как имам. Тогда в Киеве было небольшое исламское общество, в основном из вожских татар, объединенных старейшинами. Все понимали, что мусульмане должны иметь своего представителя на государственном уровне. И на первом съезде мусульман Украины в 1994 г. меня избрали муфтием.


«Мусульман с открытыми визами и регистрацией не впускали в Украину без причин и каких-либо объяснений»

- Какие особенности характерны для Украины по отношению к мусульманам, в сравнении с другими неисламскими государствами?

У западных государств есть огромный опыт работы с национальными и религиозными меньшинствами. В Украине всегда существовали многонациональные диаспоры, но опыта взаимодействия государства с религиозными меньшинствами у только получившего независимость украинского общества не было. На протяжении многих лет Украина была закрыта, из-за советского режима у Украины не было опыта отношения с другими культурами. Поэтому в самом начале мусульманам было непросто налаживать отношения с властями. В начале 90-х были сложности даже с регистрацией мусульманских общин. Власти принимали законы, которые должны были помочь жизни религиозных меньшинств Украины, наладить понимание и сотрудничество в обществе. Увы, на практике мы сталкивались и до сих пор сталкиваемся с чиновниками, которые или боятся решать, или откладывают решение наших вопросов. У многих из них Ислам ассоциируется с экстремизмом.
Развитие диалога с представителями разных конфессий и возможность заявить нам о себе как о мусульманах помогло в улучшении отношения людей к исламу, и в оздоровлении общественного мнения. Мы продолжаем эту работу, но трудности есть до сих пор. Раньше мы постоянно сталкивались с проблемами при регистрации общин и выделении участков под кладбища. Самым спорным вопросом остается выделение участков для строительства мечетей. Я не знаю ни одного украинского города, в котором этот вопрос решен, как и вопрос с возвращением остатков исторических зданий мечетей.
Например, в Николаеве есть остатки разрушенного здания мечети. С 1992 г мы занимаемся этим вопросом. Законодательное решение вернуть мусульманам эти руины принято в 1992 г., но вскоре эту территорию объявили историческим памятником, и оставили под защитой государства. Хорошо, если бы её реставрировали именно как историческое здание мечети, как культурное наследие. Вместо этого николаевскую мечеть перевели на баланс города. А город решил сдать её в аренду частным лицам и сейчас эту территорию просто используют под свалку мусора. Второй пример – Днепропетровск, где здание мечети 19 века используют как кафе.

- Исламские государства являются крупнейшими бизнес партнерами Украины. Можно ли использовать экономическое сотрудничество как рычаг влияния при решении проблем украинских мусульман?

- Есть центральная государственная власть, а есть власть местная – часто именно от нее зависит конкретное решение наших вопросов. Мы пытаемся вести диалог с местными чиновниками, и самое сложное – довести положительные для нас решения, принятые на государственном уровне, до чиновников на местах. Мы пытаемся объяснить местным властям, как в глазах мусульманского мира выглядят ситуации, когда исторические памятники-мечети сдаются в аренду под кафе или на их территории находится свалка. Исламский мир богат, и если Украина заинтересована в успешном сотрудничестве с ним, надо думать о своих гражданах, а не ждать, пока кто-то из-за границы скажет: «Обратите внимание, как там относятся к национальным меньшинствам».

- Как вы оцениваете защиту прав мусульман в Украине?

- В Украине есть законы, по которым наши права всесторонне защищены. Но культура соблюдения этих законов на практике нарушена. Есть текст, который при желании истолковывают на свой лад. Как, например, с тем же возвращением мусульманам культовых сооружений. Закону уже восемнадцать лет, но на деле он не работает.
Также отмечаются случаи нарушения прав человека, как например, когда мусульман с открытыми визами и регистрацией не впускали в Украину без причин и каких-либо объяснений. Студентов украинских ВУЗов, зарегистрированных в городском ОВИРе, на границе не пропускали и депортировали, как это было к примеру в прошлом году с гражданами Узбекистана, которые прилетели в Украину по нашему приглашению на учебу. Несмотря на наличие приглашений в аэропорту им поставили отметку о запрете въезда в Украину и депортировали.
В ответ на такие ситуации мы стараемся писать протесты в соответствующие органы. И мы не понимаем, почему некоторые представители органов власти не чувствуют ответственности при работе со своими гражданами и иностранцами.

- Украинские власти обсуждают идею введения в школах обязательного религиозного образования, причем образования христианского. Как вы оцениваете эту идею?

- Если речь идет об ознакомительной дисциплине для старших классов, чтобы школьники имели представление об основах религий, то это возможно понять. Но для самых маленьких детей вводить обязательное изучение основ христианства в светском государстве и светской школе – не соответствует конституции. Надо понимать последствия. Есть разные учителя, которые исповедуют разные религии. Также как и разные дети, из разный семей, с разными традициями.
Как обязательная религиозная дисциплина для самых маленьких в будущем отразится на обществе? На взаимоотношениях и понимании в многонациональном и многокультурном украинском обществе?
Я считаю, что если мы желаем улучшить культуру и этику, то надо разрабатывать отдельную программу, объединяющую людей и сейчас, и в будущем. Школа – это общий дом.

- Какие неисламские государства можно считать примером толерантного отношения к мусульманам?

- Я считаю, что это Германия, Великобритания и США. Там есть как свобода, так и порядок и контроль. У них есть чему поучиться.

- По поводу контроля – вы неоднократно предупреждали о деятельности в Крыму радикальной партии «Хизб-ут-Тахрир». Эта организация запрещена в ряде государств. В связи с чем был наложен запрет на её деятельность?

- «Хизб-ут-Тахрир» запрещена в большинстве стран, но до сих пор действует в Украине. Хотя западные государства, такие как Германия и Великобритания, не ввели бы запрет на деятельность этой партии, не имея на то достаточных оснований. Проблемы с «Хизб-ут-Тахрир» были в России – есть факты, что эта организациях готовила людей для совершения терактов и дестабилизации обстановки в определенных регионах.
«Хизб-ут-Тахрир» является ответвлением экстремистской партии «Джамаат Исламийа». На практике эти структуры работают на развитие напряженности и дестабилизации, прямо или косвенно участвуют в подготовке и организации терактов. Их деятельность запрещена также в исламских государствах. В Алжире, Египте и Сирии сторонники «Джамаат Исламиа» взрывали школы, убивали детей и женщин.
Мы, как религиозные лица, как представители мусульман, изучаем идеологии, которые распространяются под видом Ислама. Как только мы видим, что на той или иной территории появляются экстремистские организации, мы предупреждаем об этом, а не ждем, когда будет поздно. Ведь если бы мы молчали, то немусульмане думали бы, что мы ничем не отличаемся от экстремистов. Чтобы оградить общество и самих мусульман от таких сектантов, мы открыто предупреждаем об опасности, подобно тому, как врачи предупреждают о вирусах.
Мы называем имена экстремистских организаций, которые прикрываются Исламом, но по своей идеологии они противоречат Исламу.
Например, «Хизб-ут-Тахрир» ведет борьбу за единовластие в мусульманском мире. Они считают, что каждый мусульманин в течение трех дней обязан дать присягу халифу. Сектанты считают, что те, кто против их убеждений – язычники! Они обвиняют весь исламский мир в невежестве. В то же время, они убеждают своих приверженцев, что соблюдать некоторые законы Ислама в нынешнем мире без единого правителя не обязательно.
А сторонники партии, именуемой «Джамаат Исламийа», считают, что если мусульманин живет в стране, правитель которой хотя бы раз судит не по законам Ислама, то он обязан воевать против такого правителя. А если не воюет, то приравнивают его к язычникам и считают богоугодным делом проливать кровь таких людей.
Еще одно радикальное движение – это ваххабизм. Они считают язычеством обращение к Всевышнему через святых, даже через Пророка, а также использование реликвий святых для благословения. Ваххабиты призывают своих сторонников сражаться с теми, кто не согласен с ними и казнить их.
Поэтому мы объясняем ошибки и заблуждения этих течений и предупреждаем, что они есть и действуют в Украине.

«Если плохо тем, кто нас окружает, то это отражается на всех»

- Проводите ли вы встречи с лидерами других конфессий Украины?

- Духовное управление мусульман Украины является членом Всеукраинского совета церквей и религиозных организаций с самого начала его существования, а также наряду с представителями других конфессий входит в состав других межконфессиональных структур при различных организациях, министерствах и ведомствах, как например, советы при Министерстве обороны, Министерстве здравоохранения и др. Мы регулярно участвуем во встречах и конференциях с представителями других религий. Например, я посещал Киево-Печерскую Лавру, резиденцию митрополита Филарета, главу греко-католиков.
Мы также участвуем в различных проектах, в частности посещаем круглые столы и конференции греко-католиков, которые сейчас активно работают по вопросам здоровья общества, семьи и сохранения окружающей среды. У нас разные религиозные убеждения, но нас объединяют общие социальные проблемы общества, в котором мы живем. Я думаю, что особенно в периоды политических и экономических кризисов мы должны совместно работать на оздоровление и развитие общества.
В последнее время в Украине обострилась проблема расизма и дискриминации. Она уже признана на общегосударственном уровне и образован рабочая группа по этому вопросу, куда вошли и наши представители.

- Обращаются ли к вам за помощью и советами при решении дипломатических и бизнес-вопросов?

- Наше Духовное управление занимается исключительно религиозной деятельностью. Если бизнесмены к нам обращаются, то мы им не отказываем. Если мы узнаем, что кому-то нужно наше содействие или посредничество для улучшения взаимоотношений, то мы всегда помогаем. Если при установлении международных отношений с государствами исламского мира украинские власти считают необходимым присутствие духовных лиц, то мы принимаем участие в таких встречах.

- На ежегодных исламских праздниках в Киеве присутствуют послы и представители разных стран, в том числе, США, Польши, Марокко. Какую роль играют эти встречи?

- Как представители мусульман Украины наше Духовное управление поддерживает отношения со многими посольствами, как мусульманских, так и немусульманских стран. Нас приглашают на праздничные события, и мы приглашаем их на свои знаменательные дни. Как правило, встречи дипломатов проходят во время торжественных ужинов в месяц Рамадан и на день рождения Пророка Мухаммада, мир Ему. Эти встречи с дипломатами и представителями органов власти дают представление о том, как живут мусульмане в Украине, и формируют имидж Украины в мире.

- На какие средства существует мусульманская община Украины?

- На средства самих мусульман. Каждый помогает по мере своих сил и возможностей. Кто-то – материально, кто-то – выполнением работ по ремонту и строительству помещений, кто-то – поддерживает советами. Для нас главное, чтобы местные мусульмане чувствовали результат своего общего труда.

- Как вы считаете, какие выводы люди должны вынести из нынешнего экономического кризиса?

- Этот кризис появился не за один день. Были предостережения, но к ним не прислушивались. Я считаю, что нам надо учиться обращать внимание на собственные способности и возможности, а не смотреть на то, что из-за рубежа нам предлагают помощь и финансирование. Люди должны научиться работать на благо всего общества, а не только на личное благосостояние. Украина – богатое государство. Важно, чтобы люди, которые имеют возможности, жертвовали на общее благо. Нужно, чтобы богатые, состоятельные люди работали на благо Украины. Нужно, чтобы их богатства работали внутри этой страны, а не переводились за рубеж. Было бы лучше, чтобы сильные этой страны работали над улучшением местных законов, дабы в будущем не бояться инвестировать в Украину и финансировать украинские проекты, чтобы не бояться сохранить свое богатство у себя на родине.
Но некоторые здесь стремятся обогатиться за счет других и уехать за рубеж. Если человек думает только об обогащении и безразличен к тому, что останется после него, то он легко может потерять все, что имеет. Такой подход не способствует ни развитию мелкого бизнеса, ни самостоятельному развитию Украины. Я думаю, что эгоизм приводит к тому, что когда родине становится тяжело, человек собирает чемоданы и уезжает. Но что останется после него? Кто будет трудиться на благо будущих поколений?

- Восточные, в том числе, исламские государства понесли меньший ущерб от кризиса, чем западные. Почему?

- Цивилизация Востока древнее цивилизации Запада, в том числе, в отношении к торговле. У Востока просто больше опыта. На Востоке человеческие взаимоотношения играют огромную роль в бизнесе. Если говорить о подходе Ислама, то одной из пяти заповедей, обязательной для исполнения, является выплата закята (выделение части имущества) состоятельными мусульманами, которые входят в категорию обязанных, тем людям, кто имеет право получить это, как, например, бедным. Мы не можем сказать: мне хорошо, так как я умею делать что-то лучше других, а соседу плохо, раз он не умеет, то пусть так и остается. Если плохо тем, кто нас окружает, то это отражается на всех. Мы должны научить тех, кому тяжело, самостоятельно развиваться и зарабатывать.

 

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.