УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 97 відвідувачів

Теги
церква і суспільство забобони Предстоятелі Помісних Церков Церква і медицина Католицька Церква УГКЦ монастирі та храми України Голодомор українська християнська культура Вселенський Патріархат церква та політика іконопис Приїзд Патріарха Кирила в Україну Священний Синод УПЦ Ющенко Мазепа Патріарх Алексій II Церква і політика краєзнавство постать у Церкві секти Митрополит Володимир (Сабодан) шляхи єднання УПЦ КП церковна журналістика педагогіка 1020-річчя Хрещення Русі діаспора вибори Києво-Печерська Лавра Археологія та реставрація конфлікти комуністи та Церква Президент Віктор Ющенко розкол в Україні Церква і влада милосердя молодь автокефалія Доброчинність






Рейтинг@Mail.ru






«Новый день» (Харьков): Руины «Золотого кольца». Харьковские чиновники мечтают отдать слободские дворянские усадьбы в хорошие руки



«Новый день» (Харьков), Лариса Салимонович, 01.09.2008

 Три дворца - одна судьба. Сначала полет творчества лучших наших зодчих и традиционная дворянская роскошь, теперь - ободранные стены, поросшие сорняками парки, заиленные пруды. И если «хорошие руки» не найдутся в ближайшее время, то поместья, не убитые классовой ненавистью революционного пролетариата, исчезнут: их уничтожат материальные трудности века нынешнего и удивительная нечувствительность к красоте.


Символ разбитого сердца


Злую шутку сыграла судьба с третьим владельцем шаровского замка, что в 20 километрах от Богодухова, бароном Леопольдом Кенигом. Спасая больную туберкулезом супругу, он приказал расширить и реконструировать прилегающий к дворцу парк (над его созданием вдохновенно трудился предыдущий хозяин усадьбы, ботаник-любитель Христиан Гебенштрейтер) и выписал из Риги модного садовника Георга Куфальда. Тот разработал собственный проект развития парковой зоны. А ученику Куфальда Прейлю удалось воплотить этот замысел на границе Богодуховского и Купянского лесов, дополнив их вековые деревья семейством экзотов.

Уникальный микроклимат парка в конечном счете оправдал возложенную на него миссию. Баронессе стало лучше, и она смогла отправиться на крымский курорт, где неожиданно для господина Кенига влюбилась в другого мужчину.

Сахарный магнат, пораженный трагическим поворотом судьбы, приказал доставить с солнечного полуострова камень, ставший «свидетелем» супружеской измены, и поместил его в замковом парке. Там символ разбитого сердца барона лежит по сей день. Аура слобожанской природы каким-то удивительным образом полностью изменила энергетику камня. Согласно местному поверью, все влюбленные, которые прикоснулись к нему, будут хранить верность друг другу всю жизнь. А те, кто еще не встретил свою половинку, получат долгожданный шанс в недалеком будущем. Наверное, именно поэтому практически ни один местный свадебный кортеж не обходит шаровский дворец стороной. А тропинку, ведущую к камню любви, не успевают забить сорняки. Председатель Богодуховской райгосадминистрации Петр Гурин говорит, что фото молодоженов напротив готического замка, ажурных беседок, крутой лестницы и сказочного моста смотрятся, будто сняты где-то в Европе. Кто не знает о дворце, не верит, что это - Харьковщина.

Но скрытую фотохудожниками правду трудно не заметить вживую. Собственно, во всех трех усадьбах, которые решили спасти областные чиновники от полного разрушения, одна беда. Прежние владельцы поместий благодаря утонченному вкусу во многом опередили нас, нынешних, поэтому очень непросто навести в этом уникальном хозяйстве порядок. И само понимание того, что сделать это нужно немедленно, воспринимается как указание судьбы. Правда, уже третье по счету за последние 15 лет и ненамного оптимистичнее предыдущих.

Не спасти эту красоту и в самом деле грех. Старомерченский дворец помещиков Шидловских, построенный в 70-х годах XVIII века в стиле раннего классицизма, в то время был редкой архитектурной жемчужиной не только для Слобожанщины, но и для Санкт-Петербурга и Москвы. Одна из богатейших семей Российской империи не пожалела денег на красоту, поэтому специалисты до сих пор не могут точно установить имя художника, который спроектировал это удивительное здание. По одним источникам, его творцом был сам великий Растрелли, по другим - Ярославский. А известный искусствовед Грабарь предположил, что комплекс в Старом Мерчике Валковского района - шедевр, созданный представителями архитектурной школы Баженова.

Выдающиеся художники создавали и натальинский Свято-Преображенский храм в летней резиденции известного сахарозаводчика Павла Харитоненко на Краснокутщине. Таких храмов в мире всего лишь два. Проект выполнил гениальный архитектор Щусев в старопсковском стиле. Внешние стены церкви Спаса Преображения, украшенные 16-ю рельефными розетками с изображением святых, - творение выдающегося скульптора Матвеева. Двухметровый барельеф «Распятие» - работа самого Коненкова, о чем свидетельствует его собственный автограф. Творил у Харитоненко и Николай Рерих, расписывая интерьер храма.

Эти три имения были окружены парками, созданными на основе древних лесов Слобожанщины. Поражает осторожность, с которой помещики расстраивали свое хозяйство, гармонично дополняя им созданную природой красоту. А заодно вносили в традиционный быт местных жителей массу европейских «штучек». У Кенига, например, еще в начале ХХ века была собственная электростанция, 20 телефонов и уникальная дренажная система. Шидловские едва ли не первые в истории Российской империи испытали паровое отопление, которое изобрел основатель Харьковского университета Василий Каразин. Харитоненко серьезно занимался лошадьми и построил манеж, отвечающий последним на то время требованиям европейской моды. Во всех трех поместьях даже дома обслуги, конюшни, водонапорные башни строились по специальным проектам - этим строениям до сих пор нет цены.

Не убитые палочкой Коха

Пролетарская власть распорядилась тремя роскошными усадьбами Харьковщины, по тем временам, вполне рационально, ведь все могло быть и хуже. В шаровском замке и в доме эконома Харитоненко (дворец самого сахарозаводчика сгорел во время войны) разместили туберкулезные санатории, а в апартаментах Шидловских - ветеринарный техникум. Новое функциональное назначение уберегло уникальные памятники архитектуры от полного разгрома, хотя их прежний блеск и потускнел. Сейчас даже не верится, что по этим одичавшим паркам когда-то прогуливались барышни, что в ветхих гостиных гремели балы, а на праздники со всех концов империи съезжалась именитая знать. Более того, шаровская и натальинская усадьбы сегодня не дотягивают даже до статуса среднестатистической украинской здравницы, ведь огромную территорию и архитектурные шедевры рядовому медицинскому учреждению самостоятельно вытянуть практически невозможно. В итоге среди ободранных стен, которые еще удерживают узорчатую лепнину и изысканные балконы, тихо доживают век несколько десятков туберкулезников. Большинству из них деваться больше некуда - за спиной не одно тюремное заключение.

Но как ни странно, этим двум поместьям даже повезло: пока здесь будет хоть одна душа, их стены не рухнут. Ведь альтернативой этому прозябанию, как показывает практика, может быть только полное разрушение. 12 лет назад старомерченскую усадьбу оставил ветеринарный техникум, после чего дворец, признанный памятником архитектуры еще при царе, местные жители в один миг ободрали как липку. В дело пошли паркет, оконные рамы, батареи, кирпич. Для спасения всего, что осталось после массового мародерства, чиновники областного управления архитектуры приказали заложить в замке окна. Иначе здесь разобрали бы даже стены. Уцелела от погрома одна только церковь Шидловских с их родовой усыпальницей. Храм недавно удалось отреставрировать, и теперь здесь после долгого перерыва вновь идет служба Божья. А еще совсем недавно под церковным куполом летали мячи: техникуму храм служил банальным спортзалом.

В этом смысле Свято-Преображенской церкви в усадьбе Харитоненко не повезло еще больше. Сначала, правда, там открыли музей, где хранилась уникальная коллекция старинных икон сахарозаводчика, но впоследствии этот замысел не выдержал проверку на идеологическую благонадежность. Поэтому сначала общее детище знаменитых зодчих и художников превратили в бильярдную, а позже - в кочегарку. Теперь в храме опять православный приход, но поскольку соседнее село неумолимо вымирает, эту красоту могут видеть лишь три десятка верующих и нечастые гости бывшего поместья. Сюда не проложен ни один туристический маршрут, хотя натальинский парк охраняется государством, а церковь занесена в список уникальных архитектурных памятников старины.

Конюшня с манежем Павла Харитоненко, которая была свидетелем модных скачек, теперь тоже заросла сорняком. Несмотря на это, именно на нее управленцы возлагают большие надежды, когда речь заходит о возрождении натальинского поместья. Возможно, кто-то из нынешних состоятельных людей захочет возобновить здесь давний барский досуг, и жизнь сюда вернется снова.

Приманка для концессионера

В начале июля губернатор Арсен Аваков распорядился создать рабочую группу, которая должна квалифицированно изучить все проблемы трех именитых поместий и предложить возможные варианты их спасения. Управленцы хотят найти усадьбам состоятельных хозяев и на определенных условиях передать в долгосрочную аренду. Если денежные энтузиасты не найдутся, то, по мнению сотрудника областного управления градостроительства и архитектуры Галины Черкашиной, их можно просто «законсервировать» до лучших времен. Ведомственная охрана у ворот и активный поиск новых вариантов использования поместий все же лучше, чем полная открытость для мародеров или, например, кочегарка со спортзалом.

Если же подойти к делу основательно, а не в авральном режиме, то главная архитектурная проблема региона даже сейчас может превратиться в его большую гордость. «Попытка возродить лишь одну из этих усадеб ничего не даст, - говорит директор центра краеведения Харьковского национального университета имени В. Каразина профессор Сергей Куделко. - Только когда будет создано «Золотое кольцо» Харьковщины, которое объединит три эти имения, Верхнесалтовский архитектурный заповедник и Чугуевский этнографический музей, можно будет говорить об уникальном туристическом маршруте. Он обязательно вызовет большой интерес у потенциальных посетителей. Точечное же возобновление не принесет того успеха, на который мы рассчитываем».

Наиболее естественно для этих трех имений, считают специалисты, быть просто музеями. Их концепцию даже не нужно выдумывать. Здесь что ни камень, то трогательная легенда, что ни дерево, то самодостаточный памятник старины, что ни озеро, то дизайнерско-инженерное произведение искусства, достойное особого раздела в учебниках для «коммунальных» вузов. А ведь есть еще и многообразие архитектурных стилей харьковских дворцов и судьбы знаменитостей, которые в разные времена и эпохи их посещали! Да на этих руинах может возникнуть уникальная школа под открытым небом, где дети смогут изучать наше прошлое не по учебникам и макетам, а вживую. Может ли этот проект осуществиться в ближайшем будущем? Скорее всего, нет. Но за красивую мечту великим предкам - большое спасибо.

 

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.