УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 41 відвідувачів

Теги
комуністи та Церква Предстоятелі Помісних Церков забобони Патріарх Алексій II УГКЦ Мазепа вибори шляхи єднання милосердя краєзнавство Президент Віктор Ющенко Митрополит Володимир (Сабодан) автокефалія монастирі та храми України секти Ющенко розкол в Україні церковна журналістика Києво-Печерська Лавра 1020-річчя Хрещення Русі Католицька Церква УПЦ КП Доброчинність постать у Церкві Церква і влада Церква і політика Археологія та реставрація церква та політика молодь іконопис конфлікти Священний Синод УПЦ українська християнська культура Вселенський Патріархат Приїзд Патріарха Кирила в Україну церква і суспільство діаспора Голодомор педагогіка Церква і медицина






Рейтинг@Mail.ru






«Новий день» (Херсон): Село староверов, или Две фамилии на всех!



«Новий день» (Херсон), Ольга Анатольева, 20.08

 

В XVII веке русские раскольники, не принявшие литургической реформы патриарха Московского Никона, разделились на множество сект. Некоторые из которых дожили до нашего времени. В Харьковской области, недалеко от границы с Россией, сохранилось село староверов. 13 поколений они, несмотря на запреты и гонения, оставались верными старым канонам и традициям.
 
Общаться только со своими. Не брить бороду, не курить, не танцевать. Таковы обычаи староверов. Жители небольшого села Гурьев Казачок в Харьковской области уже четвертое столетие придерживаются этих традиций. Если не Гурьев, значит Протопопов. В этом селе нелегко найти человека, зная лишь его фамилию. Здесь живут 300 Гурьевых, еще столько же Протопоповых и чуть больше сотни человек с другими фамилиями. Матрена Гурьева – староверка в тринадцатом колене. Всем канонам и обрядам старой веры ее учили родители. Теперь детей и внуков учит она.

«Сейчас уже почти нигде нет староверов, – говорит Матрена Гурьева. – Да и у нас уже батюшки нет, наставника. Что же касается веры, то каждый как может, так и верит. Молится как знает. Разница между старообрядцами и православными, конечно, есть. Во-первых, крестимся мы по-разному. И мотив молитв у нас разный. У православных все больше похоже на песни, а у староверов трогательнее. Ну и, конечно же, более строгая наша вера. Никогда не отступались от правил. Сейчас, конечно, все проще. Уже и бытовой техникой пользуемся, телевизор смотрим, радио слушаем. Раньше родители мои, когда появилось радио, возражали очень. А потом потихоньку начали сами слушать. Дети разъехались – стали в городе жить. Приезжали с новостями всякими. И родители тоже начали привыкать к технике».

Старообрядчество возникло в XVII веке. Раскол православной церкви начался с того, что патриарх Никон решил исправить литургические книги, существовавшие в России, в соответствии с греческими оригиналами. Кроме того, он ввел в русский обиход греческую терминологию, греческое священническое облачение и новый вид крестного знамения: не двумя, а тремя пальцами. Группа московских священников во главе с отцом Аввакумом Петровичем начала сопротивляться нововведениям. На нескольких церковных Соборах раскольники были преданы анафеме, многие из них были казнены. Выжившие бежали на север и на восток России. Там выступали против западнических реформ Петра I, которого считали антихристом. Постепенно движение распалось на две группы: поповцы, у которых были свои священники, и беспоповцы, не признававшие священников и церковных таинств, за исключением крещения. Некоторые секты раскольников отличались весьма экстравагантными обычаями. Впрочем, главная черта всех старообрядцев – жизнь по старым канонам. Люди селились обособленно, женились только на своих. Отсюда и однообразие фамилий. Самым же серьезным грехом у староверов считалась женитьба без согласия родителей. По таким же традициям жили и в селе Гурьев Казачок.

«На месте этого села 400 лет назад было Дикое поле, – рассказывает Василий Гурьев. – Здесь дозорную службу несли служилые люди. Один из таких служилых – Гурьев Афанасий. Казак очень доблестно нес службу, за что и был награжден царской грамотой и наделом земли. Место, где дали землю, казаку понравилось – раздольное, просторное, он и поселился здесь. Так и пошел род Гурьевых. Сначала был хутор Гурьевский. Когда церковь построили – получилось село Гурьев Казачок. Вот здесь уже четвертое столетие Гурьевы и держатся. Разное здесь было. В 1885 году пожар. Село почти полностью сгорело, осталось только шесть дворов. Сложно было и во время коллективизации, когда раскулачили 50 семей, 150 человек выслали. Война тоже принесла большие жертвы. 93 жителя села погибли.

Теперь, в независимой Украине, тоже несладко в селе. Работы нет, люди уходят. Характерно для нашего села то, что у нас никогда не было крепостного права. Пошло все от Гурьева. Он был свободным казаком и не принимал крепостничества. И жители нашего села всегда общались только с единоверцами. Придерживались своих обрядов. Допустим, придут православные во двор – для них отдельная кружка для воды. Были всегда гостеприимными, но посуда для угощений всегда отдельная. И тарелки, и чашки, и ложки. А когда гости уходили – посуду, из которой они кушали, через огонь пропускали. В 1945 году было первое перекрещение. Пришел украинец, тракторист из Басова. Понравилась ему староверка. Мать невесты настояла на перекрещении: если примешь старообрядчество, отдам дочку. Пришлось парня в бочку окунать. Старички обряд провели своего рода. Назвали нового единоверца Харитоном. Был Василий Афанасьевич, а стал Харитон Афанасьевич.

У староверов был и свой молитвенный дом. В 1891 году открылась здесь православная церковь. Вначале не знали староверы, что это православный дом. Помогали как могли и всем чем могли. А когда привезли православные иконы, колокола – дня два ходили вокруг церкви сотни староверов с молитвами и своими иконами и не пускали священников, которые должны были приход открывать. Но бунт разогнали. Деревянный молитвенный дом постоянно сжигали. А в советское время гонения стали еще серьезнее. Если молились, то только ночами. Крестились – закрывали окна, чтоб никто не видел. Можно сказать, что ушли в подполье. А сейчас из подполья вышли, но нет той веры. Открыли молитвенный дом – комната небольшая. Там иконы и старо-веровские, и православные. Православные идут туда, а староверы – нет. В 1991 году у староверов умер последний священник, отец Яков. Он вел все обряды. После его смерти все прекратилось вообще».

Сейчас в селе работает краеведческий музей. Здесь представлены столетние орудия труда, предметы быта, фотографии. Староверы гордятся коллекцией, стараются постоянно ее пополнять. Но с каждым годом их в селе становится меньше. Раньше, когда за веру преследовали, люди держались друг за друга, дорожили своим прошлым, рассказывают местные жители. Сейчас молодежь стремится уехать в город. Напоминанием о предках-старообрядцах вскоре может остаться только фамилия.
 
 

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.