УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 95 відвідувачів

Теги
молодь УГКЦ вибори Археологія та реставрація конфлікти діаспора Священний Синод УПЦ Митрополит Володимир (Сабодан) Доброчинність церковна журналістика краєзнавство іконопис Церква і політика 1020-річчя Хрещення Русі Мазепа Католицька Церква УПЦ КП секти Ющенко Голодомор Приїзд Патріарха Кирила в Україну Києво-Печерська Лавра Президент Віктор Ющенко Церква і медицина Вселенський Патріархат автокефалія українська християнська культура монастирі та храми України розкол в Україні комуністи та Церква Церква і влада педагогіка забобони Патріарх Алексій II Предстоятелі Помісних Церков шляхи єднання церква і суспільство постать у Церкві церква та політика милосердя






Рейтинг@Mail.ru






«ХайВей» (Україна): Православная церковь константинопольской юрисдикции в Закарпатье в 1938-1944 гг.



«ХайВей» (Україна), Юрій Данилець, 17.08.08

 

 В статье анализируются главные аспекты деятельности администратора православной церкви М.Попова: организация венгерской автокефальной церкви, борьба за власть и взаимоотношения с государственными и церковными деятелями. М. Попов объединил православное духовенство под одним руководством и провел целый ряд реформ направленных на усиления православной церкви.

Период (конец 1930- начало 1940-х гг.) в Закарпатье был чрезвычайно нестабильным. После свержения венгерскими войсками правительства независимой Карпатской Украины на территории Закарпатья была установлена военная администрация. Православная церковь оказалась заложницей международных событий и попала в эпицентр борьбы между Венгрией и Югославией. Следует отметить, что религиозная ситуация в Закарпатье в этот период была сложная. Около 61,9 % населения принадлежало к униатской церкви, 17,2 % - к православной церкви, часть верующих относились к иудейской, католической, евангельской и другим церквям. Среди православных, начиная с 1920-х гг. проводили свою деятельность две церковные юрисдикции - сербская и константинопольская. Представители этих направлений вели между собой борьбу. Признание и поддержку чешского государства в 1920-х гг. получила сербская юрисдикция, к которой принадлежало подавляющее большинство духовенства.

Вопрос о деятельности М. Попова на должности администратора православной церкви в Закарпатье во времена венгерского режима в определенной мере уже рассматривался историками. Правда, в настоящее время отсутствуют обобщающие научные труды, которые бы в полном объеме раскрывали положение православной церкви в тот исторический период. Среди научных публикаций следует назвать статью О. Данка, посвященную церковно-государственным отношениям на Закарпатье в 1938-1944 гг. [Данко О. Православна церковь на Закарпатье // Закарпатья под Венгрией 1938-1944 гг. / Упор. и предисл. В. Маркуся и В. Худанича. - Ужгород: Ґражда, 1999. - С. 165-181]. Автор бегло анализирует деятельность М. Попова и приходит к выводам, что „Закарпатская Православная Церковь прошла путь от преследуемой церкви к церкви, поддерживаемой венгерской властью" [Данко О. Указ. сочин. - С. 177]. Заслуживают на внимания и публикации О. Хланты и Р. Официнского, в которых ученые проследили основные аспекты деятельности М. Попова, акцентируя внимание на его отношениях с венгерскими чиновниками и на его деятельности после 1946 г. [[1]].

 

Вместе с тем, упомянутым трудам присущие и некоторые неточности и ошибочные утверждения. Вне поля зрения ученых остались взаимоотношения М. Попова с высшими иерархами православной церкви и местным духовенством, его управленческая деятельность во главе епархии и тому подобное.

 

В основании нашего исследования положены материалы архива Управления Службы Безопасности Украины в Закарпатской области (дальше Архив УСБУ) и Государственного архива Закарпатской области (дальше ГАЗО).

 

Целью данной публикации является исследование деятельности М. Попова как представителя венгерского министерства культов и администратора православной церкви на Закарпатье. Нами поставлено ряд заданий: на основании архивных источников изучить главные аспекты биографии М. Попова, которые повлияли на формирование его как религиозного деятеля; исследовать деятельность М. Попова направленную на утверждение константинопольской юрисдикции в Закарпатье; очертить основные проблемы в деятельности Попова-администратора и показать их последствия для развития православной церкви.

 

Михаил Попов родился 1 июля 1888 г. в станице Павловский Хоперского округа Донской области. В 1910 г. окончил семинарию в Новочеркасске. В этом же году принял сан священника. После чего он работал священником на станице Сершевской [Архив УСБУ. - Арх. крим. дело № 1411-С., Лист 12]. Во время Первой мировой войны находился в составе 9-го Донского кавалерийского полка и в других военных частях. После Октябрьской революции в России присоединился к Белой армии. В марте 1920 г. в Евпатории поступил в Русскую армию генерала Врангеля, где работал полковым священником. В начале ноября 1920 г. с остатками врангелевских войск эвакуировался в Константинополь. В 1921-1928 гг. М. Попов проживал в болгарском городе Ломеч, где выполнял обязанности военного и приходского священника. 19 апреля 1928 г. переехал в Будапешт, и по приказу митрополита Евлогия (Георгиевский) занял приход в белоэмигрантской колонии [Там же. - Лист 14]. 29 октября 1931 г. М. Попов был освобожден от занимаемой должности и лишен сана за вмешательство в дела политических и общественных организаций и аморальное поведение [Там же. - Лист 356]. После этого случая М. Попов перешел под юрисдикцию Карловацкого Синода русской зарубежной православной церкви. В 1932 г. был арестован венграм и интернирован, сначала проживал в Хайдунамаше, а с 1935 г. в Дебрецене. М. Попов занимался журналистикой, читал лекции в местном университете, где в то же время окончил философский факультет.

23 октября 1938 г. Синод Сербской православной церкви (дальше СПЦ) избрал епископом Мукачевско-Пряшевской епархии Владимира (Раич), который приехал в Закарпатье 16 ноября 1938 г. [ГАЗО. - Ф. 109, ОП. 1, Дело 461, Лист 41]. Согласно решению Венского арбитража, который состоялся 2 ноября 1938 г., от Чехословакии к Венгрии отошла западная часть Закарпатья с городами Ужгород, Мукачево, Берегово и 118 сел. В связи с этим, управление Мукачевско-Пряшевской православной епархии было перенесено в Хуст, куда 26 ноября 1938 г. переехал и епископ Владимир (Раич). Администратором православных приходов на оккупированной венграми территории епископ Владимир назначил игумена Аверкия (Таушев) [Хланта О., Официнский Р. Указ. сочин. - С. 62]. Игумен Аверкий (Таушев) узнав, что в Дебрецене проживает православный священник Г. Попов, пригласил его в свою епархию. Но позже, получив информацию о том, что М. Попов был лишен сана, запретил ему проводить богослужение [Архив УСБУ. - Арх. крим. дело № 1411-С., Лист 156].

 

В 1938 г. М. Попов получил венгерское гражданство. Его личностью начинает интересоваться венгерское Министерство культов. В этом же году он встречался с П. Телеки, который возглавлял упомянутый государственный орган [Хланта О. Указ. сочин. - С. 167]. П. Телеки имел целью склонить М. Попова к образованию в Венгрии автокефальной православной церкви, использовав при этом пражского архиепископа Савватия (Врабец).

 

После оккупации Закарпатья венгерскими войсками, отношение к православной церкви было враждебное. Венгерское правительство считало, что деятельность православной церкви направлена на сотрудничество с советской властью и подозревало священников в антигосударственной деятельности. Осенью 1939 г. венгерская власть пришла к убеждению, что не стоит преувеличивать угрозу советского соседства в Карпатах, а тем более не надо связывать его с православной церковью [Данко О. Указ. сочин. - С. 170].

 

По поручению Министерства культов М. Попов наладил тесные связи с архиепископом Савватием (Врабец) и его сторонниками в Закарпатье. В этой работе ему способствовали - М. Дорослай - православный священник с г. Сегед (Венгрия), который в 1939 г. был избран председателем консистории Мукачевско-Пряшевской епархии, и Е. Якуб - секретарь архиепископа Савватия на Закарпатье [Архив УСБУ. - Арх. крим. дело № 1753-С., Лист 13]. Из местных чиновников созданию автокефальной православной церкви помогал регентский комиссар Г. Козма, окружной начальник в г. Хуст Банда и поджупан Дудинский. В 1938-1939 гг. М. Попов проводил работу со священниками обеих юрисдикций. В первую очередь он встретился со священиками-савватиевцами: И. Добошем, Г. Кенизом, иером. Сергеем (Марушка), которые выразили поддержку идеи создания автокефальной церкви в Венгрии. На очереди были переговоры с архимандритом Алексеем (Кабалюк) и его сторонниками, которые признавали власть епископа Владимира. Они дали принципиальное согласие перейти под власть архиепископа Савватия [Архив УСБУ. - Арх. крим. дело № 1411-С., Лист 91]. Когда в Закарпатье оказалось около двадцати церковных приходов, священники которых были согласны войти в состав автокефальной венгерской православной церкви, тогда венгерское правительство поставило вопрос перед архиепископом Савватием, о назначении М. Попова администратором православной церкви.

 

9 ноября 1939 г. архиепископ Савватий (Врабец) сообщил М. Попову, что он намерен рукоположить его епископом или генеральным викарием православной церкви в Венгрии [Там же. - Лист 360]. 26 сентября 1940 г. архиепископ Савватий (Врабец) издал указ, согласно которому М. Попов назначался администратором православной церкви в Венгрии, ему предоставлялся сан протопресвитера [Там же. - Лист 370]. Во время пребывания в резиденции архиепископа Савватия (Врабец) в Праге М. Попов получил задание объединить в единую епархию все приходы в Венгрии и в Закарпатье, которые не признавали власть епископа Владимира (Раич). 5 октября 1940 г. в письме к Константинопольскому патриарху Вениамину, архиепископ Савватий (Врабец) просил рукоположить М. Попова в епископы православной церкви в Венгрии. Он обосновал свою просьбу тем, что венгерское правительство требует создания собственной автокефальной церкви [Там же. - Лист 391].

 

Активная деятельность архиепископа Савватия (Врабец) и М. Попова в Закарпатье вызвала резкую реакцию епископа Владимира (Раич). 7 октября 1940 г. он издал послание к „всем благочинным и настоятелям приходов". В этом документе епископ предостерегал всех священников от общения с М. Поповым и Г. Дорослаем, отмечая, что они были лишены сана и действуют противозаконно [Там же. - Лист 359]. Устранению епископа Владимира (Раича) способствовала и международная обстановка - немецкие войска напали на Югославию. Весной 1941 г. немцы арестовали епископа Владимира в Белграде [Данко О. Указ. сочин. - С. 175].

 

В марте 1941 г. М. Дорослай и Е. Якуб организовали в г. Хуст и в г. Тячев собрания священников, на которых были подписаны ходатайства о назначении М. Попова администратором православной церкви. 12 апреля 1941 г. регент Венгрии М. Хорти назначил М. Попова „администратором греко-восточных венгерских и греко-восточных русинских церковных частей" [Budapesti Közlöny. - 1941. - 13 aprills. - S. 1]. 15 апреля 1941 г. М. Попов принес присягу лично регенту Г. Хорти. 31 мая 1941 г. игумен Феофан (Сабов), который был назначен администратором еще епископом Владимиром, собрал священников, и они выступили против назначения Попова. На собрание явился М. Попов в сопровождении регентского комиссара Г. Козмы и начальника Второго отдела Министерства культов Ш. Есенского. Попов объявил собравшимися, что имеет приказ о назначении от имени регента Венгрии и приказал всем разойтись. На следующий день состоялся праздничный обед в честь назначения М. Попова, в котором участвовали местные чиновники и духовенство [Архив УСБУ. - Арх. крим. дело № 1411- С., Лист 160].

 

Для изучения отношения духовенства Закарпатья к венгерскому правительству были проведены „оправдательные комиссии". Они проходили в августе-сентябре 1941 г. под руководством юрисконсульта администратуры Фекете. В состав комиссии входили: М. Попов, М. Дорослай, Керекеш, архимандрит Алексей (Кабалюк) [Там же. - Лист 102]. Каждому священнику задавали ряд вопросов, которые касались его деятельности до прихода венгров. Все ответы записывались в протокол и отсылались в Будапешт. Только после прохождения проверки на лояльность к новой власти, священники могли рассчитывать на получение заработной платы.

В первом послании М. Попова в честь Воскресенья Христова 1941 г. провозглашалось образование „венгерской автокефальной церкви" [Максимишинец В., протоиерей. История Православной Церкви в Карпатской Руси. - Ужгород: Лира, 2004. - С. 140]. М. Попов призывал прихожан во всем повиноваться председателю государства - регенту М. Хорти и придерживаться чистоты восточной церкви [Архив УСБУ. - Арх. крим. дело № 1411-С., Лист 399-402]. Во втором послании от 16 сентября 1941 г. М. Попов просил православное население молиться за венгерских воинов, „которые борются против „власти сатаны" за спасение веры и церкви" [ГАЗО. - Ф. 151, Оп. 18, Дело 2299, Лист 1]. В целом М. Попов в 1941-1943 г. издал семь посланий к православным священникам и верующим и несколько распоряжений. В распоряжении №3 от 16 октября 1941 г. ко „всем священнослужителям, настоятелям приходов и монастырей" М. Попов приказывал подать в Епархиальное управление отчеты о церковном имуществе, о церковных и монастырских доходах за 1940 г. От настоятелей монастырей требовалось сообщить об общественно-просветительской работе среди населения (издание церковной литературы, воспитание молодежи, забота о вдовах и сиротах). От духовенства требовалось платить за счет Епархиального управления 3% от своей прибыли и погасить долги братству Святого Владимира. Указывалось, что в случае невыполнения данного распоряжения, отдельные представители духовенства будут строго наказаны [Там же. - Лист 418]. В распоряжении №4 от 31 декабря 1931 г., которое подписал от имени администратора секретарь И. Солко, указывалось на то, чтобы духовенство в течение Рождественских праздников позаботилось о семьях венгерских воинов-гонведов. Предлагалось священникам собрать пожертвования для армии (шерсть, ткань, деньги и т.п.) и выслать на адрес Епархиального управления [Там же. - Лист 420]. Своим распоряжением №5 от 10 января 1942 г. М. Попов обязывал духовенство провести 17 января 1942 г. поминальную литургию в память о смерти регентского комиссара М. Козьмы, предупредив об этом представителей местной администрации [Там же. - Лист 421].

 

26 июля 1942 г. во всех православных приходах, которые находились под руководством администратора М. Попова было проведено „Воскресенье военной помощи". После литургии священники собрали денежную и натуральную помощь и передали ее семьям, члены которых находились на войне в составе венгерской армии. Священникам предлагалось принять активное участие в подготовке и издании календаря для православных верующих, который вышел из печати в конце года [Там же. - Лист 423]. Это было первое периодическое издание, которое разрешила венгерская цензура, начиная с 1938 г.

 

В конце 1942 г. под руководством администратора М. Попова находилось 112 224 православных, которые были сосредоточены в 164 приходах и филиалах. Их обслуживало около 120 священников, в том числе 43 монаха. В Закарпатской области также функционировало 12 мужских и женских православных монастырей и скитов [Шематизм Православной Мукачевской епархии на 1942 г. // Церковный календарь на 1943 год. Мукачево: Паннония, 1942. - С. 115-128].

 

Венгерское правительство финансировало М. Попова и архиепископа Савватия (Врабец). С октября 1940 г. М. Попов получал от Министерства культов конгруа в размере 512 пенгов в месяц, а после утверждения его в должности администратора он получал еще дополнительно 1040 пенгов в месяц [Архив УСБУ. - Арх. крим. дело. № 1411-С., Лист 93]. Во время первого визита в Прагу М. Попов получил 6000 пенгов. Он по собственной инициативе передал Савватию (Врабец) часть суммы. В 1942 г. архиепископ Савватий (Врабец) обращался в Министерство культов с просьбой о предоставлении ему материальной помощи. Министр Ш. Есенский выплатил архиепископу Савватию (Врабец) 2000 пенгов, но отказался предоставить ежемесячное содержание [Там же. - Лист 109].

 

Немцы стремились подчинить все православные церкви, митрополиту Берлинскому Серафиму (Ляде), который принадлежал к Карловацкому Синоду русской зарубежной православной церкви [Данко О. Указ. сочин. - С. 175]. Из письма М. Попова к иером. Василию (Пронин) от 15 января 1943 г. узнаем, что в первой половине января 1943 г. в его резиденции находился митрополит Серафим (Ляде). М. Попов указывал, что он приехал по его приглашению, как гость венгерского правительства [Архив УСБУ. - Арх. крим. дело № 1411-С., Лист 232]. 11 января 1943 г. состоялась встреча М. Попова и митрополита Серафима (Ляде), на которой обсуждался вопрос о деятельности православной церкви в Венгрии. Возможно, что на этой встрече поднимался вопрос об изменении М. Поповым юрисдикции, поскольку 30 мая 1942 г. немцы арестовали архиепископа Савватия (Врабец), по подозрению в крещение пражских евреев [Православная церквей Чешских земель и Словакии // http://ric.orthost.ru/europe/sc/mp/6/].

 

20 января 1943 г. в гостинице „Геллерт" в Будапеште состоялось совещание духовенства при участии митрополита Серафима (Ляде). Во время совещания перед М. Поповым было поставлено задание способствовать победе в войне над СССР посредством агитации среди населения, а также публикации посланий и распоряжений [Архив УСБУ. - Арх. крим. дело № 1411-С., Лист 34].

 

В апреле 1942 г. в Будапеште была создана высшая духовная школа. Причиной создания учебного заведения такого типа было отрицательное отношение венгерской власти к тому, что православные священники обучались и воспитывались в Югославии. Школа была рассчитана на то, чтобы после учебы священники испытывали чувство преданности венгерскому государству. Планировалась также переподготовка и тех священников, которые уже имели духовное образование. Преподавателями в духовной школе были в основном венгры. В первый год работы школы там училось 15 студентов, на 1944 г. их насчитывалось уже 40 человек, из которых 30 чел. - из Закарпатья [Там же. - Лист 182].

 

В целом М. Попов мало занимался сугубо церковными делами, в Мукачеве, где находилось Епархиальное управление, он бывал один раз в 2-3 месяца. В конце 1943 г. среди православного духовенства в Закарпатье начинается борьба за отстранение М. Попова от должности администратора. Главными активистами этого процесса были игумен Феофан (Сабов), секретарь Епархиального управления И. Солко, архимандрит Алексей (Кабалюк), священник Д. Беляков и другие. Их деятельность поддержали и работники Министерства культов в Будапеште - Ш. Есенский, С. Фал, Е. Мерше. В июле 1943 г. от Министерства культов пришло указание, согласно которому, все важные финансовые вопросы Министерство брало на себя, а церковная сфера отходила к Епархиальному управлению [Там же. - Лист 207]. Таким образом, М. Попов был отстранен от власти. 13 июня 1944 г. он был арестован венгерской полицией по подозрению в крещении еврейских детей за большие взятки, что М. Попов и не отрицал. В конце декабря 1944 г. М. Попов был выслан в Германию на принудительные работы. Во время этапа ему удалось бежать. Скрывался до прихода советских войск [Там же. - Лист 63]. 1 мая 1946 г. М. Попов написал письмо патриарху Московскому Алексию (Симанскому) с просьбой принять его под свою юрисдикцию как священника, или мирянина [Там же. - Лист 67]. В начале апреля 1947 г. в Будапеште М. Попов был арестован советскими органами госбезопасности. 9 сентября 1947 г. Закарпатский областной суд осудил его на 25 лет исправительно-трудовых лагерей. Для отбывания наказания М. Попова отправили в Воркуту, Коми АРСР. 19 октября 1955 г. из лагеря Мордовской АРСР он написал жалобу в Москву, в которой сообщил, что в сентябре этого же года был освобожден досрочно и хлопотал о возвращении в Венгрию [Хланта О., Официнский Р. Указ. Сочин. - С. 66]. Данные о возвращении в Венгрию М. Попова не найдены и последующая его судьба не известна. Реабилитирован в 1992 г.

 

Таким образом, деятельность М. Попова на Закарпатье в 1938-1943 гг. нельзя оценивать однозначно. Будучи белоэмигрантом он выступал против советской власти и пытался сделать все, чтобы помочь ее свержению. Он сделал ставку на Германию и Венгрию и призывал духовенство во всем помогать в войне с СССР. Проводя агитацию за архиепископа Савватия (Врабец), М. Попов способствовал углублению церковного раскола среди православных в Закарпатье, что ослабляло православную церковь. После его назначения на пост администратора, две православные юрисдикции официально были объединены, хоть и на незначительное время. Позитивным в его деятельности является то, что М. Попов заботился о развитии духовного образования среди православного духовенства, пытался упорядочить работу церковных органов. Бесспорно, советский режим не имел права судить гражданина другого государства, М. Попов стал одной из его жертв.

 

Примечания:

[1] Офіцинський Р. Політичний розвиток Закарпаття у складі Угорщини (1939-1944). - К., 1997; Хланта О., Офіцинський Р. Про один із закарпатоукраїнських епізодів міжнародно-релігійного контексту (Діяльність Михайла Попова, адміністратора Мукачівської православної єпархії у 1938-1944 роках) // Україна на міжнародній арені у ХХ столітті. Науково-методичний збірник матеріалів конференції на допомогу учням шкіл і студентам (Ужгород, 13 травня 1999 р.). - Ужгород: Патент, 2000. - С. 61-84; Хланта О. Православна церква на Закарпатті у складі Угорщини (березень 1939 - жовтень 1944 р.) // Українські землі в роки Другої світової війни. Науково-методичний збірник матеріалів конференції (Ужгород, 19 грудня 1997 р.). - Ужгород, 1998. - С. 165-170.

 

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.