УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 98 відвідувачів

Теги
комуністи та Церква забобони педагогіка постать у Церкві милосердя секти Церква і медицина автокефалія монастирі та храми України шляхи єднання Католицька Церква Церква і влада Предстоятелі Помісних Церков Патріарх Алексій II УГКЦ краєзнавство церква та політика іконопис Києво-Печерська Лавра церковна журналістика Мазепа Доброчинність Президент Віктор Ющенко Митрополит Володимир (Сабодан) Церква і політика Вселенський Патріархат Ющенко українська християнська культура діаспора молодь конфлікти 1020-річчя Хрещення Русі Археологія та реставрація Священний Синод УПЦ Приїзд Патріарха Кирила в Україну церква і суспільство вибори розкол в Україні Голодомор УПЦ КП






Рейтинг@Mail.ru






«Миг» (Запорожье): Трезубец на лбу императора



«Миг» (Запорожье), 02.04.09

Марки государств, которых больше нет

– Я начал собирать марки еще в 1962 году, когда учился во втором классе, – рассказывает о своем увлечении отец Анатолий. – Собрал большую коллекцию почтовых марок Манчжоу-Го – марионеточного государства между Китаем и СССР. А потом познакомился с одним киевским коллекционером и поменялся с ним, взамен получив коллекцию марок УНР.

Мы листаем альбом. Сразу бросается в глаза марка с портретом Николая Второго, а на нем трезубец. Так на маленьком кусочке бумаги сошлись две несовместимые, казалось бы, вещи: символ неделимой империи и знак украинской государственности.

– Мало было бумаги и возможностей, шла гражданская война, поэтому делали надпечатки в виде трезубца на царских марках. Причем в каждом почтовом округе ставили «свой» трезубец, – поясняет Анатолий Федорович. – Зато, смотрите, успели даже гербовую марку выпустить, тоже с трезубцем. Ее клеили на документы. А вот марки «Помощь голодающим», которые отпечатали в Германии специально для Украины, так не вошли в обиход, потому что УНР прекратила свое существование. Видите, они должны были стоить 20 копеек, десять из которых отчислялись на помощь голодающим. Была в ходу и еще одна благотворительная марка – «В помощь воинам и их семьям», ее напечатали в 1914 году во время Первой мировой войны.

Кстати, по словам Анатолия Федоровича, после 1927 года украинских марок даже в каталогах не было, ведь на них стоял трезубец, а это уже считалось национализмом. Так что коллекцию, собранную священником в советские годы, можно смело считать уникальной.

– А современные марки собираете?
– Конечно. В основном украин-ские и бывших советских республик. Они пока не очень дорогие, потому что времени совсем мало прошло. Вообще-то, дороговизна марок зависит от их количества. Ценны те, что были выпущены маленьким тиражом. Или вот еще так бывает: самая первая английская марка «черный пенни» клеилась на конверт там, где клапан, и чтобы прочитать письмо, приходилось ее рвать. Поэтому их практически не осталось в мире. Еще в 1936 году эту марку оценили в миллион фунтов стерлингов.
– Анатолий Федорович, коллекционирование – до-статочно мирское занятие. Как оно сочетается с вашим саном?
– Знаете, как этот грех называется? Мшелоимство. Когда не о Боге думаешь, а как скупой рыцарь накоплением занимаешься. Но мое начальство с пониманием относится к моему увлечению. Когда у нас была единая Запорожская епархия [сейчас я отношусь к Бердянской], в епархиальном управлении для меня даже от- кладывали конверты с интересными марками.

Письма остарбайтеров: кто просил у родных посылочку, а кто – хвалил фашистов

Как же говорить о марках без самих писем? Их Анатолий Федорович тоже собирает не один год.

– Вот письмо, которое прошло через почтовое отделение Сталинграда, перед началом штурма города 13 сентября 1943 года, – показывает отец Анатолий. – Есть у меня письма нашего земляка, директора одной из сельских школ, погибшего под Вязьмой. Его жена была учительницей младших классов, а он преподавал украин- ский язык. Так она ему высылала диктанты учеников, он их проверял на фронте и в письмах писал, кому на что нужно обратить внимание. Он продолжал учить детей даже на войне! Последнее его письмо было очень лирическим: он рассказывал, как сидит в землянке, как в нее пробивается луч света, как расцвел какой-то цветочек.

Многие письма привез из Москвы, мне их там подарили. Я работал тогда над книгой о Героях Советского Союза, изображенных на почтовых марках, книга вышла в 1985 году. Один генерал знакомил меня с разными именитыми тогда людьми. Я встречался и с маршалом Баграмяном, он мне книгу подписал на память, и с генералом Беловым, который защищал Москву в 1941-42 годах, и многими другими. Тогда и попали ко мне некоторые письма.

– А идея книги о марках как к вам пришла?
– Просто марки с портретами – это, конечно, хорошо, но, кро- ме фамилий и званий, на них ничего нет. Почти никто не знает, чем прославились эти люди. Я искал их биографии, сидел в архивах по три месяца. Там была папка, посвященная Героям, в которую даже заглядывать было нельзя. В ней были собраны сведения о Героях, которых лишили звания за всякие про- ступки.
– Книгу о письмах не думали написать?
– Нет. Я перечитал много писем, и нигде нет “За Родину! За Сталина!”, зато матерщины хватает. Цензуры никто не боялся, потому что в любой момент каждый мог погибнуть. Кстати, говорят, что были гонения на украинский язык. Ничего подобного, столько писем на украинском! Есть письма из концлагерей. Там, правда, цензурой некоторые строчки вымараны. А есть два письма, они даже пришли почти одновременно. В одном угнанный в трудовой лагерь парень просит, чтобы мама ему хоть маленькую посылочку прислала, иначе он просто умрет. Не знаю, как немцы это пропустили. А другое будто полицай какой-то писал: “Здесь так хорошо, отлично кормят”.

Письма Первой мировой войны еще интереснее. Солдаты описывали свой быт, царя не ругали, политики никакой вообще нет, зато патриотизма много.

“Хотел создать городской музей, а меня послали”

Я обращался в горсовет с предложением организовать городской клуб. Я бы за свои деньги купил помещение, сделал бы там ремонт. Чтобы люди собирались, обсуждали картины, другие предметы искусства. Я бы привозил искусствоведов. Только одно условие: чтобы это не мне, а городу принадлежало. Но меня по-слали туда, куда лучше не ходить.
В музеи я тоже уже пробовал передавать свои коллекции. У меня были старинные черно-белые открытки с видами городов, все с почтовым штемпелем. Я передал музею. Ну и куда они делись? Ни слуху ни духу, экспозиция так и не появилась. Наверное, кому-то перепродали открытки.
 

   












УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.