УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 55 відвідувачів

Теги
автокефалія Президент Віктор Ющенко УПЦ КП Вселенський Патріархат Мазепа Археологія та реставрація 1020-річчя Хрещення Русі Києво-Печерська Лавра УГКЦ краєзнавство постать у Церкві Приїзд Патріарха Кирила в Україну Церква і медицина милосердя Патріарх Алексій II церковна журналістика Голодомор молодь шляхи єднання Священний Синод УПЦ діаспора Церква і влада розкол в Україні конфлікти Церква і політика Доброчинність церква та політика забобони монастирі та храми України Ющенко секти іконопис педагогіка церква і суспільство українська християнська культура Предстоятелі Помісних Церков вибори Католицька Церква комуністи та Церква Митрополит Володимир (Сабодан)






Рейтинг@Mail.ru






УНИАН: «Исламский» экстремизм в Украине: правда и домыслы



УНИАН, Денис Брилев, "Религии в Украине", 17.09.2009и 28.09.2009

 

Сегодня наше общество переживает острейший социально-политический кризис. Это очевидно даже для самого оптимистически настроенного жителя Украины. И теперь перед каждым из нас встает вопрос — что же будет дальше? Любой кризис, особенно если он достигает масштабов, способных расколоть общество на несколько лагерей, неизбежно приводит к обострению проблем, которые до того могли даже не замечаться. Или же, в худшем случае, представлялись существующими «как бы не у нас». К подобным проблемам можно отнести и вопросы веротерпимости, которые до недавнего времени в Украине сложно было назвать актуальными. Однако, как это часто бывает, на волне националистических, сепаратистских и прочих «-ских» настроений начинают возникать и конфессиональные «разборки».
Особую тревогу вызывает ситуация в Крыму, где в результате попустительства, а порой и злого умысла были созданы чуть ли не идеальные условия для деятельности экстремистских по своей сути организаций. Так, к примеру, 12 мая нынешнего года Служба безопасности Украины сообщила, что была «…предотвращена попытка создания в Украине филиала международной религиозно-политической организации с радикальной исламистской идеологией «Хизб ут-Тахрир». По словам пресс-секретаря председателя СБУ Марины Остапенко, Служба безопасности выявила и не допустила попытку иностранцев впервые создать на территории Украины ячейку международной террористической организации «Хизб ут-Тахрир». Есть и более свежие примеры – 10 сентября (то есть буквально на прошлой неделе), по сообщению Отдела по связям с общественностью крымского главка МВД, в мечети одного из сел Кировского района Крыма произошла массовая драка между членами уже упомянутой организации «Хизб ут-Тахрир» и сторонниками «традиционного» ислама. При этом восемь человек попали в больницу с травмами различной степени тяжести.
Парадокс, но организация «Хизб ут-Тахрир» не только свободно действует на территории полуострова, но и открыто проводит свои конференции [1], и активно распространяет свои идеи через СМИ. Причем проблема усугубляется еще и тем, что позиционируя себя как мусульмане, представители этой организации вводят в заблуждение граждан Украины, которые начинают выносить суждения о мусульманах исходя из того образа – далеко не соответствующего действительности – который им навязывают представители этого (и ряда других) экстремистских движений, прикрывающих свои корыстные интересы лозунгами о возрождении ислама.
Вполне логично задать вопрос – откуда в нашем обществе берутся подобные экстремисты? Кому они нужны, и кто покрывает их нередко противоправную деятельность?
Безусловно, грубейшей ошибкой было бы обвинять в возникших проблемах мусульман – поскольку более других страдают именно они, ведь деятельность большинства радикальных движений, прикрывающихся исламским вероучением, направлена именно против них. Однако вопрос остается открытым, ведь, перефразируя известный афоризм – «если экстремисты всех мастей процветают, значит, это кому-нибудь нужно».
Самое удивительное: обратившись к истории, можно увидеть, что корни многих сегодняшних проблем лежат в нашем недалеком прошлом. Как свидетельствуют исследования, так называемый «исламский» (который к исламу имеет такое же отношение, как и война между католиками и протестантами в Северной Ирландии к Нагорной проповеди Иисуса) экстремизм не был занесен к нам «ветрами перестройки», и очень слабо связан с распадом Советского Союза и открывшимися перед разного рода иностранными эмиссарами границами. Больше того, распространившийся на постсоветском пространстве псевдоисламский радикализм, приведший в свое время к проблемам в Средней Азии и Северном Кавказе, а сейчас угрожающий и дестабилизацией ситуации в Крыму, является прямым наследником политики Советского Союза.
Как отмечает авторитетный среднеазиатский исследователь Б. Бабаджанов, активизация радикальной идеологии наблюдается еще в начале 50-х годов ХХ столетия, когда представители советской власти избрали в качестве своих союзников для борьбы с исламом представителей так называемого ваххабизма. Суть дела состояла в том, что на тот период в Средней Азии (и на Кавказе) атеистическая пропаганда оказалась крайне неэффективной. Более того, в некоторых районах власти попросту БОЯЛИСЬ препятствовать мусульманам выполнять свои ритуалы, обоснованно опасаясь беспорядков. Например, как указывает Б. Бабаджанов: «…В одной из папок с документами Комитета по религиозным культам при Кабинете министров УзССР сохранилась многолетняя переписка (1952-1961), в которой местные власти предупреждали власти в Ташкенте и в Москве о том, что закрытие мечети Хаджа Ахрара, расположенной возле его могилы, нежелательно по причине ее исключительной популярности и в связи с тем, что «это действие может вызвать беспорядки» [2]. Причем основной причиной неудачи проповедников атеизма являлось широкое распространение среди мусульман представителей суфизма [3], чей авторитет среди верующих был незыблем, так как именно суфии выступали в качестве основных носителей и толкователей мусульманских законов и обрядов.
Более того, члены суфийских объединений наиболее успешно противостояли давлению атеизма и целенаправленной секуляризации советского периода [4]. Как писал в конце 70-х годов XX века западный исследователь Александр Беннигсен: «…суфийские ордена являются подлинными массовыми антисоветскими организациями, наиболее непокорными и опасными противниками советского режима, вероятными центрами религиозных и националистических движений в мусульманских районах СССР» [5].
Поскольку карательные меры не могли изменить ситуацию, советская власть обратилась к представителям «ваххабизма» — радикального политического течения, проводником идей которого стал муфтий САДУМ (Среднеазиатского духовного управления мусульман) З. Бабаханов. При покровительстве властей он был направлен на обучение в Саудовскую Аравию (1947-1948 гг.), после чего Комитет по делам религиозных культов специальными письмами потребовал от З. Бабаханова «включиться в усилия Партии и Правительства по борьбе с вредными пережитками», среди которых были названы прежде всего ношение паранджи, «подавание рук мюридам и ишанам» [6] и т.д. При этом особое внимание обращалось на «ишанов» и «мюридов» как «вредных антисоветских агитаторов». В дальнейшем З. Бабаханов активно поддерживал контакты с ваххабитами (во время конференций, официальных встреч), а также легально распространял их литературу. По этой причине авторитетнейший мусульманский богослов Мухаммад Хиндустани Рустамов называл З. Бабаханова «первым официальным ваххабитом» региона [7].
Таким образом, «радикализация» ислама, приведшая в наши дни к появлению так называемого «исламского» экстремизма на постсоветском пространстве, в том числе в Крыму, началась не в последние десятилетия в связи с распадом СССР. Распространение экстремистской идеологии во многом является следствием целенаправленной политики по дискредитации и уничтожению традиционного ислама уже не существующей Советской империи.
Но вернемся к «Хизб ут-Тахрир». Как указывают исследователи, эта организация «…эффективно сочетает марксистско-ленинскую методологию и западные лозунги с реакционной исламистской идеологией, с тем чтобы инициировать внутреннюю дискуссию в рамках ислама» [8]. При этом для маскировки своих более радикальных целей она пользуется демократической риторикой и заявляет о недопустимости насилия. Но достижение этих целей возможно только при помощи насилия.
«Хизб ут-Тахрир» была основана в 1952 году в Иерусалиме Такиуддином ан-Набхани ал-Фаластини (1909-1979). За 50 лет основанная им организация превратилась во всемирную сеть со штаб-квартирой в Иордании и Лондоне. Она распространяет радикальную исламистскую идеологию, и, фактически, подталкивает своих приверженцев к совершению террористических акций.
Откровенно говоря, угроза, представляемая радикальной политической исламистской идеологией, не является чем-то новым. Она возникла на основе трудов Такыуддина Ибн Таймии в XIII веке, была развита Мухаммадом Ибн абд аль-Ваххабом (основатель ваххабизма) в XVIII веке, а затем Саидом Кутбом (1906-1965) из организации «Братья-мусульмане», который считается наиболее видным современным исламистом. Он был одним из главных идеологов старейшей исламистской организации «Братья-мусульмане», которая превратилась в крупнейшую террористическую сеть благодаря именно его усилиям [9].
«Исламский» экстремизм в Украине: правда и домыслы. Ч. І
Первоначально основной костяк «Хизб ут-Тахрир» составляли члены палестинского отделения другой, известной своей террористической направленностью религиозно-политической партии «ал-Ихван ал-муслимин» («Братья-мусульмане»). После смерти Такиуддина ан-Набхани ал-Фаластини в декабре 1979 года руководителем партии стал Абд ал-Кадим Заллум, родившийся в 1925 году в палестинском городе ал-Халил, ныне проживающий в Иордании. Именно по его инициативе партия активизировала свою деятельность на постсоветском пространстве. В начале 70-х годов в рядах «Хизб ут-Тахрир» произошел раскол, в результате которого возникла группа «ут-Тахрир ал-ислами» во главе с Салехом Сарийиа, который к тому времени приобрел печальную известность как организатор и исполнитель ряда террористических актов.
Филиалы «Хизб ут-Тахрир» проявляли активность в Египте, Иордании, Тунисе, Кувейте, Палестине, Турции, Западной Европе и в государствах Центральной Азии [10]. Еще в 1970-е годы в Египте были обезврежены две группы террористов, тесно связанных с палестинским отделением «Хизб ут-Тахрир». Боевики одной из них начали свою деятельность с ликвидации бывшего члена правительства, активисты второй – готовились захватить президента Анвара Садата. Летом 1993-го иорданские спецслужбы обезвредили группу из 30 членов «Хизб ут-Тахрир», готовившую покушение на короля Хусейна. В феврале 1999-го власти Узбекистана объявили о причастности представителей этой организации к заговору против президента Ислама Каримова [11]. Также есть основания полагать, что «Хизб-ут-Тахрир» является ответственной за убийство в Алеппо (Сирия) в декабре 1999 года известного исламского ученого Мухаммада Амин Якана [12].
В 1999-2005 годах восточно-иерусалимские активисты «Хизб ут-Тахрир» были организаторами четырех нападений на высокопоставленных официальных лиц из-за рубежа в ходе посещения ими Храмовой горы. Наравне с президентом Турции, Папой Римским и главой МИД Египта среди объектов этих атак была и супруга американского президента Лора Буш. В мае 2005-го ей удалось спастись от разъяренной толпы сторонников «Хизб ут-Тахрир» лишь благодаря усиленной охране и решительным действиям спецподразделения полиции [13].
Результатом подобной «мирной политической деятельности» стало запрещение «Хизб ут-Тахрир» на территории большинства исламских и некоторых европейских государств – например, в Германии.
В мусульманских странах широко распространено убеждение, что возникновение «Хизб ут-Тахрир» связано с деятельностью британских спецслужб, что, естественно, членами организации категорически отрицается. Однако даже они не в состоянии отрицать некоторые факты. Например, у партии есть свой Интернет-сайт, который она использует для распространения идей вооруженной борьбы, призывая к насильственным действиям против правящих режимов в исламских странах (особенно в Узбекистане), обвиняемых ею в отходе от ислама. Cайт партии оформлен высокопрофессионально и имеет многоязыковую поддержку, причем сервер, обслуживающий «Хизб ут-Тахрир», находится не в каком-либо исламском государстве, а именно в Великобритании. По утверждению сотрудника Бирмингемского университета Г. Емельяновой, на Британских островах «Хизб ут-Тахрир» действует весьма активно — их агитационные листовки на английском языке можно ежедневно найти на улицах Бирмингема. Штаб-квартира «борцов с неверными» расположена в престижном лондонском районе Тотенхем, а во главе лондонского филиала стоит 42-летний сириец — шейх Омар Бакри Мухаммед. До последнего времени официальными руководителями «Хизб ут-Тахрир» являлись братья Имран и Абдул Вахиды [14]. По мнению западных исследователей, английский и центрально-азиатский филиалы «Хизб ут-Тахрир» тесно связаны и координируют деятельность организации (в том числе и террористическую) [15].
Что касается целей «Хизб ут-Тахрир»: основной своей целью эта «партия» считает установление во всем мире порядка, который они называют «исламским». При этом важно подчеркнуть, что группа «Хизб ут-Тахрир» не является духовным, образовательным или воспитательным учреждением. Вся ее деятельность сводится к достижению политических целей, все методы и формы ее работы политизированы. Приведем небольшую цитату из программных текстов организации: «Вся деятельность хизба (партии), будь то управление государством или иные сферы, является политической деятельностью. Не обучение является основной задачей хизба, ибо это не учебное заведение. И не проповеднической деятельностью занимается хизб. Его дело — политика». Показательным в этом отношении является случай, когда один из видных активистов партии предложил Такиуддину ан-Набхани включить в программу обучения «однопартийцев» изучение Корана. Ответ был следующим: «Слушай, Амин, не порть мне молодежь; партии не нужны убогие святоши» [16].
В Украине деятельность «Хизб ут-Тахрир» насчитывает как минимум 10 лет – по меньшей мере, именно такой срок указали сами представители этой организации в своем письме-опровержении на ранее упомянутое заявление пресс-службы СБУ. На сегодняшний день активность «Хизб ут-Тахрир» в Крыму происходит при ярко выраженном попустительстве Меджлиса и Духовного управления мусульман Крыма (ДУМК). Более того, председатель Комитета по делам религий АР Крым Владимир Малиборский считает, что подобная активность возможна только при поддержке хизбов со стороны руководства Меджлиса. Как отметил В. Малиборский в своем интервью еженедельнику «События»: «…Для примера: Верховная Рада АРК делает попытку предложить проект закона о запрете партии «Хизб ут-Тахрир». Через два дня – аргументированное, квалифицированное заявление Чубарова [17]. И опять-таки Рефат Абдурахманович получает дивиденды. Хизбы видят в нем человека, которого можно поддержать. При этом нужно учитывать, что хизбы — довольно влиятельные люди, а не какие-то последние пастухи…» [18]. А в августе сего года и сам муфтий Крыма Эмирали Аблаев, до того публично, хотя и вяло осуждавший деятельность «Хизб ут-Тахрир», вдруг заявил о том, что радикальных течений в Крыму нет [19]. Ответ от «благодарных» сторонников «Хизб ут-Тахрир» долго ждать себя не заставил…
Но, говоря о деятельности радикальных течений в Крыму, одними сторонниками «Хизб ут-Тахрир» ограничиться, к сожалению, не получится. Однако это уже тема для следующей публикации.


Примечания:
1. См. например: У Криму Хізб-ут-Тахрір пропонує будувати економіку «під захистом Халіфату» // http://www.risu.org.ua/ukr/news/article;30242/
2. Кадырова М. Жития Ходжа Ахрара: Опыт системного анализа по реконструкции биографии Ходжа Ахрара и истории рода Ахраридов. — Ташкент: Институт востоковедения имени Абу Райхана ал-Бируни АН Республики Узбекистан, 2007. — 112 с.
3. Суфизм – течение в исламе, акцентирующее свое внимание на борьбе человека со своими недостатками, и в этом смысле представляющее собой исламскую науку воспитания и нравственно-этическую систему формирования в человеке искренности в его поклонении Богу.
4. Бабаджанов Б.М. Возрождение деятельности суфийских групп в Узбекистане // Суфизм в Центральной Азии. — СПб.: Филологический факультет СПбГУ, 2001. — 394 с.
5. Bennigsen A., Wimbush S.E. Mystics and commisars: Sufism in the Soviet Union. London, 1985. — 194 p.
6. Мюриды и ишаны – представители суфийских объединений.
7. Бабаджанов Б. О фетвах САДУМ против «неисламских обычаев» // Ислам на постсоветском пространстве: взгляд изнутри / Под ред. А. Малашенко и М.Б. Олкотт; Моск. Центр Карнеги. — М.: Арт-Бизнес-Центр, 2001. — 320 с.
8. Hizb ut-Tahrir: Islam’s Political Insurgency. – Washington, DC: The Nixon Center, December 2004. – P. 6
9. Husain Haqqani. Understanding HT Ideology // The Challenge of Hizb ut-Tahrir: Deciphering and Combating Radical Islamist Ideology. – Washington, DC: The Nixon Center, 2004. – p. 30.
10. Игнатенко А. Зеленый internetционал // НГ-Религии. — 1999. — 7 апреля.
11. Израиль скрыл роль врагов России в покушении на Буша // http://izrus.co.il/dvuhstoronka/article/2008-07-18/1352.html
12. А.Новиков: Бродит призрак терроризма... «Хизб-ут-Тахрир» в Англии // http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1161416700
13. Израиль скрыл роль врагов России в покушении на Буша // http://izrus.co.il/dvuhstoronka/article/2008-07-18/1352.html
14. Устинова Ю. Хизб ут-Тахрир в современной Британии // http://www.ferghana.ru/article.php?id=5028&print=1
15. Истоки ваххабизма в социально-экономическом кризисе // Дело #. — 2000. — 26 июня.
16. Мирзоев Д. Жертвы демагогии // Современная мысль. — №9 (66), сентябрь 2004.
17. Имеется в виду выступление представителя Меджлиса Р. Чубарова, в котором тот высказывался против запрета деятельности «Хизб ут-Тахрир» в Украине.
18. Малиборский В. Православные и мусульмане не работают друг против друга // Еженедельник «События». – 2008. – 1 августа. // http://www.sobytiya.com.ua/search.php?category=all&words=%EC%E0%EB%E8%E1%EE%F0%F1%EA%E8%E9&search_words=all&doc=1217581983&m=all&y=2008
19. Муфтий Крыма уже отрицает радикальные исламские настроения на полуострове // http://www.nr2.ru/243957.html

 

Часть 2

 

Милиция выражает озабоченность по поводу функционирования и разрастания в Крыму секты «Такфир». При этом в качестве примера опасности этой секты приводится факт покушения на жизнь двух граждан, которые в отличие от радикалов-такфировцев представлены в данном сообщении как «…приверженцы течения «Салафизм», которые пользовались «…большим авторитетом среди сторонников традиционного ислама». Как бы на первый взгляд все нормально: есть радикалы-исламисты, и есть представители традиционного ислама, которые от них страдают. Однако первое впечатление обманчиво. Если бы пресс-служба крымского МВД озаботилась ознакомиться с проблемой или хотя бы проконсультироваться со специалистами, занимающимися проблематикой ислама, то они бы знали, что обе группы – и «Такфир», и «Салафийа» – являются родственными течениями внутри ваххабизма. Более того, до последнего времени так называемые «салафиты» считались и продолжают считаться одной из наиболее радикальных исламистских групп. В некоторых странах деятельность салафитов под запретом – из недавних примеров в январе сего года движение «Салафия» объявлено в Таджикистане вне закона. Решение было принято Верховным судом страны на основании иска Генеральной прокуратуры. Такой шаг мотивируется таджикскими властями защитой конституционного строя, укреплением национальной безопасности страны и предотвращением разжигания межконфессиональной розни [1]. Поэтому погорячилась крымская милиция с объявлением «салафитов» представителями традиционного ислама…
В этой связи интерес представляет мнение крымского журналиста Дмитрия Зубова, который считает что подобная избирательность объясняется «…значительным усилением влияния ваххабитов на духовное управление мусульман Крыма, которое подчиняется непосредственно крымскотатарскому меджлису» [2]. Иными словами, интерпретировать происходящее можно так, что политически более успешные представители ваххабизма решили убрать чужими руками своих «собратьев», которые не сумели пока инкорпорироваться во властные структуры автономии или Украины в целом.
Помимо упомянутых представителей «Хизб ут-Тахрир» и различных ваххабитских движений, действующих в Украине, активный интерес к нам проявляют и представители одной из наиболее ярких и типичных представителей радикальной исламистской идеологии – экстремистской организации «Братья-мусульмане» [3], – представленной множеством общественных организаций, которые входят в ее сетевую структуру.
Исследователи исламизма в большинстве своем соглашаются с тем, что большинство современных исламистских организаций берут на вооружение идеологию «Братьев-мусульман». Именно эта организация предопределила большинство тенденций, которые наблюдаются сегодня в современном исламистском движении.
«Братья-мусульмане» одними из первых в своей организационной структуре стали применять переходную форму от более четко оформленного организационного идеологического ядра (египетская организация «Братьев-мусульман» [4]) ко все более аморфной, децентрализованной, расползающейся сети и более активному распространению ячеек по принципу, сходному с «франчайзингом» [5]. Такие ячейки разделяют идеологию и общие установки материнской организации и используют ее имя как своеобразный брэнд, но напрямую не связаны с ней организационно.
Сделаем небольшое отступление, и отметим, что «сетевой» характер вообще свойственен исламистским организациям, подобно «Братьям-мусульманам» участвующим в современном цивилизационном противостоянии. Однако это, на наш взгляд, не воспетое американским политологом С. Хантингтоном противостояние Западной и Исламской цивилизаций. Более аргументированной нам представляется точка зрения заместителя директора Института экономических стратегий РАН А.И. Неклесса. По его мнению, «…в мире начинается интеллектуальная, мировоззренческая борьба прежних институтов цивилизации и начал какой-то иной культуры, в которой активно используется такой особый политический инструмент, как «системный терроризм» («новый терроризм»), и все более влиятельной становится экспансия сетевых организаций, базирующихся на существенно иных принципах. Это гибкие, амбициозные корпорации, выступающие как вполне самостоятельные, динамичные субъекты, и производят они порой чрезвычайно эффективные действия. Сетевые организмы функционируют на основе паутины множества горизонтальных связей. В качестве внятной аналогии я бы сослался на «вирусные» атаки или на поведение «червей», «троянов» в электронном пространстве...» [6].
Эти организации интенсивно проникают в политическую и экономическую систему государств; располагают клонированными структурами прикрытия в виде партий и общественных организаций; имеют собственные парламентские фракции и контролируемые средства массовой информации. Осуществляют представительство в международных организациях и участвуют в мировых экономических процессах. Формируют параллельные (теневые) транснациональные сообщества. Реализуют активное идейно-теоретическое обоснование насилия и продуцируют всемирные символы сопротивления (от Че Гевары до Усамы бен Ладена). По мнению военных экспертов, именно подобные организации и являются основными субъектами международного терроризма [7].
При этом, рассматривая экстремистское движение в целом, нельзя не отметить тот факт, что существование радикальных исламистских организаций выгодно многим, в том числе и определенным кругам на Западе (прежде всего в США). Существующая политическая нестабильность на Ближнем и Среднем Востоке на руку странам Запада, которым не выгодна интеграция исламских государств и выдвижение их в качестве самостоятельного геополитического полюса. Периодические теракты с «исламским» следом в странах Европы, США и России позволяют отвлечь население от внутриполитических проблем и переключить внимание на консолидацию общества перед лицом внешней угрозы. Кроме того, существующее положение дел выгодно Ирану, который претендует на ведущую роль в исламском мире, «…а потому умело разыгрывает как карты внутриисламских конфликтов, вкладывая деньги в дестабилизацию возможных оппонентов и играя на идущем от первых веков ислама противоречии между шиитами и суннитами, так и противостояния ислама Западу» [8]. Именно определенные круги в Иране оказывают финансовую поддержку таким террористическим организациям, как ливанская «Хезболла» и палестинский «ХАМАС».
Но вернемся к нашим «Братьям-мусульманам». Мухаммад Акиф, нынешний генеральный наставник этой организации, в прошлом руководитель Исламского центра в Мюнхене, объясняет трансцендентальный характер движения: «У нас нет международной организации, наше движение строится на основе восприятия вещей. Мы представлены в каждой стране. Везде, где люди верят в программу «Братьев-мусульман». В качестве сторонников идеологии «Братьев-мусульман» Мухаммад Акиф называет Союз исламских организаций Франции Юсефа аль-Кардауи [9].
Бассами Тиби, немецкий профессор сирийского происхождения, известный эксперт по исламу, называет европейских «Братьев-мусульман» «…радикалами в овечьей шкуре, которые усвоили, что могут молчать, пока других обвиняют в ксенофобии». Он отмечает, что любая критика связанных с «Братьями- мусульманами» организаций сопровождается обвинениями в расизме и преследовании мусульманам по религиозному признаку. Он пишет, что «журналисты, которые критикуют эти организации, завалены судебными исками и участвуют в бесконечных проигрышных и дорогостоящих судебных процессах».
Вообще следует отметить, что сегодня в сплоченных рядах исламистов существует тенденция делиться на так называемых «умеренных» и «радикальных». «Умеренные» исламисты стремятся максимально легализоваться в странах Запада, дистанцироваться от своих «радикальных» коллег, и получить признание среди представителей власти. И в первую очередь это относится к европейским «Братьям-мусульманам», а также к палестинскому крылу этой организации террористической группировке ХАМАС (по крайней мере, таковой ее считают в большинстве государств мира). Последнее время новостные ленты информагенств пестрят заголовками о том, что руководство представители ХАМАС негласно встречаются с представителями европейского и американского истеблишмента. Особое внимание «Братья-мусульмане» уделяют своим отношениям с Россией, в которой сегодня видят своего геополитического союзника – к слову сказать, в России, склонной обвинять в терроризме без особых на то оснований, ХАМАС не считается террористической организацией. О причинах такой любви стоит сказать пару слов отдельно.
«Исламский» экстремизм в Украине: правда и домыслы. Часть 2
Пару недель тому, в результате спецоперации секретных служб Иордании был предан огласке секретный программный документ «Братьев-мусульман» по стратегии своей организации в новых условиях региональной ситуации и международной политики. Помимо всего прочего, в документе содержатся откровенные угрозы в адрес короля Иордании Абдаллы, что может нанести ощутимый удар по статусу «Мусульманских братьев» в этой стране. Однако для нас интересны другие положения этого документа [10]. А точнее, предложение установить более тесные связи с Россией, что означает разворот на 180° в своих отношениях с нашим соседом.
На протяжении почти всей истории существования «Братьев-мусульман» эта организация крайне враждебно относилась как к Советскому Союзу, так и к уже независимой России. В 80-х годах при поддержке Саудовской Аравии «Братья-мусульмане» сыграли одну из ключевых ролей в мобилизации и финансировании тысяч арабских добровольцев, отправившихся на войну против советских войск в Афганистане. В конце 70-х – начале 80-х сторонники этой организации оказали значительное влияние и на формирование исламистского подполья в Ферганской долине советской Средней Азии. Отцы современного исламского фундаментализма в этом регионе Рахматулла аллома и Абдували-кори, образовавшие в то время подпольную религиозную школу в Андижане, во многом опирались на труды египетского идеолога «Братьев-мусульман» Саида Кутба [11].
В 90-х годах российские СМИ, ссылаясь на источники в спецслужбах, стали обвинять «Братьев-мусульман» в мобилизации и финансировании арабских моджахедов в Чечне. К примеру, издание «Коммерсант» отмечало, что «…Иорданское отделение международной террористической организации «Братья-мусульмане» в начале 1999 года собрало для Чечни около 20 млн. долларов». В июне 2001-го ИА «Интерфакс», со ссылкой на «компетентные федеральные структуры на Северном Кавказе» сообщило о том, что «…руководство действиями боевиков в Чечне фактически перешло к представителям экстремистского крыла исламского объединения «Братья-мусульмане». Итогом антироссийской деятельности организации стало то, что в феврале 2003-го «Братья-мусульмане» были признаны Верховным судом РФ террористической организацией, и в июле 2006 они оказались в первой версии российского списка террористических организаций [12].
Однако с 2006 года тональность российских СМИ и должностных лиц резко меняется, точнее, пропадает вовсе. Если в 2001 году выступлений российских официальных лиц с обвинениями в адрес «Братьев-мусульман» по поводу их поддержки моджахедов Северного Кавказа насчитывалось 10, в 2002-2005 годах – по два ежегодно, то в 2006 прозвучало лишь одно подобное выступление, а с 2007 года они полностью прекратились. И именно в 2006 году Москва впервые установила контакты с палестинским ответвлением «Братьев-мусульман» – организацией ХАМАС (во 2-м пункте его программы сказано: «Движение исламского сопротивления – одно из ответвлений «Братьев-мусульман» в Палестине»). В марте 2006-го в российскую столицу был приглашен председатель Политбюро ХАМАСа Халед Машаль, который, ко всему прочему, член Ассоциации «Братьев-мусульман» с 1971 года (в 80-х Машаль являлся одним из руководителей кувейтского отделения данной организации).
Аналогичная ситуация наблюдалась и в противоположном лагере. Еще в начале 2000 года тогдашний спикер ХАМАСа (Палестинское отделение «Братьев-мусульман») Абдель Азиз Рантиси (член организации с 1967 г.) организовывал в секторе Газа демонстрации в поддержку «моджахедов» на Северном Кавказе. Их участники жгли российские флаги и портреты Путина, скандировали антироссийские лозунги. В октябре 2000 лидер ХАМАСа шейх Ахмад Ясин в интервью газете «Время новостей» назвал русских «оккупантами», а «мусульман воюющих в Чечне» призывал «сражаться против России». Затем, в течение трех лет руководители ХАМАСа не высказывались по поводу ситуации на Кавказе, но весной 2004 резко изменили тон своих заявлений по этому поводу. Халед Машаль публично выразил «…крайнюю заинтересованность в сильной и единой России». Он пожелал «…чтобы кровоточащая чеченская рана, была залечена как можно быстрее» и даже предложил посреднические услуги в урегулировании этого конфликта [13].
С чем связана столь резкая смена курсов в обоих лагерях? Со стороны России безусловно есть интерес в укреплении своих пошатнувшихся позиций на Ближнем Востоке, в том числе и для решения проблем с исламистами на Северном Кавказе. Владимир Путин не скрывал, что одной из целей активизации политики России на Ближнем Востоке является достижение договоренностей с лидерами арабских стран о пресечении поступающей оттуда поддержки исламистов на Кавказе. Особое внимание в этой связи уделялось суннитским монархиям Персидского залива: Саудовской Аравии, Объединенным Арабским Эмиратам (ОАЭ), Кувейту, Катару и Бахрейну, которые традиционно служат главной опорой для «Братьев-мусульман» в других арабских странах. Ну и, естественно, другим интересом является то, что по «счастливой случайности» в этом регионе оказалось сосредоточено до неприличия много углеводородов, т.е. нефти.
Со стороны «Братьев-мусульман» интерес состоит в том, чтобы, как гласит ранее упомянутый секретный программный документ «…противодействовать американо-сионистскому плану, рассматривающему исламский мир в качестве мишени». То есть использовать «дружественную» Россию в качестве геополитического противовеса.
Проехавшись по «дружбе крепкой, неразлучной» России и исламистов, а также немного обозначив интересы обеих сторон в этой дружбе, плавно переходим к деятельности «Братьев-мусульман» на бескрайних просторах нашей необъятной родины. Правда, перед этим сделаем небольшую ремарку – все вышесказанное говорилось для того, чтобы было понятно, что в ближайшее время «Братья-мусульмане», помимо своих стратегических целей, как то достижение политического господства, будут в меру своих возможностей помогать и России в реализации ее геополитических целей. А поскольку Украина была, есть и будет в сфере интересов северного соседа (что вполне естественно, учитывая культурную и географическую близость), то и представителей исламистских организаций на территории Украины можно будет с натяжкой считать «рукой Москвы» - по крайней мере, в краткосрочной и среднесрочной перспективе.
Анализируя ситуацию в мусульманском сообществе Украины, прежде всего контакты украинских мусульманских центров со всевозможными иностранными структурами, входящими в сеть «Братьев-мусульман», можно отметить, что наибольшим числом подобных связей обладает ассоциация «Аль-Раид» [14]. К примеру, среди спонсоров ассоциации можно встретить такие организации как «Исламская помощь» (Великобритания), «Организация общественных реформ» (Кувейт), «Всемирная Ассамблея Мусульманской Молодежи» (WAMY, Саудовская Аравия), «Федерация исламских организаций Европы» (FIOE) ряд других.
Немного остановимся на этих благотворительных организациях, тем более что про них есть что рассказать.
WAMY («Всемирная Ассамблея Мусульманской Молодежи») основана в 1972 году в Саудовской Аравии. По указу короля Фахда WAMY называлась «независимой международной организацией», в статусе которой получила признание ООН, как первая «негосударственная мусульманская молодежная структура». Ее официальный госбюджет с самого начала составил 175 миллионов саудовских риалов (то есть 47 миллионов долларов), и подчинялась Ассоциация саудовскому министру по исламским делам.
На постсоветском пространстве известна прежде всего тем, что в середине 90-х годов распространяла многотысячными тиражами книги идеологов экстремизма: Сайида Кутба, Абу Аля аль-Маудуди, Ибн Абд аль-Ваххаба, а также книгу идеолога дагестанских ваххабитов Багаутдина Мухаммада «Намаз» (спустя несколько лет ее переиздаст организация «Аль-Масар», одесский филиал «Аль-Раида») [15].
По мнению экспертов, в значительной степени WAMY используется для усиления влияния Саудовской Аравии и реализации ее внешнеполитических устремлений в мусульманских общинах и местах компактного проживания мусульман, в том числе на территории РФ и республик СНГ. Одной из активных форм работы ассоциации является подготовка мусульманской молодежи на базе летних лагерей. Учебный цикл продолжительностью 1-2 месяца, включает религиозное обучение, трудовое и физическое воспитание. Некоторые инструкторы в таких лагерях имеют опыт ведения боевых действий в составе исламистских экстремистских организаций в Афганистане, Боснии, Косове и других регионах. Важное значение в деятельности WAMY уделяется религиозно-пропагандистской работе. На ряде проводимых WAMY мероприятий отмечалась пропаганда идей и положений исламистского экстремизма [16]. В 2004 году в США Ассамблея была обвинена в финансировании террористических организаций, ее офисы были опечатаны, а сотрудники и активисты депортированы из страны. Одновременно с этим в самой Саудовской Аравии королевским указом WAMY и группа аналогичных (хоть и менее масштабных) фондов, среди которых «Саудовский комитет помощи мусульманам Косово и Чечни», перестали числиться на дотации государства, став сугубо общественными фондами. Одновременно с этим началась ревизия этих фондов из-за того, что кое-кто в них, по словам американских спецслужб, якобы использовал средства для помощи террористам.
Организация общественных реформ (также встречается название «Общество социальных реформ» – Social reform society), штаб-квартира которой расположена в Кувейте, получила «известность» благодаря своей финансовой, а также «гуманитарной» помощи боевикам в Чечне. По утверждению экспертов, организация имела региональное представительство в Грозном, куда переправлялись деньги из Баку. Кувейтские представители действовали главным образом через Азербайджан, а деньги доставлялись курьерами без особой конспирации под видом пожертвований местным общинам, школам, мечетям и т. д. Однако окончательным получателем была в основном группировка небезызвестного Хаттаба [17].
Исламская помощь – основана в Великобритании (г. Бирмингем) в 1984 году. Основателем организации стал Гани Аль-Бани, отец которого был казнен за участие в покушении на президента Египта Насера. По данным СВР РФ, «Исламская помощь» контролируется и финансируется спецслужбами Великобритании и Саудовской Аравии, а Аль-Бани в сентябре 1997 г. нелегально выезжал в Чечню и встречался там с Масхадовым [18].
Что касается идеологической близости, то, если верить публикациям в печатном органе «Аль-Раида» газете «Арраид», их идеологом, как они сами пишут «наиболее авторитетным ученым современности» является Юсеф аль-Кардауи [19], известный во всем мире как сторонник экстремистских действий. Если проанализировать его выступления и работы, то можно отметить, что его идеологическая линия меняется в зависимости от аудитории. Он приветствует акции террористов-смертников против израильских и американских сил и рассматривает их как высшую форму проявления джихада. По поводу участия женщин в подобных акциях он заявляет, что «со времен пророка они сражаются бок о бок с мужчинами; женщины приносят себя в жертву ради освобождения священных земель, оккупированных Израилем, и это величайшая из жертв на пути Аллаха». По его словам, джихад в Палестине является обязанностью (фард айн) каждого мусульманина. Для участия в нем, в том числе в акциях самопожертвования, мусульманки не обязаны спрашивать разрешения ни у мужей, ни у сыновей, ни у отцов [20]. Кроме того, он осуждает мирный процесс на Ближнем Востоке, называя его «заговором с целью остановить палестинское сопротивление», джихад, по его мнению, обязателен для всей мусульманской уммы, чтобы освободить Палестину, Иерусалим, мечеть «Аль-Акса». В 2004 г. Ю. Кардауи издал фетву, оправдывающую убийства всех американских граждан в Ираке, включая гражданских. В частности, он говорит, что «нет разницы между американскими военными и гражданскими, т.к. и те и другие прибыли, чтобы поработить Ирак, они служат интересам американских оккупационных сил». Издаются фетвы, в которых Ю. Кардауи пишет, что «те, кто называет акции самопожертвования обычным самоубийством, ошибаются» [21].
Что можно сказать в подобной ситуации? Можно, конечно, посоветовать руководству «Аль-Раида» более осмотрительно выбирать спонсоров – ведь как известно, кто платит, тот и заказывает музыку. Но такая рекомендация могла бы быть полезной лишь в случае необдуманного выбора спонсоров. Если же ассоциация «Аль-Раид» знала, у кого берет средства – то тогда ситуация предстает в совершенно ином свете…
Продолжать анализировать имеющуюся информацию можно было бы еще долго. Однако и уже сказанного, на наш взгляд, достаточно для того, чтобы понять – Украина, по своей воле, или против ее, - оказалась втянутой в большую геополитическую игру с участием организаций, методы деятельности которых принято называть террористическими. При этом выиграть в этой игре Украина вряд ли сможет, а вот проиграет почти наверняка. Причем сильнее всего пострадают простые украинские мусульмане, в соответствии с народной мудростью – «паны дерутся, у холопов чубы трещат», или же с другой, не менее грустной истиной – «рыба гниет с головы, но чистят ее с хвоста».


Примечания:
1. «Салафия» объявлена в Таджикистане вне закона // http://asiaplus.tj/news/47/44944.html
2. Кто заказывал драку в Журавках? // http://www.kp.crimea.ua/news_details.php?news_type_id=1&news_id=7009
3. 18 декабря 2002 г. министр внутренних дел Королевства Саудовская Аравия, принц Нэйеф обвинил это течение в том, что «они политизировали ислам». Принц Нэйеф заявил: «Мы чересчур поддерживали «Братьев-мусульман», которые являются причиной проблем в арабском мире и, возможно, также в мусульманском мире» [Понкин И.В. Ислам во Франции. — М.: Изд-во Учебно-научного центра довузовского образования, 2005. — с 9].
4. В 2005 г. Мухаммад Акиф, нынешний генеральный наставник организации «Братья-мусульмане», в прошлом руководитель Исламского центра в Мюнхене, в интервью заявил, что европейские «Братья-мусульмане» не имеют прямых связей с египетским отделением, однако они координируют с ним свою деятельность. Он также отметил, что между европейскими и египетскими «Братьями-мусульманами» нет противоречий.
5. Франчайзинг — развитая форма лицензирования, при которой одна сторона предоставляет другой стороне возмездное право действовать от своего имени, способствуя тем самым расширению рынка сбыта.
6. Неклесса А. Террор и антитеррор в меняющемся мире. Системы безопасности, основанные на бюрократии и тотальном контроле, оказались неадекватными новым угрозам // Независимая газета. — 2004. — 28 сент.
7. Хочешь мира, победи мятежевойну! Творческое наследие Е.Э. Месснера (Российский военный сборник). — М.: Военный университет, Русский путь, 2005. — С. 503
8. Крупник И.Л. Религиозный экстремизм на Ближнем и Среднем Востоке // Религиозный экстремизм и фундаментализм: справочное издание. — М., 2008. — С. 87-88
9. Нечитайло Д.А. Деятельность «Братьев-мусульман» в Европе // http://www.iimes.ru/rus/stat/2007/20-03-07a.htm
10. http://www.ammonnews.net/article.aspx?articleNO=43953
11. Abduvahitov A. Islamic Revivalism in Uzbekistan // Russia’s Muslim Frontiers / Ed. by D. F. Eickelman. - [S. l.]: Indiana Univ. Press, 1993. - Р. 79-100
12. Единый федеральный список организаций, признанных террористическими Верховным Судом Российской Федерации // http://nak.fsb.ru/nac/ter_org.htm
13. Тайный план исламистов: сдать Кавказ ради союза с Россией против Израиля // http://izrus.co.il/dvuhstoronka/article/2009-08-30/6085.html
14. «Аль-Раид» (до 2007 года называлась – Межобластная ассоциация «Ар-Раид») была основана в 1997-м на базе объединения арабских студентов, учащихся в украинских вузах. Руководители ассоциации – выходцы из стран Ближнего Востока и Восточной Африки. Первый ее глава – суданец Муаз Абу-Обейда – был депортирован из Украины в 2001.
15. Подробнее о связи WAMY с террористическими организациями см.: Коломиец А. Буш в доле с Бен Ладеном // Еженедельник 2000, 23.04.04, блок С5. http://news2000.org.ua/issue/218/C5.pdf; Наумкин В.В. Ислам и мусульмане: культура и политика. – М., 2009. – С.453
16. Вихрев М. Исламские организации и их влияние на существование и распространение исламистского экстремизма // http://www.iimes.ru/rus/stat/2005/13-07-05.htm
17. Поляков К. Влияние внешнего фактора на радикализацию ислама в России в 90-е годы ХХ в. (на примере арабских стран) // http://www.carnegie.ru/ru/pubs/books/volume/36601.htm
18. Тульский М. Ислам с неисламском мире // http://www.africana.ru/konkurs/raboti/Tulsky/islam.htm
19. http://islamua.net/islam_ua/fatwa/?aut=9
20. Нечитайло Д.А. Ислам, политика, радикализм в Великобритании // http://www.iimes.ru/rus/stat/2005/17-07-05.htm
21. Нечитайло Д.А. Деятельность «Братьев-мусульман» в Европе // http://www.iimes.ru/rus/stat/2007/20-03-07a.htm

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.