УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 70 відвідувачів

Теги
церква та політика конфлікти милосердя Патріарх Алексій II Києво-Печерська Лавра молодь Церква і політика Предстоятелі Помісних Церков Приїзд Патріарха Кирила в Україну Митрополит Володимир (Сабодан) монастирі та храми України Вселенський Патріархат церква і суспільство педагогіка розкол в Україні Священний Синод УПЦ постать у Церкві краєзнавство УГКЦ Голодомор іконопис шляхи єднання діаспора церковна журналістика Доброчинність УПЦ КП Католицька Церква автокефалія 1020-річчя Хрещення Русі секти Церква і медицина Президент Віктор Ющенко Мазепа забобони Археологія та реставрація вибори українська християнська культура Ющенко комуністи та Церква Церква і влада






Рейтинг@Mail.ru






«Новая» (Украина): Затопленная родина Патона



«Новая» (Украина), Александр Марущак, 06.09.09

 

Недавно мне довелось отдыхать на берегу Днестра и совершить экскурсию в древний Свято-Николаевский мужской монастырь. Чтобы попасть к нему, нужно было плыть на катере больше получаса, а затем подняться на крутую гору, пройдя более 300 ступенек, сделанных руками монахов. Один из послушников, услышав от туристов «боже, какая красота!», сказал: «Красота эта рукотворная, еще лет 40 назад через Днестр можно было перебраться на пароме, а теперь здесь море, которое перечеркнуло судьбы тысяч людей, мы молимся за них». Напротив монастыря располагались несколько сел, которые 30 лет назад попросту залили водой.
Дорога в море

Когда наша машина подъезжала к Днестру, меня охватило какое-то странное чувство. Дорога, идущая к реке, была необычной, абсолютно прямой и заканчивалась прямо у обрыва в Днестр. Странная дорога, которая ведет в пучину, не правда ли? Времени узнавать подробности не было. Мы спешили занять место в дубово-еловой посадке над берегом, устанавливать палатку, искать дрова для костра.

Пейзажи здесь просто фантастические – водная гладь такая, что глазом не охватишь (местами глубина до 60 м). А горы на противоположном берегу неимоверно красивые, ну впрямь Карпаты! Уже во время ночной рыбалки люди, которые прогуливались вдоль берега, пояснили, что до ближайшего с. Рудьковцы пара километров. Здесь сходятся границы трех областей. Мы на берегу Хмельницкой. Слева – земля Виннитчины, скалистый берег – Черновицкая область. А вдалеке белое пятнышко — это контуры Днестровской ГЭС.

Ближе к полудню солнце так жарило, что поневоле хотелось в воду. Один из отдыхающих посоветовал пройти вдоль берега метров 500 и искупаться на пляже, устланном камнем. В этом месте, кстати, и обрывается та странная дорога, о которой я вспоминал вначале. Только мужчина посоветовал: «Дальше за поворот не заходи, там кресты валяются». Это и заинтриговало.

 

Онуфрий уже не обидится

На первый взгляд, каменный откос ничем не примечателен. Над ним возвышается холм, а отдыхающие лежат себе на камнях, загорают. Только вблизи я замечаю, что это вовсе не камни, а могильные плиты и кресты… .

 

От увиденного мурашки побежали по коже. Как? Почему? Откуда? А крестов и памятников здесь десятки: в воде, на берегу, на самом холме. На некоторых могилах сохранились даты: 1883, 1896 и 1902 гг. На надгробиях можно прочитать: «Здесь покоится раб божий Онуфрий», «Погребен младенец Анна…»

Некоторые кресты отдыхающие поставили в виде лавочек и, восседая на них, натирали себя кремом. А несколько барышень даже прилегли на каменные надгробия – используя их как лежаки... На мой вопрос, не смущает ли их кладбище, дамы только похихикали, мол, а твое какое дело? Не знаю почему, но мне не захотелось больше купаться.

 

Приграничный рай

Пообщавшись с местными жителями и историками, выяснил, что кладбище – это начало городка Калюс, затопленного в конце 70-х гг. прошлого века, при строительстве Днестровской ГЭС, а таинственная дорога, заканчивающаяся у обрыва, вела в эту живописную местность. .

 

Старинный городок существовал здесь с летописных времен. По слухам, его основали греки, приплывшие сюда по Днестру. Первые упоминания о Калюсе датируются 1431 г. — в грамоте польского короля, выданной одному из местных шляхтичей. В 1542 г. городок был полностью уничтожен ордой, но быстро возродился. В начале ХХ в. здесь проживало 1365 православных, 1324 еврея и 33 католика. А по данным переписи 1905 г., в городке насчитывалось 970 дворов, проживало 5248 человек.

Сам Кадюс располагался на берегу Днестра, до войны по реке проходила граница с Румынией. Жизнь приграничного городка была не сахар. Людям запрещалось близко подходить к реке. По воспоминаниям местных жителей, органы госбезопасности зорко следили за тем, чтобы люди не жгли свет по ночам.

— Местечко всегда считалось зажиточным. До войны здесь работало несколько артелей – шили кожухи, клепали бочки, выращивали табак, поскольку в городке находилась табачная фабрика (во время войны немцы перевезли ее в Каменец-Подольский – Авт.), — рассказывает «Новой» бывший житель Калюса Владимир Погомий, краевед. – Добрую половину жителей составляли евреи, с которыми немцы по-зверски расправились во время оккупации – расстреляли недалеко от городка, спастись удалось единицам.

После войны люди могли спокойно перебираться на другой берег Днестра – работал паром. В Калюсе каждую неделю действовал базар, народу собиралось столько, что нельзя было пройти. За покупками приезжали даже из соседней Молдавии. Торговать было чем, ведь местный колхоз собирал богатые урожаи зерна и винограда, в их долине все поспевало на несколько недель раньше, чем в других районах. Местность эту многие называли раем — земля была плодородной.

 

Все ушло под воду

Увы, это не остановило Советскую власть. В 60-х гг. прошлого века по местечку ширились слухи о затоплении. Люди обсуждали эти планы, но надеялись на лучшее. А в 70-х гг. им открыто заявили о переезде, объясняя это необходимостью постройки Днестровской ГЭС.

 

— Если быть точным, то о планах затопления сел народ догадывался и раньше. Ведь еще с 1954 г. в Калюсе было запрещено любое строительство, — рассказывает «Новой» Валерий Яворский, бывший инженер-строитель по переселению зоны затопления Днестровского водохранилища. – Мне приходилось бывать во всех селах Новоушицкого района, которые попадали в зону затопления. Мы проводили инвентаризацию жилья. Люди жили бедно, хаты в основном были старые, их оценочная стоимость не превышала 1—2,5 тысяч рублей. Но подсчитывали стоимость всего: домов, сараев, погребов, колодцев, деревьев.

По словам Валерия Анатольевича, все постройки в селах по желанию граждан переносились в другое место или рушились, церквей не было, их до этого уничтожила Советская власть. Перевозили и кладбища.

— Этим занималась бригада из Новой Каховки. Они ездили со специальной техникой по селам. Процедура была такой: экскаватор разрывал яму в полтора метра, а потом выгребал останки костей и гробов. Их высыпали в специальные ящики и вывозили по желанию людей в другое место. Что касается Калюса, то там было три кладбища – еврейское, которое затоплено водой, старое — при въезде в село (там, где я увидел надгробия. – Авт.) и ныне действующее, на холме. Там и сейчас хоронят людей, которые хотят покоиться в родной земле. Слышал недавно, что одну женщину даже из Белоруссии привезли, она завещала похоронить ее у родного села. Честно говоря, работы по переселению проводились в спешке, и никто не даст гарантии, что тогда вывезли все могилы, в том числе на том кладбище, которое вы видели в воде. А кресты и плиты не забирают, потому что они никому не нужны.

 

Недалеко от Калюса, в селе Куражин, для переселенцев строилось жилье. Было возведено более 50 двухквартирных домов и несколько зданий на 16 квартир, плюс школа и медпункт. Но многие жители не хотели покидать родные места.

— Иногда приходилось даже вызывать милицию и принудительно вывозить людей, — вспоминает Валерий Яворский. — Сам процесс затопления проводился в несколько этапов. Уровень воды постепенно поднимали (последние жители переселились в 1981 г.). Помню, как в Калюсе один мужчина наотрез отказался выезжать, вода уже подступила к порогу его хаты, а он — ни в какую... Тогда его дом пришлось разрушить по решению суда, а самого мужчину силой вывезти из зоны затопления. Люди плакали от отчаяния, но ничего не могли поделать. Моя жена, например, родом из Калюса, но ей, как и тысячам других, пришлось переехать.

Теперь только на Троицу бывшие жители села собираются на местном кладбище. Люди вспоминают, как ходили друг к другу гости, как бегали в местную школу, а по вечерам парни назначали девушкам свидания… Память — это все что осталось от городка.

 

 

 

 

 

неизвестная родословная
Расстрелянные родственники Патона.

 

Городок Калюс можно считать малой родиной Евгения Патона, известного инженера, основателя Института электросварки, автора знаменитого моста в Киеве. Его отец Оскар Петрович Патон, бывший консул Российской империи во Франции, по окончании службы построил в Калюсе одно из родовых поместий.

— Сохранились документы, свидетельствующие об этом. Кроме Калюса, Патонам принадлежали поместья в с. Хребтиев и Новая Ушица, — рассказывает «Новой» Ирина Малюгина, экскурсовод Новоушицкого районного историко-краеведческого музея. – Семья Патонов проводила в Калюсе все лето, а на зиму они уезжали в другие имения. У Оскара Петровича было пять сыновей и две дочери.

Евгений Оскарович родился в Ницце в 1870 г., учился в престижных вузах России и Европы. Впрочем, невесту выбрал из местных краев – это Будде Наталья Викторовна, племянница известного на Подолье барона Местмахера. Причем, получилось так, что Евгений Оскарович приехал из Киева в гости к старшему брату Михаилу, где и познакомился с Натальей, которая была родной сестрой жены брата, Александры. Вскоре и свадьбу сыграли.

В с. Хребтиев похоронен сам Оскар Петрович, он скончался в 1909 г. и был похоронен на местном кладбище. В его честь старший сын Михаил воздвиг часовню, но ее еще до войны снесла советская власть. А вот судьба самого Михаила печальна. После революции большевики расстреляли всю его семью – жену Александру и сына Антония. Случилось это в 1919 г. в канун Пасхи, сам Михаил Оскарович был тяжело ранен и спустя четыре дня скончался. Согласно реестру землевладельцев за 1914 г., он владел 1445 десятинами земли в с. Хребтиев.

Бывал ли в здешних краях Борис Евгеньевич Патон, ныне академик, президент Национальной академии наук Украины, директор Института электросварки им. Е.О. Патона (сын Евгения Оскаровича), достоверно не известно. Но, по словам местных жителей, еще в советские времена ученый приезжал в Новую Ушицу. Здешний сельскохозяйственный техникум (сейчас колледж) даже выступил с инициативой присвоить ему имя Патона. Местный краеведческий музей собрал все данные о знаменитых Патонах, их отправили в Киев, но там они где-то затерялись. Что интересно, до революции это учебное заведение учредил упомянутый выше барон, тогда оно называлась ремесленной школой барона Местмахера.

 

 

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.