УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 46 відвідувачів

Теги
секти Доброчинність Голодомор церковна журналістика Католицька Церква УПЦ КП Вселенський Патріархат Митрополит Володимир (Сабодан) монастирі та храми України милосердя іконопис Археологія та реставрація комуністи та Церква Президент Віктор Ющенко забобони шляхи єднання конфлікти Патріарх Алексій II автокефалія церква та політика Києво-Печерська Лавра церква і суспільство Церква і медицина Предстоятелі Помісних Церков Мазепа педагогіка 1020-річчя Хрещення Русі Ющенко УГКЦ молодь Церква і влада розкол в Україні Церква і політика українська християнська культура постать у Церкві Приїзд Патріарха Кирила в Україну діаспора вибори краєзнавство Священний Синод УПЦ






Рейтинг@Mail.ru






«Контракты.ua» (Украина): Все больницы Киева в дореволюционные времена возводились на пожертвования



«Контракты.ua» (Украина), Виктория Карпинская, Михаил Кальницкий, 05.05.2009

 

 

Сделать имя в конце ХІХ — в начале ХХ вв. скорее можно было не заработав, а потратив значительный капитал на благородное дело. Да еще и получить при этом дворянский титул. В сознании местных вельмож, предпринимателей, интеллигенции полноценная городская жизнь и престиж Киева были неотделимы от функционирования разнообразных заведений, которые не приносили непосредственной выгоды их учредителям, но представляли собой необходимую дань цивилизации и гуманизму, — образовательных и научных институтов, больниц и амбулаторий, приютов для попрошаек и сирот. В конце 19-го века только благодаря киевским меценатам был основан Политехнический институт.
 
Чтобы скорее ввести на своих землях новые порядки, Петр I издал специальный указ о предотвращении нищенства, которое было бедой не только опустошенных войнами новоприсоединенных (украинских) земель, но и всего государства. Местные общины должны были решать проблемы опеки над инвалидами, нетрудоспособных размещать в госпиталях, богадельнях, беспокоиться о судьбе незаконнорожденных и осужденных.

Екатерина II, придя к власти, утвердила устав Свободного экономического общества, в котором просила его членов «быть благодеятельными». Спустя несколько лет (1775 г.) были созданы Органы дворянской опеки и городских сиротских судов, но забот и хлопот о нуждающихся не поубавилось.

Женское это дело

 

Приказы общественной опеки, созданные в губерниях великой империи, едва успевали удовлетворять нужды бедноты, открывая школы, больницы, смирительные и работные дома. Мещане и городская власть могли выделять средства небольшие, а богачей было не так много. Благотворительными проектами занимались члены императорской семьи. В 1797 году император Павел I назначил свою жену Марию Федоровну руководительницей всех социальных заведений империи.

Императрица посвятила себя благодеяниям, и каждую свою идею отстаивала перед его величеством. По ее ходатайству открывались благотворительные больницы, институты, сиротские дома, дома для слепых и глухонемых, богадельни для вдов военных и гражданских чинов, училища для солдатских дочерей и т. п. Во все эти проекты императрица обязательно вовлекала знатных князей, а особенно — княгинь. Когда Мария Федоровна умерла (1828 г.), созданные ею учреждения образовали особое ведомство, получившее императорское покровительство. В том же году учредили и специальный Мариинский знак отличия за безупречную службу в учреждениях Ведомства императрицы Марии.

Полугосударственным было и Императорское Человеколюбное общество, которое также открывало и содержало приюты, богадельни, медицинские, учебно-воспитательные благотворительные учреждения. В конце 1900 года «на попечении» общества было 32 населенных пункта, 225 учреждений, восемь тысяч человек помогали трудом и пожертвованиями двумстам тысячам нуждающихся.

Новая волна благотворительности поднялась после реформы Александра II в 1861 году. Возникали профессиональные и филантропические, просветительские и кооперативные, радикальные и умеренные благотворительные общества. Их количество увеличивалось с каждым днем. Буржуа бойко дискутируют в вопросах благотворительности. В благотворительных делах находят себя жены высоких должностных лиц и чиновников.

В Киеве организовали специальное благотворительное общество для содействия актуальному делу помощи хронически больным детям. Его возглавила София Лихарева, жена управляющего Киевским удельным округом (ведомством по управлению имениями царской семьи). Для получения необходимых средств Общество больницы для хронически больных детей получило определенные привилегии в городской рекламной сфере. Уже в 1901 году ему позволили установить специальные рекламные витрины в наиболее оживленном месте Киева — у почтовой конторы на Крещатике.

Аренда этих витрин приносила обществу несколько тысяч рублей ежегодно.

Кроме того, с 1906 года оно арендовало у городской власти афишные столбы, получая весомую выгоду от субарендаторов. В 1903-1904 годах архитекторы Михаил Артынов, Адольф Минкус построили для общества специальный двухэтажный больничный корпус с подвалом (нынешняя Парковая дорога, 3-5). Решающую роль в этом сыграло целевое пожертвование филантропа Льва Бродского на общую сумму 60 тысяч рублей. В 1908 году по просьбе Лихаревой общество перешло под официальный патронат императрицы Александры Федоровны.

Справка о дворянстве

 

Достаточно эффективной была деятельность благотворительных учреждений, пользовавшихся покровительством высочайших кругов. В течение многих лет одним из ведущих заведений социальной защиты населения было основанное в 1834 году Киевское благотворительное общество, находившееся под официальным патронатом императора и императрицы.

Его традиционно возглавляла первая леди Юго-Западного края — жена генерал-губернатора Киевского, Подольского и Волынского. Это значительно облегчало решение организационных вопросов. Кроме того, вступать в число действительных членов общества (с уплатой ежегодных членских взносов в пользу бедных) зажиточных киевлян побуждало не только стремление помочь нуждающимся, но и желание таким образом оказать личную приятность начальнику края.

Тем более что генерал-губернаторы не считали оскорблением собственного достоинства собственноручно написать тому или иному богачу письмо с предложением посодействовать благотворительному обществу. Положительные ответы с приложением нужной суммы поступали на такие учтивые послания как правило очень быстро.

В 1878 году была создана Киевская Мариинская община сестер милосердия, входившая в структуру заведений Красного Креста. Ее руководительницами были жены командующих Киевским военным округом или других выдающихся военачальников. Средства общины состояли не только из пожертвований и субсидий благотворителей.

Мариинской общине фактически предоставили монополию на выпуск специальных конвертов для рассылки в праздничные дни поздравительных карточек. Высокие должностные лица Киева предварительно широко сообщали, что охотно будут принимать такие карточки от подчиненных вместо традиционных визитов вежливости.

Потом в отчетах общины было отмечено, что «ввиду отсутствия в этом предприятии конкурирующих учреждений и благодаря покровительственному к нему отношению военно-начальствующих лиц, конвертный доход быстро начинает возрастать и к 1904 году достигает 4000 рублей». Еще большие суммы община получала от специальных мероприятий наподобие благотворительных лотерей-алегри (с мгновенным розыгрышем), в первую очередь среди военных.

Кульминацией подобных акций стала большая лотерея, устроенная председателем Мариинской общины Верой Мавриной, женой командующего корпусом генерал-лейтенанта Алексея Маврина. Когда весной 1913 года подвели итоги, оказалось, что чистая прибыль лотереи превысила 200 тысяч рублей. На эти средства в течение того же года было построено одно из самых красивых общественных зданий Киева — трехэтажный на цокольном полуэтаже корпус Мариинской общины сестер милосердия с домовой Покровской церковью (теперь — научно-медицинское заведение по ул. Саксаганского, 75; проект архитектора Валериана Рыкова, скульптурная отделка работы Федора Балавенского).

Даже если инициаторы благотворительных акций не пользовались такой почтенной поддержкой, их чистосердечных намерений, энергии и высокой общественной репутации могло хватить для осуществления в короткий срок значительного общественного строительства. Ярким примером тому служит история сооружения Троицкого народного дома (ныне Театр оперетты). Инициаторы учреждения образовательного заведения в этой части города — Киевское общество грамотности — сначала не имели нужных средств.

Но острая необходимость в источнике культуры для широких масс вместе с безупречной репутацией руководителей Общества — педагога и общественного деятеля Владимира Науменко и профессора истории Ивана Лучицкого — сделали невозможное. Город бесплатно выделил участок, который «оторвал» от Троицкого рынка, архитектор Геннадий Антоновский, болеющий за дело, бесплатно составил архитектурный проект, подрядчик Лев Гинзбург сделал большие скидки, благотворители во главе с Лазарем Бродским предоставили наличные... Словом, за два года идея превратилась в реальное сооружение.

Лично для себя

 

Можно назвать несколько типичных причин, по которым состоятельные люди соглашались расходовать большие суммы на полезные общественные дела. Это, в частности, этические принципы и религиозные убеждения; мудрое понимание необходимости уменьшать социальное напряжение; здоровое честолюбие; желание получить общественный престиж или укрепить его. Государство содействовало осуществлению таких стремлений.

Лица, активно проявлявшие себя на ниве благотворительности, награждались орденами, медалями, другими официальными знаками отличия. Расширялся институт почетного опекунства. Оказывавшие постоянную помощь какому-либо полезному учреждению, могли занять должность почетного опекуна, приравнивавшуюся к государственной службе (хотя, не дававшую права на пенсию, но речь идет о людях, для которых это не имело значения).

На этой должности можно было получать чины и награды в соответствии с выслугой. Следует заметить, что кавалеры любого российского ордена приравнивались в правах к личным дворянам, а кавалеры ордена Св. Владимира IV степени или обладатели чина действительного статского советника могли получить наследственное дворянство.

Таким путем или непосредственным монаршим актом многие выходцы из социальных низов, добивавшиеся материального успеха и проявлявшие готовность жертвовать на общественные нужды, были приобщены к аристократии. Достаточно вспомнить о славной семье Терещенко, удостоенной дворянского герба с красноречивым девизом «Стремление к общественным делам».

Хотя многотысячные пожертвования позволяли себе только самые богатые киевляне. Впрочем, существовали средства приобщения к этому и намного более многочисленных кругов «среднего класса» — мелких предпринимателей и домовладельцев, интеллигенции, чиновничества и других. Так, в бесплатных больницах практиковались «именные койки» — кровати, содержание которых осуществлялось с ренты на сравнительно небольшой капитал, пожертвованный благодетелем.

В учебных заведениях вводились именные стипендии, опять-таки выплачивавшиеся одаренным ученикам в виде процентов на пожертвованную ограниченную сумму. Даже мелкие пожертвования на важное общественное дело не оставались незамеченными. Например, во время возведения Николаевского костела католическая община Киева объявила сбор средств, и ее уполномоченный неоднократно публиковал в прессе фамилии тех, кто откликнулся на зов тысячами рублей, или даже 50-60 копейками...

Со всем миром

 

В сознании местных вельмож, предпринимателей, интеллигенции полноценная городская жизнь и престиж Киева были неотделимы от функционирования разнообразных заведений, которые не приносили непосредственной выгоды их учредителям, но представляли собой необходимую дань цивилизации и гуманизму, — образовательных и научных институтов, больниц и амбулаторий, приютов для попрошаек и сирот. Источники капиталовложений в создании подобных заведений далеко не всегда предусматривались официальными органами, однако сама жизнь ставила на повестку дня вопрос об их финансировании.

Если имперская или муниципальная власть не брала на себя решение этого вопроса, он решался, как правило, двумя способами. Либо инициативные группы неравнодушных киевлян создавали общества или комитеты, которые на общественных началах занимались привлечением средств и организацией строительства (иногда новыми проектами занимались уже существующие общественные организации), либо кто-то из магнатов-добродетелей обеспечивал все расходы личными пожертвованиями.

Общественная инициатива позволяла реализовать даже весьма сложные проекты. Например, согласованные действия городской власти, Киевского биржевого комитета, предпринимателей-сахарозаводчиков, ведущих деятелей науки и техники сделали возможным основание в Киеве Политехнического института. Это произошло благодаря общему пониманию разносторонних выгод от его создания как для развития городской инфраструктуры, так и для обеспечения подготовленными кадрами лидирующей во всем крае сахарной промышленности.

Город способствовал отведению для института большого земельного участка военным ведомством и выделил на его строительство 300 тыс. рублей. Большие пожертвования сделали сахарозаводчики М. А. Терещенко (150 тыс. руб.), Л. И. Бродский (100 тыс. руб.), наследники Ф. А. Терещенко (15 тыс. руб.), М. Б. Гальперин (10 тыс. руб.), банкир Я. Б. Эпштейн (24 тыс. руб.), Киевский биржевой комитет (72 тыс. руб.), многие другие предприниматели и коммерческие учреждения. Общая сумма собранных средств превысила миллион рублей. Этого было достаточно для успешного начала дела (строительство стартовало в 1898 году), со временем институт был подчинен правительству.

В качестве своеобразного проявления общественной инициативы заслуживают упоминания благотворительные объединения по национальному или религиозному признаку. Самым большим материальным памятником такой благотворительности в Киеве является комплекс бывшей Еврейской больницы (ныне — старые корпуса Киевской областной больницы по ул. Баггоутовской, 1). На территории большой усадьбы, приобретенной в 1884 году и позже расширенной сахарозаводчиком и филантропом Израилем Бродским, было построено несколько специализированных корпусов оригинальной архитектуры.

Бесплатная Еврейская больница входила в число ведущих медицинских заведений города; ее услугами пользовался и многочисленный бедный христианский люд. Она финансировалась либо из целевых пожертвований отдельных благотворителей, либо целых семей (Бродских, Гальпериных, Заксов, Френкелей), либо из средств еврейской общины. Последние поступали от всех слоев еврейства: ведь правила религиозного благочестия иудеев предусматривали благотворительные расходы (т. н. цдаку) в размере минимум 10% от собственной прибыли.

P.S. Жизнь без процентов

 

Как правило, экстремальные ситуации (катастрофы, войны, пожары) вызвали всплески благотворительности. Со временем филантропические учреждения возникли при каждом министерстве — юстиции, образования, военном, морском, земледелия и государственного имущества. Исключением стал 1918 год. На Всероссийском съезде комиссаров социального обеспечения благотворительную деятельность признали ненужной, ее заменили государственной системой здравоохранения и социального обеспечения. Все созданные учреждения — больницы, приюты, богадельни, школы, детсады и ясли, музеи, институты, училища — были подчинены Комиссариату социального обеспечения «со всеми капиталами и инвентарем».


Кстати

Мещанская благотворительность

Знатная киевлянка из рода волынских шляхтичей Галшка Гулевичивна после смерти мужа переехала из Киева. Через пятнадцать лет в своем завещании она отписала все киевское имение со «всем к нему принадлежащим» Киевскому братству: «Щоб тая фундація скуток свій брала, то зараз в той двір школу впровадила...». Через пять лет в Киевское Богоявленское братство записался гетман Петр Конашевич-Сагайдачный вместе со всем своим войском — незаурядная моральная и материальная поддержка. В том же 1620 году Киевское братство получило от Константинопольского патриарха ставропигиальное право (зависело только от него). Такой привилегией и широкими правами было наделено еще в 1588 году Львовское братство.

В годы казацких войн защищать родную землю верой пытались и мещане, организовывая братства. Они брали церкви под свою опеку, а также всячески помогали нуждающимся — бедным, старикам, немощным, больным, раненым, заключенным, вдовам, сиротам. Строили собственные госпитали, заботились об образовании, открывая школы. Таким образом, заботу о неимущих от монахов и служителей церквей, у которых несколько веков подряд была прерогатива добродетельности, взяли на себя зажиточные граждане.

Отец бедных

Так называли в народе князя Владимира Великого, крестившего Киевскую Русь. На княжеском дворе любой нищий и бедный мог получить продовольствие и деньги. Для тех, кто не мог прийти сам — из-за болезни или по другой причине — продукты развозили по улицам города. На содержание церквей и монастырей князь выделил десятину из казны, возложив на духовенство общественную опеку над калеками, нищими, больными.

Ярослав Мудрый, сын Владимира Великого, открыл сиротское училище и содержал в нем за свой счет 300 юношей. Яна Всеволодовна, жена князя Владимира Мономаха, учредила в Киеве при Андреевском монастыре и содержала за свой счет женское училище, кстати, первое в Европе.

Между прочим

По проекту Михаила Микешина пьедестал памятника Б. Хмельницкому должен был быть украшен бронзовыми сюжетами славных битв гетмана, но из нужных 130 тысяч рублей на сооружение монумента собрали только 40 тысяч.

 

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.