УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 78 відвідувачів






Рейтинг@Mail.ru






«Горловские ведомости» (Донецкая обл.): Крест в «монастыре дьявола»



«Горловские ведомости» (Донецкая обл.), Сергей Глотов, 23 - 25.10.07

А в четверг я буду крестить заключенных. Со мной поедет съемочная группа, вы можете к нам присоединиться. С администрацией колонии я договорюсь – приглашение настоятеля горловского храма Спаса Нерукотворного игумена Тихона застало меня врасплох. Мы выбирали время, чтобы встретиться для разговора на совершенно другую тему. Священник вслух перечислял запланированное им на неделю, пока не дошел до посещения Мичуринской колонии №57… Меня самого крестили в достаточно зрелом возрасте, но со стороны таинство крещения я не видел никогда. А тут оно ко всему будет проходить в весьма специфическом месте, где прежде мне бывать не доводилось. Мое журналистское любопытство взыграло, и я согласился.

    До МИК №57, расположенной у черта на куличках, ехать долго. Как раз можно расспросить отца Тихона поподробнее об общине Благоразумного разбойника. Почти четыре года назад ее создали сами заключенные «пятьдесят седьмой».

    - Каждые две недели я приезжаю сюда.  Служу молебны, причащаю, крещу, исповедываю, - говорит батюшка. - Далеко не всех ко мне приводит вера, скорее – желание как-то скрасить однообразие тюремной жизни. Но есть и подлинные религиозные чувства. Видно, что заключенный действительно проникся словом Божьим. И скажу, что в своей духовной практике я пока не встречал такого глубокого покаяния, как в тюрьме. А ведь ее еще святые отцы нарекли «монастырем дьявола». В неволе чаще всего человек ожесточается. Но шанс духовно переродиться он не теряет и в узилище. И здесь это с ним может произойти гораздо быстрее, чем на воле. У него есть время задуматься, как он жил до того, как попал за решетку, и не потому ли он оказался за решеткой, что что-то он делал не так. Минус несвободы в итоге может оказаться плюсом: заключенный лишен возможности потакать своим страстям, которые мешали бы ему повернуться лицом  к Богу за тюремными стенами…

    У здания администрации МИК №57 знакомимся с психологами Владимиром Насоновым и Романом Константиновым, которые будут сопровождать нас по территории колонии. На входе сдали контролеру паспорта и мобильные телефоны. Одни ворота, другие… Я как-то сразу и не понял, что уже зона. С побеленными бордюрами, чистенькими газонами, аккуратными общежитиями (именно так, а не бараки!) она походила, скажем, на пионерский лагерь. Потом уже заметил решетки на окнах, закрытые сеткой балконы, «колючку» по бетонному забору. И «пионеры» все великовозрастные, стриженные наголо, и уж больно очумело глядели на мою коллегу-тележурналистку.

    Наше появление вызвало у «колонистов» нездоровый ажиотаж. До здания, где служит отец Тихон, мы шли под гогот, неразборчивые крики с балконов. На этот, иначе и не скажешь, цирк психологи отреагировали спокойно: «Не обращайте внимания. Они таким образом свое смущение подавляют». У входа – длинная доска с расписанием работы библиотеки, церковных миссий. Помимо общины Благоразумного Разбойника, в колонии есть свидетели Иеговы и «слушатели» «Слова Жизни». Но они собираются по другим дням.

    В полутемную комнату, приспособленную под служение, набилось около тридцати «зэка». Стоят, о чем-то тихо переговариваются. Отец Тихон кладет на табурет небольшой чемоданчик, в котором у него все необходимое для совершения таинства крещения. Я примостился у деревянного шкафа, заставленного православной литературой, периодикой. Не доглядел сначала, что шкаф покрыт искусной резьбой. Напротив меня еще один такой же, а на стенках развешены красивые резные подсвечники. Работа «местных» мастеров, надо полагать.

    Перед алтарем, на покрытой рушником табуретке, уже поставили «крещальную купель» (на деле – обычный зеленый пластмассовый тазик). Отец Тихон надевает ризу, спрашивает у старосты общины А. Мироненко: «На праздник собирались?» Тот утвердительно кивает головой. Батюшка говорит, чтобы решившие принять крещение вышли на середину комнаты. Это пожилой мужчина и двое парней.

    - По пояс раздевайтесь, подверните брюки до колена и разуйтесь, - обращается к ним Тихон. «Зэка» стягивают застиранные майки-футболки, становятся на старенькое шерстяное одеяло. – Скажите мне ваши имена. – Александр, Алексей… Парень постарше – в синих «разводах» татуировок верзила, говорит, что его зовут Адин. – Под этим именем нельзя креститься: оно не православное». Для Церкви важно давать не популярные имена мальчиков (мужчин), а именно православные. Тихон на секунду задумывается: «Сегодня праздник третьего обретения главы Иоанна-предтечи. Если я вас нареку в честь святителя Иоанна…» Верзила соглашается. Я вдруг вижу на его животе татуировку нацистского орла со свастикой в когтях, а рядом с ней – «железный» крест. Священник тем временем повернулся к иконам и красивым баритоном запел: «Господу помолимся…»

 Проходит минута, другая… Отец Тихон подходит к каждому из принимающих крещение и молит Господа изгнать из этого человека нечистого духа, гнездящегося в сердце его, и сделать его членом Церкви и наследником вечного блаженства. «Крещаемый» же отрекается от дьявола, дает обещание служить не ему, а Христу, и чтением Символа веры (это краткое изложение всех истин христианства) подтверждает свою веру в Спасителя, как Царя и Бога. После этого отец Тихон молит Господа освятить воду в купели и, отогнав от нее дьявола, сделать ее для «крещаемого» источником новой жизни. При этом батюшка трижды делает в воде знамение креста сначала своей рукой, и потом освященным елеем, которым он помазывает также и «крещаемого» в знак Божьей милости к нему…

    Я же в это время разглядываю принимающих крещение. По их застывшим лицам не видно, что они чувствуют. Испытывают ли они вообще хоть какие-нибудь чувства? Например, верят ли, что пришло время менять… Нет, не жизнь – она, пока они отбывают срок в МИК №57, так и будет идти, согласно требований к местам заключения. В них самих многое должно измениться! Понимают ли, что придется (если они осознали весь смысл того, что с ними сейчас происходит) жить иначе, чем жили до этого дня? Что дьявол, который фигурирует в молитве, не мифический козлоногий рогач, а те волчьи законы, которым они следовали всю свою жизнь и от которых им нужно теперь отступить? Но, возможно, воспринимают все действо, как красивую церемонию, а все сказанное священнослужителем и повторенное ими – не более чем пустой звук… А отец Тихон, тем временем, уже проливает воду из купели на «крещаемого»: «Крещается раб Божий Иоанн…» Капли текут по загорелым лицам – «Во имя Отца, аминь, и Сына, аминь, и Святаго Духа, аминь».

    После таинства миропомазания, когда со словами «Печать дара Духа Святаго» на лбу, груди, руках и ногах новокрещенных рисуется миром знак креста, отец Тихон трижды обвел рабов Божьих Александра, Алексея и Иоанна вокруг купели. Позже, он сказал, что за этим на самом деле кроется глубокий смысл: священник выступает поводырем покрестившихся к спасению и вечному блаженству, к которому они придут, если последуют примеру легендарного разбойника, висевшего на кресте рядом со Спасителем и вошедшим в рай вторым после Него.

    После службы к отцу Тихону подошел староста А. Мироненко, спросил, что нужно для венчания. Оказывается, кто-то из вверенной ему общины надумал жениться… Чем там дело закончилось, я так и не услышал: меня увлекли в комнатку иконописца. Ее хозяин – худенький парнишка по имени Георгий. Я его приметил еще во время обряда крещения. Он, молясь, бил земные поклоны, когда другие едва лоб крестили…

- Рисовать попробовал два года назад, когда попал в лагерь - рассказал он. - Сначала брался за все подряд – пейзажи, портреты, теперь вот иконы. Книжки по рисованию, иконописи, какие сумел достать, изучаю. Какими красками работаю? В основном, гуашью, но и маслом пробую.
- Над чем сейчас работаешь?
- Пишу икону Благоразумного разбойника для нашего храма.
- Сам-то за что попал сюда?
- За убийство…
На этой фразе в комнату зашел отец Тихон в сопровождении А. Мироненко.
- Батюшка, помогите нам с храмовой иконой, - говорит староста. – Георгий срисовывает ее с ксерокопии, а там не разберешь, что за деревья на заднем плане. – Икона – это изображение вечности рая, - отвечает Тихон. - Кто знает, какими могут быть райские деревья, какого цвета у них листья. Рисуйте те, что вам подскажет фантазия.
…На выходе Георгий опять меня окликнул: А можно мне обратиться через вас к читателям?
- Смотря с чем…
Он немного замялся, потом сказал: Помощь нужна. Красок не хватает. Прислал бы кто…

    Возвращался я в смешанных чувствах. Ну не увидел я искренности веры, благоразумия в большинстве «разбойников»! И тут вспоминаю слова отца Тихона о силе и глубине покаяния заключенных. А, может, все дело в окружающей их среде, которая и заставляет их таить свою религиозность за каменными лицами или нервными смешками. И, выйдя на свободу действительно с чистой совестью (уж простите мне эту шаблонную фразу), они наконец-то заживут в открытую. И по-честному.

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.