УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 55 відвідувачів

Теги
іконопис УПЦ КП комуністи та Церква милосердя монастирі та храми України Мазепа діаспора краєзнавство Голодомор педагогіка Приїзд Патріарха Кирила в Україну вибори молодь автокефалія Ющенко Києво-Печерська Лавра Археологія та реставрація конфлікти Вселенський Патріархат Предстоятелі Помісних Церков секти Церква і політика Священний Синод УПЦ 1020-річчя Хрещення Русі Президент Віктор Ющенко постать у Церкві Католицька Церква церква та політика шляхи єднання церква і суспільство українська християнська культура Доброчинність церковна журналістика Патріарх Алексій II УГКЦ Церква і влада Церква і медицина забобони розкол в Україні Митрополит Володимир (Сабодан)






Рейтинг@Mail.ru






«Бердянские ведомости» (Запорожская обл.): Таинство за колючей проволокой



«Бердянские ведомости» (Запорожская обл.), Калинин Алексей, 01.10.09

В наше время, когда церковь прочно вошла в жизнь рядовых граждан, а религия уже давно перестала быть «опиумом», все больше людей стараются привнести в свою жизнь церковные обряды. Кто-то делает это по велению сердца, кто-то в дань моде. А иногда таинство церковных обрядов совершается, с первого взгляда, совсем не в святых местах. На прошлой неделе в Бердянской исправительной колонии настоятель тюремной церкви провел обряд венчания. Молодые казались счастливыми, вот только венчанному мужу, перед тем как полностью воссоединиться со своей второй половиной, придется еще год провести за тюремными решетками.

«Деньги и телефоны сдать»

По роду своей деятельности мне уже приходилось бывать в БИК №77, процедура всегда неизменна – коридор, разделенный множеством решеток: одна закрывается за спиной и только тогда следующая открывает путь вперед. Дежурной сдаем мобильные телефоны и деньги, которые в зону проносить нельзя, она же проверяет паспорта и выписывает пропуска. После этого в сопровождении дежурного офицера проходим в помещение, где располагаются комнаты для свиданий. Вместе с журналистами в узком коридорчике протоиерей Виталий Юренко, который должен провести обряд, и его помощницы. Некоторые люди, первый раз побывавшие в тюрьме, рассказывают о том, что только они переступают порог, сразу чувствуют «тяжелый запах неволи». Ничего подобного: внутренние помещения похожи на обычные коридоры казенных учреждений, чисто, все покрашено и побелено, о том, где ты находишься, напоминают разве что решетки на окнах, снующие в форме люди и постоянно закрытые двери.

Место для проведения обряда отвели в небольшой комнате: картинки на стенах и икона, мягкая мебель, телевизор, который практически сразу вынесли – ну как-то не вписывался он в декорации священнодействия. В коридоре нас уже встречали молодые и руководство колонии, в качестве приглашенных еще несколько заключенных. Роль приглашенных чисто условная: молодые ребята в робах помогают подготовить комнату к обряду, деловито таскают мебель, подносят необходимую церковную утварь. Пока батюшка готовится, певчие церковного хора, три пожилые женщины, помогают подготовиться невесте, на лице которой неподдельное волнение. «Все будет как обычно, – сообщает протоиерей, – только вот вино мы заменили виноградным соком, можете посмотреть», – обращаясь к работникам колонии, говорит священник. Отцу Виталию верят на слово, и церемония начинается.

Те, кто уже бывал на подобных обрядах, могли бы понять, что никакой разницы между венчанием в тюремных стенах и в церкви нет. Вся процедура занимает около сорока минут, после которых молодые получают свидетельства и поздравления присутствующих.

Мужа пока уводят в зону, а жена отправляется в комнату для свиданий.

«Я поняла, что он должен чувствовать мою поддержку»

Нужно сказать, что Ольга и Олег состоят в законном государственном браке уже семнадцать лет, имеют четверых общих детей и трех внуков. Олег в тюрьме уже полгода, жена приезжает к мужу каждый месяц, и вот семья получила первое длительное свидание — три дня. Венчание состоялось на второй день, и уже через день Ольге нужно уезжать домой в Керчь.

Поговорить с «молодой женой» нам разрешили в той самой комнате для свиданий. Руководство колонии шутит: «У нас самые дешевые номера в курортном городе, попасть к нам просто, а вот выйти нет».

Убранство номера люкс для длительного свидания журналистов немного удивило: двуспальная кровать, в номере раковина, мягкий уголок, барная стойка и даже кондиционер. Все как в обычной гостинице, даже на дверях блестящий номер — «3», вот только окна опять выдают место положения, здесь они наглухо зашторены.

— Мы с мужем уже давно хотели обвенчаться, — рассказала Ольга Васильевна, — у нас дети недавно обвенчались. Мы планировали, но считали, что, может быть, недостойны, а вот когда все это случилось, я поняла, что он должен чувствовать мою поддержку. Он должен знать, что я его жду, и пусть даже с нами и случилась такая беда, но мы должны все это пережить. Вот я и думаю: может, ангел-хранитель посмотрит в нашу сторону и поможет.

Он должен знать, что я его жду, и пусть даже с нами и случилась такая беда, но мы должны все это пережить. Вот я и думаю: может, ангел-хранитель посмотрит в нашу сторону и поможет.

Ольга посетовала, что ждать мужа очень тяжело, и переживаниям нет конца, ведь все произошло так внезапно, и к жизни он такой не привык.

— Я сейчас, конечно, не одна, со мной дети, — говорит Ольга. — Но у детей свои семьи, свои заботы и хлопоты. А он же здесь совсем один, поэтому мне дома все равно легче ждать. И я хотела бы, чтобы он знал, что я всегда с ним рядом, что я всегда готова подставить ему свое плечо.

Ольга Васильевна рассказала, что была очень рада, когда муж предложил ей обвенчаться, волновал вопрос только, возможно ли это. Но Олег сообщил, что при колонии есть церковь, в которой он стал прихожанином.

«Жизнь – она продолжается»

Конечно же, всем интересно узнать, почему Олег Голубев в колонии, ведь туда просто так не попадают, хотя в народе бытует мнение: от сумы и от тюрьмы не зарекайся. Мы не будем идеализировать образ заключенного Голубева, он сам расскажет свою историю, а верить в нее или нет – личное дело каждого.

— Один негодяй напал вечером на мою жену, — говорит Олег, — он мог поцарапать ей лицо. Я решил ее защитить, и так получилось, что сломал ему руку. За это на меня завели уголовное дело и осудили на срок год и шесть месяцев.

Олег Владимирович вспоминает, что, попав в тюрьму, сначала решил, что жизнь прервана, но, как оказалось, она продолжается. Именно поэтому он и обратился к священнику, который служит при тюремном храме. Обсудив все детали с батюшкой и получив одобрение со стороны руководства исправительного учреждения, Олег связался с женой, была назначена дата – и все получилось.

— О венчании первой заговорила жена, еще когда я был на свободе, это полностью ее инициатива, а я с ней полностью соглашался, — добавил Олег Голубев. — Я понял, что для меня это тоже очень важно. Сейчас для нас особенно важен дух этого таинства, ведь мы очень хотим, чтобы наш брак становился крепче. Вообще, само венчание мы запланировали давно, мы должны были в это лето проехать по Крыму, в этой же поездке мы должны были и обвенчаться.

«Молодой» в сопровождении конвоя отправился дальше, еще один день он проведет с женой вместе. Он очень просил, чтобы сегодня ему еще разрешили походить с обручальным кольцом, руководство колонии пообещало.

Как сообщил нам заместитель начальника БИК Михаил Воронин, подобное событие в стенах этого исправительного учреждения произошло впервые, да и вообще, такое нечасто происходит в тюрьмах Украины. Узнавали мы и про судьбу Олега Голубева.

— Этот заключенный не так давно находится в нашей колонии, — рассказал Михаил Владимирович. — Но характеризуется положительно, в поведении адекватен, я думаю – это хорошие предпосылки для условно-досрочного освобождения.

«Венчание везде одинаково»

Все же, выйдя за ворота колонии, чувствуешь некоторое облегчение. С отцом Виталием мы договорились побеседовать уже «на воле», протоиерей дожидался нас у проходной. Больше всего журналистов интересовал вопрос о том, насколько разнится обряд венчания на свободе и в заключении.

— Венчание везде производится одинаково, — рассказал священник, — отличие, пожалуй, только в том, что не смогли присутствовать родственники и друзья. Да еще, наверное, в том, что люди именно перед этим венчанием все более серьезно взвесили, чем иногда в повседневной жизни это бывает.

Также отец Виталий отметил, что обряд венчания в подобном месте ему пришлось проводить впервые, и упомянул, что венчание в зоне – большая редкость.

— Я думаю, что, возможно, и другие, глядя на это венчание, изъявят желание совершить обряд, — говорит Виталий Юренко. — Здесь только положительные стороны: этим людям здесь непросто, а так они будут знать, что их кто-то ждет, и это облегчит их пребывание в заключении, а также будет стимулом поскорее выйти на свободу. Ведь венчание – это церковный брак, благословление, а в колонии многие обращаются за помощью к Богу.

 

 

 

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.