УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 98 відвідувачів

Теги
Церква і влада Мазепа Церква і політика милосердя церковна журналістика Ющенко забобони конфлікти автокефалія шляхи єднання молодь Патріарх Алексій II іконопис Приїзд Патріарха Кирила в Україну УГКЦ секти постать у Церкві комуністи та Церква Вселенський Патріархат українська християнська культура Священний Синод УПЦ монастирі та храми України краєзнавство вибори церква та політика Митрополит Володимир (Сабодан) Президент Віктор Ющенко Предстоятелі Помісних Церков Голодомор церква і суспільство 1020-річчя Хрещення Русі УПЦ КП Церква і медицина розкол в Україні діаспора Католицька Церква Києво-Печерська Лавра педагогіка Доброчинність Археологія та реставрація






Рейтинг@Mail.ru






KM.ru (Россия): «Русины – непобежденный элемент русского мира» (Михаил Леонтьев)



KM.ru (Россия), Михаил Леонтьев, тележурналист, 17.11.2009

На самом деле русины – это такой осколок русского мира, в том самом широком смысле слова, в котором он существовал, в котором он системно уничтожался. И вот это – неуничтоженный осколок. Если Приднестровье – это последняя непобежденная территория СССР (во всяком случае, до последнего времени была), то русины – это последний непобежденный элемент вот этого русского мира. Но дело в том, что само название сейчас закрепилось за такой национально-культурной группой в Закарпатье. Это, в общем, украинцы, которые себя украинцами никогда не считали и у которых идентичность связана не только с культурой, языком, но и с верой. А вера – это еще и некое ощущение духовно-исторической близости с Россией. Они все — православные Московской патриархии, притом что до присоединения Закарпатья Сталиным они никогда не были территорией Российской империи.

Они сохранили эту веру и идентичность в агрессивной и враждебной среде

Это была территория Австро-Венгерская, в первую очередь. И, кстати, с этим вообще связана несколько иная культурная ситуация именно в Закарпатье, в отличие от Прикарпатья, в отличие от Галичины и Волыни даже на сегодняшний день, потому что там очень полиэтническое население. Там есть словаки, там очень много венгров. Естественно, было после войны и русское население, и традиционно украинское, западноукраинское (и не только западно-). И в этом смешении очень трудно вызревает такой вот национал-бандеровский продукт, неоукраинский. Он там вызревает очень плохо. У него там политические перспективы слабые, хотя есть люди, просто в силу того, что существует естественная миграция, существует население, которое себя таким образом идентифицировало и так далее.

Они сохранили эту веру и эту идентичность в агрессивной и враждебной среде. Усилия по смене идентичности к ним применялись примерно такие же (я уже говорил, что просто в силу определенных обстоятельств эти усилия были там менее эффективны, но это такие же усилия, как по всей Западной Украине). На самом деле, исторически русинами себя называли все западные украинцы, православные, и в первую очередь это касалось культурной элиты, которая себя называла русскими или русинами.

Термин «украинец» там приживался, насаждался австрияками, в первую очередь. На других территориях – поляками, а там – австрияками. И ориентация, идентичность и национальное чувство было связано в первую очередь с Россией. Это результат длинных усилий.

Я всегда говорил, что западноукраинская ментальность базируется на том, что это в принципе «изнасилованный» культурно народ, у которого идентичность изменена насильно. На самом деле это очень травматично, и отсюда такое враждебное отношение к тем, кого не «изнасиловали», и желание привести их в то же самое состояние. В какой-то степени это похоже на боснийских мусульман, которые практически просто насильно обращенные в ислам сербы.

По-ющенковским представлениям, все, что не идентично Бандере и Шухевичу, есть экстремизм

Во-первых, политическая ситуация эта проявляется не только в культуре, в какой-то идентичности, в их жизни и существовании, но и в политике. Например, Закарпатье (которое как бы географически является уж самой Западной Украиной) половину голосов на выборах (примерно половину) отдает антиоранжевым и неоранжевым партиям. Другое дело, что цена и качество этих партий приближается к нулю, но, во всяком случае, идентичность таким образом проявляется. Партия регионов получала 50% там. Ну там есть еще некоторые привходящие обстоятельства, связанные с личностями того или иного регионального руководителя, но на самом деле вот эта ситуация есть. И есть русинское движение, но здесь надо понять, что еще раз говорю: это многоэтничный, полиэтничный регион, это даже не Крым, там нет доминирования одной оппозиционной общему направлению группы. Но движение это есть.

Конечно, Россия должна иметь с ним дело, тем более что движение это, ну, мягко говоря, совсем не экстремистское. Ну, по-ющенковским представлениям, все, что не идентично Бандере и Шухевичу, оно есть экстремизм. А движение такое скорее культурно-автономное, естественно, направленное на сближение с Россией и ищущее в России поддержку.

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.