УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 89 відвідувачів

Теги
забобони Ющенко педагогіка іконопис Церква і політика секти Митрополит Володимир (Сабодан) церква і суспільство церква та політика церковна журналістика комуністи та Церква Вселенський Патріархат 1020-річчя Хрещення Русі постать у Церкві Доброчинність конфлікти УГКЦ розкол в Україні Священний Синод УПЦ Предстоятелі Помісних Церков Президент Віктор Ющенко Церква і медицина милосердя Приїзд Патріарха Кирила в Україну Мазепа Археологія та реставрація Голодомор молодь краєзнавство українська християнська культура шляхи єднання вибори УПЦ КП Патріарх Алексій II Церква і влада діаспора Католицька Церква автокефалія монастирі та храми України Києво-Печерська Лавра






Рейтинг@Mail.ru






«Репортер» (Никополь): Отец Анастасий спасает заблудшие души



«Репортер» (Никополь), Алена Макаренко, № 88, 03. 11. 09

 Много лет строится православный храм в г. Орджоникидзе. Жители, жертвуя «копеечку» на его строительство, каждый раз вздыхают: сколько же денег надо, чтобы построить его, наконец! А благочинный отец Анастасий Галичян терпеливо заносит их имена на каждый кирпичик и оптимистично отвечает:

– Обязательно построим, надо только усерднее молиться.

Таких терпеливых, трудолюбивых, доброжелательных, необидчивых людей не так уж много в нашем городе: службы ведет утром и вечером, выезжает к больным и на панихиды, выпускает красивую, интересную церковную газету. Наверное, таких церковных газет больше нигде нет. Я говорю не только о яркости картинок, качестве бумаги, но и о содержании. А еще он воспитывает детей и возит прихожан на экскурсии по храмам и монастырям Украины. В кабинете у него я увидела много православной литературы, компьютер и чертежи храма. Оказалось, что это его собственноручный проект. В мирской жизни батюшка был инженером-конструктором. Рядовых граждан всегда волнует вопрос: как это можно отказаться добровольно от всего мирского – от вольных фильмов, которые бывают иногда очень даже забавными, от крепкого мата, если все достанут, от обильных застолий, т.е. от всякой сверхнормы, поэтому внимание к отцу Анастасию в нашем городе пристальное, он как под микроскопом. А у него еще и матушка – предприниматель, очень даже любопытная деталь. Как уживаются человек, которому надо думать только о вечном, быть отрешенным от жизни, и женщина, которой природа дает красоту, косметику, заинтересованные взгляды мужчин, а она еще и бизнесвумен, что предполагает острое соперничество, дух борьбы…

– Как вы пришли к Богу?
– О, доченька, – по-отечески улыбнулся он. – Вообще-то все пути ведут к храму. Рано или поздно каждый человек задумается: как появилась жизнь на Земле, ради чего мы живем, а что будет со мной, когда я умру… Жаль, если это прозрение произойдет поздно, и человек не успеет покаяться, очиститься от своих грехов, прежде чем будет держать ответ перед Господом. Многие надеются на какие-то мирские силы, а все творит Господь.

Я родился в Кривом Роге, когда царствовал атеизм. В семье никогда не произносилось слово «церковь». Все внимание родителей было направлено на учебу детей в школе и на свою работу. Я хорошо учился в школе. Был романтиком, даже авантюристом, мечтал стать защитником Отечества и поступил в Горьковское высшее военное строительно-командное училище. Оно считалось престижным, и я без страха уехал далеко от дома. Там встретил девушку Татьяну, которая стала моей женой, а после того как окончил училище с отличием, была возможность остаться в большом городе (ныне это Нижний Новгород на Волге), учил бы будущих офицеров. И начал уже… Но дослужился до звания капитана и стал ощущать, что деградирую. Ведь в военной части все идет по кругу, а будучи человеком творческим, я увидел, что становлюсь, как все. И мы с женой переехали в ее родной поселок Чечельник Винницкой области. Я пошел работать инженером-конструктором на кирпичный завод, а потом перешел главным инженером на строительное предприятие. Это была очень высокооплачиваемая должность, хорошо обеспечивавшая семью. Жена работала инспектором контрольно-ревизионного управления. Нас приглашали в высшие круги общества, мы были уважаемыми людьми. И вот когда она была беременна вторым ребенком (первенец – дочка Ирина), врачи предупредили, что роды будут сложными и придется делать кесарево сечение, а это – угроза ребенку и женщине. До этого случая я немного почитывал церковную литературу и разбирался, как строитель, в храмах. Я понимал, какому святому нужно молиться в определенных случаях. И в этот особенно трудный момент для моей семьи я решился поехать в один из центров русского православия – в Троице-Сергиеву лавру в городе Сергиев Посад (Подмосковье). Там у раки (гроба) преподобного Сергия, стоя на коленях, я попросил Господа помочь нашей семье. Решил, что если у меня появится сын, то назову его Сергеем.

И матушка родила мальчика. Вот так получился переворот в душе. У многих людей бывают такие моменты, когда переосмысливаешь свою жизнь и видишь, что все суета сует и томление духа, по выражению царя Соломона. Многие надеются на какие-то мирские силы, на врачей, а Бог наставляет: Я твой Творец, Я твой путь, Я твоя истина и Я твоя жизнь.

И вот когда я увидел, что этот духовный мир спасает, когда понял, что есть что-то выше, чем человек, то я уволился с предприятия по собственному желанию, оставил гражданскую жизнь и занялся духовной учебой. Это можно сравнить с зерном, которое упало в землю. Как оно растет, никто не видит и не знает. Это революция в душе человека. Конечно, дьявол тоже не хочет отпускать людей, Он говорит: «Давай, преуспевай! Богатство, деньги – вот главные ценности!». И нужно много сил, чтобы устоять в этой борьбе.

– Это зарождение и развитие вашей личной духовной жизни. А как же матушка?
– Как послушная жена военнослужащего, она пошла за мной. Конечно, ей было труднее, чем мне. Она жила в материальном достатке, у нас было двое детей, и ее беспокоило, на что мы будем содержать их, ведь послушники работают во славу Божью. Ей нужно было, как и мне, пересмотреть свои взгляды и образ жизни. Мы как будто заново родились, преодолели трудности, потому что в основе отношений была любовь – не завидующая, не ищущая своего, а всепрощающая. Так Татьяна стала матушкой и тоже участвует в богослужениях. Она жизнерадостный человек, оба стараемся поддерживать спортивную форму: выезжаем по возможности на природу и плаваем в водоемах, занимаемся ходьбой и просто укрепляемся физически.

– Как же вы попали с Винничины в наш городок?
– Мне поручили, как послушнику, строить величественный собор в Чечельнике. Народ там в основном верующий, и в храме была большая потребность. Каждый день безвозмездно мне помогали 200 человек. Очень пригодились организаторские и инженерские способности из моей мирской жизни. Первой трудностью был большой слой строительного мусора, который остался от предыдущего храма, разрушенного в 1937 г. Но с Божьей помощью по одной фотографии мы восстановили его внешний вид. Когда новый храм засиял всеми своими шестью куполами, мне предложили стать священником. Это было не¬ожиданно, я отказывался, ведь это очень тяжелый крест, не каждый может понести его. Это духовное становление человека: когда он созревает для того, чтобы очистить сосуд свой (тело) от мирских страстей, от греховностей. Когда ты очищаешься, то понимаешь, что весь мир живет по другим принципам. С этого времени ты уже принадлежишь не себе, а людям и Богу. Материальные блага только препятствуют духовному миру, гражданские привычки, отношения, психология тянут вниз. Чтобы от всего этого отойти, нужно было сделать большой революционный скачок, оторваться в другое измерение. Я оторвался.
Нес послушание в женском Покровском монастыре (Кривой Рог). И владыка мне однажды предложил приход в Орджоникидзе. Он сказал: город сектантский, попробуй организовать там нашу истинную Церковь, ведь наше вероучение – самое последовательное, мы – наследники канонической апостольской христианской Православной церкви. Мы стараемся не отступать от заветов Христа, а остальные религиозные общины (секты) выдумывают свои правила, отходя таким образом от церковных канонов, только прикрываясь именем Христа. Создатели этих сект жили в гораздо более поздние времена, корректировали Библию и апостольские труды на свой лад, их пастыри чаще всего применяют зомбирование, чтобы использовать паству в целях бизнеса. Грех все это, надо спасать заблудшие души людей.

С Божьей помощью мы заложили в Орджоникидзе фундамент храма. Но начало было трудное. Мы проводили богослужения прямо на улице. Нас не понимали. Молодые люди на мопедах летали мимо с большой скоростью и в опасной близости, мы только пыль успевали глотать. Но, тем не менее, ограду сделали, поставили два креста и так обозначили святую территорию. Параллельно я духовно воспитывался, учился. Ведь священник – всегда ученик, а учитель – это Господь Бог.

– Это правда, что ваша жена стала бизнес-леди?
– Что сегодня является бизнесом? Моя матушка, как и все люди, просто работает. Бизнес ее очень простой – это вязание модельных кофточек, платьев на дому. Реализация, естественно, проходит через магазины. Вот от ее заработков и берем деньги на строительство храма. Сын помогает в качестве пономаря. А в свободное время легко идет на физическую работу: сеет песок, подносит кирпичи.

Нужно сказать, что в духовном плане Орджоникидзе очень тяжелый город. Пожертвований от бизнесменов и богатых людей поступает мало. Город строился на других идеалах, вопрос о церкви не стоял. Но ведь люди сначала должны строить дом Божий, а потом благоустраивать свои дома. Здесь, на Земле, в человеческом теле мы живем лишь один миг от Вечности, а вся наша остальная жизнь будет вечной. Так как же не позаботиться о той вечной жизни? Было бы неразумно. А у нас перевернуто тут все с ног на голову. Каждый печется о своем земном благополучии. За последний год ни копейки от местных предпринимателей не получили. Так, кто-то может машину выделить, чтобы песок привезти… Но мы не отчаиваемся, живем в надежде на Божью помощь. И храм все сооружается.

– Ваши родители живы? Они тоже верующие?
– Слава Богу, они живы. Мы приезжаем к ним в Кривой Рог. Недавно отцу исполнилось 75 лет, и я его окрестил. Родители меня называют «батюшка», хотя гражданским сложно переступить этот внутренний порог. Ведь всю жизнь я для родителей был Славиком, а тут нужно своего сына называть батюшкой. Но, тем не менее, все хорошо, просто нужно это все понимать на духовном уровне, а не на физиологическом.

– Своих детей вы держите в большой строгости? Все-таки отпечаток вашей профессии обязывает их быть особенными, они тоже на виду у всех.
– Дочка моя уже матушка. Муж ее – священник отец Игорь. Он руководит храмом в Чертомлыке.
Сына своего я воспитываю, как все родители: пытаюсь привить чувство ответственности, морали. Но, как и многие юноши, он может нарушить пост – ест мороженое или сядет поиграть в компьютерные игры, любит состязаться в единоборстве, не любит делать уроки. Я стараюсь не давить на него, даю полную свободу, человек до всего должен доходить своим умом. Ну, конечно, исповедуется в своих грехах, каждое воскресенье присутствует на богослужении, ходит в воскресную школу.

– Многим интересно знать, в какую сумму выливается строительство храма.
– Вопрос строительства – это не самоцель. Построить красивое здание могут все. Мы объехали шесть монастырей Киева и пригорода, видели прекрасные стены, прекрасные купола, но мы видели еще и… пустые храмы. То есть задача священника – раскрыть духовный потенциал людей, раскрыть перед ними истинную суть христианского учения так, чтобы они могли самостоятельно и осознанно исполнять заповеди Христа. Многие еще не понимают, насколько действенно молитва защищает человека и его семью. Молитва – это разговор с Богом. А где ты еще можешь быть настолько откровенен, где не решаются торговые вопросы, где нет ни шуток, ни смеха, ни ругани, а идет чистая молитва – только в храме Божьем. Через внутреннее покаяние ты приходишь к Богу. Так что на первом месте должно быть строительство внутреннего храма – в душе. Насколько мы себя очищаем от грехов и страстей, настолько мы и продвинулись в строительстве своего храма. Мы все знаем десять заповедей, понимаем, но когда дело доходит, чтобы исполнять их, мы слабы. Храм души можно строить, пока есть жизнь у человека, а храм вещественный мы можем построить очень быстро, но в нем не будет людей. Это будет просто камуфляж, бутафория, красивая картинка, на фоне которой можно сфотографироваться во время венчания, каких-то таинств. Люди совершают эти таинства (крещение, исповедь, причастие), а потом отходят от Бога. Если через три года на мое пятидесятилетие мне Господь подарит этот храм, то я буду очень рад. Если продлит его строительство, я тоже буду рад, потому что он будет наполнен людьми. Все в руках Божьих, мы только кисточки, которые ведет Творец и пишет красивый рисунок под названием «жизнь». Люди просят: дай, Господи, материального благополучия, здоровья, мужа, который не изменяет и не выпивает, послушных детей… а нужно просить: «Господи, помилуй меня, грешного». И когда мы думаем о покаянии, то Господь спасает нашу душу, определяет и семью крепкую, и детей послушных, и родителей терпеливых. Так что цель у нас определена, а будет ли она осуществлена – только от Бога зависит. Я сам сейчас должен находиться со строителями наверху, вот сейчас возьму мастерок и пойду. В 7.30 у нас планерочка, потом замешиваем раствор, поднимаем, творим этот дом Божий. Во-первых, это физически хорошо, во-вторых, – морально, в-третьих, меня никто не упрекнет, что я ем бесплатно хлеб церковный.

– Вы ведете беседы в трудовых коллективах?
– Предприятия в основном стоят, руководителям не до нас (опять же, не понимают они, что пора прийти к Богу), а рабочих собрать трудно. Вот кто сам додумается прийти в храм, с теми и беседую о духовных приоритетах. Зато каждое воскресенье мы ведем службу в орджоникидзевской женской исправительной колонии. Там имеется класс психологической разгрузки. В глазах этих женщин я вижу надежду. Ведь там женщины – мамы, которые оставили своих детей на чужое попечение, попали в колонию за наркоманию, кражи или другие преступления, а у каждой нормальной матери болит о детях душа. Им приходится много размышлять о своих поступках. Священник для них является островком надежды, той соломинкой, за которую они цепляются. Там люди недопонятые, озлобленные, недослушанные. Они хоть и переступили грань закона, но остаются мамами, женами, дочками, христианками. В слове утешения они все равно нуждаются. Поэтому мы взяли такое благословение, проводим в колонии православные праздники, крестим желающих, то есть все делаем для того, чтобы немного смягчить их меру наказания, подготовить к жизни в миру, раскрыть чувство покаяния.

– Вы упомянули, что молодежь на мопедах гоняла возле вас, поднимая пыль… Дразнили, раздражали?
– Да что вы! Я называю орджоникидзевских молодых людей золотой молодежью. Мне нравится общаться с ними. Обычно когда я иду в облачении и вижу, как матери пьют пиво, курят сигареты, а рядом детишки гуляют, то говорю им: «Здравствуйте, золотая молодежь!». Они смотрят на меня круглыми глазами. Я говорю: «А ты, доця, будешь рожать?» – «Да, – говорит, – буду рожать» – «А чего же ты пиво пьешь тогда? Я же не захочу крестить таких детей!». Это действует на них. Начинают задавать вопросы. Задумываются. Я действительно считаю, что молодежь наша прекрасная. Верю, что придет время, и она одумается. Уже сейчас на наши богослужения приходят молодые люди. Я не хочу никого торопить. Каждому фрукту свое время.

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.