УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 88 відвідувачів

Теги
Церква і влада Голодомор краєзнавство церква і суспільство шляхи єднання автокефалія Вселенський Патріархат Києво-Печерська Лавра Президент Віктор Ющенко церковна журналістика 1020-річчя Хрещення Русі Церква і політика Ющенко іконопис милосердя Церква і медицина Археологія та реставрація УПЦ КП розкол в Україні Священний Синод УПЦ Приїзд Патріарха Кирила в Україну забобони церква та політика Предстоятелі Помісних Церков Патріарх Алексій II секти Мазепа УГКЦ монастирі та храми України вибори українська християнська культура Доброчинність педагогіка діаспора Католицька Церква комуністи та Церква конфлікти постать у Церкві Митрополит Володимир (Сабодан) молодь






Рейтинг@Mail.ru






«Левый берег» (Украина): Cмерть миссионера



«Левый берег» (Украина), Виталий Портников, 25.11.09

Отец Даниил Сысоев, настоятель московского храма апостола Фомы и глава не так давно созданного миссионерского центра, был убит неизвестным прямо в храме. Такого резонансного убийства в России не было с начала 90-х, когда при невыясненных обстоятельствах погиб отец Александр Мень, один из самых популярных священников РПЦ, кумир интеллигенции и неутомимый популяризатор православия.

Отец Даниил Сысоев, настоятель московского храма апостола Фомы и глава не так давно созданного миссионерского центра, был убит неизвестным прямо в храме. Такого резонансного убийства в России не было с начала 90-х, когда при невыясненных обстоятельствах погиб отец Александр Мень, один из самых популярных священников РПЦ, кумир интеллигенции и неутомимый популяризатор православия. Но даже сравнение отца Александра и отца Даниила может продемонстрировать, как изменилась с тех пор Русская церковь и кто из ее пастырей оказывается на острие бритвы.

Отец Александр был священником-гуманистом. Неслучайно именно к нему тянулись самые просвещенные люди своего времени, неслучайно именно его ученики создали самую, пожалуй, открытую внешнему миру православную общину в Москве.

Отец Даниил - священник-воитель. Его представление о задачах православной церкви как раз и сводится к миссионерству, к обращению иноверцев, к противостоянию исламу, протестантизму, католицизму, родноверству и... власти. Да-да, и власти тоже. Для отца Даниила высшая власть была власть церковная, он искренне недоумевал - ссылаясь при этом на мнение обращенных им бывших мусульман - почему в храмах говорят не о Боге, а о величии России. «Родина наша в небесах», - естественная для священника констатация немедленно превращала его в оппозиционера по отношению к тем псевдопатриотическим группировкам, что шляются по московским улицам в поиске инородцев. Потому что для отца Даниила существовали не инородцы, а неправославные. Священник удивлялся, почему это в православной Сербии не понимают, что с мусульманами и католиками не сражаться нужно, а обращать их в истинную веру. Пошел на премьеру лунгинского «Царя» - и сразу же оказался горячим приверженцем митрополита Филиппа Колычева. Домысливать эти взгляды покойного отца Даниила не нужно - в выражении своих взглядов этот будто бы пришедший из Cредних веков человек был вполне современ, вел живой журнал в Интернете, много писал. Словом - если вы посчитаете, что я что-то преувеличиваю относительно позиции убитого - зайдите на его страницу и все увидите сами. Но одновременно и задайте себе вопрос: кто мог убить отца Даниила?

И тут мы оказываемся в романе Агаты Кристи «Убийство в восточном экспрессе». У покойного было так много врагов, что желать его смерти мог кто угодно. Следствие считает, что отца Даниила убил кто-то из родноверов-язычников - приверженцев причудливого культа, будто бы восстановленного из дохристианских времен и имеющего немало последователей в России и Украине. Но утверждать, что сегодня есть какие-либо доказательства причастности родноверов к убийству, пока что рано. Следствие может считать, что если бы Сысоева хотел уничтожить кто-то из приверженцев радикальных исламистских группировок или даже тоталитарных христианских сект, он вряд ли стал бы стрелять прямо в храме. Для верующего человека - к какой бы вере он себя ни относил - это что-то и впрямь неслыханное, хотя, конечно, пытаться найти убийцу, базируясь на его отношении к святости места - тоже не очень современный подход. Да, остаются еще и радикальные националистические группировки. Хотя они и назначили финансовую награду за поимку убийцы, утверждать, что отца Даниила они воспринимали как большого друга, я бы не стал. Во-первых, сама идея об интернациональности церкви противна любому радикальному национализму. Во-вторых, любой радикал мог с радостью присоединиться к гневной критике ислама, которой отличался Сысоев. Но когда вывод из этой критики делался миссионерским - вот примут православие и станут нашими - то в этот же момент отец Даниил становился врагом любого радикала, бегающего по кустам с криками «Россия для русских». И этот непримиримый критик либерализма оказывался для бритоголовых ребят с псевдосвастикой чуть ли не большим врагом, чем самые либеральные либералы.

То, что в не отличающемся терпимостью обществе отец Даниил Сысоев был убит, не должно никого особо удивлять. Ему постоянно угрожали, он обращался за помощью в ФСБ. Но если вспомнить, как пронизаны российские правоохранительные органы коррупцией и как много в них самих агентов тех самых радикальных группировок, то вряд ли священнику могли чем-то помочь. Не буду утверждать, что Сысоев был обречен. Но несовременный священник в современном мире - судьба непростая.

Могут сказать, что я чересчур благодушен, что отец Даниил и сам выступал с радикальными заявлениями, которые можно было бы счесть оскорблениями, что в наше время следует быть куда терпимее. Но убитый священник - еще раз подчеркну - человек из прошлого церкви. Хотя, возможно, и из ее будущего. Присутствовавший на похоронах отца Даниила патриарх Кирилл, пусть бесконечно от него далекий своей давней приверженностью экуменизму, тем не менее близок погибшему представлениями о взаимоотношениях власти и церкви. Первые месяцы нового патриаршества показали, что Кирилл старается «отстроиться» от светской власти и готов действовать по-своему, даже и в принципиальных ситуациях. Это доказали и некоторые моменты визита в Украину, и продолжающиеся отношения с Грузинской церковью, и многие высказывания патриарха. Так что на похороны отца Даниила патриарх Кирилл пришел неслучайно.
 

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.