УКР РУС  


 Головна > Публікації > Довідкові матеріали  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 71 відвідувачів

Теги
церква та політика Доброчинність Вселенський Патріархат Католицька Церква Голодомор Церква і влада милосердя постать у Церкві Предстоятелі Помісних Церков краєзнавство Мазепа Митрополит Володимир (Сабодан) автокефалія Патріарх Алексій II Ющенко УПЦ КП церква і суспільство Приїзд Патріарха Кирила в Україну 1020-річчя Хрещення Русі Церква і політика вибори Археологія та реставрація церковна журналістика забобони монастирі та храми України Священний Синод УПЦ шляхи єднання Церква і медицина українська християнська культура секти педагогіка іконопис розкол в Україні Києво-Печерська Лавра УГКЦ комуністи та Церква конфлікти діаспора молодь Президент Віктор Ющенко






Рейтинг@Mail.ru






О «певческом» переводе Херувимской песни на русский и украинский языки

  07 December 2009


Архиепископ Тульчинский и Брацлавский Ионафан, кандидат богословия
В настоящей статье речь пойдет о гимне «Иже херувимы», точнее о попытках изложить его смысл доступно по-русски и по-украински, не уходя при этом далеко от его церковнославянского «прототипа», чтобы искомый текст «укладывался» в традиционные мелодии песнопения (на примере известной музыки херувимской № 7 «Царской» Дм. Бортнянского).

Церковнославянский богослужебный текст херувимской песни общеизвестен:

Иже херувимы тайно образующее

И животворящей Троице трисвятую песнь припевающе,

Всякое ныне житейское отложим попечение.

Яко да Царя всех под'имем,

Ангельськими, невидимо дориносима чинми. Аллилуя!

 

Как видно, ясность смысла херувимской сильно затемнена церковнославянской калькой древнегреческого «Ύροδέxομαι» - «Под'имем».  В нотных текстах это слово часто ошибочно передается на письме и в пении как «Подымем», хотя в контексте Евхаристии речь может идти и о принятии Христа, как Высочайшего Гостя в Причащении. При этом глагол «под'имем» несомненно  устанавливает вертикальную иерархию общения верных со Христом-Царем: воплотившийся Логос - вторая божественная Ипостась единосущной и нераздельной Пресвятой Троицы,  по определению - в Вышних, а все верные - «под» Ним, на нижних ступенях иерархической «неоплатонической» лестницы (чит. Дионисий Ареопагит «О небесной Иерархии»).

Еще одна трудность для лаконичного русско-украинского изложения гимна заключается в малопонятном церковнославянском выражении: «...ангельскими невидимо дориносима чинми».  По-русски и по-украински приходилось не переводить, а описывать эту, так сказать, «дориносимую» ситуацию. (Само словосочетание «дориносимо» состоит из двух частей: др.греч. «дори» - копье + славянское «носима» - носяще).

Согласно некоторым данным во времена ранней античности воинами-триумфаторами вносился щит, на который водружалось копье. И щит, и копье - атрибуты языческой богини Победы. Анонимный христианский автор гимна «Иже херувимы» провел смелую поэтическую параллель между триумфальным входом в Рим императора-победителя в окружении почетного эскорта - отрядов воинов-копьеносцев - с одной стороны, и торжественным Великим входом в алтарь, совершаемом сонмом духовенства со Святыми Дарами - символами присутствия в общине Христа-Царя, несущими малые литургические  копья и кресты - орудия жертвенной победы Спасителя над смертью, - с другой. При этом сами священники (и все верные) мистически присоединяются к окружающим и сопровождающим Христа ангельскому воинству - чинам, стройным отрядам ангелов, архангелов, херувимов, серафимов, престолов, властей и др. Всем верным этот торжественный гимн напоминает, что само участие в Таинстве Божественной Литургии, во встрече Христа, уподобляет их образу ангелов и, что для достойного принятия (Ύροδέxομαι) Христа в свою душу в евхаристическом причащении, как высочайшего Гостя, как Царя всех, необходимо отвергнуть, изгладить из памяти, забыть все житейские заботы (треволнения).

В свете вышесказанного текст херувимской приобретает в переводе следующий «певческий» вид:

По-русски

Мы (все), образ херувимов в Тайне сей являюще

И животворящей Троице трисвятую песнь с ними воспевающе,

Всякое ныне житейское отложим попечение,

Ибо мы Царя всех при(и)мем, (грядущего)

С ангельскими, незримыми (невидимыми)

И копьеносными чинми. Аллилуйя!

 

Или:

Мы (все), херувимов образ в Тайне сей являюще

И животворящей Троице трисвятую песнь с ними воспевающе,

Забудем ныне все житейские волнения (или: все земные попечения),

Чтоб (да) сопроводить нам Царя всего Міра, (грядущего)

Со копьеносным воинством всех ангелов незримых. Аллилуйя!

 

По-украински

Ми (всі),  образ херувимів в Тайні цій являючи

І животворчій Трійці трисвяту(ю) піснь з ними співаючи,

Всяке нині житейське відкладемо піклування,

Щоби нам Царя всіх прийняти, (що йде)

З ангельськими, незримими (невидимими)

І коп'єносними (списоносними) чиньми. Алилуя!

 

Или:

Ми - (ті), що херувимів в Тайні цій являємо

І животворчій Трійці трисвяту(ю) пісню з ними співаємо,

Забудьмо нині всі життєві (земнії) хвилювання.

Щоб нам супроводити Царя всього Світу,

Із коп'єносним (списоносним) воїнством

Всіх ангелів незримих. Алилуя!

 

Примечание для музыкантов: чтобы тексты под № 1 удобно «укладывались» в мелодию херувимской № 7 Дм. Бортнянского, вступление партии сопран в первом стихе гимна должно иметь место на четвертой доле первого такта. В скобках даны дополнительные текстовые  варианты сегментов  перевода.