УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 109 відвідувачів

Теги
Церква і медицина комуністи та Церква Приїзд Патріарха Кирила в Україну Ющенко церква і суспільство Священний Синод УПЦ Церква і влада постать у Церкві вибори краєзнавство церква та політика шляхи єднання УПЦ КП Археологія та реставрація монастирі та храми України молодь автокефалія милосердя конфлікти Митрополит Володимир (Сабодан) Патріарх Алексій II Вселенський Патріархат Католицька Церква діаспора УГКЦ Предстоятелі Помісних Церков секти іконопис українська християнська культура Президент Віктор Ющенко Голодомор Києво-Печерська Лавра церковна журналістика Доброчинність Церква і політика 1020-річчя Хрещення Русі розкол в Україні Мазепа педагогіка забобони






Рейтинг@Mail.ru






«Новая» (Украина): Неля Куковальская: «Скоро вернем «голос» нашей колокольне»



«Новая» (Украина), Ирина Несенюк, 24.11.2009

«Никогда журналистам этого не говорила, но вам скажу: нынешняя моя должность была предсказана мне задолго до назначения. Я человек верующий, но не набожный, и понимаю, что «София» — это, в первую очередь, духовная святыня, а уже потом — музей».

В кабинете у генерального директора Национального заповедника «София Киевская» Нели Куковальской все дышит стариной и спокойствием. Уже потом из разговора узнала, что резные стулья, стол и шкаф ей подарили меценаты, а огромный кожаный диван и еще один необычайной красоты шкаф она привезла… из дому. Смеется: «Я здесь живу больше, чем дома, вот и перебираюсь потихоньку…»

 

От судьбы не уйдешь

— Неля Михайловна, помните свое первое посещение Софии Киевской, сколько вам было тогда?

— Это было в очень раннем детстве, меня сюда привела моя киевская бабушка. Мы жили в Переяславе-Хмельницком. Отец работал горным инженером, и нам часто приходилось переезжать с места на место, а Киев для меня всегда был городом-праздником. О первом посещении собора не помню ничего конкретного, но осталось впечатление чего-то грандиозного. Позже, уже в школьные и студенческие годы, бывала здесь часто. Еще тогда меня поразила своей неземной красотой Оранта на золотом фоне, а еще — грубая антирелигиозная пропаганда в храме. По существу, это был музей атеизма. Понятно, тогда идеология была такой, но все-таки это святыня.

Никогда в голову не приходило, что когда-нибудь придется взвалить все это хозяйство на свои плечи. Впрочем, в 1983 году был один знак. Мы с мужем, тогда еще молодожены, поехали на Пасху в Золотоношский монастырь. После богослужения сели разговеться в лесочке, мимо проходила пожилая старушка-монахиня, мы пригласили ее присоединиться к нам. Долго говорили о вере, а, прощаясь, она сказала мне: «Дитя мое, ты обязательно придешь к собору». Я забыла об этом, но муж напомнил мне эти слова где-то в 2001 году, после того как я уже год работала в Национальном заповеднике. По специальности я инженер-строитель широкого профиля, закончила Московский институт инженеров транспорта. Одно время даже работала прорабом на строительстве жилого дома в Переяславе-Хмельницком. Так что с рабочими умею разговаривать на их языке, и сегодня не стесняюсь, надев фуфайку, и на крышу подняться, и в подвал спуститься.

— Как вас приняли в «Софии», были трудности вливания в коллектив?

— Было о-очень трудно. Перед этим я работала заместителем главного архитектора Киевской области. Несмотря на то что меня выбрали из большого количества достойных претендентов на должность гендиректора, да и с реставрационными работами я была знакома не понаслышке (в вузе нас учили и этому), первое время меня воспринимали, как чужака. Конечно же, я не знала каких-то тонкостей реставрации, фондовой работы, пришла не из мира ученых… Передо мной «Софией Киевской» руководил замечательный человек — Валентина Никифоровна Ачкасова, она 32 года отдала заповеднику. Целый месяц мы проработали вместе, она передавала мне дела. Если поначалу и была какая-то ревность, то, уже, уходя, она сказала, что рада тому, что именно на меня оставляет музей. Но КРУ, Счетная палата не оставляют нас в покое, сколько работаю, столько и проверяют. Мы к этому привыкли, спим спокойно, потому что у нас все в порядке.

 

Инвестиции в вечность

— А что не дает спать спокойно?

— Проблем хватает. Не забывайте, что в состав заповедника, кроме Софийского собора, входят Кирилловская и Андреевская церкви, Золотые ворота, а еще — мало кто об этом знает — Генуэзская крепость в Судаке. Да-да, не удивляйтесь, в 1954 году ее отдали «под крыло» «Софии» в рамках передачи Крыма Украине. Постоянно приходится заботиться о том, чтобы эти уникальные памятники культуры и архитектуры устояли в прямом смысле слова в условиях сумасшедшей урбанизации. Ваша газета, наверное, лучше остальных знает ситуацию с Андреевской церковью. Сейчас храму ничего не угрожает, холм укрепили, реставрируем паперть. Церковь пришлось закрыть на 5 недель. Ее настоятель воспротивился этому, но митрополит Мефодий после нашего с ним разговора отнесся к реконструкции с пониманием и даже помог через Кабинет министров погасить месячную задолженность за выполнение работы подрядчикам. А несколько лет назад из-за подтекания подземных коммуникаций едва не упала софийская колокольня. Снаружи все выглядело благополучно — сверху зеленая травка, а под ней — пластичный грунт, который вот-вот уплывет. Только благодаря системе гидрогеологического мониторинга подземных сооружений удалось предотвратить катастрофу. На эту систему, кстати, государство не выделило нам ни копейки.

— Получается, вся надежда только на меценатов?

— Конечно же, их помощь неоценима. Я мечтаю о создании попечительского совета при «Софии». Пусть в него войдет немного людей, человек 5—10, которые могли бы и свои средства вкладывать, и привлекать их со стороны. Каждого, кто вложит не меньше 10 миллионов гривен, мы наградим золотой медалью, его имя будет красоваться у входа в «Софию» и войдет в историю музея. Вот, например, без Рината Ахметова трудно было бы отреставрировать Дом Митрополита. А дело было так. Я была в Польше, консультировалась по поводу реставрации храмовых царских врат. Вдруг мне звонят, говорят, мол, завтра утром у вас будет президент Ющенко. Я сразу почувствовала, что он хочет помочь. Зима, метель, я одна за рулем. В 4 вечера я уже была во Львове, а в 11 — в Киеве. Газ — тормоз, газ — тормоз, из машины не вышла, а выпала (смеется). Утром, еще до приезда президента, мне говорят: «Там господин Ахметов у входа прогуливается, один, без машины и без охраны». Я вышла к нему, Ринат Леонидович сказал, что его пригласил на встречу Виктор Андреевич. Мы поговорили с ним минут двадцать, я рассказала ему о наших проблемах. Потом вместе с Ющенко мы еще часа три ходили по заповеднику, а в конце экскурсии господин Ахметов вызвался внести 15 миллионов гривен на ремонт, при условии, что остальные деньги выделит государство. Но государство не дало нам ни-че-го, и позже он добавил еще почти 25 миллионов: не бросать же начатое на полпути. Я сама просила, чтобы они наняли аудиторскую фирму, которая регулярно проверяла каждую потраченную нами копейку.

Плохо, что у нас нет закона о меценатстве. Во всем мире, да и у нас до революции, меценаты были в почете. Их награждали наивысшими государственными орденами, создавали экономически заманчивые условия для благотворительности. В самом деле, государство не может полностью покрыть расходы по содержанию таких памятников. Юлия Владимировна (Тимошенко. — Авт.), как и президент, живо интересуется жизнью «Софии», любит ее, относится с большим почтением, посещает все богослужения. Благодаря ее помощи стал возможен ремонт Андреевской церкви, инженерных сооружений в заповеднике.

 

Композиторы пишут гимн «Софии»

— Понятно, что ни одна пребывающая в Киеве vip-персона не проходит мимо «Софии». Кто из известных посетителей запомнился вам больше всего?

— Джордж Буш-младший — очень веселый, открытый, настоящий ковбой. Мне показалось, что он смотрел на наши сокровища с огромной завистью, наверное, это то немногое, чего у американцев никогда не было и не будет (смеется). Пугачева всегда приходит тихо, без помпы, видно, что ей у нас действительно интересно. Зато Армани гостил шумно, с целой свитой, громко восхищался гаммой цветов собора. Особенно его покорили голубые тона наших фресок, позже он создал целую коллекцию лазурной одежды и посвятил ее «Софии». Особый интерес к музею проявил король Швеции. Это и понятно: жена Ярослава Мудрого Ингегерд (Ирина) — его соотечественница...

— …И по одной из гипотез, была похоронена рядом с мужем. Известно, что после вскрытия саркофага с останками князя оказалось, что он лежит в одиночестве. Что-то удалось выяснить о судьбе загадочного скелета?

— После войны ученые из Ленинграда вернули нам саркофаг закрытым, он так и простоял все эти годы. Мы ведем расследование, собираемся в Санкт-Петербург. Надеемся, что проясним вопросы, которые возникли во время исследования. В марте у нас будет большая делегация шведских ученых, рассчитываем также и на их помощь. А пока ведем исследование останков Ярослава Мудрого. Цель — определить его настоящий облик, привычки, болезни, даже его любимые блюда. Но для начала нужно выяснить, кто там. Современные способы исследований помогают это сделать с достоверной точностью. В Украине проведут МРТ (томографию. — Авт.) его костей, определят места, откуда можно выделить ДНК, а затем отправят в несколько заграничных сертифицированных лабораторий, сравнят их друг с другом, с останками уже «доказанных» Рюриковичей. В феврале будем выбирать из шведских, австралийских, британских или американских лабораторий те, которые согласятся провести анализ бесплатно, в рамках грантовых программ. Эта процедура стоит 30 тысяч евро.

— «Новая» первой узнала от вас о том, что «София» старше, чем это считалось раньше, и через год ей исполнится 1000 лет. Какие сюрпризы вы готовите к юбилею?

— Для начала хотим вернуть «голос» нашей колокольне. Надеюсь, она запоет уже к концу этого года. Колокола — голландские и наши, отечественные. Кориньйон — установку для управления ими — разрабатывают мастера высочайшего класса, инженеры завода имени Антонова братья Ботвинко. Надеемся, что меценаты, которые обещали поддержать проект материально, не подведут. Сначала будут звучать две мелодии. После отладки, на которую уйдет приблизительно месяц, их будет больше. Несколько композиторов сейчас работают над ними, в том числе и над гимном «Софии»! Мы хотим, чтобы люди сразу узнавали, откуда льется колокольный звон.

 

 

 

Это мы знали:

Заслуженный работник культуры Украины.

Член-корреспондент НАНУ.

Член IKOMOS — международной организации при ЮНЕСКО, занимающейся охраной выдающихся памятников.

 

Этого мы не знали:

Преодолела боязнь летать самолетом.

Освоила дайвинг и горные лыжи.

Мечтает выучить английский язык.

 

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.