УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 213 відвідувачів

Теги
церква і суспільство Археологія та реставрація Голодомор Мазепа розкол в Україні постать у Церкві Президент Віктор Ющенко Митрополит Володимир (Сабодан) Предстоятелі Помісних Церков Києво-Печерська Лавра конфлікти краєзнавство автокефалія УГКЦ Церква і медицина діаспора Вселенський Патріархат молодь іконопис церковна журналістика церква та політика шляхи єднання Ющенко 1020-річчя Хрещення Русі Приїзд Патріарха Кирила в Україну Католицька Церква Церква і політика вибори УПЦ КП комуністи та Церква монастирі та храми України Священний Синод УПЦ Патріарх Алексій II педагогіка Церква і влада Доброчинність забобони милосердя українська християнська культура секти






Рейтинг@Mail.ru






«Бердянск деловой» (Запорожская обл.): Атаманы–азовцы



«Бердянск деловой» (Запорожская обл.), Валерий Кравченко, 20:11:2008

«... як ти там у тому Азові сам пробуваєш?»
(Тарас Шевченко. 16 апреля 1854 года.)


В мае1828 года, в разгар российско-турецкой войны 1828-1829 гг. последний кошевой атаман Задунайской Запорожской Сечи Йосип Михайлович Гладкий(1789-1866) перешел с частью казаков — подданными Османской империи — на сторону Российской империи. 

 

Об этом событии, получившем тогда большой общеевропейский политический резонанс, Главнокомандующий 2-й российской армией генерал-фельдмаршал П. Витгенштейн так доложил новороссийскому и бессарабскому наместнику графу М.С. Воронцову:
«Я получил сего дня (14 мая 1828 года — прим.) донесение от командированного в город Измаил генерал-майора Тучкова, что кошевой Запорожской Сечи с атаманами, писарем, есаулами, церковью, регалиями и 1 000 казаками перешел из-за Дуная на нашу сторону, изъявив покорность российскому императорскому престолу…

…Обязываясь уведомить о сём Ваше сиятельство, я прошу Вас предписать со своей стороны подведомственным Вам начальствам, дабы они распоряжениями своими содействовали генерал-майору Тучкову в старании его приемом сих первых переселенцев одобрить и других последовать их примеру».

Есть основания полагать, что поступок сей атаман Гладкий совершил не только по собственной инициативе, а выполняя инструкции и предписания из Петербурга, являясь «по совместительству» секретным агентом российского правительства. Оказавшись после 1820 года за Дунаем в качестве рядового информатора измаильского градоначальника генерал-майора С. Тучкова он становится по согласию задунайской казацкой старшины двойным агентом и вскоре избирается куренным атаманом, а затем, осенью 1827 года, и главным Сечевым предводителем. Для обеспечения такого стремительного карьерного роста казацкая старшина Задунайской Сечи распространяет в среде османской администрации и рядовых казаков легенду, согласно которой казака из Золотоноши Йосипа Гладкого объявили зятем некоего атамана Мороза, которому любимый тесть перед упокоением в вечности предрекал вроде бы атаманство на Сечи.

Так, превратив Гладкого из рядового имперского информатора в двойного агента, задунайская казацкая старшина смогла в конечном итоге с его помощью реализовать свой давний стратегический замысел — возвратить запорожцев на исконные земли своей вольницы на приемлемых для себя условиях.

И план этот удался! И далеко не случайно «понравились после долгих поисков и исканий» в лето 1831 года атаману Гладкому земли не в Закубанье и в Черномории, а по левому берегу реки Берды близ Бердянской «пустоши»! Ведь эти земли с давних-давен были исконной территорией Кальмиуской паланки Запорожской Сечи.

А будучи с 1828 года «лучшим личным другом» российского императора Николая Павловича (Николая I), атаману Гладкому удалось добиться именного указа его императорской светлости самодержца Всероссийского Николая I — «Положение о поселении запорожских казаков в Новороссийском крае» от 27 сентября 1832 года, в соответствии с которым запорожцы из-за Дуная стали именоваться Азовскими казаками и им было дозволено расселиться в приазовских селах Белоцерковке (штаб-квартира), Захарьевке, Благовещенке, Темрюк, Новоспасовке, расположенных вдоль левого берега реки Берда в среднем и нижнем ее течении. В соответствии с царским указом от 27.09.1832 года к казакам-азовцам причислили также государевых крестьян-полтовчан села Новоспасовки и казаков-переселенцев с Черниговщины станицы Стародубовки на реке Берде, а также «ревизские мещанские души» посада Петровского, что располагался у самого устья реки Берды на месте нынешней Новопетровки.

При этом Гладкому и казацкой старшине удалось добиться от царской милости для себя и для рядовых казаков-азовцев вольностей и привилегий совершенно невиданных и неслыханных во всей Российской империи. В соответствии с указом от 13 января 1833 года «Азовскому войску передавались рыбные заводы с плавнями, 50 000 рублей серебром для строительства церкви и хозяйственных сооружений. Кроме того, 6 000 рублей серебром царское правительство выделило на покупку волов по 40 рублей серебром и на покупку плугов и возов по 20 рублей серебром. В пределах войска декларировалась государственная монополия на винную торговлю, но первые десять лет прибыль передавалась войску. До первого урожая войско находилось на государственном обеспечении, а также навсегда освобождалось от земских повинностей, кроме тех, которые относились до его земель».

Так в 30-х годах XIX столетия в Северном Приазовье возникла совершенно не знавшая крепостничества автономная казацкая республика, просуществовавшая до начала 60-х годов XIX века. И результаты казацкого самоуправления не замедлили сказаться. Буквально в одночасье, уже в 30-х годах XIX столетия казакам-азовцам удалось возродить в Северном Приазовье традиционный для украинских крестьян и казаков мелкофермерский хозяйственный уклад, достичь невиданных урожаев зерна и превратить соседний город-порт Бердянск благодаря торговле казацким хлебом в один из самых успешных городов Российской империи.

В 30-50-е годы XIX века Азовское войско продолжало интенсивно пополняться выходцами из Османской империи и беглыми из Приднепровской Украины, получавших при этом автоматически статус казаков. И если в 1837 году в войске насчитывалось 2 930 душ мужчин, не считая офицеров, то в 1850 году в станицах Азовского казачьего войска уже проживало 4 332 мужчины и 4 416 женщин.

Азовское казачье войско значительно превосходило по хозяйственной активности и производительности абсолютно все казачьи формирования Российской империи. Так, например, Оренбургское, Уральское и Башкирское казачьи войска давали чисто условную прибыль в размере соответственно 0,42 рублей серебром, 0,28 руб. серебром и 0,056 руб. серебром на одну душу, а все остальные войска в лучшем случае за счет царской казны с трудом сводили концы с концами. У Азовцев же показатель прибыльности составлял 3,47 руб. серебром на одну душу и был совершенно недостижим ни для кого во всей Российской империи! Бердянщина прослыла на всю империю «Золотым Дном».
«…Сторона это такая, что только трудись, — золото лопатами тут все загребают», — писал о нашем крае в своих знаменитых романах российский Фенимор Купер — Григорий Петрович Данилевский (14.04.1829 — 06.12.1890).

Так, например, к моменту своего расформирования на одну семью казаков-азовцев приходилось в среднем четыре вола, две коровы с телками, по шесть штук овец и по одной лошади.

Иностранные купцы за каждый пуд качественной азовской пшеницы платили на два рубля серебром дороже. Пшеница казаков-
азовцев была в 1850 году отмечена на международной торговой выставке в Лондоне медалью. Именно полноценная казацкая пшеница была главной статьей экспорта через Бердянский порт, именно она превратила Бердянск в город хлебный. Кроме того, казаки активно занимались разведением фруктовых садов, пчеловодством. В казацких станицах на многочисленных заводах изготавливали качественную черепицу, кирпич. В приморском Бердянске немало и ныне еще домов, крыши которых покрыты качественной фирменной черепицей полуторавековой давности из казачьих станиц.

Естественно, что казаки-азовцы были заняты не только сельскохозяйственной деятельностью. Ведь Азовское казачье войско было единственным в составе Российской империи морским казачьим формированием. Азовские казаки комплектовали морской батальон, пеший полу-батальон и одиннадцать команд для крейсерства. С 1837 года войску «повелено было выставлять еще десять команд для крейсерства по берегам черноморского побережья». На протяжении всей своей недолгой, но героической истории, вплоть до 1865 года (!!!) казаки-азовцы успешно патрулировали Азовское и Черноморское побережье Кавказа и принимали, естественно, участие во всех военных операциях империи того времени на вверенных им рубежах… Морские команды азовцев базировались на Сухумской и Константиновской морских базах. Первое отделение азовцев патрулировало восточный берег Черного моря от Анапы до Навагинского укрепления, а второе — от укрепления Святого Духа до укрепления Святого Николая. Для патрулирования морских рубежей азовцы применяли быстроходные баркасы особой конструкции, напоминающие мальтийские лодки. Именно такой патрульный баркас изображен на дворянском гербе атамана Гладкого.

В соответствии с указом российского императора Александра II от 5 февраля 1862 команда азовцев обеспечивала непрерывную паромную переправу через реку Берду в районе ее гирла.

Существование в 30-60 гг. XIX века казацкой республики на исконных землях запорожской вольницы, а вместе с ней и национального украинского военного формирования стало серьезным раздражителем для петербургского двора. Предпринимались поэтому неоднократные попытки ликвидировать эту последнюю запорожскую вольницу, а казаков переселить, депортировать в Восточную Сибирь, в Закубанье… Но все эти попытки казакам до поры до времени удавалось упреждать. Основным их оружием стали традиционные методы казацкой дипломатии, а именно, — те приемы, которые ныне называются информационными…

Но, в конце концов, в 60-х годах XIX столетия запорожские казаки- азовцы были все-таки выселены — депортированы из Приазовья в Закубанье и в Черноморию.

К сожалению, мы мало что знаем об этих страницах нашей истории. Ведь нас долго убеждали и продолжают убеждать, что войско Азовское было очень малочисленным и не совсем настоящим, а казаки в Закубанье и в Черноморию пошли пешком с женами и малыми детьми чуть ли не добровольно! Мы в Приазовье, к примеру, ничего не знаем об Анапском восстании казаков-азовцев 1863 года, решительно выступивших против рассредоточения их семей. Именно это восстание вынудило царское правительство прекратить принудительную депортацию казаков-азовцев и перевести оставшиеся в Приазовье казацкие семьи в гражданское звание на льготных для них условиях… Депортированных раннее в 1862-1864гг. в Черноморию и Закубанье азовцев не стали рассеивать, а позволили основать им свои казачьи станицы — Азовскую, Убинскую (Папайскую, Абинскую), Дербентскую, Ильскую, Ставропольскую, Георгие-Афипскую, Хабльскую (Холмскую), Грузинскую… и множество хуторов…
Недостаточно хорошо мы знаем и атаманов Азовского казачьего войска. Вот их имена:

Генерал-майор Гладкий Йосип Михайлович — последний атаман Задунайской Сечи (двухбунчужный османский паша), наказной атаман Азовского казачьего войска до 13 октября 1851 года.

Генерал-майор Кухаренко Яков Герасимович (1800-1862) — выдающийся украинский историк, этнограф и писатель, исполняющий обязанности наказного атамана Азовского казачьего войска с октября 1851 года по октябрь 1852 года, а с 01.10.1852 по 30.07.1855 гг. — начальник войскового штаба, исполняющий обязанности наказного атамана Черноморского казачьего войска, друг Тараса Григорьевича Шевченко. Это ему написал в письме от 26 ноября 1844 года из Санкт-Петербурга в Таганрог великий Кобзарь: «Був я уторік на Україні — був у Межигорського Спаса. Був і на Хортиці, і скрізь був і все плакав: сплюндрували нашу Україну катової віри німота з москалями, щоб вони переказилися».

А в письме от 16 апреля за 1854 год великий Кобзарь спрашивает своего друга генерала Кухаренко — «... як ти там у тому Азові сам пробуваєш?», полагая, что генерал Кухаренко по-прежнему является атаманом Азовского казачьего войска.

Генерал-майор Сысой Косолап — исполняющий обязанности наказного атамана Азовского казачьего войска с 1852 года по 1856 год.
Генерал-майор Константин Федорович Решетилов (1793 — 25.05.1867) — наказной атаман Азовского казачьего войска с 1856 года. «11 января, Воскресение, ветер южный, снег порывался в полдень, в 6 часов северный ветер. Вчера г-н Лоренцо Тубини сказал мне, что в городе носится слух, что бухгалтер К.С.Аргиропуло от своего имени внес в Коммерческий Банк в Бердянске на сих днях несколько тысяч рублей, принадлежащих Бердянскому Городскому Банку, и, что в этом деле он, г-н Тубини, видит что-то недоброе, ибо бухгалтер не имеет права так действовать. Сегодня разнеслось в городе сведение, что меньшой сын покойного генерала Решетилова ранил себя револьвером в грудь, желая подарить эту пулю Директорам Русского клуба в Бердянске г-ну Нико­лаю Константинову и г-ну Гаевскому, которые нашлись избегнуть этого несчастья», — написал в своем дневнике за 1876 год бердянский летописец Василий Крыжановский. 

 

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.