УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 67 відвідувачів

Теги
комуністи та Церква Приїзд Патріарха Кирила в Україну постать у Церкві Вселенський Патріархат Ющенко краєзнавство Археологія та реставрація Священний Синод УПЦ Києво-Печерська Лавра Католицька Церква Церква і медицина діаспора Мазепа церква і суспільство педагогіка УПЦ КП автокефалія УГКЦ монастирі та храми України Голодомор іконопис шляхи єднання милосердя 1020-річчя Хрещення Русі Предстоятелі Помісних Церков Церква і політика молодь Доброчинність Патріарх Алексій II конфлікти церква та політика Митрополит Володимир (Сабодан) забобони Президент Віктор Ющенко секти Церква і влада українська християнська культура вибори розкол в Україні церковна журналістика






Рейтинг@Mail.ru






«Релігія в Україні»: Украинский церковный вопрос: взгляд из Константинополя (Митрополит Сардийский Максим). Часть 3 и 4



«Релігія в Україні», Митрополит Сардийский Максим, 28 10 2009, 12 11 2009

Первую и вторую части статьи можно прочесть здесь

Треья часть

Вследствие захвата Советским Союзом осенью 1939 года восточной части Польского государства, четыре епархии Автокефальной Польской Православной Церкви (Виленская, Волынская, Гродненская и Полесская) были отделены от нее и не имели с ней общения до начала германо-советской войны в 1941 году.
    После захвата Германией территории этих епархий их архиереи сразу же постарались возобновить общение с первым среди них – Митрополитом Варшавским и всей Польши Дионисием. Однако, восстановлению нормальных канонических связей воспрепятствовали немецкие власти, которые считали вышеупомянутые епархии принадлежащими другому государству – Украине, а посему запретили Митрополиту Варшавскому Дионисию иметь любое общение с архиереями упомянутых епархий. Не имея возможности лично общаться с упомянутыми епископами, Митрополит Варшавский Дионисий повысил их церковное управление до уровня Собрания епископов этих епархий под руководством старшего из них – архиепископа Пинского и Полесского Александра.
    В конце 1941 года, по просьбе представителей украинского православного населения, Митрополит Варшавский Дионисий назначил архиепископа Луцкого Поликарпа (Сикорского) помощником архиепископа Александра и управляющим приходами бывших польских епархий с украинским населением.
    Эта Церковь (во главе с архиеп. Луцким Поликарпом – прим. пер.), считая сама себя частью Автокефальной Польской Православной Церкви, однако, не имея возможности использовать это название, имея целью четко обозначить свою независимость от Московского Патриархата, приняла название Украинской Автокефальной Церкви. Вначале в состав этой Церкви вошли четыре бывшие польские епархии – Виленская, Волынская, Гродненская и Полесская. По мере продвижения немецких войск на восток к ней присоединяли и другие украинские территории. Для удовлетворения религиозных и других потребностей православного населения этих территорий был рукоположен целый ряд епископов. При этом Митрополит Варшавский и всей Польши Дионисий вынужденно не принимал в них участия.
    Первые три украинских епископа были рукоположены в Пинске между 8 и 11 февраля 1942 года архиепископами Александром и Поликарпом. Этими архиереями были – епископ Берестейский Юрий, епископ Чигиринский Никанор и епископ Уманский Игорь. Одновременно с этим в Пинске состоялся и первый Собор епископов Украинской Православной Церкви. В мае 1942 года епископы Никанор и Игорь, по просьбе верующих, рукоположили в Киеве еще 6 епископов. Собравшийся тогда второй Украинский Собор состоял из 8 архиереев наметил в общих чертах планы по развитию Украинской Православной Церкви. Архиепископ Пинский Александр и Луцкий и Ковельский Поликарп были возведены в сан митрополитов, а епископы Чигиринский Никанор и Уманский Игорь – в сан архиепископов.
    На протяжении 1942 и 1943 гг. были рукоположены еще пять епископов для Украинской Церкви. Когда территория Полесья и ее епархии вместе с митрополитом Александром государственной властью были присоединены к Белоруссии, тогда митрополит Поликарп единолично возглавил Украинскую Церковь.
    В 1944 году вместе с отступавшими немецкими войсками уехали в эмиграцию и украинские епископы. В том же году некоторое время они находились в Польше, сначала в Варшаве, где они собрались на первое Всеобщее Собрание, в котором не участвовал Варшавский Митрополит , а потом в Кранице, откуда направились в Западную Европу, где и обосновались вместе с многочисленным духовенством и тысячами верующих. В мае 1945 года епископат Украинской Церкви в изгнании, состоящей из 12 епископов во главе с митрополитом Поликарпом (Сикорским), собрался на второе Всеобщее Собрание, на котором был оглашен и утвержден временный порядок управления Украинской Православной Церковью за границей. На Соборе был избран Синод, а также было одобрено, чтобы в этот кризисный момент своей истории «Украинская Православная Церковь» обратилась за помощью и покровительством к Вселенскому Патриархату, а также за признанием ее «канонического» положения, вследствие чего 20 октября 1946 года и были посланы Вселенскому Патриарху соответствующие письма.
    Справедливости ради следует сказать, что украинские епископы в своем письме во Вселенскую Патриархию не изложили четко и конкретно своей просьбы. Они в общих выражениях и неопределенно просили поддержки и покровительства Матери Великой Церкви. Тем не менее, из общего духа этого их письма можно заключить, что под общими и неопределенными формулировками признания и благословения со стороны Вселенского Патриархата «их канонического положения», они, вероятнее всего, имели ввиду признание автокефалии «Украинской Православной Церкви».
    В этой связи Святой и Священный Синод [Константинопольского Патриархата] на своем заседании от 17 сентября 1947 года, рассмотрев вопрос находящихся в рассеянии украинских епископов, решил, что с одной стороны не представляется возможным думать и говорить о признании автокефального устройства находящейся в изгнании «Украинской Православной Церкви». Однако с другой стороны, Матерь Великая Церковь не может безразлично относиться к просьбе украинских епископов диаспоры, находящихся в трудном положении и ищущих ее понимания и покровительства, поэтому оставляя в стороне вопрос об автокефалии, как любящая Мать, покровительствующая на протяжении веков украинскому народу, считает своей обязанностью во что бы то ни стало оказывать материнское покровительство, исследуя способы и изыскивая канонические формы, в которых она сможет принять их в свою духовную и каноническую юрисдикцию. Однако, к сожалению, эта линия не имела продолжения, и с тех пор этот вопрос получил свое известное печальное развитие как в Европе, так и в Америке и Канаде, доставляя вред и ущерб находящимся в рассеянии украинцам, а также единству и авторитету Православной Церкви вообще.
 
   Так, в общих чертах, обстояли дела с украинским церковным вопросом в этот период. Какой же, в этой связи, была позиция Русской Церкви по этому вопросу? Если судить, по крайней мере, на основании того, что говорится в послании  пребывавших под руководством митрополита Поликарпа Сикорского архиереев Украинской «Автокефальной» Православной Церкви «в изгнании», то митрополит Нижегородский Сергий (Страгородский – прим. пер.) с момента принятия на себя обязанностей Местоблюстителя Московского Патриархата заложил новую основу для успокоения украинцев. Архиепископу Волынскому и Кременецкому Алексию (Громадскому – прим. пер.) в 1941 году была дана своего рода автономия. Он был возведен в сан митрополита провозглашенной автономной Украинской Церкви. Вследствие этого в церковной жизни Украины образовались две разные и противостоящие группы. С целью восстановления мира в лоне Православной Церкви в Украине группа митрополита Поликарпа просила, чтобы митрополит Алексий согласился провести переговоры по объединению двух групп. Комиссия из епископов Никанора и Мстислава посетила митрополита Алексия в Почаевской Лавре, где 8 октября 1942 года был подписан акт об объединении этих двух групп .
Однако, позже митрополит Алексий был вынужден выступить с заявлением, в котором заявил, что считает более уместным отложить объединение на то время, когда закончится война. Епископ Мстислав был схвачен и сослан. Вскоре началось отступление немецких войск, за которыми последовало множество украинского населения, священников и всех епископов «Автокефальной Церкви» митрополита Поликарпа . 
Кроме того, истинны ради следует сказать, что Русская Церковь еще с начала 1942 года поспешила осудить все действия митрополита Поликарпа (Сикорского). Решением Местоблюстителя Московского Патриаршего Престола [митрополита] Сергия и Архиерейского Собора от 28.3.1942 года, Русская Церковь пошла даже на его запрещение, обвиняя его в том, что:
а) Епископ Волынский Поликарп (Сикорский) после присоединения западных епархий Украины и Белоруссии к Советской России, совершая служение в качестве архиерея Русской Церкви, отрекся от Польской автокефалии и признал в качестве своего церковного священноначалия Московский Патриархат, имея желание избежать церковного суда и наказания по причине того, что принадлежал к Автокефальной Польской Церкви, действовал неискренне и обманул Церковь Божию.
б) Отдал свое архиерейство на службу патриотическому союзу украинцев, политическому клубу, организованному на оккупированных немцами землях, и является виновником украинской автокефалии вне границ Украины, а также старался продавить эту идею в Украине, не принимая во внимание священные каноны и пожелания канонической иерархии.
в) Предательски и скандально сотрудничал с фашистскими властями.
Однако лишним будет говорить, что акт Русской Церкви относительно запрещения митрополита Поликарпа (Сикорского) с экклезиологической и канонической точки зрения совсем не может считаться безукоризненным, потому что:
1.    Епископ Волынский Поликарп был иерархом Автокефальной Польской Православной Церкви, рукоположенный 10 мая 1932 года Митрополитом Варшавским Дионисием, двумя архиепископами и двумя епископами в Варшаве, никогда не был иерархом Русской Церкви, кроме того случая, когда русские войска в 1939 году захватили восточную часть Польского государства.
2.    Епархии Польской Церкви – Виленская, Волынская, Гродненская и Полесская, а также архиереи этих епархий, после захвата в 1939 году советскими войсками восточной части Польского государства, были отделены от Автокефальной Польской Церкви и, не имея возможности поддерживать со своим церковным священноначалием каноническое общение, насильно и деспотически пребывали под церковным господством Русской Церкви до начала германо-советской войны в 1941 году. Следовательно, присутствие или пребывание в период российской оккупации иерархов Польской Церкви в своих епархиях не может рассматриваться ни как отречение от автокефалии Польской Церкви, ни как признание Патриаршей Русской Церкви, но больше как вынужденное принятие ситуации. Доказательством этому служит тот факт, что сразу после захвата этих епархий немцами немедленно было восстановлено каноническое общение Митрополита Варшавского с архиереями этих епархий Польской Православной Церкви. Поскольку же немецкие оккупационные власти позже запретили полякам общаться с украинской частью польского государства, Митрополит Варшавский Дионисий для лучшего управления епархиями этой части возвысил ее до Собрания епископов этих епархий под руководством старшего по хиротонии вначале архиепископа, а впоследствии митрополита Пинского и Полесского Александра.
3.    Митрополит Варшавский Дионисий в конце 1941 года по просьбе представителей украинского православного народа назначил в качестве помощника архиепископу, а впоследствии митрополиту Александру архиепископа Луцкого Поликарпа (Сикорского) управляющим приходами бывших польских епархий с украинским населением. Следовательно, нельзя говорить о самочинных и противозаконных действиях Поликарпа (Сикорского), как утверждается в соответствующем обвинительном акте Русской Церкви. Ведь это было его каноническое назначение, подписанное Варшавским Митрополитом. Если же он и назвал, конечно же самочинно и неканоническим образом, Собрание архиереев этих епархий Автокефальной Польской Церкви Украинской Автокефальной Церковью, то он был вынужден сделать это, во-первых, потому что хотел ясно заявить о ее независимости от Московской Патриархии и, во-вторых, потому что в политическом отношении украинская часть польского государства была названа Украиной и в ее границах не разрешалось использование названия «Польская Церковь».
4.    Архиепископ Поликарп (Сикорский) не присваивал себе титула митрополита, как утверждается в соответствующем обвинительном акте Русской Церкви, но был возведен в достоинство митрополита каноническим собранием иерархов, с одобрения и благословения Предстоятеля Польской Церкви Митрополита Варшавского Дионисия.
5.    Поликарп (Сикорский) возглавил Украинскую Церковь тогда, когда территория Полесья и его епархии вместе с митрополитом Александром были политической властью присоединены к Белоруссии.
6.    Во время отступления немецких войск в 1941 году, архиереи Автокефальной Польской Церкви также эмигрировали и прибыли в Варшаву, где и находились некоторое время под руководством Поликарпа Сикорского. Там же они созвали собрание епископов сначала в Варшаве, а потом и в Кранице, откуда направились на Запад.
7.    Митрополит Варшавский и всей Польши Дионисий, в своем письме Патриарху Антиохийскому Александру от 29.3.1947 года не признает действительным запрещение митрополита Поликарпа (Сикорского).
8.    Сам Митрополит Варшавский Дионисий в письме Патриарху Антиохийскому Александру, беспокоясь о судьбе своего духовенства и паствы, выражает мнение, что «находящиеся сегодня заграницей вне территории своего государства украинские епископы, должны находиться под духовным попечением тех церковных властей, в автокефальных пределах которых они находятся. А проживающие вне пределов ныне автокефальных Православных Церквей должны пребывать под юрисдикцией Святейшего Вселенского Константинопольского Патриарха» .
Если развитие украинского церковного вопроса было таким бурным в Европе, то положение и его развитие в Америке было не менее авантюрным и запутанным, представляя следующую картину:

Сноски:
 в митрополичьем дворце в Варшаве, закрыв Митрополита Варшавского Дионисия в отдельной комнате. Эти сведения передает архидиакон Митрополита Варшавского Дионисия Георгий. См. Methodiou Fougia, Istoria tes Orthodoxou Ekklesias en Diaspora, tom. 1, p. 128.
  Это послание подписано Поликарпом (Сикорским), митрополитом и главой архиереев Украинской Церкви «в изгнании» и бывшим архиепископом Ковельским и Волынским, а также архиепископом Уманским Игорем, архиепископом Николаевским Михаилом, архиепископом Сичеславским Геннадием, епископом Переяславским Мстиславом, епископом Лубенским Сильвестром, епископом Житомирским Григорием, епископом Ново-Миргородским Владимиром и епископом Ровенским и Кременецким Платоном. См. Archim. Methodiou Fougia, To «autokefalon» en te Orthodoxo Ekklesia Oukranias, p. 33, sem. 27.      
  Подписанный акт, в его переводе с французского языка, содержит следующее:
«В лето Господне 1942, октября 8 дня,
Мы, нижеподписавшиеся, - митрополит Алексий и представители Собора епископов Святой Украинской Церкви, наделенные полномочиями согласно его (Собора) решения, а также архиепископ Никанор и епископ Мстислав составили настоящий акт, содержащий следующее: Принимая во внимание существующее разделение в лоне Украинской Православной Церкви, решили прекратить это разделение на следующих основаниях:
1.    Признаем, что на деле автокефалия Украинской Церкви является свершившимся фактом;
2.    Что Автокефальная Украинская Церковь поддерживает общение с другими Православными Церквами через Митрополита Дионисия, который до созыва Всеукраинского Собора является опекуном Киевского Архиерейского Престола.
3.    Священный Собор епископов Украины, который управляет украинской жизнью через Священный Синод, является высшим органом управления Автокефальной Украинской Церкви до момента созыва Священного Синода;
4.    Священный Синод состоит из пяти старейший архиереев Украины: а) митрополита Пинского и Полесского Александра, б) митрополита Волынского и Житомирского Алексия, в) митрополита Луцкого и Ковельского Поликарпа, г) архиепископа Черниговского и Нежинского Симеона, д) архиепископа Чигиринского Никанора.
Секретарем Священного Синода назначается епископ Переяславский Мстислав, который имеет право замещать членов Священного Синода, в случае их отсутствия.
5.    Священный Синод, во время первого периода своей работы, изучит все вопросы, касающиеся примирения, включая и распределение епархий между архиереями, а также урегулирует и любые другие непредвиденные вопросы, касающиеся примирения;
6.    Первый период синодальной работы начнется под председательством старшего по хиротонии архиерея, который и определит день и способ начала работы;
7.    Все различия канонического характера, касающиеся всех видов разделений в Церкви, были изучены (имеется ввиду, окончательно урегулированы нами, см. п. 4), и с этого момента более не существуют;
8.    Копия настоящего акта должна быть немедленно послана митрополитами Алексием и Поликарпом ко всем епископам Объединенной Автокефальной Украинской Церкви с рекомендацией известить все Украинские Церкви, что любые разногласия между Церквами должны быть немедленно прекращены. После обнародования настоящего акта, во всех храмах должны быть совершены торжественные литургии для взаимного понимания единства и примирения». Подписано в Святой Лавре Почаевской 8 октября 1942 года
+Алексий, митрополит Волынский и Житомирский
+ Никанор, архиепископ Чигиринский
+ Мстислав, епископ Переяславский
Необходимо отметить, что очень трудно уточнить, подписал ли митрополит Алексий вышеприведенный акт об объединении двух групп по своей воле, по принуждению или же вследствие оказанного на него давления. Это же можно сказать и относительно заявления, с которым несколько позже выступил митрополит Алексий и в котором заявил, что считает более уместным отложить объединение на то время, когда закончится война.
  Archim. Methodiou Fougia, To «autokefalon» en te Orthodoxo Ekklesia Oukranias, p. 33
  Текст этого письма в греческом переводе, по нашей просьбе был любезно прислан нам Блаженнейшим Патриархом Антиохийским Илией, которому мы и выражаем благоговейно самую горячую благодарность. В письме дословно говорится следующее: «Протокольный номер 156
Святейшему Александру III,
Патриарху Антиохийскому и всего Востока
Ваше Святейшество!
Отвечая на письмо Вашего Святейшества от 21 января текущего года, имею честь предоставить следующие сведения относительно Украинской Автокефальной Церкви, которой управляет митрополит Поликарп. Начало этой Церкви восходит к концу 1941 года. Она была создана в следующих условиях.
В результате военных действий осени 1939 года восточная часть Польского государства была оккупирована советскими войсками. Вследствие этого четыре епархии Автокефальной Польской Православной Церкви  - Виленская, Волынская, Гродненская и Полесская были отделены от нас и общение с ними было прекращено. Это положение продолжалось до начала германо-советской войны в 1941 году.
После оккупации немецкими войсками территории этих епархий, их епископы немедленно постарались восстановить общением с нами, как с их священноначалием. Между тем, восстановлению правильных канонических связей препятствовали немецкие власти. Эти последние, считая что упомянутые епархии должны войти в состав другого государства – Украины, запретили нам какое бы то ни было общение с их епископами. Не имея возможности иметь личное общение с ними, я возвел их церковное управление до уровня Собрания епископов этих епархий под руководством старшего из них архиепископа Пинского и Полесского Александра. Приблизительно в конце 1941 года, по просьбе представителей украинского православного населения, я назначил в качестве помощника архиепископу (впоследствии, митрополиту) Александру архиепископа Луцкого Поликарпа управляющим приходами бывших польских епархий с украинским населением. Считая себя частью Автокефальной Польской Церкви, однако не имея возможности использовать это название, эта Церковь приняла название Украинской Автокефальной Церкви, чтобы четко заявить о своей независимости от Московского Патриархата. Вначале в состав этой Церкви вошли следующие бывшие польские епархии – Волынская и Полесская. Однако, по мере продвижения немецких войск на восток, к ней присоединялись и другие украинские области. Для удовлетворения духовных потребностей православного населения этих территорий, без моего участия был рукоположен целый ряд епископов. Архиепископ Поликарп на Собрании епископов Украинской Православной Церкви был назначен помощником митрополита.  Когда же территория Полесья и ее епархия вместе с митрополитом Александром были государственной властью присоединены к Белоруссии, тогда митрополит Поликарп единолично возглавил эту Украинскую Церковь.
В 1944 году во время отступления немецких войск все украинские епископы эмигрировали и в том же году некоторое время проживали в Польше под началом митрополита Поликарпа, сначала в Варшаве, а впоследствии в Кринице, откуда направились на Запад. Во время пребывания в Варшаве, было созвано Собрание упомянутых епископов этой Церкви, на котором я не присутствовал. Эта Церковь не имеет никакого догматического или канонического отличия. С этнической точки зрения, она склоняется к украинизации церковной жизни и богослужения. Священные службы совершаются главным образом на украинском языке.
В настоящее время я не имею никакого общения с украинскими епископами и не располагаю никакими сведениями относительно их. По моему мнению, украинские епископы, находящиеся ныне заграницей, вне территории своего государства, должны состоять под духовным руководством тех церковных властей, в автокефальных пределах которых они находятся. Находящиеся же вне пределов ныне Автокефальных Православных Церквей должны пребывать под юрисдикцией и духовным попечением Святейшего Вселенского Константинопольского Патриарха.
Прошу принять мою искреннюю благодарность за Ваши благие пожелания, выраженные в Вашем письме.
Взаимно желаю Вашему Святейшеству здравия и спасения и успехов во всем.
Вашего Святейшества
возлюбленный во Христе брат
+Дионисий, Митрополит Варшавский и всей Польши».
 
 
 Часть 4
 
 
Четвертая часть
Приблизительно 40 лет тому назад, когда в Америке находился Патриарший Экзарх митрополит Коринфский Дамаскин, значительное количество украинских эмигрантов в Америке, объединенных в 35 униатских приходов, обратились к нему с просьбой принять их в лоно Православной Церкви в юрисдикцию Вселенского престола, а именно в Американскую Архиепископию, в качестве отдельной части, пользующейся правами внутреннего самоуправления.
После того, как эта просьба американских украинцев была благосклонно воспринята Матерью Великой Церковью, были проведены соответствующие переговоры между возглавлявшим в то время архиепископию приснопамятным Патриархом Афинагором и украинской Консисторией. Были соблюдены все необходимые канонические предписания, связанные с принятием в Православие и вхождением в верховную каноническую юрисдикцию Вселенского Престола украинских униатских приходов. Церковью также был сформирован и одобрен порядок управления ими.  
Единственная трудность состояла в том, чтобы найти подходящую личность, которая с одобрения упомянутых приходов, могла бы быть избрана и рукоположена во епископа в качестве викарного архиерея Американского Архиепископа и подъяла бы на себя труд по церковному попечению и церковной организации украинских приходов. И вначале был предложен в качестве кандидата доктор Жук. Однако, вследствие того, чтобы против него были выдвинуты определенные обвинения, его кандидатура не была принята Священноначалием Архиепископии. Однако, позже он был рукоположен неким сирийцем Софронием, неизвестного происхождения и Христофором Кондойоргом. Жук управлял украинскими приходами до самой своей смерти.
Оставшись без главы, украинцы обратились с просьбой в Американскую Архиепископию, прося прощения, которое и было им дано.
Однако, не находя подходящего лица в своей среде, они обратились во внешний мир. Завязав контакты с архиепископом Пражским Савватием, украинцы выбрали кандидатом проживавшего тогда в Праге украинского иеромонаха Богдана (Спилку), который и прибыл на Фанар в сентябре 1936 года с архиепископом Пражским Савватием для канонического избрания и хиротонии. Однако, близкое общение с кандидатом породило сомнения относительно его скорой хиротонии. Вследствие этого хиротония иеромонаха Богдана (Спилки) была отложена. На Фанаре посчитали необходимым, чтобы он сначала прибыл в Америку и, находясь на каком-либо церковном служении, непосредственно познакомился бы с жизнью местных православных. Только после его пребывания в Америке и полученного подтверждения от Американской Архиепископии и украинской Консистории о том, что исполняя там свои обязанности, иеромонах Богдан (Спилка) приобрел уважение духовенства и народа, Священный Синод Вселенского Патриархата приступил в январе 1937 года к его избранию во епископа в древности славной Евкарпийской епископии.

Получив рукоположение из рук приснопамятного Вселенского Патриарха Афинагора (на фото), который в то время был Архиепископом Американским, а также от его викарного епископа Сан-Францисского Каллиста, епископ Богдан с тех пор принял на себя архипастырское попечение над украинскими приходами в Америке, совершая свое служение в тесном сотрудничестве с Архиепископией.
Вначале он развил бурную деятельность и был предан Архиепископии и Вселенскому Патриархату. Однако, у него не было материальных доходов, и его бедные приходы часто просили экономической помощи от Архиепископии. Со временем среди украинцев стали возникать разногласия. Архиепископия неоднократно старалась примирить несогласные стороны, но вследствие их упорства и неготовности менять свое мнение ее усилия были тщетны.
После рассмотрения на общем собрании Архиепископии 12 февраля 1948 года в присутствии епископа Евкарпийского Богдана положения украинских приходов было сочтено необходимым созвать Генеральное Собрание украинских приходов, которое и состоялось 8 и 9 декабря 1948 года в городе Аллентаун штата Пенсильвания.
Со стороны Американской Архиепископии присутствовал на этом Собрании тогдашний Патриарший Экзарх епископ Бостонский Афинагор и епископ Нисский Герман. При этом епископ Евкарпийский Богдан уклонился от участия. Однако, его отсутствие не помешало Собранию, состоявшему из представителей 98 украинских храмов, проводить заседания и принимать решения.
Собрание одобрило избранных на Нью-Йоркском Собрании украинских приходов от 10-12 декабря 1946 года членов Церковного Совета, которые, на основании Устава украинских приходов имеют право на протяжении 5 лет исполнять свои обязанности, в данном случае до 1951 года. Собрание также рассмотрело ситуацию с епископом Евкарпийским, единогласно решив обратиться в Архиепископию и через нее во Вселенскую Патриархию с просьбой назначить епископом для украинских общин пребывающего в Канаде украинского иерарха Мстислава (Скрыпника). При этом предполагалось, что епископ Евкарпийский должен был играть роль простого помощника в управлении украинскими приходами. Важно отметить, что Мстислав был предварительно опрошен и дал личное согласие, заявив при этом, что после своего назначения приведет в подчинение Вселенскому Патриархату и руководимые им украинские приходы в Канаде.
Принятые украинским Собранием решения не были приняты епископом Богданом, что и привело к конфликту между ним и приходами. Провозгласив Собрание от 9 декабря 1948 года и его деяния антиканоническими, епископ Богдан своим решением от 20 января 1949 года распустил старый Церковный Совет и назначил новый из благожелательно настроенных к нему людей. Созвав 8 февраля 1949 года первое заседание назначенного им нового Церковного Совета, он выступил на нем с докладом, после чего Советом было принято решение дать полномочия епископу Богдану войти в контакт и начать сотрудничество с проживавшим в Канаде митрополитом Иларионом (Огиенко), чтобы вместе с ним, а также с карпаторосским епископом Агафоникийским Орестом создать «Православную Украинскую и Карпаторусскую Церковь Северной и Южной Америки».
Встреча епископов Евкарпийского и Агафоникийского с митрополитом Иларионом состоялась 17 февраля 1949 года. В результате этой встречи было принято решение вскоре объединиться в «Православную Митрополию Украинской и Карпаторосской Церкви в Северной и Южной Америке» в юрисдикции Вселенского Патриархата. Митрополитом объединенной Церкви единогласно был избран митрополит Иларион, в то время как Богдан – Украинским Архиепископом Америки и Канады, а Орест – Карпаторосским Архиепископом Северной и Южной Америки.
Любопытно, что епископ Богдан после всех своих антиканонических и самовольных действий без колебаний заявил в сентябре 1949 года священноначалию Американской Архиепископии, что «он всегда благопослушен и предан Вселенскому Патриархату и во всех своих действиях и поступках руководствовался опытом и мудростью Вселенского Патриархата».
Что касается дальнейших действий епископа Евкарпийского Богдана, то он, видя, что после решения о роспуске старого Церковного Совета украинских приходов его члены не вразумляются, наложил на них церковные прещения.
Однако, члены старого Церковного Совета, основываясь на решениях почти всех украинских приходов, принятых в присутствии Патриаршего Экзарха и других представителей Архиепископии 8 и 9 декабря 1948 года в Аллентауне в Пенсильвании, расценили распоряжения епископа Евкарпийского антиканоническими и самочинными. А его сотрудничество с митрополитом Иларионом и епископом Агафоникийским по созданию «Православной Украинской и Карпаторосской Церкви Северной и Южной Америки» - как отречение и предательство по отношению к Вселенской Патриархии. Члены старого Церковного Совета посчитали канонически правильным продолжать свою деятельность в качестве законного Церковного Собрания украинских приходов и 6 марта 1949 года избрали администратором украинских приходов священника Андрея Иванесу. Кроме того, они еще раз созвали Церковное Собрание украинских приходов в Аллентауне и Вилмингтоне, после чего посредством телеграмм и писем испрашивали канонического благословения и материнской защиты Вселенского Патриархата.
Однако, в это время игравшая роль посредника Американская Архиепископия была вдовствующей. Из-за выборов и переезда в Америку нового приснопамятного Архиепископа Михаила не было возможности с одной стороны дать рекомендации украинским приходам, а с другой – должным образом вести этот вопрос. Достаточно долгое время, которое истекло за этот период, привело к разжиганию страстей между епископом Богданом и украинскими приходами, начались судебные процессы, которые нанесли существенный урон приходам.
Епископ Богдан продолжал сотрудничество с митрополитом Иларионом, будучи членом «Православной Украинской и Карпаторосской Церкви Северной и Южной Америки», нося титул Архиепископа «Украинской Православной Церкви Америки и Канады». А противостоящие епископу Евкарпийскому Богдану украинские приходы, во исполнение решения Собрания от 8-9 декабря 1948 года относительно приглашения Мстислава, а также ратифицируя решение Генерального Собрания в Вилмингеме от 6 июня 1950 года, пригласили Мстислава, который прибыл в Нью-Йорк из Канады 15 июля 1950 года. Именно он принял в свое управление недовольные епископом Богданом православные приходы. Следует отметить, что он начал сотрудничество с группой, которой руководил, имевший «самосвятскую» хиротонию Иоанн Теодорович. Мстислав перерукоположил его во епископы в 1949 году в сослужении епископа Александрийского Патриархата Христофора Кондойоргоса. Через последнего, который в то время был Экзархом Александрийского Патриарха Христофора II, Мстислав искал своего рода облегчения от власти Вселенского Патриархата, а именно, чтобы возглавляемая им и Иоанном Теодоровичем «Объединенная Украинская Церковь» была признана Александрийским Патриархатом автономной.
Однако, епископ Евкарпийский Богдан, антиканонически и самочинно используя титул архиепископа, а иногда и митрополита, продолжал предпринимать много других антиканиноческих действий, способствуя этим отходу своей паствы в другие юрисдикции. Это положение сохранялось до его смерти в Канаде 2 ноября 1965 года.
Таким, в общих чертах, является обзор происхождения и исторического развития жизни украинских общин в Америке в лоне Вселенского Патриархата.
Однако, параллельно с этими приходами в Америке, Канаде и Австралии существуют и другие украинские приходы, действующие отдельно и независимо друг от друга. Большинство из этих приходов были разделены на разные церковные группы, зачастую противостоявшие друг другу. На основании имеющихся источников, самые известные из них можно расположить в следующем порядке:
1.    Приходы, которые после смерти епископа Богдана вошли в юрисдикцию Вселенского Патриархата.
2.    Приходы, представители которых участвовали в Генеральном Собрании в пенсильванском Аллентауне в 1948 году, и которые вследствие непристойного поведения епископа Богдана, приглашенного и не соизволившего придти на Собрание, отделились от него и вошли в состав украинских православных приходов, возглавляемых проживавшим в Канаде украинским иерархом Мстиславом. Следует отметить, что как было уже сказано выше, отделившиеся от епископа Богдана упомянутые общины захотели остаться под омофором Вселенского Патриархата. При чем, на это дал свое согласие Мстислав (Скрыпник), которые захотел даже свои приходы подчинить Вселенскому Патриархату. Поскольку же на эту просьбу Матерь Великая Церковь тогда не смогла дать ответа из-за административных забот и возникших сложностях в вопросе управления украинскими православными приходами, то эта группа продолжила в последующем свою независимую от Мстислава церковную жизнь.
3.    Приходы, находящиеся под управлением Митрополита Украинской Православной Церкви в Канаде Илариона (Огиенка). Как было уже сказано выше, с митрополитом Иларионом сотрудничал епископ Евкарпийский Богдан, в противовес отделившимся от него приходам, которые впоследствии подчинились Мстиславу (Скрыпнику).
Епископ Богдан вместе с Карпаторосским епископом Агафоникийским Орестом, провозгласив 17 февраля 1949 года создание так называемой «Православной Украинской и Карпаторосской Церкви Северной и Южной Америки», посредством писем и телеграмм обратились во Вселенский Патриархат с просьбой о канонической поддержке и покровительстве. Однако, вследствие административных забот, Великая Матерь Церковь не смогла тогда ответить на антиканонические и самочинные действия. Архиепископом Американским был только сделан строгий выговор епископу Богдану, который был резко осужден за самочинное использование титула архиепископа и был призван к порядку.
4.    Группа Палладия, носившего титул архиепископа, которая состояла из украинцев, приехавших в Америку и Канаду из Германии после Второй мировой войны. Эта группа состояла из 10 маленьких приходов. После своего появления эта группа искала признания, претендуя на преемство от Автокефальной Польской Православной Церкви во главе с приснопамятным Митрополитом Дионисием. Эти приходы в Америке и Канаде завоевали себе прочное место в противовес приходам епископа Богдана. Вместе с Палладием появился его соратник, носящий титул архиепископа некий Игорь. Он принадлежал к Автокефальной Украинской Православной Церкви митрополита Поликарпа (Сикорского) и был среди подписавших, принятое в марте 1946 года на собрании в немецком Виттенберге, послание к Патриархам и архиереям всех Автокефальных Православных Церквей. Сразу же после своего прибытия в Соединенные Штаты в январе 1951 года и по совету Архиепископа Американского Михаила, Палладий вошел в контакт с епископом Евкарпийским Богданом, с которым и состоял в общении и служил на протяжении двух лет. После этого он отошел от него и создал так называемую «Украинскую Автокефальную Православную Церковь в Америке» .
Кроме этих четырех значительных групп были и некоторые другие иерархи, как например, проживавший в Чикаго Григорий, не имея паствы называвший себя главой Украинской Православной Церкви в изгнании, а также проживавший в Бруклине Василий, называвший себя главой Белорусской Автокефальной Церкви.
Как видно из приведенного исторического обзора украинских православных приходов в Америке и их различных групп, их положение было сложное и достаточно запутанное. Среди них не наблюдалось, по крайней мере, до последнего времени, никакого желания к сотрудничеству, а присутствовало только личное честолюбие и другие мотивы находившихся во главе их личностей. Некоторые же из них проникались искренним желанием войти в юрисдикцию Вселенского престола. Они искали нашего покровительства и сотрудничества, при этом под разными предлогами они старались сохранять свою независимость.
Вселенский престол в данной ситуации, а также вследствие иногда случающихся обращений к нему разных групп, находящихся вне его юрисдикции, владея при этом каноническими правами юрисдикции над находящимися в диаспоре православными общинами, однако из-за любви и попечения об общем церковном благе, избегал любых действий, могущих задеть их положение и честь. Кроме того, во избежание трений и раздоров, он ограничивался только общими советами и увещаниями для примирения, единомыслия, сотрудничества, единого руководства, прекращения канонической аномалии и возвращению к каноническому порядку.
  Правды ради следует сказать, что советы и увещевания Матери-Церкви к миру и единству не всегда приносили ожидаемые результаты. С другой стороны, неоспоримым является также и то, что ее движимые любовью старания не оставались полностью бесплодными и напрасными. Матерь Великая Церковь своими рекомендациями и авторитетом, действуя всегда в рамках канонического порядка, любви, мира и единства, и со всех точек зрения поступая как матерь, смогла с Божией помощью удержать события от худшего варианта развития и не позволила, чтобы они обратились в другую, противную Православию, сторону.
В связи с настойчивым желанием, которое неоднократно и настоятельно выражала часть православных украинцев, возглавляемых митрополитом Мстиславом (Скрыпником) из Соединенных Штатов Америки относительно их вхождения, через архиепископа Северной и Южной Америки в юрисдикцию Вселенского Патриархата, очевидно, что сам по себе вопрос не был поставлен неопределенно, неясно и отвлеченно от канонического порядка, как это случалось в прошлом. Напротив, этот вопрос был поставлен четко и конкретно, особенно в каноническом отношении. Вследствие этого Матерь Великая Церковь не имеет более права откладывать на будущее решение этого вопроса.
Поэтому Святой и Священный Синод на своем заседании от 30 мая 1972 года, внимательно изучив все то, что было передано Матери Великой Церкви Мстиславом (Скрыпником), а также объяснения Архиепископа Северной и Южной Америки Иакова, и учитывая мнение изучившей вопрос Синодальной Канонической Комиссии, решила что Матерь Великая Церковь может удовлетворить поданное ей Мстиславом (Скрыпником) от украинских приходов прошение о принятии их под высочайшее покровительство и каноническую юрисдикцию Вселенского Престола, определив, что:
1.    Находящиеся в диаспоре под руководством Мстислава украинские православные приходы, сохраняя неизменную и неуменьшенную свою внутреннюю автономию, как свободно управляемого единого церковного организма, отныне входят в состав митрополий Вселенского Престола, находясь в непосредственной от него зависимости и покровительстве и управляются согласно законодательству страны пребывания на основе своих Уставов.
2.    [Украинские приходы] отныне находятся под высочайшим архипастырским попечением и управлением иерарха, носящего титул Митрополита, а в каноническом отношении соединены со Вселенским Престолом через его Экзарха – Архиепископа Американского.
3.    За богослужением поминают: Митрополит – имя Вселенского Патриарха; а находящиеся в разных странах викарные епископы и другие клирики украинских православных приходов – сначала местного иерарха юрисдикции Вселенского Престола, затем имя Митрополита или ближайшего викарного епископа.
4.    Выдвижение кандидатов на пост Митрополита, а также на места викарных епископов совершается, как было прежде, компетентными клириками и мирянами на Всеобщем Собрании, после чего совершение канонического голосования производится Святым и Священным Синодом Вселенского Престола.
5.    Святое Миро, необходимое для их литургических потребностей, получают от Священной [Американской] Архиепископии.
6.    Общение со Вселенским Престолом подтверждается на торжественной литургии, которая совершается в Неделю Православия в греческом кафедральном православном соборе Нью-Йорка, в сослужении Архиепископа Американского, как его Экзарха, с Митрополитом украинских приходов.
Святая Христова Матерь Великая Церковь совершила эти действия как Первопрестольная, имея общее каноническое попечение над остальными Православными Церквами. Как Матерь – родившая благочестивый украинский народ во Христе Иисусе через Евангелие и на протяжении веков водительствовавшая его в вере, а также имея каноническую юрисдикцию над православной диаспорой, пребывающей вне границ Автокефальных Православных Церквей.
Итак, ни отсутствие надлежащих сведений, ни мысли и стремления, чуждые православному духу и каноническому порядку, никогда не были в состоянии повлиять на вышеприведенные действия Матери Великой Церкви. Все то, что в этих обстоятельствах ею было решено и предпринято, было направлено на оказание материнского покровительства и поддержки находящимся в трудном положении украинским православным приходам, а также на восстановление канонического порядка и гармонии в церковном управлении этой частью всей церковной диаспоры.
Несомненно, главной задачей для нашей Православной Церкви сегодня является не только сохранение, но и дальнейшее укрепление внутреннего мира и единства, необходимых для внутренней жизни и, вообще, для межхристианской миссии. Это было актуально всегда, но в особенности сегодня – когда ведется подготовка по созыву Святого и Великого Собора Православной Церкви. Именно к этому должны быть направлены мысли и стремления всех нас.
Однако, базовым условием, главным регулятором и золотым правилом единства является только абсолютное уважение к каноническому порядку, а не теории, тенденции и действия, которые направлены на то, чтобы православные дела решались исходя из национальных принципов или других подобных критериев. Эти идеи, в их крайнем проявлении и форме, представляют огромную опасность и являются врагами единства нашей Православной Церкви. В результате этого Церковь представляется разделенной на многочисленные юрисдикции, что совершенно не дает чести Православию в вопросе диаспоры вообще, и в заботе о его (Православия) единстве, в частности.
Существует установленный порядок вещей, который не терпит племенных и националистических крайностей, теорий, воззрений и стремлений, не имеющих основания в церковной истории, церковном праве и канонах. Этот порядок одобрен опытом, согласно которому установлены последовательность и порядок чести и старшинства, а также содействие и сотрудничество по отношению к историческому первенству Матери Великой Церкви, как старшей и первопрестольной, чтобы не извратить смысла православного единства. В этой связи 28 правило (IV Вселенского Собора) является золотым правилом по решению православных вопросов. Это правило, при условии его правильного истолкования и применения в исторической перспективе, а также в сочетании с иными принципами, как например, правильно понимаемого и в меру используемого патриотизма и других психологических факторов, при ответственном подходе и здравом применении Святой Христовой Великой Церковью, является единственным возможным решением и выходом из сложных вопросов диаспоры.

 

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.