УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 73 відвідувачів

Теги
забобони Митрополит Володимир (Сабодан) Мазепа діаспора іконопис автокефалія краєзнавство Доброчинність Археологія та реставрація Президент Віктор Ющенко українська християнська культура Ющенко конфлікти Церква і влада Церква і політика церква і суспільство церква та політика Вселенський Патріархат вибори Приїзд Патріарха Кирила в Україну Голодомор Священний Синод УПЦ 1020-річчя Хрещення Русі Києво-Печерська Лавра шляхи єднання милосердя монастирі та храми України постать у Церкві секти УГКЦ Католицька Церква молодь Церква і медицина Патріарх Алексій II комуністи та Церква педагогіка церковна журналістика УПЦ КП розкол в Україні Предстоятелі Помісних Церков






Рейтинг@Mail.ru






«Киевская Русь» (Украина): Памяти учителя, друга и отца. К годовщине смерти прот. Александра Креницкого



«Киевская Русь» (Украина), Денис Латышев, январь 2010

Три года назад, 10 января 2007 года,  в начале восьмого часа утра тревожно и неприятно, словно сирена, разрывался на подоконнике мой мобильный телефон… Мокрый, из ванны, я выскочил, как ошпаренный, и мгновением позже я забыл о текущей с мокрой головы воде. Это был тройной удар молнией… Я потерял своего школьного учителя, доброго старшего друга и духовного отца одновременно… накануне, поздно вечером, скончался отец Александр Креницкий.

Я знал его с детства, даже не отрочества, а именно детства… Подобно всем советским детям, в положенный срок я был определен в киевскую среднюю школу N82 им. Т.Г.Шевченко. Как все порядочные сорванцы, на переменах мы носились, сломя голову, кричали, пищали, толкались в столовой, норовили вылить в рукомойник ненавистное подгоревшее теплое кипяченное молоко, поиграть в коридоре возле класса с помощью резинового мяча из клея "Момент" и швабр из кабинетов  - в хоккей, поджечь сухой спирт в туалете…  Вот именно в те самые времена, теперь почти былинные, я и познакомился с молодым, всегда гладко выбритым, слегка лысеющим, в модном синем костюме в полоску отцом Александром, на тот момент бывшим довольно строгим учителем русского языка и словесности Александром Леонидовичем Креницким…  

Первым познакомилось с ним мое правое или левое ухо (запамятовал), когда, несясь с диким ревом по коридору и везя сзади на полотере своего одноклассника, я в лобовой атаке чуть не сбил с ног Александра Леонидовича… В точности наставлений я не запомнил, но общий их смысл состоял в том, что в моих действиях было явным  покушение на великий русский язык, литературу и вообще мировую культуру в целом… на сем трепка закончилась, и я счастливо миновал, как минимум, общения с классным руководителем, а как максимум - с завучем или директором. Далее мне приходилось сталкиваться с Александром Леонидовичем, когда он был дежурным учителем по школе или когда его последний урок был в нашем классном кабинете, и дежурным был я с товарищами - нас очень настораживал учитель, который, в отличие от других, не сидел за тетрадями и журналом, а постоянно пытался с нами пообщаться на всякие темы, как с вполне взрослыми, тогда нам казалось, что он очень строг и требователен…

В ту пору русский язык и литературу нам преподавала Валентина Петровна - человек добрый, мягкий, но достаточно вялый в смысле преподавания - все умещалось в методичке и школьной программе. Тогда не было интернета, такого засилья телевидения, и книга для нас, школьников, была основным источником познания жизни, серьезным увлечением. И вот, однажды, в пятом классе мы должны были писать сочинение по репродукции картины "Девочка со сливами"…. Я всегда любил писать сочинения, но ничего тупее и бездарнее описания вполне тривиального произведения живописи, чем это, представить себе не мог и взбунтовал весь класс - мы наотрез отказались писать сочинение на подобную тему в подобном стиле.  Бедная Валентина Петровна была доведена до слез и… на следующий урок к нам пришел ни кто иной, как Александр Леонидович, и сообщил, что теперь этот предмет будет у нас преподавать он. Нас всех едва "кондратий" не хватил - так мы его боялись и недолюбливали. Поначалу чинили разные козни, то у нас никогда не было тряпок и мела, то указкой ему портфель протыкали и т.д., но учитель делал вид, что ничего не происходит, и через пару уроков мы понемногу успокоились. А дальше началось обыкновенное чудо: вместо уроков литературы с их обязаловкой прочтения тех или иных книг, знанием критики - обширные лекции и целые диспуты о прочитанном, вместо постоянных диктантов и зубрежки правил - экскурсии в глубины языка и открытия истоков возникновения тех или иных правил…

Через пару месяцев весь класс, включая тех, кто никогда не отличался хорошей успеваемостью, был фанатично влюблен в Александра Леонидовича: он никому не навязывал своего мнения и суждений, всегда интересуясь нашим собственным, отвечая, можно было ходить по классу (ведь это был не ответ, а выступление или доклад), он практически никогда не ставил двойки, увещевая нерадивых исправиться, и добивался весомых результатов! Когда мы были в старших классах, мы обсуждали творчество Ахматовой, Пастернака, Гумилева и Булгакова, говорили о творчестве Высоцкого и многом-многом другом. Если бы это были не новые времена и Союз не "трещал уже по швам", боюсь, лет десять бы Александр Леонидович за свои творческие уроки получил…  В один прекрасный день мы заговорили на уроках о деятельности замечательного проповедника отца Александра Меня и одной из его книг "Сын Человеческий"… можете только вообразить, как это подействовало на психику комсомольцев! Пожалуй, обсуждение Библии и веры в целом за всю преподавательскую работу Александра Леонидовича стало самым жарким боем в борьбе за умы и души своих воспитанников.  

Школьные годы подходили к завершению, мы повзрослели. Как-то, в канун выпускных экзаменов, мы шли с Александром Леонидовичем по дороге к его дому, я закурил, и он тут же попросил меня выбросить сигарету, сделав замечание, что я пока еще не являюсь счастливым обладателем аттестата зрелости, а он мой учитель.  И добавил, что сам бросил курить, заканчивает семинарию и вообще скоро будет рукоположен в священники…  Мне показалось, что я ослышался - переспросил, нет все верно. Я не раз, несмышленый, его пытался отговаривать, убеждал, что он - гениальный учитель, кто же теперь будет в людях раскапывать их таланты, открывать им сокровища культуры. Прекратился этот спор не вполне понятной мне тогда фразой будущего отца Александра: "Денис, неужели ты всерьез полагаешь, что забота об образовании людей может быть выше заботы об их душах, ведь разум человеческий все-таки смертен, а душа…" Больше я к нему не приставал.

После окончания школы мы не раз встречались с отцом Александром, нашим бывшим добрым учителем. Теперь как друзья, бывшие ученики, мы смотрели на него как на огромный корабль, вынесший некогда на себе наши детские судьбы в огромное море взрослой жизни. Он был священником, мы ездили к нему в  приход в село Загальцы Бородянского района, приходили к нему домой. Были поводы радостные, но было и горе - уже будучи священником, отцу Александру довелось отпевать нескольких наших соучеников, трагически погибших. Тяжело представить, что чувствовал он, бывший учитель, знавший их с самого детства, столько вложивший в их умы и души. Лично мне, когда я учился в институте, пришлось обратиться к отцу Александру за материальной помощью - у меня не было денег на билеты в Харьков, а родных тогда как раз в городе не было, и он был единственный, к кому я смог обратиться. Отец Александр, узнав, что у меня совсем ни гроша, дал не только на билет, но сверх того на первое время до стипендии… Когда я принес через год долг, он улыбнулся и показал на ящичек для пожертвований на храм.

Все, что я рассказал, это только маленькая, крошечная часть того дорогого, что сделал для меня отец Александр в моей жизни. Самое главное произошло не так давно, в 2003 году, батюшка уже давно служил в Киеве, в храме преподобного Агапита Печерского в корпусе больницы им. Калинина, а я по-прежнему заглядывал навестить его. Каждый раз, если предстояла служба, он меня приглашал остаться, говоря: "Ну, Дионисий, побеседовали всласть, пойдем теперь послужим" Я всячески отговаривался, ссылаясь на занятость, отсутствие времени, семейные хлопоты и так - без конца. Однажды у нас получился особо проникновенный разговор о жизни, в том числе и моей личной, что я крещен давно, и отец Александр с каким-то особенным взглядом и тоской в голосе спросил меня: "Неужто, голубчик, у тебя при твоей занятости и в самом деле, для Бога нет и одного дня в неделю, чтобы помолиться?" Эту сцену я до сих пор не могу вспоминать без слез, этот взгляд любящего человека на любимого, как на тяжелобольного, при смерти, почти безнадежного. Словно граната разорвала сердце на куски - я стал другим. На той же неделе, в светлый Воскресный день я первый раз в жизни стоял при совершении литургии… Как я переживал, идя в храм, что ничего о службе не знаю, не знаю, как себя в храме вести, как на меня отреагируют "опытные" прихожане, да вообще, кроме "Отче наш", ни одной молитвы в жизни не прочел и не слышал даже… Я стоял сраженный, никого не видя, когда пел маленький хор, мне казалось, что я слышу ангелов, хотелось рыдать от понимания, какого счастья я столько лет сам себя лишал. Люди пошли к причастию, и я, не зная ничего ни о канонах покаянных, ни об исповеди, сам очень захотел пойти к причастию… Отец Александр очень обрадовался, когда я подошел к чаше, и спросил, давно ли я исповедовался. Я ответил, что ни разу в жизни. Он очень мягко и деликатно сказал, чтобы тотчас после службы я подошел к нему, а пока причащаться рано. Я, хоть и смутился немного, что причастили всех, кроме меня, но не горевал, положившись на решение батюшки. От отца Александра я узнал, как подготовиться к причастию, он же принял мою первую в жизни исповедь и первый раз в жизни причастил меня… Так от отца Александра я получил свое второе рождение. С тех пор я искренне полюбил наш маленький храм, наш очень дружный, пусть и небольшой приход (отец Александр любил пошутить на тему прихожан, захожан и прохожан - говоря, что у нас с этим - все слава Богу!) и ту радость лицезрения счастливых знакомых лиц. Собственно, постоянному общению с отцом Александром я обязан своим приходом к вере и воцерковлению, нахождению пути, ведущего к спасению души и обретению жизни вечной.

Время бежало, молва о нашем дружном приходе преподобного Агапита Печерского ширилась и вскоре, не только в особо праздничные дни, но и при еженедельных воскресных службах в помещении храма людям стало тесно. Тем временем уже давно велись подготовительные работы по постройке нового храма, возникло серьезное противодействие со стороны городских властей при получении участка под строительство,  начались изнурительные судебные процессы - отец Александр как вдохновитель этого благого начинания очень переживал, но не падал духом, как истинный пастырь просил прихожан чаще и жарче молиться о помощи Божьей в возведении нового здания храма.

Благодаря благоволению Божьему, по молитвам батюшек, в том числе отца Александра, и прихожан храма преподобного Агапита Печерского, осенью 2006 года  новое деревянное здание храма было освящено. В это время отец Александр уже тяжело хворал, ему было тяжело передвигаться, тяжело дышал, нарушились движения…. Но каждый раз, когда речь заходила о новом храме, о его убранстве, да вообще о жизни нашего прихода - если бы вы видели его очи, как они начинали светиться внутренним светом, как искренне радовался каждой мелочи, переживал, что у самого физических сил мало, но душей рвался к новым горизонтам, помышляя о постройке каменного храма.

7 января 2007 года, в Светлое Рождество Христово, отец Александр, перебарывая немощь телесную, боли, изо всех сил  последний раз сослужил литургию… в какой-то момент ему сделалось особенно нехорошо, и пономари хотели его усадить в кресла, однако он силою духа сумел дослужить эту особенно торжественную службу до конца.

В эту праздничную ночь я последний раз в своей жизни получил после литургии благословение отца Александра, моего учителя, моего старшего друга, моего духовного отца… Вечная память и Царство небесное тебе, отче Александре!  

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.