УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 82 відвідувачів

Теги
1020-річчя Хрещення Русі Священний Синод УПЦ молодь церковна журналістика Католицька Церква Археологія та реставрація Ющенко Президент Віктор Ющенко Патріарх Алексій II церква і суспільство українська християнська культура шляхи єднання постать у Церкві УПЦ КП Голодомор Приїзд Патріарха Кирила в Україну Митрополит Володимир (Сабодан) педагогіка Києво-Печерська Лавра Доброчинність іконопис Церква і влада секти розкол в Україні краєзнавство конфлікти Церква і медицина милосердя церква та політика Предстоятелі Помісних Церков комуністи та Церква УГКЦ автокефалія діаспора Мазепа Церква і політика забобони Вселенський Патріархат вибори монастирі та храми України






Рейтинг@Mail.ru






«Православие и мир» (Россия): Молодежный Зверинец



«Православие и мир» (Россия), Дмитрий Ребров, 25.01.10

«Киево-Печерская лавра старейший монастырь на Руси?» — «Да, но “старейший русский”», — подчеркивает братия киевского Свято-Ионинского мужского монастыря. Вырытые греческими монахами Зверинецкие пещеры старше лаврских на 50 лет. Альтернативный подземный монашеский город скоро откроется для посетителей, а Ионинский монастырь над ним уже сегодня считается самой популярной молодежной общиной в Киеве. В чем секрет? Корреспондент НС отправился в Киев, чтобы посмотреть на уникальные пещеры и молодежную общину. 

Сад с секретом

Зверинец (это слово произносится с ударением на последний слог) — местность южнее Киево-Печерской лавры, то есть несколько ниже по течению Днепра. Когда-то здесь располагались непроходимые леса, куда княжеский двор приезжал за дичью; сегодня это вполне престижный район неподалеку от центра. На месте глухого леса теперь разбит ботанический сад, крупнейший в республике и известный на всю Европу своим сиренарием — уникальным питомником сирени. Тут любят гулять горожане. Осенью живописные тропинки ботанического сада утопают в фиолетовых, алых, пронзительно-лимонных пятнах опавшей листвы и породистой растительности. В самом же центре ботанического сада красуется приземистый храм Живоначальной Троицы, стилизованный под мазепинское барокко, — это и есть Ионинский монастырь. Рядом с храмом — небольшой братский корпус, польского «покроя» башенка с курантами и голубая деревянная колокольня. Если спуститься с холма, на котором расположен ботсад, под каменным мемориальным крестом можно разглядеть крохотный плоский пятачок и металлическую дверь с неказистым козырьком — вход в Зверинецкие пещеры, старейший киевский монастырь, заброшенный людьми около девяти столетий назад и открытый совсем недавно.

«У многих людей создалось мнение, что Киево-Печерская лавра была первым на Руси монастырем, однако это не совсем так, — говорит монах, определенный нам в проводники. — Лавра была первым русским монастырем, но до нее существовали греческие обители, как, например, Зверинецкий монастырь. Его первыми насельниками были те греческие монахи, которых привез с собою святитель Михаил, первый митрополит киевский, тоже грек».

Зверинецкая подземка

При входе в пещеры нам выдают длинные парафиновые свечи: электричества в пещерах нет и освещать путь придется самостоятельно. Здесь на глубине 15 метров независимо от времени года сохраняется постоянная температура 12-13 градусов выше нуля. Кроме Зверинецких в районе Киева есть еще три подземных системы той же эпохи: Киево-Печерская, Китаево и Гнилецкая — все они в древности были монастырями. Только когда у монахов появлялись светские покровители или меценаты, возводились наземные монастыри. Так это было с Лаврой, ведь холм, на котором она расположена теперь, монахам подарил князь Изяслав. Так было и со Зверинецкими пещерами. Наземный монастырь тут строил сын Ярослава Мудрого князь Всеволод, имевший недалеко от Зверинца «Красный двор», то есть дачу, куда приезжал поохотиться.

Открытый ныне отрезок — это всего лишь десятая часть от былого подземного поселения, погибшего, по одним данным, в 1096-1097-м, по другим — в1240 году. Тогда, как полагают историки, монастырь был разрушен кочевниками. Братия, спасаясь от гибели, укрылась в пещерах, где в узких переходах один-два человека могли задержать многократно превосходящее вражеское войско. Но захватчики засыпали все выходы из пещеры, заперев под землей множество человек. При раскопках пещер в 1911 году некоторые из них были найдены прямо в проходах, где семь столетий тому назад их застала смерть.

Открытые сегодня для посещения галереи делятся на три улицы. Первая — улица Неисследованных погребений. Здесь и до нашествия кочевников монахи хоронили усопших. Формы погребальных ниш: перпендикулярно проходу, в глубь стены — характерный признак захоронений византийской традиции. В Печерской лавре, столетиями позже, усопших монахов погребали уже на манер римских катакомб — устанавливая гроб в нише вдоль прохода.

Вторая улица пещер — Алтарная. Здесь расположены кельи и подземный храм, в апсиде которого различим греческий крест и выбитый на своде грота диптих: список имен игуменов для поминовения на проскомидии, всего семь имен. Третья улица — кельи. Сырые и достаточно низкие.

После революции пещеры вновь были закрыты, как и монашеский скит при них. Заново откопали старинный монастырь только в 1993-м . Тогда же на кафедре рентгенорадиологии Киевского медицинского института были проведены научные исследования мощей, находящихся в Зверинецких пещерах. Ученые подтвердили : останки относятся приблизительно к Х-ХІІ веку.

День «неудобных» вопросов

Ионинский монастырь, построенный над пещерами в XIX веке, в советское время тоже был закрыт. Здесь сперва располагалась лаборатория ботанического сада, а позже был просто склад. Только в начале 1990-х Церкви был отдан храм с полуразрушенной часовой башней. Кстати, куранты на башне — старейшие в Киеве, их механизм за рубежом заказывал еще основатель обители преподобный Иона Киевский. Со временем монастырь отстроился, приход разросся, и уже на заре нулевых годов молодежь стала регулярно собираться здесь на посиделки: просто пообщаться, попить чаю. Теперь эти встречи переросли в полномасштабные беседы, вынесенные за многочисленностью из чайной трапезной в Свято-Троицкий монастырский храм. На молодежку, как тут ласково называют молодежные встречи, по четвергам съезжаются ребята со всего города, приходят священники с других киевских приходов.

Напротив Царских врат оборудуется импровизированный зал. Рядами выставляются лавки, а перед ними некое подобие кафедры с микрофоном. Вот у микрофона настоятель Свято-Успенской церкви отец Николай Могильный рассуждает о чудесах: «Одна прихожанка показывает мне на какое-то пятно с краю от купола, то ли плесень, то ли еще что-то. По очертаниям похоже на человека. Говорит: вот это лик Богородицы, чудо! А я отвечаю… ну не знаю, по мне так больше профиль на Сталина похож!» Зал взрывается смехом. «Есть такое понятие — “мириклизм”, от английского m iracl e — “чудо”. Этакая жажда чудес, поиск чудес там, где их нет», — неожиданно серьезно продолжает отец Николай. Второй священник, стоявший все это время поодаль, с иронией перебивает: «Ну, какие ты слова умные знаешь!» Это настоятель храма Святых новомучеников и исповедников на Лукъяновке игумен Валериан (Головченко).

На встречу подходят все новые люди. Ответы на записки отцы читают «антифонно»: сначала один священник, потом другой, попутно каждый поправляет собрата. «Мы рассказываем о серьезных вещах не каким-то “священным тоном”, а простым языком, перебивая друг друга, как “Саша и Сирожа” (популярное шоу на украинском телевидении. — Ред.)», — объясняет нам отец Валериан. Однако темы, которые поднимаются здесь, совсем не шутливого характера. Чтобы ребята не стеснялись, вопросы принято подавать в форме «анонимных» записок. «И поэтому спрашивать у нас можно о чем угодно, даже о том, о чем и с духовником стесняешься поговорить», — признаются слушатели. Во время бесед пьют чай: каждый приносит с собою какие может угощения. Тарелки со сладостями передают по кругу. Чтобы дискуссия была свободной, на встречах действует обязательный возрастной ценз (не касается он только ведущих): участнику должно быть строго от 15 до 35 лет — в противном случае возникнет ощущение «родителей за спиной».

«С молодежью надо быть честным и отвечать не благоговейно-округло, а по сути…» — делится опытом о. Николай. «…и помнить, что ты отвечаешь на вопрос, чтобы помочь человеку в рай попасть, а не чтобы себе цену набить», — добавляет игумен Валериан. Кроме всего прочего, он — участник одной из старейших украинских команд по страйк-болу, популярной полувоенной игры наподобие зарницы. Негласно его даже называют капелланом страйк-бола. «В нас должно быть что-то такое, что вызовет у ребят желание нам подражать! — подчеркивает о. Валериан. — Мы стараемся быть максимально открытыми. Если не позволять панибратства, в открытости не будет никакой профанации. Я не могу сказать, что светское общение умаляет мое священство или монашество. Любой миссионер стоит всегда между двумя евангельскими цитатами: “будьте готовы дать ответ вопрошающим вас” и “не мечите бисер”».

Лысых тоже принимают

«У нас сразу сложилась достаточно большая молодежная община, — рассказывает настоятель монастыря и тезка преподобного основателя архимандрит Иона (Черепанов). — Ребята помогали восстанавливать храм, прислуживали в алтаре. А когда стройка закончилась, встал вопрос, чем их теперь занять. Тогда мы начали проводить встречи-дискуссии, из которых и выросла вся наша молодежная деятельность, наши волонтерские, издательские программы».

Сегодня на молодежные чаепития в Ионинском монастыре собирается, наверное, добрая половина активной православной молодежи Киева, иногда более трехсот человек — школьники, студенты, молодые специалисты. На вопрос, что их сюда привлекает, большинство рассказывает одну и ту же историю. Однажды в храме появилась странного вида девушка: одета в военную шинель, вся в пирсинге, обритая наголо, без платка. Когда отец Иона, проходя мимо, посмотрел на лысую прихожанку, та приготовилась выслушать внушение или выговор. Но, к всеобщему удивлению, отец настоятель сказал девице только: «О, какая у тебя прическа! Тебе теперь и платок носить не обязательно. Ведь женщина платок носит, чтобы покрывать волосы, а у тебя волос нет». В монастыре не смотрят косо на тех, кто выглядит не как все. И это подкупает.

«Сейчас девочка стала нашей постоянной прихожанкой, отпустила шевелюру, — улыбается архимандрит. — Она и сейчас выглядит довольно “нестандартно”, но того прежнего вызова уже нет. И я считаю, что это прогресс, ведь весь этот внешний эпатаж бывает от каких-то внутренних проблем».

«Как правило, у воцерковленных детей лет в пятнадцать-шестнадцать наступает кризис. Если они и продолжают ходить в храм, то делают это на автомате, — признается Владимир, активист Ионинского прихода, координатор волонтеров Ионинского монастыря. — Подростков занимают совсем другие вещи. То же самое было и со мной. Но молодежка помогла мне и еще очень многим остаться в Церкви, ведь тут можно пообщаться, тут интересно». Владимир и его «соратники» опекают детское отделение Института онкологии — ведут изостудию и воскресную школу для больных детишек, а еще посещают дом малютки, дом ветеранов, два детских дома. При братстве действуют программы донорства, реставрации храмов, проводятся специализированные тренинги и семинары для волонтеров.

Их методы

Каждое воскресенье поздняя литургия в Свято-Троицком храме Ионинского монастыря   собирает около 30 слабослышащих — это единственное место в Киеве, где православная литургия сопровождается сурдопереводом. Для таких прихожан отведено специальное место в храме, откуда удобно следить за ходом богослужения. На литургии чтец синхронно жестами переводит текст. «Ребята с молодежки сами предложили организовать такие службы. У меня в семье были глухие родственники, и поэтому я с радостью поддержал идею», — объясняет отец Иона. После литургии глухие встречаются в трапезной — общаются, слушают катехизаторские беседы.

При братстве выпускается, наверное, лучший православный журнал Украины «Отрок. ua » — полноцветное издание в современном дизайне. Его идея родилась также в среде волонтеров. Отец Иона шесть лет назад поддержал и эту инициативу, взяв на себя еще и функции главного редактора нового журнала. Постепенно из среды волонтеров и завсегдатаев молодежки собралась команда, имеющая некоторый опыт в издании подобной продукции, стихийно сформировался коллектив авторов. С точки зрения жанра большинство материалов «Отрока» — это эссе. Раньше при монастыре существовали литературные курсы, они и стали своеобразным училищем для будущих авторов журнала.

Кроме того, монастырь в этом году запускает и совсем неожиданный издательский проект — глянцевый женский журнал «Фамилия». Первый его номер уже поступил в светские сети распространения. Темы — психология, семья, мода, все как в обычном журнале.

«Мы хотим создать первый украинский абсолютно светский женский журнал без пошлости! Это идея наших прихожан, и мы оказываем ей всестороннюю поддержку, — объясняет о. Иона. — “Фамилия” ничем не будет отличаться от обычного женского глянца — кроме того, что его будут делать православные люди. И это станет его главной особенностью».

«Все наши проекты — это инициатива “снизу”, — не без гордости заявляет настоятель. — Такую инициативу мы только приветствуем. И еще у нас есть один важный принцип: никого не прогонять, не противопоставлять себя. В украинском обществе и так слишком много противопоставлений, оно и так расколото, политизировано. Мы же от любой политики максимально дистанцируемся. К нам приходят и те, кто был на Майдане во время оранжевой революции, и православные казаки, но все оставляют свои политические убеждения за порогом храма. Мы делаем упор на приходской жизни. Конечно, городской монастырь, такой как наш, не может не быть миссионерским. Правда, мы не выступаем на концертах и не собираем стадионов. Наша проповедь выглядит иначе. Стадионы тоже полезное дело, но… сколько человек после концерта придет в храм? Хорошо, если один-два. А наши социальные программы и “молодежка” уже помогли воцерковиться, найти свое место в Церкви очень многим. Вот это, если так можно сказать, и есть наш миссионерский метод и секрет успеха».

СПРАВКА:

Преподобный Иона Киевский

В миру Иоанн Мирошниченко, родился в 1802 году на Полтавщине в семье мещан. Первый монашеский опыт получил в Саровской пустыни. Через восемь лет послушничества там, был послан преподобным Серафимом в Брянскую Белобережскую пустынь к ученикам св. Паисия Величковского, где в 1843 году принял и монашество с именем Ионы. В 1845-м рукоположен в сан иеродиакона. В 1851 году отец Иона был переведен в Киевский Никольский монастырь, а в 1860-м принят в число братии Киево-Выдубецкого монастыря. К 1867 году на Зверинецкой горе им была построена деревянная церковь во имя Святой Троицы и основан Троицкий скит Выдубицкого монастыря. В1871 году деревянная церковь заменена каменным храмом. Став первым настоятелем Свято-Троицкого (Ионинского) монастыря, преподобный прославился как великий старец, аскет и духовный руководитель. Умер св. Иона в январе 1902 года, перед смертью приняв схиму с именем Петр.

 

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.