УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 79 відвідувачів

Теги
вибори 1020-річчя Хрещення Русі Католицька Церква конфлікти УГКЦ Вселенський Патріархат Митрополит Володимир (Сабодан) церковна журналістика милосердя педагогіка Мазепа Священний Синод УПЦ Церква і політика церква та політика комуністи та Церква Предстоятелі Помісних Церков Доброчинність українська християнська культура Києво-Печерська Лавра Президент Віктор Ющенко забобони Церква і медицина іконопис Археологія та реставрація молодь монастирі та храми України діаспора Голодомор постать у Церкві секти Патріарх Алексій II Церква і влада Ющенко розкол в Україні краєзнавство УПЦ КП Приїзд Патріарха Кирила в Україну церква і суспільство шляхи єднання автокефалія






Рейтинг@Mail.ru






«Экономические известия» (Украина): Игорь Лобортас и Ирина Карпова: «Мы не хотим, чтобы нас ассоциировали с ювелирами»



«Экономические известия» (Украина), Николай Милиневский, 31.07.09

Во время визита в Украину патриарху Московскому и всея Руси Кириллу были подарены лампада для благодатного огня и панагия «Князь Владимир — креститель Руси», которые были изготовлены ювелирным Домом «Лобортас и Карпова»

О том, кто заказал их, а также о судьбе кубка Международной шахматной федерации и тенденциях в моде на ювелирные изделия рассказали «i» генеральный и творческий директора ювелирного Дома Игорь Лобортас и Ирина Карпова.

Вопрос: В подарок святейшему патриарху Кириллу вы сделали два предмета. Что это?

И.К.: К визиту патриарха в Украину мы создали две работы: панагию «Князь Владимир — креститель Руси» (финифть, украинский янтарь, золото 18 каратов и драгоценные камни) и лампаду для благодатного огня. Она выполнена с элементами архитектуры Успенского собора Московского кремля и во многом соответствует русским традициям. К приезду патриарха мы также издали анонс нашей книги на православную тему — альбом «Исконные ценности».

И.Л.: Подобные лампады уже были сделаны для Свято-Успенского кафедрального собора и Киево-Печерской лавры. Поскольку за 1800 лет ни одной церковью не создавалось подобного рода предмета для транспортировки благодатного огня, мы предложили свою идею и получили благословение митрополита Киевского и всей Украины Владимира на создание такого объекта. Надеемся, что привозить огонь в таких лампадах станет традицией и распространится на все епархии и храмы Руси.

И.К.: Наши лампады уже вошли в церковный обиход, став предметами, использующимися во время богослужения.

В: Кто был инициатором создания лампады для Кирилла?

И.Л.: Инициатива наша, к тому же, нас поддержали меценаты, которые внесли оплату за эту работу. А первые две лампады были подарками церкви от нашей компании. Также мы представили святейшему патриарху «Лавру Небесную», фундаментальную ювелирную работу, не имеющую аналогов в ювелирном искусстве, посвященную православию и уже высоко оцененную международными экспертами.

В: Ювелирные изделия в первую очередь — светские украшения. Чем вас заинтересовал такой сегмент, как церковные предметы?

И.К.: О светских украшениях скажу чуть позже, а на наше православное творчество есть смысл смотреть как на новейшую историю. «Лавру Небесную» мы впервые представили четыре года назад в Национальном заповеднике «София Киевская», потом она экспонировалась в Чернигове и Киево-Печерской лавре. Мы получили благословение митрополита Владимира на путешествие этой работы по мировым центрам христианства.

В своем творчестве мы всегда уделяем особое внимание православной тематике. Есть целая коллекция крестов, нательных иконок и медальонов. Отдельная тема — это панагия. К ней нужно быть готовым, созреть! Поэтому моя первая панагия «Святой князь Владимир» для блаженнейшего митрополита Владимира создавалась с благоговейным трепетом — это моя первая работа. Вторая — панагия для святейшего патриарха Кирилла. И сейчас есть задумки новых работ на эту тему, а о лампадах для перевозки благодатного огня есть смысл говорить отдельно.

И.Л.: До сих пор в Украине не было единого издания, посвященного направлению ювелирного православного искусства. Чтобы показать весь этот пласт — от панагий до монументальных работ, мы и решили издать альбом «Исконные ценности».

У нас самих православная линия украшений сформировалась постепенно. Нам нередко заказывали работы на эту тематику, и со временем сложилось целое направление, которое необходимо осмысленно вести и развивать.

И.К.: Христианское искусство и православная тема — немного разные вещи. Когда мы начали создавать драгоценности христианского направления, это не было прагматичным шагом. Все-таки мы занимаемся искусством, а оно не может быть просчитанным или коммерческим. За 15 лет у нас сложилось множество направлений, среди которых, конечно же, есть и коммерческие, и авторские. В рамках последних мы создаем такие работы, которые потом становятся настолько известными, что делают нам имя. Одна из таких работ — перстень «Танец ангела», из коллекции «Третья Всемирная», был зарегистрирован как рекорд мира «Книгой рекордов Украины». 837 бриллиантов!!! Такого количества камней нет больше ни в одном кольце. Публикации в мировых СМИ, включая известные ювелирные издания США и Европы, не заставили себя долго ждать — о нашем Ювелирном доме узнали по обе стороны океана!

В: Какие ювелирные направления сейчас наиболее популярны, и существует ли географическое разделение по предпочтениям?

И.К.: Многовекторность у нас сложилась эволюционным путем. Сейчас стремительно развивается направление ювелирных эмалей, которое становится все более популярным.

Кстати, во время кризиса не только не упал спрос на наши украшения, но даже увеличился. Покупатели все больше интересуются настоящими ценностями. Мы понимаем, что они приобретают их не только для эстетического наслаждения, а рассматривают также в качестве предметов вложения денег.

И.Л.: Все направления у нас появились вполне естественным образом. Главное здесь в другом — чтобы стоять на одной позиции с «Фаберже», «Картье», «Челлини» и полностью соответствовать статусу классического Ювелирного дома, нужно создавать работы в разных направлениях ювелирного искусства. Мы всегда стояли на той позиции, что искусство должно быть понятно всем, независимо от национальной принадлежности. В украшении не должно быть каких-то ярко выраженных, скажем, китчевых, доморощенных черт, к примеру, украинизированных.

В: Тем не менее у вас есть серия работ «Сорочинская ярмарка».

И.К.: Искусство не может не нести национальных черт и культуры. «Сорочинская ярмарка» понятна всем, потому что является предметом искусства. У нас есть и коллекция колец-вышиванок, их орнамент имеет глубокие корни, и в то же время они выглядят очень изысканно и совершенно, соединив в себе и народные традиции, и инновации. Их может носить любой человек, потому что они адаптированы под современность.

В: Известны ли вам случаи, когда ваши работы появлялись на вторичном рынке, и насколько возрастала их стоимость?

И.Л.: Максимальное увеличение цены было втрое. Правда, это была не совсем перепродажа, а взаимозачеты между бизнесменами, с использованием, в том числе, и наших работ. Вообще, чем ближе статус ювелирного Дома к таким фирмам, как «Фаберже» или «Картье», тем ценнее будут его работы и тем устойчивее будет их цена во времени. Это своеобразная гарантия безопасности вложения капитала, ведь к оплате или в обеспечение можно предложить и их.

И.К.: У нас уже есть несколько коллекционеров наших работ, которые собирают произведения годами и делают совершенно сознательные и прагматичные покупки.

Та же «Сорочинская ярмарка» существует как проект, пролонгированный и нами, и коллекционерами во времени. Это идея — «Театр на столе», предполагающая некоторое количество неповторяющихся предметов, поэтому мы часто просим своих покупателей предоставлять для экспозиции на выставках приобретенные у нас работы, и они это делают. После каждой такой презентации работа становится известнее, а стало быть, ценнее.

И.Л.: И тем же мы порой упрощаем вопрос выбора подарка для наших клиентов. Презентовав один предмет, даритель решает эту проблему и на будущее. Он просто пополняет коллекцию своего друга или знакомой и подогревает интерес у друзей: что же будет следующим?

И.К.: Таким образом мы реализовываем свою творческую идею и создаем большую коллекцию, которую впоследствии можем представить на выставке и многих заразить азартом собирательства. Кроме того, появляется возможность саккумулировать наши собственные средства на создание коллекции, поскольку вкладывать исключительно свои нам достаточно сложно. Кстати, это принцип Карла Фаберже, поэтому, в некоторой степени, заказчик выступает в роли мецената.

В: Использование каких материалов или сочетаний сейчас модно?

И.К.: Мода в ювелирном искусстве, безусловно, присутствует и, как и в любой другой сфере, повторяется. Существуют тенденции, за которыми мы следим и, конечно же, учитываем. Причем мы всегда разрабатываем что-то соответствующее тенденции, однако не особенно придаем этому значение.

Основная же современная мировая тенденция — индивидуальность. Поэтому многие люди не слепо следуют моде, а формируют свой стиль.

В: Дизайнеры одежды утверждают, что Украина отстает от европейской моды на несколько лет. Можно ли сказать то же о моде на ювелирные изделия?

И.К.: Здесь нужно обязательно разделять прет-а-порте — область промышленного дизайна — и от кутюр. Это абсолютно разные ювелирные миры. Мы находимся в стороне от общей массы, поскольку уже сделали достаточно серьезную заявку абсолютно нового ювелирного стиля «Романтический авангард» и принимаем участие во многих международных выставках. У нас собственная школа ручного труда, чего на Западе не могут себе даже позволить. Нас воспринимают как отживших исполинов. Наши работы — не подражание и не копии, допустим, «Фаберже», но сделаны они в традициях русской школы. Если же говорить об Украине в целом, то у нас очень отстает дизайн ювелирных украшений.

И.Л.: Когда мы представляем свои работы за границей на выставках «от кутюр», то местная пресса нас сразу отмечает. Это происходит и в Европе, и в Америке, и в Азии. Даже в таком уважаемом международном справочнике, как Dreems, о нас говорят как о единственных продолжателях «Фаберже». А в книге, где собраны работы ювелиров, считающихся продолжателями «Фаберже», нашей компании уделено большое внимание.

В: Были ли у вас попытки делать коллекции совместно с дизайнерами одежды?

И.К.: Для меня это больной вопрос. Я всегда мечтала сделать такую коллекцию, но она должна быть определена на уровне общей концепции с дизайнером. Не должно быть такого, чтобы платье шилось под украшение или наоборот. Нужно создавать общий образ человека. Мы пытались сделать это с несколькими украинскими дизайнерами, но, к сожалению, мечта так до сих пор и не осуществилась. Более того, достаточно серьезные эксперты в мире моды считают эту идею утопичной, поскольку модельеры относятся к ювелирным изделиям лишь как к аксессуарам. При этом я еще не видела дизайнера, который бы при показе своей коллекции отказался от украшений.

Сейчас я уже готова к мысли сделать это собственными усилиями, тем более у нас работают две художницы — модельеры по образованию. Думаю, они лучше поймут, что для этого необходимо сделать.

В: Приходилось ли вам сталкиваться с тем, что ваши клиенты не умеют правильно подобрать украшения к одежде или другим аксессуарам?

И.К.: Конечно, такое происходит, правда, многие клиенты советуются с нами. Поскольку у современной женщины нет времени на продумывание наряда, за нее это должны делать профессионалы. Думаю, нужно заранее составить «гардеробы», в которых сочетались бы все вещи.

И.Л.: Бывают и другие ситуации, когда не совпадает комбинация украшений, например, надевают нашу работу и еще чьи-то. Неоднократно бывало и так, что к заказанной у нас драгоценности, чтобы сэкономить деньги, человек остальные изготавливает в другой, более дешевой компании. В результате получается очень сильный диссонанс.

И.К.: Был и обратный случай, когда клиентка скомбинировала набор из разных наших комплектов. Вопреки моим ожиданиям сочетание получилось чудесное.

В: Насколько для человека важна стоимость ювелирного изделия и насколько руководствуются принципом — чем дороже, тем круче?

И.К.: Этот стереотип всегда работает. Среди наших клиентов достаточно людей, которые относятся к нашим работам как к произведениям искусства, однако в их коллекциях все равно есть кольцо с крупным, дорогим бриллиантом.

В: Насколько ваш стиль приемлем для западных заказчиков?

И.К.: Наши украшения покупают в разных странах, после прошлого лета, проведенного в Нью-Йорке, родилась коллекция «Нью-Йорк, Нью-Йорк». Стиль всех работ, конечно же, узнаваемый, наш, а вот эстетика и цветовая гамма будут совершенно другими. Я увидела Нью-Йорк черно-белым, поэтому в коллекции использованы черные и белые бриллианты, а в центральном перстне коллекции «Цветок Нью-Йорка» шарик из красной яшмы с рубином символизирует Манхэттен. Когда мы показали своим знакомым американцам эскизы коллекции, они действительно признали в ней свой родной город.

И.Л.: Безусловно, среди наших клиентов за границей немало эмигрантов, но все они мультимиллионеры и, соответственно, круг их общения — достаточно влиятельные американцы.

Нам очень интересно интегрироваться в арт-сферу, чтобы нас не ассоциировали с ювелирами, которые ближе к индустриальному миру.

В: Наши художники, представляющие свои картины на европейских аукционах, жалуются на материальные сложности при вывозе работ. Насколько трудно вам вывозить и продавать свои коллекции за границей?

И.К.: У нас существует арт-рынок изобразительного искусства, однако нет рынка ювелирного искусства.

И.Л.: Несовершенство наших законов именно в этой сфере дает нам большой плюс. Мы продаем свои произведения просто как ювелирные украшения и платим все налоги.

В: Вас не смущает, что из вашего произведения человек будет есть икру?

И.К.: Предметы, о которых вы говорите, с условной функцией. Думаю, что приобретающий подобную работу будет очень бережно к ней относиться. Хотя есть с серебряной посуды это традиция. В среде образованных, состоятельных людей принято коллекционировать предметы искусства. Что касается ювелирных украшений, то можно провести параллель: как будто человек ездит на «Ролс Ройсе» и при этом питается в «фастфуде», т.е. носит такие ювелирные изделия, которые совсем не соответствуют его статусу. Те же люди, у которых есть и средства, и интеллект, чаще являются антикварщиками, поскольку время они считают гарантией ценности предмета. Это говорит о дефиците современных высококлассных работ.

В: Насколько антикварные изделия являются конкурентами вашим?

И.Л.: Если человек коллекционирует антиквариат, то зачастую он не наш клиент. Правда, есть несколько обратных случаев. Кроме этого, антиквариат делится внутри себя на вещи, которые просто дожили до наших времен, и настоящие шедевры, которые были таковыми сразу. Именно таковых осталось мало. Поскольку они стоят очень дорого, то получается, что антикварные шедевры наши союзники. Надеемся, что и наши работы по прошествии лет также возрастут в цене и раньше, чем через 50 лет, уже станут антикварными. Есть, правда, страны, в которых этот порог и ниже.

В: Несколько месяцев назад вы взяли в реставрацию кубок Международной шахматной федерации. Вам удалось его восстановить?

И.Л.: Повреждения его настолько сильны, что многие ювелиры даже не хотели браться за его восстановление. Ведущие иностранные компании отказывались взяться за эту работу из-за ее сложности. Надеюсь, что, выполнив ее, мы добавим положительный имидж нашей стране. До августа реставрацию нужно закончить.

Кстати, к нам как к экспертам нередко обращаются за помощью специалисты различных музеев, поскольку мы как практики замечаем то, чего не видят порой даже искусствоведы.

Мы видим «обратную сторону Луны», поскольку одни из немногих, кто среди классических ювелирных домов знает весь процесс создания драгоценностей поэтапно.

Игорь Юрьевич Лобортас, родился в 1968 г. в г. Гайсине.
1985 г. — окончил Киевский политехнический институт (факультет кибернетики и робототехники).
1991 г. — основывает с геологами свою первую компанию по обработке камней «Тракт».
1993 г. — компания «Тракт» начинает деятельность как эксклюзивная, по созданию неординарных украшений.
1995 г. — выходит из состава учредителей компании «Тракт» и объединяется с лидером по созданию эксклюзивных украшений.
1997 г. — работа над будущей маркой «Лобортас».

Ирина Германовна Карпова, родилась в 1959 в г. Киеве.
1975 г. — поступила на архитектурный факультет Киевского строительного института.
1981 г. — окончила институт. Становится дипломантом Всесоюзного конкурса дипломных проектов в Москве.
1984-1986 гг. — художник-дизайнер «Укркоопспiлки».
1987-1990 гг. — архитектор проектного института «Медпроект».
1991 г. — художник-дизайнер детских украшений (частная фирма).
1993 г. — художник ювелирных украшений фирмы «Фиал».
1995 г. — первая ювелирная коллекция в рамках фирмы «Фиал» (работа «Времена года» из серии настольных украшений «Геосантрис», комплект «Дуновение любви», комплект «Терна-нокТ»).
1995 г.— главный художник фирмы «Фиал +», художник-постановщик.
1997 г. — совладелец и главный художник студии ювелирного дизайна, созданной с Игорем Лобортасом под маркой «Лобортас».
1999 г. — творческий директор ювелирного ателье «Лобортас».
2007 г. — творческий директор классического ювелирного дома «Лобортас и Карпова».
 

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.