УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 57 відвідувачів

Теги
вибори краєзнавство секти Церква і медицина Приїзд Патріарха Кирила в Україну Президент Віктор Ющенко Голодомор УГКЦ 1020-річчя Хрещення Русі Ющенко шляхи єднання Священний Синод УПЦ церква та політика церковна журналістика Вселенський Патріархат монастирі та храми України педагогіка милосердя Патріарх Алексій II Мазепа церква і суспільство Церква і влада іконопис молодь УПЦ КП Митрополит Володимир (Сабодан) Церква і політика Предстоятелі Помісних Церков розкол в Україні діаспора конфлікти постать у Церкві Археологія та реставрація забобони українська християнська культура Доброчинність Католицька Церква Києво-Печерська Лавра комуністи та Церква автокефалія






Рейтинг@Mail.ru






«ХайВей» (Украина): Монашеский удел



«ХайВей» (Украина), Надежда Николаєва, 04.09.07

Признайтесь,  вас хоть раз посещала мысль о монашеской жизни? Речь идет даже не о том, хотела ли вас жизнь подвести под монастырь. Просто хотелось узнать о монахах больше. Дивные они люди, ушедшие от мира молиться о нас, но симпатии к ним возникают не всегда. В чем же дело? Какие на самом деле монахи? Настоящую жизнь монастыря и братии постраемся показать на примере одного из древнейших Киевских монастырей - Свято-Троицкого Ионинского.

Он расположен в живописном уголке Киева, ботаническом саду. Неподалеку от него растут магнолии, и многочисленным посетителям ботсада сложно поверить, что в этом весьма людном месте находится обитель молитвы.

Внутри башенки с самыми старыми в Киеве часами расположен издательский центр. Именно там и начинается наш разговор. «Некоторые монахи занимаются общественной деятельностью. В этом – их послушание. - Объясняет игумен Иоасаф, видя мое удивление от увиденного. Он как раз и заведует этими вопросами в монастыре. По его словам, тут хорошо развита издательская деятельность, есть даже несколько подотделов. А уж всевозможных клубов и обществ бесчисленное количество – от детского хора и до общества любителей святости.

Обращает на себя внимание современность чайной, в которой мы общаемся. В углу стоит самовар, на люстрах – мягкие абажуры цвета шоколада. Напротив деревянной лавочки для посетителей – табличка с надписью «Курить и распивать спиртные напитки в чайной запрещено». Видимо, такие предупреждения вполне уместны, если учитывать, что именно здесь проходят собрания Молодежного клуба.

Беседу с батюшкой прерывает сигнал мобильного. Посредством sms ему пришел вопрос о том, разрешено ли нарушать пост во время сессии. «А действительно, можно ли? – вклиниваюсь я в разговор. «Ну, если это пишет здоровый мужчина, то нет. А если слабенькая девушка, которой и без сессии пост выдержать сложно, то можно сделать исключение. Во всем индивидуальный подход нужен». На душе у меня становится легче, ибо к «сильным мужчинам» меня причислить невозможно, и наш разговор продолжается.

По словам игумена Иоасафа, дисбаланса между монашеством и столь мирскими занятиями, как общение с прихожанами посредством Интернета или телефона, не возникает. «Нам нужен Интернет для обширной просветительской деятельности» - говорит священник, и вопрос о способах использования виртуального пространства в монастыре сразу отпадает. Как говорит игумен, Ионинский монастырь находится практически в самом сердце Киева, значит основная его функция – духовно-просветительская. «Люди привыкли к картинке, созданной журналистами – монастырь им кажется мрачным, а монахи – злыми. Придя сюда они не находят этого. На самом деле монахи – это жизнерадостные люди». - Утверждает игумен.

 

Общественная деятельность – не единственное, чем занимаются монахи. У каждого из них свое послушание – организация трапезы, поддержание порядка в пещерах, непосредственно богослужения. Те, кто приходит сюда ради бегства от собственных мирских проблем, не остаются в монастыре надолго – они уходят, будучи послушниками. Именно ради того, чтоб в монастыре оставались служить лишь люди, имеющие особое духовное призвание, срок пребывания послушником не ограничен. Лишь наместник определяет, готов ли послушник уже стать священником. После этого он навсегда остается в монастыре. Случаев ухода из монастыря нынешние священники не припоминают.

Дальше мой путь проходит мимо монашеских келий. Они мало похожи на то, что принято считать келиями. Нынешняя обитель молитвы выглядит весьма современно – это трехэтажная постройка вблизи храма, на дверях которой находится табличка с исчерпывающей надписью: «Посторонним вход воспрещен». Чтоб попасть на эту территорию, необходимо особое благословение наместника. Желание узнать, могут ли праздно любопытствующие прохожие проникнуть в это здание, подвигло меня на решительный шаг. Подхожу к двери и начинаю стучаться. За дверью слышны шаги, но ни прогонять меня, ни открывать мне дверь никто не спешит. Провожу за этим занятием несколько минут, однако ситуация не меняется. После очередной неудачной попытки проникнуть в келию спрашиваю у проходящей мимо женщины, которая там служит, может ли она позвать кого-либо из монахов, находящихся внутри. «Только сам Бог знает, там ли тот или иной монах» - исчерпывающе отвечает она.

Но что значит келия для живущего в ней? С этим вопросом обращаюсь к одному из монахов. «Моя келия – это комната размером в одиннадцать квадратных метров. Она выдана мне в тот самый день, когда я стал монахом и в ней я проживу всю свою жизнь, а когда я умру, в ней поселят другого монаха». Раздается колокольный звон, и монах спешит на службу.

Распорядок дня в Ионинском монастыре напоминает армейский – в определенное время подъем, в назначенный час – молитва, затем – трапеза и выполнение своего послушания. На службе должны присутствовать все монахи, потому в это время двор монастыря пустеет. Труды братии многообразны, но, как и в любом сообществе, иногда возникает непослушание. Наказание за проступки – епитимия – бывает разным. Как правило, применяется оно к послушникам, которые еще не в полной мере привыкли к монастырским обычаям. Епитимия в таком случае - это чтение определенных молитв, выполнение поклонов. Особо непослушным уготовано унизительное наказание – снятие подрясника (нижнего облачения православного духовенства). Однако в большинстве случаев наказание не нужно. У монахов хорошо развито внутреннее самосознание, не дающее возможности совершить проступок.

Так как в монастырь приходит много верующих, основная масса прихожан отправляется в храм. Там то мы и продолжили наше знакомство с монастырской жизнью. Прихожане спешат в церковь, женщины торопливо покрывают головы косынками на входе. Основная святыня, ради которой люди приходят именно сюда – это икона Богоматери «Троеручицы». По преданию, благодаря молитве перед этой иконой Иоанн Дамаскин вновь обрел отрубленную кисть руки. С тех пор икона считается чудодейственной, многие люди исцелялись от болезней рук, обратившись к ней. Ну, а к сердцам самих прихожан обращаются листовки, развешенные при входе в храм. На них – фотографии онкобольных детей. Таким образом инициаторы этой акции – Молодежный клуб, действующий при монастыре, хотят привлечь внимание небезразличных прихожан к этой серьезной проблеме.

Двери храма открыты для всех. Но есть и часть, скрытая от посторонних глаз. Это Зверинецкие пещеры. По словам самого наместника монастыря – архимандрита Ионы, пещеры были обнаружены в конце XIX века во время оползня. Как оказалось, это часть некогда существовавшего Зверинецкого монастыря. В ней находилась древняя подземная церковь. Там же была найдена в особо устроенном серебряном окладе икона Божьей матери. Сейчас возле пещер проживает часть монастырской братии, которая следит за ними.

Получив благословение наместника, мы перемещаемся к окраине ботанического сада. Деревянный крест за оградой напоминает о святости этой территории. По мере приближения к этим святым местам постепенно забываешь про современные достижения науки и техники. Даже монахи, живущие близ пещер, кажутся более замкнутыми и «старомодными». Они не вступают в праздные разговоры. Фотографироваться возле пещер монахи отказываются – наместник благословил их лишь на то, чтоб провести нас к пещерам, благословение на фотографирование они не получали. Посторонние люди к пещерам пробраться не могут – вход в них скрыт от назойливых глаз и лишних объективов. Пробираясь по замысловатым переходам, поражаешься стойкости духа древних подвижников. Здесь очень холодно летом, несмотря на невыносимую жару снаружи. Чтоб жить там, необходимо было не просто отказаться от всего мирского, а и подвергнуть себя тяжелой, подчас невыносимой судьбе. Тусклый огонь свечи освещает стены пещер. На них – иконы, есть лампады, озаряющие своим светом не только лики святых, но и раки для мощей. В пещерах покоятся те бесстрашные отшельники, которые были непоколебимы в своей вере в Бога, и желании воскреснуть для жизни в Царствии Небесном. На стене видна надпись, гласящая о неоцененности этой памятки истории в прошедшем веке. Она призывает нынешний век к большему вниманию и переоценке.

Да, наше столетие может и вправду поменять и переоценить очень многое. От посещения монастыря остается странное двоякое чувство – увиденный симбиоз современности и старины не оставляет равнодушным. Но, по словам игумена Свято-Троицкого Ионинского монастыря, каждый человек, пришедший сюда, судит все на основании собственной распущенности. Потому один может увидеть лишь современную технику и заподозрить монахов во всех смертных грехах, а другой заметит искреннее желание священников помочь приходящим людям, максимально приблизившись к их заботам.

 

 

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.