УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 48 відвідувачів

Теги
УГКЦ автокефалія постать у Церкві забобони милосердя церква та політика монастирі та храми України вибори церковна журналістика 1020-річчя Хрещення Русі Митрополит Володимир (Сабодан) Предстоятелі Помісних Церков Католицька Церква Президент Віктор Ющенко шляхи єднання комуністи та Церква Мазепа Києво-Печерська Лавра іконопис діаспора українська християнська культура Патріарх Алексій II педагогіка краєзнавство Доброчинність УПЦ КП молодь Церква і влада Вселенський Патріархат Церква і медицина Приїзд Патріарха Кирила в Україну Ющенко Археологія та реставрація конфлікти церква і суспільство Церква і політика Голодомор Священний Синод УПЦ розкол в Україні секти






Рейтинг@Mail.ru






«Зеркало недели» (Украина): Эпоха упущенных возможностей: три главные ошибки уходящего президента в церковной сфере (Иоанн Модзалевский, архиепископ УАПЦ)



«Зеркало недели» (Украина), Иоанн Модзалевский (архиепископ Уманский, УАПЦ), 13 — 19 февраля 2010

Высшие лица украинского государства никогда не страдали религиозной индифферентностью. Леонид Кравчук вошел в новейшую историю как один из «отцов-основателей» Киевского патриархата. Сменивший его на посту президента страны Леонид Кучма — как оппонент Киевского патриархата и его лидера во время своего первого президентского срока и осторожный сторонник поместной Церкви во втором. И все же случай В. Ющенко уникален. В отличие от своих предшественников, третий президент Украины не только стремился активно повлиять на процессы в церковной сфере, но и попытался полностью приватизировать идею и бренд «единой поместной Церкви».

От прихода к власти В. Ющенко украинское церковное и экспертное сообщество ожидало многого. УПЦ КП и ее эксперты надеялись, что при помощи нового главы государства им удастся если не получить полное каноническое признание, то, во всяком случае, стать первой по влиятельности православной церковью в Украине. Многие иерархи и эксперты УПЦ опасались, что
В. Ющенко инициирует «новую волну гонений на каноническое православие». Ошиблись и те, и другие. По сути, президент не сделал ничего. Лоббирование интересов УПЦ КП оказалось малоэффективным, а давление на УПЦ — спорадическим и ситуативным. И в поисках наиболее точного эпитета к его церковной деятельности мы неминуемо остановимся на слове «неэффективная». Все, что ни делал третий президент для продвижения идеи «единой поместной Церкви», всегда оканчивалось неудачей.

В 2005 г. президент решил «подтолкнуть» УАПЦ к воссоединению с УПЦ КП. В сентябре 2005 состоялись заседания объединительных комиссий УПЦ КП и УАПЦ, а в октябре того же года — заседание общей конференции епископата УПЦ КП и УАПЦ, где было принято решение «поддержать процесс объединения УПЦ КП и УАПЦ в единую Поместную украинскую православную церковь», для чего была создана общая Предсоборная комиссия. Более того, в документе конференции даже была названа возможная дата проведения объединительного собора — 19 ноября 2005 г. Но инициированное администрацией президента объединение так и не состоялось. Взвесив все «за» и «против», епископат УАПЦ принял решение не торопиться с проведением объединительного собора. А спустя несколько месяцев по инициативе УАПЦ был возобновлен диалог этой церкви с УПЦ.

В 2005—2008 гг. президент пытался инициировать диалог между УПЦ и УПЦ КП. Глава государства неоднократно ходатайствовал о его начале перед предстоятелем УПЦ блаженнейшим митрополитом Владимиром. В конце 2006 г. имела место встреча президента с епископатом УПЦ, где глава государства отстаивал свое видение проблемы уже перед большинством украинского епископата. А в феврале 2007 г. он обратился с письмом к предстоятелю УПЦ, где содержалось предложение создать общую комиссию с УПЦ КП, которая могла бы обсудить пути объединения двух юрисдикций в единую церковную структуру. Тем не менее, когда в сентябре 2009 г. Священный синод УПЦ принял решение о возобновлении переговорного процесса с УАПЦ и создании «рабочей группы по подготовке диалога с УПЦ КП», то это синодальное решение было принято самостоятельно, и уже после того как Ющенко фактически отказался от попыток инициировать межюрисдикционный диалог.

Наиболее масштабным поражением В.Ющенко, однако, стали результаты визита в Киев патриарха Варфоломея, приуроченного к празднованию 1020-летия Крещения Киевской Руси (25—27.07.2008).

Президент не стал первооткрывателем «константинопольской темы». К Константинополю апеллировали и предыдущие главы государства — Кравчук и Кучма. Однако именно Ющенко сделал на Фанар главную ставку в решении украинского церковного вопроса. Вселенского Патриарха встречали в Киеве в формате, приличествующем встрече главы государства. Визит сопровождала масштабная пиар-компания в Украине и за рубежом. Но, невзирая на ожидания президента, визит Вселенского Патриарха не привел к вхождению в состав Константинопольского патриархата независимых от Москвы церковных юрисдикций Украины. И если для автокефальных юрисдикций, особенно для УАПЦ, визит Святейшего патриарха Варфоломея стал одним из важных этапов в их диалоге со вселенским православием, то для В. Ющенко отсутствие оперативного результата в диалоге с Фанаром стало еще одним масштабным политическим поражением. Проект объединенной поместной Церкви рассматривался президентом и его командой как один из знаковых для его будущей кампании «Ющенко объединил Церковь». Однако в церковной сфере президенту повезло не многим более, чем во всех остальных.

В чем же заключались главные причины провала религиозной политики третьего украинского президента? И почему при таком высоком внимании к церковной проблематике со стороны главы государства ему так и не удалось достичь здесь каких-либо заметных результатов?

Первой и главной ошибкой Ющенко, пожалуй, являлась ложная самоидентификация с идеей «единой поместной Церкви», которую президент на всякий случай еще именовал «апостольской». Он так часто и пространно говорил об этом, что у многих церковных деятелей сложилось стойкое впечатление, что «Объединение Церкви» — это персональный проект Ющенко. «Единая поместная Церковь» — это «церковь Ющенко». И наоборот: президент Ющенко — это главный вдохновитель и «основатель» «единой поместной Церкви». Поставив идею/бренд «единой поместной Церкви» в такую жесткую зависимость от персоналии/бренда «Виктор Ющенко», последний фактически похоронил церковный проект поместности. Идея независимой Церкви стала вызывать у миллионов разочарованных в личности Ющенко граждан Украины такую же стойкую аллергическую реакцию, как и трипольский миф, пчелы и излюбленное ющенковское выражение «любі друзі».

Не добавляла доверия к идее «единой поместной» в церковной среде всех юрисдикций (в том числе и в «родной» для Ющенко УПЦ КП) и фигура брата главы государства Петра Ющенко — председателя общественной организации «За Поместную Украину». Приватизировав в группе Ющенко «поместную» тему, Петр Андреевич не только не смог добиться в этой области конкретных результатов, но и продемонстрировал полное отсутствие конструктивного видения церковной проблематики. «За Поместную Украину» так и не стало ни влиятельной политической структурой, ни действующим научным или издательским центром. А единственным реальным проектом организации явилась космическая по своему масштабу и трагикомическая по эстетическому воплощению выставка «Українці в світі» — один из наиболее позорных художественных проектов во всей новейшей истории Украины.

Однако тот факт, что организацию с невыгодным с точки зрения политического маркетинга «поместным» названием возглавил родной брат президента, натолкнул многих на размышления о возможности будущей церковной карьеры Петра Андреевича. Поползли слухи о том, что брат президента якобы стал или вот-вот должен стать «тайным епископом» УПЦ КП (либо, по другой версии, епископом Константинопольского патриархата). Слухи эти неоднократно опровергались. И все же, невзирая на эти опровержения, многие эксперты (и даже церковные иерархи) до сих пор склонны полагать, что определенные церковные амбиции у Петра Андреевича все же имеются. Правда это или нет — вопрос, на который может ответить только сам Петр Ющенко. Однако сегодня, когда доверие Виктору Андреевичу на выборах оказало всего 5,45% избирателей, искренний либо дипломатичный ответ Петра Андреевича уже ничего не меняет. Проект «единой поместной Церкви» в качестве персонального (или «братского») проекта Виктора Ющенко является в настоящее время абсолютно бесперспективным. А Петру Андреевичу так и не удалось стать главой либо интеллектуальным лидером независимой, но канонически легитимной украинской церкви.

Вторая ошибка Ющенко — это отсутствие четкого и ясного понимания канонического аспекта жизни церкви. Слова и публичные жесты Виктора Андреевича сигнализировали: религиозные чувства президента неподдельны. Президент говорил о необходимости объединения православия как человек, который глубоко обдумал каждое слово. И все же назвать Виктора Андреевича воцерковленным человеком, как нам кажется, было бы преувеличением. Одним из ярких тому подтверждений являются как раз его весьма туманные представления о природе Церкви и тех законах, по которым строится ее жизнь. Начиная свой «персональный» церковный проект, президент был уверен — помирить и объединить церковных иерархов ему удастся уже силой своей харизмы: стоит только каждому из них объяснить, насколько трагична судьба Украины и насколько вожделенна идея объединенной и поместной Церкви, и все сразу же «само собой» образуется.

Позже стало понятно, что инициировать объединительный процесс силой личного фактора нереально. Президент стал искать союзников в самих украинских церквях и мировых столицах православия: Москве и Константинополе. Однако его партнеров более чем смущали не только церковно-политические последствия создания «единой поместной Церкви», но и то, что ее создатель имеет весьма туманные представления о том, что такое сама «поместная Церковь». Намерения Ющенко испугали высших иерархов в Москве и заинтриговали, но не смогли системно заинтересовать и подвигнуть к реальным действиям Фанар. Но подлинный провал религиозной политики Ющенко объясняется даже не этим, а тем непониманием, с которым он столкнулся в самом украинском церковном сообществе.

Иерархи УПЦ были встревожены дружбой Ющенко с патриархом Филаретом и попытками лоббировать интересы УПЦ КП. Духовенство УАПЦ было удивлено тем, что президент так много говорит о необходимости «единой поместной Церкви» и так мало реально делает для воплощения этого замысла. Например, не популяризирует эту идею через специальные издательские проекты, телевидение, сетевые ресурсы. Но как это ни парадоксально, понимания и реальной поддержки президент не нашел и в УПЦ КП, интересы которой он лоббировал.

Будучи опытным администратором, патриарх Филарет довольно быстро пришел к пониманию двух важных моментов. Во-первых, Ющенко не «политический сын» Леонида Кучмы (как он сам однажды о себе сказал), а кабинетный романтик, не обладающий ни политической волей, ни реальным инструментарием власти. А во-вторых, его желание получить для независимого украинского православия канонический статус в один прекрасный день может поставить вопрос об уходе одиозной в глазах мирового православия личности на почетный покой.

Константинополь, к которому постоянно апеллировал В. Ющенко, дал понять: Вселенский патриархат чувствует свою ответственность за судьбу украинского православия, однако при решении этой церковной проблемы патриархат будет действовать поэтапно и в рамках канонического поля. Вселенский Патриарх высказал готовность участвовать в урегулировании канонического кризиса в Украине и объединении украинской церкви. Но для принятия окончательного решения Фанар интересовала не только позиция президента, но и ряд других факторов. Как к инициативам В. Ющенко относится украинский политикум в целом? Существует ли неформальная поддержка инициатив президента среди епископата УПЦ? И, наконец, готовы ли УПЦ КП и УАПЦ пожертвовать своими конфессиональными интересами, чтобы обрести каноничность?

Президент поспешил заверить Вселенского Патриарха, что его полностью поддерживает УПЦ КП и УАПЦ, а также значительная часть епископата УПЦ. Однако во время своего архипастырского визита в Киев в рамках празднования 1020-летия Крещения Киевской Руси в 2008 г. патриарх Варфоломей не только не получил сигнала о поддержке «поместных» идей из УПЦ, но и не нашел понимания у главы УПЦ КП. Патриарх Филарет согласился сменить присвоенный им себе патриарший титул на канонически легитимный статус митрополита и главы Киевской митрополии в составе Вселенского патриархата. Принципиальное согласие было дано и на другой, не менее важный шаг — вхождение Украинской Церкви в состав Константинопольского патриархата на правах митрополии. Однако, когда в ходе переговоров стало понятно, что Фанар не может предоставить Филарету абсолютные гарантии избрания предстоятелем, лидер УПЦ КП отказался от достигнутых договоренностей, и воплощение константинопольского проекта на базе УПЦ КП оказалось неосуществимым.

Третьей ошибкой Виктора Ющенко была попытка создать «поместную Церковь» на базе Киевского патриархата, игнорируя самостоятельность и значимость УАПЦ и не принимая во внимание интересов УПЦ. С самого начала правления В. Ющенко стало понятно: декларируя равноправие всех трех веток украинского православия, президент питает особые симпатии к УПЦ КП. На первом этапе видение В. Ющенко мало чем отличалось от видения патриарха Филарета — целью своей деятельности он усматривал признание провозглашенной патриархом Филаретом автокефалии мировым православием, и, прежде всего, Константинополем. Однако, когда в ходе переговоров оказалось, что данный план абсолютно утопичен, президент Украины поменял свою тактику и согласился с тем, что наиболее оптимальным путем к независимости является временное вхождение Украинской церкви в состав Вселенского патриархата.

Впрочем, и здесь президент лоббировал интересы патриарха Филарета. Митрополия в составе Константинопольского патриархата должна создаваться на базе «УПЦ КП + УАПЦ», считал президент. Жизнь, однако, засвидетельствовала, что и эта схема — только схема. Патронируемая президентом УПЦ КП фактически отказалась от «константинопольского вектора». А менее амбициозная и четко ориентированная на каноническое признание мировым православием УАПЦ заняла в диалоге с Константинополем конструктивную позицию. Установление общения с мировым православием является для УАПЦ безусловным приоритетом, заявил епископат УАПЦ. Епископат УАПЦ готов рассмотреть и принять те механизмы выхода из канонического кризиса, которые будут предложены Вселенским Патриархом Варфоломеем. Таким образом, стало ясно: Украинская церковь будет искать взаимопонимание с Константинополем самостоятельно — считаясь с мнением власти, но не отдавая этому мнению предпочтение, а процессы канонической легитимизации будут обусловлены не «политическим весом» и связями той или иной церковной структуры, а каноническим сознанием ее епископата, т.е. будут исходить из самого самосознания церкви.

Объединится ли украинское православие? И если да, то на базе какой канонической модели? Сочтет ли Святейший патриарх Варфоломей правильным и своевременным возрождение в Украине Киевской митрополии в составе Вселенского патриархата? Или Константинополь вновь (как и в 2000 г.) займет выжидательную позицию и украинские автокефальные юрисдикции будут вынуждены развиваться самостоятельно? Ответы на эти вопросы даст история, но одно уже ясно: все это будет реализовываться уже без Ющенко, а во многом и вопреки его идеологемам и схемам.

 

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.