УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 298 відвідувачів

Теги
УПЦ КП Ющенко розкол в Україні діаспора іконопис Священний Синод УПЦ Приїзд Патріарха Кирила в Україну секти Церква і політика українська християнська культура Митрополит Володимир (Сабодан) Києво-Печерська Лавра Голодомор забобони Церква і медицина Патріарх Алексій II церковна журналістика Католицька Церква церква та політика УГКЦ 1020-річчя Хрещення Русі Археологія та реставрація монастирі та храми України педагогіка Церква і влада комуністи та Церква милосердя молодь Мазепа Президент Віктор Ющенко краєзнавство Вселенський Патріархат автокефалія шляхи єднання конфлікти вибори Доброчинність церква і суспільство Предстоятелі Помісних Церков постать у Церкві






Рейтинг@Mail.ru






«Притвор» (Киев): Правовое положение старообрядцев Киева и Киевской губернии в конце XVIII - начале XX вв.



«Притвор» (Киев), Кредо, 18.02.10, первоисточник: С.В.Таранец "Старообрядчество города Киева и Киевской губернии", Киев, 2004

Каждый регион Украины, как и каждый регион государства, имел особое правовое поле относительно старообрядцев. Такая юридическая практика сложилась в силу правовых и культурных традиций того или иного края, который входил в состав империи после раскола Церкви середины XVII в. Этот историко-респективный отпечаток наложился и на Киевщину, вошедшую в состав Российской империи в конце XVIII ст. вследствие второго раздела Речи Посполитой.

Естественно, что к этому времени поселившиеся здесь старообрядцы жили в том правовом поле, которое сложилось в Польше в XVII-XVIII вв. Законодательство Речи Посполитой по отношению к старообрядцам было достаточно благоприятным для их поселения, либеральным и ни с чем не сравнимым с тем, которое действовало в это время на их бывшей родине - России. Поселявшиеся на магнатских и старостинских землях староверы получали не только льготы экономического характера, но им, прежде всего, гарантировались вероисповедные принципы, выступавшие основными ориентирами жизни. Исторически сложилось так, что эти земли очень часто переходили из рук в руки разным правителям, которые являлись представителями различных конфессий. Владельцам поместий, чтобы управлять этими землями, приходилось находить вероисповедный консенсус со своими подданными. Такие многовековые религиозные отношения породили толерантное взаимоотношение владельца земли и окружающего населения к различным религиозным группам. Не исключением были и старообрядцы, покинувшие Россию от жестоких преследований власти и Церкви. Естественно, что включение Киевщины в состав Российской империи коренным образом изменило правовой статус здешних старообрядцев. Положительным моментом являлось только то, что присоединение территории произошло в царствование Екатерины II, достаточно лояльно относящейся к старообрядчеству. Тем не менее вся законодательная база, сложившаяся к 90-м годам XVIII в. на территории России, перешла в Правобережную Украину.

Правительство Павла I пошло на уступки старообрядчеству, что, несомненно, прослеживается по жизни киевских старообрядческих общин. 27 октября 1800 г., впервые за многие годы, появился указ, позволяющий чинить и строить новые старообрядческие церкви и часовни. Также разрешалось иметь свое священство и оставаться в их среде беглому от господствующей Церкви священству (26 марта 1822 г.). Императорским указом от 27 мая 1820 г. староверам предоставлялись некоторые гражданские права: быть избранными на общественные должности от различных купеческих и мещанских обществ. Но самодержавное правительство продолжало интересоваться численностью старообрядцев в империи. С этой целью 18 августа 1811 г. всем губернаторам повелевалось ежегодно к 1 января и 1 июля предоставлять в Министерство полиции списки о численности староверов (1).

Самодержавию пришлось считаться со сложившейся в Речи Посполитой традицией, поэтому и в дальнейшем этот регион имел свою специфику, утвердившуюся во время спора помещика А. Н. Самойлова с гречковскими старообрядцами в Смелянском имении.

На основании длившихся несколько лет препирательств между именитым помещиком м. Смелы А. Н. Самойловым и живущими на его земле в с. Гречковке старообрядцами возник серьезный конфликт (2). Старообрядцы не желали, как того хотел помещик, признать себя зависимыми крестьянами. Со времени поселения в 70-е годы XVIII в. в имении кн. К. Любомирского они считали себя вольными людьми, т.е. имеющими право не только исповедовать свою веру, арендовать у помещиков землю, уходить на заработки в другие места, но и лично от него не зависеть. Очевидно, К. Любомирский, желавший побыстрее заселить свое поместье налогоплательщиками, не стал спорить с пришлыми пилипонами, однако в юридически оформленном документе, гарантировавшем права гречковцам, помещик соответствующих записей не сделал. В свою очередь не позаботились об этом и гречковские старообрядцы, считавшие свои права подобными предоставленным другим их соплеменникам, в частности гр. Ходкевичем в Чернобыльском имении.

После очередных российско-турецких войн и усиления России на юге Украины князь К. Любомирский уступил свое имение Г. Потемкину-Таврическому, который завещал его своему племяннику А. Н. Самойлову. Последний, не вникая в суть дела, но желая получить кредит в банке, решил заложить Смелянское имение в Петербургской сохранной казне, на что последовал решительный отпор старообрядцев, не желавших и не считавших себя зависимыми крестьянами. Дело дошло до императора.

9 апреля 1806 г. Александр I на основании подания Правительствующего сената издает указ, в котором переселившихся из России в Польшу пилипонов и других старообрядцев с учетом, что они селились как свободные люди, признать независимыми людьми. Всех поселившихся на Киевщине старообрядцев он делит на три категории: первая - свободных людей, подтверждающих свое независимое положение письменным свидетельством; вторая - людей, живущих в сельской местности, но числящихся мещанами различных городов, за которыми также признавался статус независимых людей и третья - это люди, поселившиеся без письменных условий и попавшие, таким образом, в сословие крестьян (3).

Собственно говоря, гречковские староверы, сами того не подозревая, попали в положение крестьян, с чем, конечно, они согласиться не могли. К этому времени, не взирая на свои юридически невыписанные права, вели образ жизни независимого мещанства: нанимались на заработки в другие места, отлучались на сезонные работы, некоторые из них по 8-й ревизии были причислены к черкасскому мещанству.

Этот указ не стал определяющим для местных староверов. Они вели упорную, продолжительную, а главное организованную борьбу со своим помещиком. Благодаря решительности старообрядцев самодержавие, призванное защищать интересы дворян, уступило пилипонам. В 1821 г. распоряжением высших органов государственной власти гречковцам предоставлялось право переселения в г. Черкассы. Крайне недовольный этим решением помещик решил не отдавать принадлежащее им недвижимое имущество, в том числе и старообрядческую церковь во имя Алексея человека Божия. Прецедент с гречковцами утвердил региональную специфику юридического статуса старообрядцев.

Либеральное время для старообрядцев закончилось в России в связи с кончиной императора Александра I и приходом к власти Николая I. Напуганный декабристским движением царь предпринял решительные меры к сужению гражданских прав своих подданных. Жестокая волна репрессий не могла не коснуться и старообрядчества, как одной из ключевых, по мнению правительства, антигосударственных сил (4).

В 1826 г. вышел целый ряд указов, практически сводивших на нет ранее полученные старообрядцами права. Эти правительственные меры распространялись и на Киевщину. В частности, 26 февраля вышел высочайший указ об ежегодном обязательном доставлении сведений о количестве старообрядцев уже не в Министерство полиции, а в III Отделение канцелярии императора (Министерству внутренних дел предоставлялись только копии донесений). 17 августа вышел указ о сборе сведений о всех "раскольнических молитвенных зданиях". 8 сентября Министерство внутренних дел по этому поводу разослало циркуляр. 19 августа Правительственный сенат издал указ, запрещающий строить старообрядческие молитвенные здания (5). В этот же день МВД в срочном порядке рассылает циркуляр и немедленно информирует все органы власти на местах. 25 января 1829 г. последовал его дубляж, напоминающий власть держащим о соблюдении данного узаконения. 24 мая 1827 г. Комитет министров запрещает "раскольническим священникам переезжать из одного населенного пункта в другой" (6), а 5 июля воспрещает исправлять и возобновлять старообрядческие здания (7); 8 ноября 1827 г. запрещается принимать беглых от господствующей Церкви священников (8); 23 января 1830 г. приняты правила, ограничивающие права старообрядческих богаделен, соответственно и монастырей, а также предписываются меры о порядке наблюдения за ними (9), в августе месяце в Российскую империю запрещается въезд старообрядцев из-за рубежа (10), а указом от 25 июля 1831 г. в Москве учреждается Секретный совещательный комитет, рассматривающий дела о раскольниках и "сектантах" (11).

Репрессивная политика правительства Николая I продолжалась вплоть до его кончины в 1857 г. Суживались не только гражданские права, но усугублялись гонения на старообрядцев. Нарушителей закона подвергали суду, различным штрафам, высылали в Сибирь и Закавказье, учреждали секретный надзор за старообрядческим священством, монастырями и скитами. Естественно, что такое сильное давление на старообрядцев не могло не породить целый ряд сектантских направлений в православии, основной причиной возникновения которых стала невозможность совершать полные и продолжительные богослужения.

В эпоху Николая I старообрядцам не разрешалось самим вести метрические книги записей о рождении и смерти членов общин. Им запрещалось оставлять духовные завещания в пользу своих монастырей, скитов и богаделен, в принципе, как и те лишались права владеть недвижимым имуществом и землей, находящимися за пределами той или иной обители. Чтобы побыстрее расправиться со старообрядческими монастырями, инокам запрещали отправляться на сбор подаяний, вести благотворительные книги, в противном случае они подвергались аресту и высылке. Для более плодотворной работы по борьбе со старообрядческим движением в 1838 г. правительством открываются "Секретные совещательные комитеты по делам о раскольниках" (12). Причем они организовываются не только в центре, но и в местах "наиболее зараженных расколом". На Киевщине, ввиду малочисленности проживающих в губернии старообрядцев, такой комитет места не имел.

В вопросах гражданских старообрядцы также были ограничены в праве. Прежде чем свидетельствовать в суде, старообрядцы должны пройти "очистительную присягу" (13). Старообрядцев запрещалось избирать на общественные должности в городе, ограничивались права избрания их в сельской местности.

В 1891 г. старообрядцам отказано в награждении орденами, официально от них перестали принимать пожертвования на благие цели. В 1844 г. от желающих приписаться к городскому обществу стали собирать подписки "о непринадлежности к расколу", а также при выборах на общественные должности (14).

Кроме того, последовал ряд запрещений касательно наименования старообрядцев - не старообрядцами, а раскольниками (15), их молитвенных зданий -не церквями, а часовнями или моленными, священников - лжесвященниками. Кроме того, запрещалось (впрочем, как и до этого времени) строить храмы, которые своим внешним видом напоминали церкви господствующей Церкви (в этом плане, особенно в Киеве и губернии, власти особо преуспели), воздвигать на них кресты, совершать колокольный звон и крестные ходы. Таким образом, государство последовательно и упорно загоняло старообрядцев в подполье. Многие, конечно, не выдерживали и уходили в господствующую Церковь, однако много было и таких, которые, не взирая на весь этот пресс, приспосабливались к сложившимся условиям, жили.

По части гражданской 9 марта 1839 г. Николай I издал именной указ, частично восстанавливающий некоторые права староверов, касающиеся внутреннего самоуправления старообрядческих общин. Указ разрешал избирать старообрядцев, "приемлющих священство", на должности сборщиков податей и их помощников, смотрителей сельских запасных магазинов, однако только тех должностей, которые не соединяли с собой какой-либо власти, а носили чисто хозяйственный характер. На представителей более радикальных старообрядческих течений данный указ не распространялся. В 1849 г. от платежа податей освобождаются те старообрядцы, которые служили в царской армии и по тем или иным причинам вышли в отставку (16). В 1852 г. беспрепятственно разрешается переселяться и приписываться к городским обществам Закавказья, а в 1859 г. и к крайним западным губерниям. На Киевскую губернию эти меры не распространялись.

Как видим, в правление Николая I не было сделано ничего особого по улучшению или снисхождению к положению старообрядцев, а если и делались какие-либо уступки, то только исходя из политических (укрепление этнически русского элемента на Юге Бессарабии, Закавказье и Западных губерниях в государственных интересах, тогда старообрядцы почему-то в роли антиправительственной силы не рассматривались) и экономических (если это касалось низших хозяйственных ступеней в управлении старообрядческих общин) интересов.

Репрессивные действия Николая I усилили сопротивляемость старообрядчества. В связи с оскудением священства среди поповцев происходят активные поиски епископа за рубежом. В 1846 г. он был найден заграницей, в с. Белая Криница организована старообрядческая Церковь. Вместо того, чтобы добиться ослабления старообрядчества, Николай I получил от него сильный удар. Правительство России выдвинуло к Австро-Венгрии жесткие требования ликвидации "рассадника антироссийских сил" вблизи ее пределов. Правительство Австрии пошло на уступки России, но уничтожать нежелательный для нее "форпост" не стало. Таким образом, после долгих гонений старообрядчество приобрело законную трехчинную церковную иерархию.

По присоединении Правобережной Украины к Российской империи правительство побеспокоилось об укреплении в этом регионе великорусского населения, таким образом растворив присутствие здесь поляков. Были приняты решения, способствующие переселению сюда российского купечества. Ускорили этот процесс предоставленные в 30-е годы XIX в. льготы старообрядческим промышленникам и торговцам. К средине XIX в. в Киеве проживало 50 % купцов первой гильдии из старообрядцев (17). Если бы правительство продолжило направление по укреплению русского купечества, то, возможно бы, к концу века благодаря именно старообрядческому купечеству в Киеве произошли новые качественные изменения. Однако этому не суждено было сбыться.

Николай I, сторонник жестких решений, предпринял ряд ограничительных мер против старообрядческого купечества региона. 10 июня 1853 г. купцов из старообрядцев разрешалось записывать в гильдии только на временном праве (18). В свою очередь это приводило к сокращению предоставляемых купечеству льгот в правах торговли. Соответственно эти купцы по сравнению с другими их категориями были поставлены в более жесткие условия дел и не всегда выдерживали конкуренцию. Указом от 9 июля 1856 г. старообрядцев запрещалось записывать в купеческие гильдии, а чтобы избежать этого, от предъявителей купеческих капиталов требовалось свидетельство о принадлежности к официальному православию, или единоверию (19), причем от предъявителей капитала ежегодно. В сентябре 1860 г. это условие было заменено на разовое предоставление свидетельства во время первого объявления капитала (20). [Запись на временном праве не гарантировала старообрядцам привилегий, которые распространялись на остальное купечество. Они должны были платить повинность по мещанскому званию, соответственно не имели права внутриимперской и международной торговли; дети купцов-старообрядцев привлекались к несению воинской повинности, чего не было среди купцов-нестарообрядцев ] Все эти ограничительные меры сильно и негативно отразились на киевской купечестве.

В 1855 г. 13 киевских старообрядческих семейств обратились к императору с жалобой на Киевскую казенную палату. Правительство посчитало данное распоряжение правильным, так как таковое было исполнено "на точном основании распоряжения императора", а министр внутренних дел В. С. Ланский (1823-1828 гг.) поспешил объявить просителям, что их ходатайство не может быть удовлетворено.

Такие действия правительства, обязанного, казалось бы, способствовать развитию именно русской национальной промышленности и торговли, привели к упадку старообрядческого купечества в г. Киеве. К концу XIX в. среди именитого киевского купечества мы наблюдаем только две фамилии, принадлежащие старообрядцам - это Истомины и Дехтеревы, причем последние к этому времени успели присоединиться к господствующей Церкви. В то же время среди киевских купцов 1-й гильдии числилось 349 чел еврейских фамилий и это притом, что еще в средине XIX в. старообрядческих купцов, причисленных к этой гильдии, было 50 % (21).

Таким образом, правительство Николая I сделало принципиально неверные установки и расчеты, которые привели в начале XX в. к серьезным просчетам в национальной политике государства и трагедии 1917 г. Врагами считали тех, кто чистосердечно служил русской национальной идее Навряд ли Николая I можно обвинить в антигосударственности. Тем не менее косно считая старообрядцев антигосударственной силой, власть в области национальных интересов сделала грубейшие и, как оказалось потом, непоправимые ошибки.

Начало 60-х годов XIX в. послужило поворотом во взаимоотношениях государства и регионального старообрядчества. Улучшению юридического положения старообрядцев способствовало польское национально-освободительные движение, охватившее всю Правобережную Украину и Киевщину в частности Поэтому не случайно правительство Александра II пошло на ряд кардинальных решений в сфере внутренней политики и, как потом выяснилось, они приобрели характер общеимперского масштаба и имели региональную специфику.

В 1861 г. старообрядцев разрешили избирать на общественные должности (22), но на практике в Киеве этот закон был внедрен раньше, в начале 30-х годов XIX в., когда старообрядец П. М. Дехтерев избирается первым городским головой. Это уже затем, после смерти отца, Т.П.Дегтерев присоединяется к официальной Церкви. В этом же году старообрядцев допускают посещать государственные учебные заведения (23), а в следующем году, после нескольких десятилетий жесточайших преследований, Министерство внутренних дел издает циркуляр об отмене предоставляемых в это ведомство ежегодных ведомостей о молитвенных зданиях старообрядцев и их именных списков. 13 ноября 1863 г. Министерство финансов России издает циркуляр, существенно расширяющий права старообрядцев-купцов (24). Им выдают постоянные купеческие свидетельства. В 1867 г. правительство поднимает вопрос о даровании старообрядцам некоторых гражданских прав (25). Вместе с тем на Правобережье разрешается богослужение в старообрядческих молитвенных зданиях. В частности, на Подолье в 1863 г. после семилетних гонений и то благодаря польскому вопросу в с. Пилипах-Хребтиевских была распечатана часовня (26), то же самое произошло в 1865 г. в д. Катериновке Ушицкого уезда (27), в 1867 г. в с. Петрашах Летичевского уезда, в 1869 г. в сл. Чернятинской Литинского уезда (28), в 1865 г. в у. Человке и Жабче Овручского уезда Волынской губ. (29)

Вследствие ходатайства бердическим старообрядцам 27 августа 1865 г. разрешили построить новый храм. Однако это делалось якобы без ведома высших органов государственной власти. Вот что говорилось в указе: "... по рассмотрении отзыва киевского, подольского и волынского генерал-губернатора, которым генерал-адъютант Безак, полагая, оставив ходатайство тех раскольников о дозволении им устроить молельню без удовлетворения, дозволил, однако же, совершить по времени богослужения в частном доме, в который перенесено церковное имущество из разрушившейся их молельни, с тем, чтобы такому разрешению не было придаваемо правительственной меры, входил о сем с представлением в Комитет министров, который, со своей стороны, полагал: на приведение в исполнение заключения по настоящему делу генерал-адьютанта Безака испросить высочайшего разрешения его императорского величества" (30).

В 1883 г. всероссийское законодательство в области старообрядческого вопроса подверглось либерализации. Кроме подтверждения ранее принятых решений, старообрядцам разрешалось совершать общественные богослужения и, что очень важно, "по их обрядам", как в частных, так и в общественных зданиях. Теперь всем российским старообрядцам (на Правобережье это было сделано на 20 лет раньше) разрешалось возобновлять и строить новые часовни и молитвенные дома, но с условием, чтобы общий внешний вид изменяем не был, т. е. не напоминал вид православного храма. О проведении ремонтных или других каких-либо работ старообрядцев обязывали сообщать местным властям. В случае, если старообрядческий храм ранее был опечатан и в нем не проводились богослужения, то теперь открытие и возобновление храмов стало возможным только благодаря высшим органам государственной власти, в частности Министерства внутренних дел. Если старообрядцам Киевщины разрешалось открывать храмы "без участия высших органов власти" и раньше, то теперь это делалось официально, однако с условием исключения торжественности. Это решение не распространялось на старообрядческие монастыри и скиты, в частности, не уничтожались наложенные императором запрещения на Чернобыльский Пустынно-Никольский мужской монастырь. При погребении умерших старообрядцев впервые разрешалось "придавать погребению признаки православного обряда" - нести перед гробом икону и служить на кладбище погребение.

Несмотря на то, что за старообрядческими священниками и другими духовными лицами не признавались духовные звания, законом они "не преследовались за свои убеждения", однако на практике, особенно на рубеже XIX-XX вв., эти права не соблюдались, и старообрядческие епископы, священники и духовные лица подвергались новым гонениям.

Вместе с тем староверам разных направлений запрещалось проводить: крестные ходы, публичное ношение икон (за исключением погребения умерших), публичное ношение священнического облачения и иноческого одеяния, исполнение церковного пения и т. д.(31)

Согласно принятым либерализационным мерам 1883 г., указом от 29 мая 1884 г. утверждены дальнейшие меры, касающиеся дарования гражданских прав старообрядцам и исполнения ими духовных треб. Отныне старообрядцы могли приносить присягу. От принятия присяги освобождались только те, кто ее отвергал. Вместо нее свидетели, которые привлекались в судебные органы, обещались говорить "всю правду по чистой совести" (32). Вносились соответствующие изменения в Строительный устав, Устав о предупреждении и пресечении преступлений, Уложение о наказаниях уголовных и исправительных, Устав уголовного судопроизводства. Некоторые современные исследователи, недостаточно хорошо разбирающиеся в правовых вопросах старообрядчества, почему-то убеждены, что сектантство старообрядчества подтверждается и тем, что у них отсутствовало проведение миссионерской работы. Между тем этим исследователям, очевидно, не известно то, что за проведение подобных действий старообрядцы привлекались к уголовной ответственности. Мы прослеживаем это даже во время относительной либерализации российского законодательства по отношению к старообрядцам, где написано: "Раскольников, дозволивших себе публично проповедовать свое лжеучение православным или склонять и привлекать их в свою ересь, когда их действия не имели последствием отпадения кого-либо из православия в раскол, подвергаются наказаниям, определенным в ст. 183 за привлечение православных проповедью или соглашением в оное, хотя и христианское, вероисповедание, или же в еретическую секту или раскольнический толк" (33).

В начале XX в. несмотря на то, что царским правительством не было принято юридических ограничительных мер по отношению к старообрядцам, на практике оказалось все по-другому. Старообрядцев начали преследовать, особенно его епископат. Такие действия правительства не могли не привести к возмущению старообрядчества, особенно его именитых московских представителей, которые имели достаточно весомое влияние в государстве, чтобы заставить правительство считаться с их мнением. Ряд встреч с высшим государственным руководством привели к принятию радикальных мер самодержавия, выразившихся в даровании старообрядцам в 1905 г. основ гражданских свобод, неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов (34). Однако эти решительные правительственные меры оказались запоздалыми. Они не могли изменить с каждым годом набирающим силу общим негативным недовольством общества, хотя рядовые старообрядцы данным решением были вполне удовлетворены. В это время со всех концов империи на имя императора высылаются поздравительные телеграммы, в среде Белокри-ницкой иерархии обязательным становится моление за царя. Однако период духовного благоденствия продолжался немногим более десятилетия. В историю России этот период вошел под титлой золотого века старообрядчества - при полной свободе вероисповедания - мощная финансовая поддержка старообрядческих промышленников и купечества. Нашли ли свое место эти положительные тенденции на Киевщине - говорить трудно. Несмотря на имеющийся капитал, Киев так и не стал духовным центром регионального старообрядчества. Здесь даже не был построен подобающий этому статусу храм, бедствовали Чернобыльский Пустынно-Никольский и Черкасский Успенский монастыри. В период с 1905 по 1917 г. в губернии были построены всего два новых храма- в сл. Красиловке и Черкасском Покровском женском монастыре.

-------------

1 Собрание постановлений по части раскола. - СПб., 1858. - С. 37.

2 ЦГИАК Украины. Ф. 533. - Оп. 1.-Д. 1191.-Л. 7.

3 ПСЗ Собрание 1 -Т XXIX 1806-1807 -СПб, 1830 -С 159.

4 ПСЗ Собрание 1.-Т. XXIX: 1806-1807.-СПб., 1830.-С 99.

5 Сборник постановлений по части раскола. - СПб., 1858. - С 99.

6 Там же - С. 103.

7 Там же. - С 106, 107.

8 Там же.- С 111.

9 Там же. - С. 119

10 Там же. - С. 122.

11 Там же. - С. 128.

12 Сборник постановлений по части раскола. - СПб , 1858 - С. 314.

13 Там же.- С. 189.

14 Сборник постановлений по части раскола -СПб., 1858 -С 301.

15 ПСЗ. Собрание 2. - Отделение первое. - Т XIV: 1839 г. - СПб., 1840. - С 192.

16 Там же.

17 ГАКО. Ф. 280. -Оп. 2. -Д. 991.-Л. 4-5.

18 РГИА. Ф. 1473.-Оп. 1.-Д.55.-Л. 138.

19 Там же. - Л. 233.

20 Там же. -Л. 235.

21 ЦГИАК Украины Ф 442 - Оп 623 -Д 144 -Л 32

22 Собрание постановлений по части раскола - С 582

23 Собрание постановлений по части раскола ... - С. 583.

24 Там же - С. 606.

25 Там же. - С 582.

26 Там же. - С. 599.

27 Там же -С 620.

28 Там же. - С. 649.

29 Там же. - С. 624.

30 Там же. - С. 623

31 ПСЗ. Собрание 3-е. -Т. III: 1883 г. -СПб., 1887. -С. 219.

32 Там же. - Т. IV. - С. 269.

33 ПСЗ. Собрание 3-е. - Т. IV: 1883 г. - СПб., 1887. - С. 269

34 Высочайший манифест // Старообрядческий вестник. - 1905. - № 11-12. - С. 689.

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.