УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 66 відвідувачів

Теги
Патріарх Алексій II комуністи та Церква автокефалія Доброчинність церква і суспільство церковна журналістика вибори Митрополит Володимир (Сабодан) Києво-Печерська Лавра УПЦ КП діаспора краєзнавство іконопис секти УГКЦ постать у Церкві українська християнська культура Вселенський Патріархат 1020-річчя Хрещення Русі Президент Віктор Ющенко розкол в Україні Церква і влада Церква і медицина педагогіка Археологія та реставрація Голодомор молодь монастирі та храми України Ющенко милосердя забобони Мазепа Священний Синод УПЦ конфлікти шляхи єднання Церква і політика церква та політика Приїзд Патріарха Кирила в Україну Католицька Церква Предстоятелі Помісних Церков






Рейтинг@Mail.ru






«Донецкие новости»: Любовь боярыни Морозовой



«Донецкие новости», Ольга Склярук, 08.06.06

Красивая длинная шуба, знатная шапка, добротные дорогие сапоги - «боярыня Морозова!» - говорим мы, увидя какую-нибудь даму в таком стиле на улице. Все так по-русски, так по-настоящему сурово и по-зимнему роскошно. Суровая русская красота недаром олицетворяется с боярыней Морозовой на картине художника Сурикова, где она в санях и с поднятой рукой – одна из немногих, что запомнилась со школьных лет. Она, боярыня, действительно красивая – даже по современным меркам, когда понятия о красоте сто раз изменились. И какая-то трагическая вся. Оказывается, было от чего
Федосья Прокопьевна Морозова вообще-то большую часть жизни ездила в украшенных серебром каретах, в сопровождении бесчисленных слуг. Она состояла в родстве с царской семьей.Ей и по статусу, и по финансовому состоянию не пристало перемещаться на санях. Но известная картина иллюстрировала тот период жизни Морозовой, когда она, признанная фанатичкой, по указу государя Алексея Михайловича подверглась унижению ее «бросили в холопские дровни, влекомые жалкой клячей, и на смех голодранцам повезли по заснеженной Москве». И если бы только это
С удивительной настойчивостью Федосья Морозова выбирала себе в возлюбленные людей, от которых ничего хорошего ждать не приходилось. Патриарх и юродивый

Запретная любовь номер один – патриарх Никон

Федосье было 17 лет, когда ее выдали замуж за 50-летнего вдовца Глеба Ивановича Морозова. Этот вдовец тоже был непростой – его брат Борис способствовал возведению на престол Алексея Михайловича, а до того состоял при нем “вторым отцом” и главным советчиком. Сам же Глеб состоял «сберегателем царской спальни».
Не забывал Глеб и о своей спальне - и в положенный срок у них с Федосьей родился сын Ваня. Морозова жила размеренной дремотной жизнью состоятельной дамы патриархальных времен. Все своим чередом, обыденно, скучно. К супругу своему она страстью не пылала, дел никаких, естественно, не вела. С тоски ли, а может, так нужно было, но пробудилось в боярыне запретное чувство – да не к кому-нибудь, а к самому патриарху Никону.
Степенный, осанистый, солидный, он даже в беседах с царем держал себя независимо, не боялся быть дерзким, защищая теснимых и обиженных, и гневным, если Алексей Михайлович не соглашался, например, выделить толику своей казны, чтобы накормить голодающих нищих.
Партиарх Никон действительно был необычным человеком. Сделать такую карьеру, как он, и сейчас непросто, а в те времена это было просто чудом. Был он простой босоногий крестьянский сын Никитка, которого вечно терзала и в конце концов выгнала из дому мачеха. Попал в монастырь, где научился божьим наукам. И дальше – резкий взлет! Теперь живет в Кремле, ездит в дорогих каретах.
История умалчивает о том, знал ли Никон, что боярыня Морозова пылает к нему любовью. Люди разное говорили. Скорее всего знал. Но мог ли человек, сделавший головокружительную карьеру, так нерасчетливо рисковать всем ради чувств? Даже если и не чувств, а просто порочащей его связи? Нет, конечно. Любовь Федосьи Прокопьевны так и осталась неразделенной, а женское сердце никогда не прощает пренебрежения. Пройдет время, обстоятельства изменятся – и женская обида выплеснется все равно Так и случилось.

Номер два - брат мужа

Когда Морозовой исполнилось 30, ее муж умер, оставив ей солидное состояние. Все дела перешли к брату Глеба - Борису Ивановичу. И не только дела
Несмотря на занятость, на перегруженность поручениями царя, он исхитрялся-таки (“С радостью!” подчеркивают историки) долгие часы проводить с невесткой. Писал ей: “Приди, друг мой духовный, пойди, радость моя душевная!” Никому так не писал, даже жене, а Федосье вот – нежности А еще, говорят, очень любил Борис Иванович затяжные беседы с Федосьей Прокопьевной и признавался потом: “Насладился я паче меда и сота словес твоих душевнополезных”.
Непонятно, что такого мудрого и интересного могла сообщить ему, многоопытному и образованному мужу, боярыня Федосья. Вся ее жизнь прошла в затворничестве: сначала в родительском тереме, затем, в мужнином доме под бдительной охраной слуг. Откуда могли взяться в ее голове остроумные суждения и «душевнополезные словеса»? И почему вопреки правилам он не к ней ходил, в переполненное холопами жилище, а звал в свое, уединенное? Кажется, ответ ясен: в свои 30 лет Морозова была все так же чудо как хороша собой. И «поговорить» при таком раскладе – вовсе не обязательно.


Протопоп

Протопоп Аввакум был давним знакомым семьи Соковниных (это девичья фамилия боярыни Морозовой). Его карьера отца-священника не складывалась: прихожане не любили острый язык и вечные укоры Аввакума, и его отовсюду изгоняли, предварительно намяв попу бока. В итоге Аввакум прибился к Никону, тогда еще не патриарху, сдружился с ним. Но не прошло и года после стремительного взлета Никона, и Аввакум обрушился с обвинениями и на него. Скандальный характерец был у протопопа «Мол, сей еретик изничтожает подлинную веру!» – говорил он. А все из-за чего? «Заставляет исправлять богослужебные книги на греческий манер, и теперь в них вместо привычного “Исус” пишется “Иисус”, в канонической строке “рожденна, а не сотворенна” исчезла меж словами буква “а”. В целом же староверы насчитали в новых книгах 24 очень важных, по их мнению, отличия и принять изменения и поправки отказались. Так начался раскол русской церкви.
Нет ничего удивительного в том, что Федосья Морозова примкнула к старообрядцам – они были против отвергнувшего ее Никона! Причем примкнула она очень тесно, особенно к самому Аввакуму При дворе их сближение понимающе объясняли отсутствием мужниной ласки, из-за чего вдовья душа в непрестанной тоске и отзывчива до крайности. Аввакум же никогда, нигде и ни в чем не признавался, того только не скрывал, что, “не выходя, жил во дворе у света своей Федосьи Прокопьевны” и обличал перед ней новшества Никона как еретические, отчего она “зело о том возревновала”. “Бывало, писал он из ссылки, сижу с нею и книгу чту, а она прядет и слушает”. Прямо семейная идиллия.
Когда пришло время разлуки с Аввакумом, боярыня открыла свой дом для нищих, странников, юродивых и бродяг, шила им рубахи, выкупала с правежа приговоренных к публичной казни за неуплату долгов. Вечерами бродила по богадельням и темницам, раздавая там одежду, милостыню и еду.

И, наконец, юродивый

Ну не могла Морозова просто с кем-то близко общаться. Не получалось. Даже с одним из юродивых завела интригу! Звали его Федор, и известен он был тем, что в молодости “многими борьбами блудными отличался»? Факт связи боярыня не таила, писала протопопу, что “...смутил один человек, его же имя сами ведаете”. “Я веть знаю, что меж вами с Федором зделалось, отвечал Аввакум. Делала по своему хотению... Да Пресвятая Богородица союз тот злый расторгла и разлучила вас окаянных... поганую вашу любовь разорвала. Глупая, безумная, безобразная! Выколи глазища свои. Зделай шапку, чтоб и рожу ту всю закрыла...”
Морозова пыталась оправдываться, что Федор сам виноват, а ее-де бес попутал Однако, приняв решение уйти в монастырь и приняв постриг, нарекла себя инокиней... Феодорой. Когда царю донесли об этом и порассказали, как упорствует она в своем раскольничестве, послал Алексей Михайлович к ней увещевателей. Напрасно! Убеждение в том, что «огненная ярость царева” обрушится на нее, тоже не возымело действия.

Расплата

22 января 1671 года, когда Алексей Михайлович женился вторично (на Наталье Нарышкиной, впоследствии матери Петра Первого), Федосья Прокопьевна на венчание не явилась, хотя как родственница должна была “стоять в первых боярынях и титлу царскую говорить”. Тут уж царь и вовсе рассвирепел. И вскоре боярыню Морозову и ее сестру княгиню Евдокию Урусову, тоже староверку, взяли под стражу. Федосью “бесчестно посадили” в простые крестьянские дровни и повезли через Кремль. Обеих сестер и их подругу Марью Данилову, жену стрелецкого полковника, долго пытали. На горло Морозовой надели железный ошейник и волокли по полу, чтобы сломать шею. Не сломали. Тогда, обнажив “по концех ея сосец”, вывернули за спину руки и вздернули на дыбу, где она “висела полчаса, и ремнем руки до жил протерли”. Потом всех союзниц, потерявших сознание, выкинули нагими на снег и три часа подряд выколачивали раскаяние то опаляли огнем, то клали на груди им мерзлую доску, то били в пять плетей по спине и по животу.
Женщины выдержали все это и не отреклись от старой веры. Патриарх Питирим, сменивший Никона, предложил их сжечь. Но царь распорядился отправить несчастных в земляную тюрьму в Боровске, пристанище старообрядцев. Отныне Федосью Морозову навсегда заклеймили «фанатичкой», символом раскольнического движения.
Неизвестно только в вере ли было тут дело. Еще до начала пыток, как только ее арестовали, Морозова узнала, что государь велел распродать ее имущество серебро, золото и драгоценности; что имения и вотчины поспешно розданы боярам; что оба брата ее унижены царской немилостью...Что умер ее единственный сын Ваня. Со свойственной ей страстностью Морозова отдалась единственному, что ей оставалось – противостоянию. Упрямому, озлобленному, слепому.
А через шесть лет за “за великие на царский дом хулы” был сожжен и Аввакум, неистовый страстотерпец и неугомонный обличитель, лишенный сана и преданный анафеме.
 

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.