УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 39 відвідувачів

Теги
церква і суспільство шляхи єднання Митрополит Володимир (Сабодан) Церква і медицина забобони Приїзд Патріарха Кирила в Україну Доброчинність українська християнська культура Голодомор Ющенко 1020-річчя Хрещення Русі постать у Церкві вибори молодь секти Патріарх Алексій II Католицька Церква автокефалія розкол в Україні іконопис Священний Синод УПЦ діаспора конфлікти милосердя Церква і влада Предстоятелі Помісних Церков Києво-Печерська Лавра монастирі та храми України Мазепа Вселенський Патріархат УПЦ КП комуністи та Церква церковна журналістика УГКЦ краєзнавство церква та політика педагогіка Церква і політика Археологія та реставрація Президент Віктор Ющенко






Рейтинг@Mail.ru






«Притвор» (Киев): Бег на месте, или Об «охранительном» миссионерстве в Одесской епархии



«Притвор» (Киев), Александр Бойко, выпускник Одесской духовной семинарии, 03.03.2010

Статья одесского протоиерея Георгия Городенцева «Нужно пресекать вольное и самочинное "миссионерство"», опубликованная не так давно на сайте «Русская линия», вначале удивляет, а затем наталкивает на невеселые размышления. Критически высказавшись по поводу современных миссионерских акций, которые, кстати, проходили по благословению священноначалия, и в частности Патриарха Кирилла, о. Георгий пишет:

«По моему мнению, в нашей Церкви есть достойные священники-миссионеры, которые могут успешно заниматься миссионерством, главное, чтобы это были люди духовно зрелые. Ведь надо очень продуманно подходить к миссионерству, чтобы «трость надломленную не переломить», чтобы никого не оттолкнуть. Но в то же время, нельзя идти на поводу соблазнов мира, нельзя потакать греховности человека. Таков должен быть общий принцип».

Хорошие слова, но совершенно непонятно, как это будет осуществляться технически? Каким образом священноначалие будет поощрять деятельность таких священников? Я уверен, что в Одесской епархии, как и в любой другой, есть священники, которые могут быть такими миссионерами. Где они? Как поощряется или будет поощряться их деятельность? Непонято, об этом в конкретном ключе никто не говорит. А потому заявление о. Георгия продолжает оставаться на уровне слов и деклараций. Из статьи батюшки можно сделать вывод, что ему не нравится современная миссионерская деятельность, он даже не находит в ней ни одного положительного примера, но в то же время и сам не знает, как подступиться к правильной миссионерской практике.

Получается, что мы все время ждем идеального миссионера или идеальное миссионерство, которое вдруг наступит! Мы думаем, что вот придет кто-то безукоризненный, и так всё хорошо скажет, что всем угодит. Простите, но если даже самого главного Миссионера гнали и забрасывали камнями, то что вы хотите от других миссионеров? Ведь если часто пытаться что-то делать, то наверняка один из десяти раз что-то выйдет - можно вспомнить хотя бы притчу о сеятеле. Но наша проблема-то в том, что мы вообще никак не пробуем! А если пробуем, то натыкаемся на неприятие со стороны ревнителей – «и то не так, и это не эдак…»

Понятно стремление отца Георгия к продуманности и взвешенности. Он и его поколение жили в такое время, когда нельзя было вообще показывать свою принадлежность церкви, ты был почти вне закона, не говоря уже о какой-то миссии. Но, тем не менее, были и такие, кто умудрялся и в тех условиях действовать. Распространялся православный самиздат, собирались полулегальные кружки о. Александра Меня… Но, боюсь, о. Георгий и такое бы миссионерство не одобрил – уж какое-то оно «не такое»! А ведь и сейчас голос церкви почти не слышен, кроме разве что запретительных мер, как в случае с призывами одесского митрополита не проводить "Юморину" 1 апреля или требовать от Бога вразумить скорбями и болезнями журналистов газеты «Сегодня», которые посягнули рассказать о ценах на свечи и обряды в церквях Одессы. Какой же образ Церкви для внешних мы формируем? Почему мы используем исключительно методы унтера Пришибеева? «Позвольте, вы ведь не урядник, не староста,- разве это ваше дело народ разгонять?.. - А ежели беспорядки? Нешто можно дозволять, чтобы народ безобразил? Где это в законе написано, чтоб народу волю давать? Я не могу дозволять-с. Ежели я не стану их разгонять да взыскивать, то кто же станет?»

Так вот, раньше апостол Павел мог прийти в ареопаг и нести благую весть, проповедовать благожелательно. Теперь в современные ареопаги просто не пустят. Нужно кричать: люди мы есть! Мы никуда не ушли, идите к нам! И теперь отец Георгий хочет, чтобы все было под контролем. Но какие проблемы для церкви могут сделать «несанкционированные» миссионеры, если церковь всегда может сказать: а это их частное мнение, мы тут ни при чем! Так почему не дать шанс, а вдруг у них получится? Ведь сами-то мы ничего не делаем.

Может, дело не в несанкционированном миссионерстве? Может, дело в Кураеве? Кураев для о. Георгия – бельмо в глазу. Будучи его оппонентом, он критикует все, что тот делает. Но ведь не все, что он делает — неудачно. На Кураеве свет клином не сошелся. У него тоже есть ошибки, но видна - хотя бы видна! - работа. Жизнь - она гораздо сложнее, чем умопостроения всяких комиссий и быт на «правильном» приходе. Зайдя хоты бы раз в кабак на проповедь, сразу все станет понятно. Станет понятно, что страшно идти в мир, но это хоть что-то, это лучше, чем сидеть сложа руки.

Отец Георгий говорит о том, что, дескать, нельзя опускаться до уровня греховных людей. Но ведь апостол Павел опускался до уровня тех, кому он говорил. Отец Георгий предлагает вести в церковь человека и там ему проповедовать. Хорошо, но как вести? Да и поздно уже, не пойдут, разве что только силой. В конце концов, сам Христос подал нам пример, спустившись не то что в Содом и Гоморру — спустившись в ад. Нужно идти самим, а это всегда сложнее. С другой стороны – да, можно потерять себя в этом всём. Но у каждого миссионера есть своя граница «в голове», при которой нужно сохранить себя. И в то же время стать своим среди чужих, чтобы чужие стали своими. Нельзя осуждать за начинания, нужно смотреть на намерения и на плоды.

Отец Георгий пишет:

«Но тут нужен такой богослов, как Иоанн Дамаскин, который, прежде чем, стать великим учителем, чтобы на свои писания благословение старца получить, все туалеты очистил при обители Саввы Первоосвященного».

В Одесской духовной семинарии студенты чистят навоз за свиньями, но что-то большого прироста миссионеров в нашей Церкви не видно. Слышны только стоны о том, что люди из храма уходят. Но все эти причитания никак не помогут. Необходима работа. А она должна как-то материально воплощаться - в эффективных лекциях по миссионерству преподавателей ОДС, в активной деятельности выпускников семинарии, в статьях и книгах, написанных на современно языке для современных людей. Не надо думать, что для проповеди есть некие красивые места и при этом гнушаться «некрасивыми» — ТВ, ЖЖ или рок-концертами. Потому что если мы не придем туда, то придут другие.

Не нужно бояться ошибок. Нужно бояться застрять в начале пути, так и не сдвинувшись с мертвой точки «охранительных» теорий.

   











УВАГА! Публікації розділу "Моніторинг ЗМІ" не обов'язково збігаються з точкою зору редакції сайту "Православіє в Україні", а є відбиттям суспільних подій і думок з метою поліпшення взаєморозуміння та зв'язків між Церквою й суспільством. Статті подаються в редакції першоджерела.