УКР РУС  


 Головна > Публікації > Богослов'я  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 56 відвідувачів

Теги
Митрополит Володимир (Сабодан) церква і суспільство секти Києво-Печерська Лавра Предстоятелі Помісних Церков УГКЦ монастирі та храми України милосердя Ющенко Приїзд Патріарха Кирила в Україну Церква і політика Патріарх Алексій II церковна журналістика Священний Синод УПЦ комуністи та Церква педагогіка розкол в Україні УПЦ КП конфлікти забобони Археологія та реставрація Мазепа шляхи єднання вибори Церква і медицина Президент Віктор Ющенко Голодомор Доброчинність українська християнська культура автокефалія діаспора Церква і влада церква та політика Католицька Церква постать у Церкві краєзнавство молодь іконопис 1020-річчя Хрещення Русі Вселенський Патріархат






Рейтинг@Mail.ru






Доклад: «Предшественники отца Гавриила Костельника. Ликвидация унии в Холмской епархии»

  23 жовтня 2008


Антоний Миронович

Позитивные результаты ликвидации унии в Белоруссии в 1839 г., январское восстание, увеличение антиправославных и антирусских настроений среди польского населения западных губерний Российской империи ускорило решение царских и церковных властей о привлечении униатов в православие на территории бывшего Польского Королевства. Реализация этой политики была нелегкой, так как религиозная ситуация на территориях Польского Королевства и белорусских землях резко отличалась. После ликвидации унии в Российской Империи под властью Романовых оставалась только одна униатская епархия - Холмская - в Королевстве Польском. Латинизация униатского обряда была здесь особенно сильна и исходила из последовательного введения на территории Королевства постановлений Замойского Синода 1720 г. Латинизация литургии и обрядности происходила при посредстве совершения тихих месс, произнесения молитвы Розария, использования органов и колокольчиков во время богослужений. Из униатских церквей стали исчезать иконостасы, одновременно появились боковые алтари, конфессионалы и т. д.

Латинизация преимущественно сопровождалась введением польского языка в богослужениях, проповедях и молитвах. Униатскими духовными отцами становились часто выпускники латинских школ, принятые из среды прихожан Католической церкви. После Венского Конгресса в новых границах епархии оказались земли Польского Королевства. Холмская епархия охватывала территории трех воеводств (позднее - губерний): Люблинского, Подляского и Августовского. После рукоположения в Холмского епископа Филиппа Фелициана Шумборского (1828-1851) эта епархия в 1830 г. стала подчиняться непосредственно Риму.[1]

Вскоре после ликвидации унии в Российской империи Холмский епископ Филипп Шумборский был приглашен в Петербург. Во время пребывания в Петербурге униатский владыка согласился на сотрудничество с царской администрацией в вопросе ликвидации латинских влияний в восточной литургии. С возвращением в свою епархию епископ Шумборский издал послание духовенству и верным (1841), в котором распорядился о введении в униатских храмах иконостасов и внедрении «некоторых обрядов Восточной Церкви во время совершения богослужений».[2] Послание вызвало различную реакцию среди духовенства и прихожан. Часть приходов приняла православие (Бабице, Горный Поток), другие «очищали богослужение от латинских влияний». Папа Григорий XVI потребовал отмены послания. Под давлением Рима Холмский владыка в 1841 г. отменил свое постановление, что привело к конфликту с царской администрацией. В результате, царь Николай I в течение многих лет препятствовал занятию пустующих епископств - Подляского и Варшавского.[3]

Преемником Шумборского стал викарный епископ Холмской епархии Ян Терашкевич (1851-1863), человек компромиссный в отношении правительства и хорошо расположенный к православию. Тогда в первый раз выпускников семинарии из Холмской епархии высылали на учебу в православные Академии в Москве или Киеве и одновременно реорганизовали униатскую Духовную семинарию в Холме, подчиняя ее обер-прокурору. В духовных школах владыка ввел православные катехизисы. Рим долго затягивал с признанием его как епископа, опасаясь его чрезмерной податливости в отношении российских властей. Папа Пий IX (1846-1878) утвердил владыку только в год его смерти. В 1863 г. Холмская епархия насчитывала 23 благочиния, 270 приходов и 223 тысячи прихожан. Епископство охватывало территории католической епархий Люблинской, Подляской и Сейнской. Духовенство и верующие оставались под сильным влиянием польской культуры.

После смерти епископа Яна Терашкевича Холмской епархией управлял епископ-номинант Холмский Ян Калински, горячий сторонник унии. Царские власти ограничили его юрисдикцию и ликвидировали четыре базилианских монастыря на территории епархии. В 1866 г. епископ был арестован и сослан в Вятку.[4]

Борьбу с латинским влиянием предпринял его преемник, администратор Холмской епархии Иосиф Войчицки (1866-1868), который стремился к ликвидации унии и присоединению униатов к православию. И.Войчицки знал об оппозиции духовенства по отношению к подобным переменам. По этой причине он начал приводить духовенство из Галиции, которое было негативно настроено ко всем формам латинизации и полонизации униатского обряда. Уже с середины XVIII века среди греко-католических священников развивалось движение, называемое москвофильским. Наиболее активным среди них были представители духовенства униатского, которое сгруппировалось вокруг кафедры св. Юрия во Львове.[5] В общей сложности в Холмскую епархию приехал 51 священник и 60 студентов, которые высказались за возвращение в лоно Православной Церкви.[6]

Иосиф Войчицки издал множество циркуляров для духовенства и верующих, запрещающих использовать в униатских церквях польский язык, орган, пение часов, произнесение молитв Розария, горькие скорби. Ограничение епископской власти в управлении духовной семинарией, запрещение направлять униатских выпускников в Римско-католическую академию в Варшаве и распоряжение рекомендовать их к поступлению в православные академии Империи не вызвали в среде верующих такого сопротивления, как рутенизация обряда. Распоряжения администратора епархии не выполнялись духовенством и прихожанами.

Бóльшая заинтересованность Петербурга делами униатской церкви наступила после 1868 г., когда униатов подчинили власти обер-прокурора Святейшего правительствующего Синода Российской Православной Церкви в Петербурге Дмитрию Толстому (1823-1889).[7] В то же время царские власти решились на назначение лояльного в отношении к ним Холмского епископа, который пользовался доверием у верующих.

После акцептации Папы Пия IX им стал представитель униатской епархии в Львове ксендз Михал Куземски (1868-1871). Куземски был известен своей неприязнью по отношению к полякам и принадлежал к ведущим лидерам москвофильского движения. После посвящения во Львове в 1868 г. он приехал в Холм. Приезд владыки повлек за собой освобождение заключенных униатских священников и сотрудничество иерарха с царской администрацией. Епископ утвердил все постановления Иосифа Войчитского и запретил униатским лицам духовного звания участвовать в латинских богослужениях. Нарушение его постановлений грозило служебными санкциями и денежными штрафами. Вскоре Холмский владыка запретил все контакты с латинским духовенством и поручил подчиняющимся ему настоятелям составление списков униатов, которые приняли римо-католический обряд. Епископ Куземски стремился вернуть в свою юрисдикцию всех потомков униатов. Постановления владыки совпадали с политикой российских властей. Куземски не хотел покидать унии, и поэтому сам отказался от должности Холмского епископа в 1871 г. Позиция главы Холмской епархии была осуждена папой Пием IX.[8]

Отказ Кузинского от епископского достоинства в Петербурге был встречен с удовлетворением. Царь Александр II в 1872 г. основал специальный комитет по делам Холмской епархии, в состав которого входил приехавший из Галиции священник Марцели Попел. Он стал администратором Холмского епископства и по распоряжению комитета издал циркуляр для униатского духовенства, в котором отдавались распоряжения насчет совершения литургии, с 1874 г., согласно правил Восточной Церкви. Циркуляр должен был привести к полной ликвидации тех изменений, которые были введены Замойским Синодом. Циркуляр, очищающий литургию от латинских влияний, реализовывался на практике при содействии гражданских властей.

Деятельность Попела вызвала конфликты в среде духовенства и населения, исповедующего униатский обряд. Доходило до столкновения верующих с царской полицией и увольнения священников, противящихся постановлениям циркуляра, с приходов. Было интернированно 69 священников, состоящих в оппозиции, 63 эмигрировало в Галицию. В Дрелове и Пратулине, что на Подляшье, более десятка униатов погибло, защищая существующие традиции и церковные обряды.[9] Реализация циркуляра в жизнь была вступительной частью к присоединению униатов к православию в 1875 г.

В феврале 1875 г. собранное в Белой Подляске униатское духовенство Холмской епархии обратилось с просьбой к Александру II о разрешении присоединить их к Православной Церкви. 25 марта того же года делегация духовенства была принята монархом, который выразил согласие на ликвидацию унии. Одновременно весной 1875 г. в Белой Подляске, Янове, Подляшье, Холме, Грубешове и Замостье  были совершены торжественные богослужения, на которых была объявлена воля униатского духовенства. В церковных торжествах принял участие Варшавский православный  архиепископ Иоанникий. Возвращение униатов к православию как к вере отцов архиепископ считал естественным, однако при этом не поддерживал используемые государством методы. Поэтому ликвидация унии происходила без активного участия православного духовенства.[10]

Окончательно присоединение униатов Холмской епархии к православию произошло после постановления Святейшего Синода 11 мая 1875 г. Православие приняло 240 униатских священников, в том числе 40 приехавших из Галиции.[11] ПРихожан, проживавших на территории Холмской епархии, включили в юрисдикцию Варшавско-Холмской епархии. Викарий Варшавского архиепископа с титулом епископа Люблинского должен был иметь постоянную резиденцию в Холме, а греко-католическую семинарию следовало заменить православной семинарией.

Холмским епископом по решению Святейшего Синода был поставлен администратор Холмской епархии священник Марцелли Попел. Решение Синода было утверждено царем Александром II. Таким образом, Российская Православная Церковь на территории Варшавско-Холмской епархии, насчитывающая в 1875 г. 60 приходов и 41 тысячу прихожан, увеличила свою юрисдикцию до 236 приходов и 234 тысяч верующих. В последующие годы численность прихожан Православной Церкви увеличилась.[12]

Новая религиозная ситуация потребовала организационных изменений в Российской Православной Церкви на территории Привисленского края. 1 мая 1875 г. решением Синода было образовано Люблинское викарное епископство с резиденцией в Холме, а 7 мая епархия Варшавско-Новогеоргиевская была преобразована в Холмско-Варшавскую. Это решение было принято с учетом исторической роли Холма в истории Православной Церкви и функционирования в 1223-1596 годах Холмско-Бельской епархии.

Новым архиепископом Холмско-Варшавской епархии стал Леонтий (Лебединский), возглавляющий Херсонскую и Одесскую епархию. Заданием нового архиепископа было проведение реорганизации церковной структуры на территории епархии и завершение процесса принятия униатов в Православную Церковь. В реализации этой миссии архиепископу Леонтию помогал находящийся в Холме викарный епископ вместе с самостоятельно консисторией. Несмотря на то, что такое положение вещей не было до конца согласовано с каноническим правом, присутствие полной церковной администрации, принадлежащей самостоятельному епископу, находит свое обоснование.[13]

По инициативе архиепископа Леонтия в 1877 г. началось издание «Холмско-Варшавского Епархиального Вестника». В качестве приложений к этому журналу издавались источниковедческие материалы по истории православия на территории епархии. В 1877 г. была издана первая историко-статистическая работа о Холмско-Варшавской епархии. С 1884 г. существующее в Холме церковное братство начало издание ежегодного «Холмского Народного Календаря». Архиепископ Леонтий продолжал строительство новых церквей. Проводить эту деятельность ему позволяли указы царя Александра II. Императорский указ от 1877 г. о «Правилах для устройства церковных зданий в Привисленском крае» дал церковным властям правовые основания для получения материальной поддержки в Министерстве внутренних дел. Утвержденные новые принципы строительства церковных объектов позволили основать новые православные храмы в Люблине, Хрубешове, Калише, Ломже, Янове, Млаве, Слупцах, Лодзи, Лукове, Августове, Плонске, Коле, Томашове и в других населенных пунктах. Были также построены церкви на территории военных гарнизонов, в том числе в Щучине и Остролейке. С целью усовершенствования управления епархией было принято решение о новом разделении благочиний. Их количество возросло с двух до восемнадцати.

Архиепископ Леонтий предпринимал различные действия с целью возвращения униатов в Православную Церковь. Способствовал ему в этом изданный в 1875 г. монарший указ, запрещающий латинскому духовенству удовлетворять духовные нужды униатов.[14]

В семидесятых и восьмидесятых годах XIX века в православие каждый год возвращалось по нескольку сотен греко-католиков. Административные методы введения великорусской церковной традиции не способствовали православию обрести униатов. Этот факт вызывал протесты не только униатского населения, но и частично православного. Архиепископ Евлогий (Георгиевский), находившийся на территории Холмской епархии в 1905-1912 годах, признал, что в процессе объединения было допущено много ошибок. Использование административного воздействия при принятии униатов в православие нанесло ущерб репутации Церкви. Православным епископам и священникам не только не хватало миссионерских способностей, но также и понимания местных обрядов и церковных обычаев. В результате решения о присоединении униатов к православию часто имели формальный характер. В жизни большинство греко-католиков оставалась в своем прежнем вероисповедании.[15]

Согласно данным Святейшего Синода Российской Православной Церкви среди 276 приходов, которые присоединились к православию, только 35 реально изменили вероисповедание. В целях улучшения этой ситуации только лишь в девяностых годах церковные власти предприняли миссионерскую деятельность среди униатов, в том числе при непосредственной организации для них паломничеств в знаменитые православные духовные центры (Киево-Печерская Лавра, Почаевская Лавра). Также широко была задействована практика благотворительности и финансовой поддержки при проведении ремонтов старинных церквей.[16]

В 1891 г. архиепископ Леонтий стал митрополитом Московским. Его место на варшавской кафедре занял викарный Люблинский епископ Флавиан Городецкий (1891-1892), а после него - епископ Гедеон Покровский (1892-1896). Во время их управления епархией интенсивно продолжалось строительство церквей. В этот период были построены новые храмы в Любартове, Венгрове, Мехове, Томашове, Рыпине, Раве Мазовецкой, Ленчице, Соколове, Серпце, Лукове, Влодаве и многих других местах. В Варшаве в 1894-1912 годах была построена гарнизонная церковь святого Александра Невского. При приходах возникали церковные школы. Архиепископ Флавиан, так же как и его предшественник, не принимал униатских обрядов и церковной традиции. При помощи административного воздействия он стремился к унифицированию церковной обрядности по великорусскому примеру. Такая политика привела к возвращению части прихожан в унию и многочисленным протестам верующих против изменения религиозных обычаев и обрядов. Дошло до трагичных событий в Дрелове, Пратулине (1874) и Кодне (1894).[17]

В то же самое время на территории Волынской епархии с широким размахом проводилась православная миссионерская работа. Одной из ее форм было основание приходских библиотек и школ, а также организация чтений богословской литературы и материалов по истории Православной Церкви.

В 1892 г. торжественно отмечали 900 лет христианства на Волыни, в 1893 г. - столетний юбилей присоединения Волыни к России, а в 1889 г. - 50 лет ликвидации унии в Беларуси. В результате миссионерской деятельности в восьмидесятых годах XIX века православие приняло более 7 тысяч католиков восточного обряда. Миссионерская деятельность на Волыни ослабла в начале XX века. В течение всего этого периода православная иерархия боролась с революционными и социалистическими тенденциями.[18]

Вероятно, возникновение религиозных конфликтов на территории Варшавской епархии привело в 1898 г. к переводу архиепископа Флавиана на Карталинскую и Кахетинскую кафедру. Архиепископ Флавиан был возвышен до должности экзарха Грузии. Новым управляющим Холмско-Варшавской епархии стал архиепископ Иероним Экземплярский (1898-1905), ранее исполнявший обязанности архиепископа Виленского и Литовского.

Во время управления епархией архиепископа Иеронима было построено множество приходских и гарнизонных церквей. Новые храмы возникли, в том числе, в Лапах, Велах, Пшасныше, Острове, Радоме, Люблине, Опатове, Колне, а военные - в Варшаве, Мариамполе, Холме, Щедльцах, Скерневичах, Коньске, Минске Мазовецком, Сташове и Остролейке. Инвестиции были выделены на основании изданной в 1899 г. «Инструкции Временного Комитета Строительства Православных Церквей в Холмско-Варшавской Епархии» и распоряжении императора Николая II от 1901 г. о строительстве за счет военного министерства военных гарнизонных церквей.

Новый правящий архиерей сумел лучше сориентироваться в сложной религиозной ситуации и построить отношения с верующими. Архиепископ Иероним мирным путем разрешил конфликты с униатским населением. В смягчении конфликтов ему помогло новое религиозное законодательство. Лица, которые административным путем были записаны в Православную Церковь, имели право возвращения в католическую церковь. Подобные решения по их просьбе принимались индивидуально епископом.

Издание в 1905 г. толерантного царского указа существенным образом повлияло на религиозную ситуацию на территории Холмско-Варшавской и Литовско-Виленской епархий. Только на территории первой в 1905-1907 годах из православия в католицизм перешло 6 590 бывших униатов. Согласно оценке царских властей, в 1905-1909 годах в западных епархиях Российской Православной Церкви около 230 000 бывших униатов в Российской империи и Польском Королевстве покинуло Православную Церковь и приняло римо-католический обряд.[19] В этой ситуации Святейший Синод предпринял усилия по противостоянию этим тенденциям, популяризируя идею Святой Руси и придавая юбилею 300-летия царствования династии Романовых характер церковных торжеств.

Большие заслуги в развитии духовной жизни на территории Холмской епархии внес молодой тогда епископ, позднее Патриарх Московский Тихон (Беллавин). Епископ Тихон управлял епархией в 1897-1898 годах. Его преемниками на Холмской кафедре были епископы Герман (Иванов) (1898-1902) и Евлогий (Георгиевский) (1905-1912). Епископы прилагали усилия к лишению Холмщины статуса административно-территориальной единицы Польского Королевства и созданию самостоятельной губернии в составе Российской империи. Это должно было предотвратить полонизацию русинов и их отход от православия. Эта губерния возникла в 1912 г.

Несмотря на эти усилия, ситуация в Холмско-Люблинской епархии была по-прежнему напряженной. Архиепископ Евлогий вместе с обер-прокурором Святейшего Синода Константином Победоносцевым старались успокоить волнения, возникшие среди униатов вследствие деятельности царской администрации. Владыка Евлогий лично управлял Холмской епархией и хорошо знал господствующие в Холмщине настроения. По его мнению, «чиновники разрешали религиозные проблемы согласно букве закона, не считаясь с народом, чтобы только выслать в Петербург отчет о том, что с Православием на Холмщине все в порядке. После 1905 г. около 100 тысяч человек покинуло православие».[20]

На территории Волынской епархии Святейший Синод основал Губернско-церковное строительное товарищество, которое в 1874 г. построило 44 новых церковных объекта, а 272 церкви отремонтировало.

Число приходских церквей в последующие годы возросло. В начале XX века Волынское епископство имело 1 999 церквей и 207 часовен. В 1914 году количество церквей увеличилось до 2 150, а число верующих достигло 2,7 миллиона человек.[21] На один приход приходилось около 1 250 прихожан. В епархиальном центре в Житомире число православных церквей увеличилось с 14 (в 1888 г.) до 27 (1912 г.). Материальное положение духовенства волынской епархии стабилизировалось указом Александра II от 1872 г. о материальном обеспечении духовенства. Согласно этому указу духовенство получало из государственного бюджета ежегодные денежные пособия.[22]

Представленные выше изменения повлияли постановление Святейшего Синода Православной Российской Церкви от 16 июня 1905 г. об установлении новой епархиальной структуры. Холмско-Варшавская епархия была поделена на две: Холмско-Люблинскую, в состав которой вошли территории люблинской и щедльской губерний, и Варшавско-Привислинскую, которая включила оставшуюся территорию Привислинского края.

Первым иерархом, носящим титул Варшавско-Привислинского епископа, стал архиепископ Иероним (Экземплярский). Свои полномочия он нес с 16 июня 1905 г. по 2 ноября 1905 г. После него эту должность занимал в 1905-1908 годах архиепископ Никанор (Каменский),[23] а после его отъезда в казанскую епархию эту должность в 1908-1915 годах занимал архиепископ Николай (Зеров). Ранее, в 1899 г., была установлена Гродненско-Брестская епархия, а в епархии Волынской было основано два викарных епископства - Владимир-Волынское (1891) и Кременецкое (1902).

В 1910 г. на территории Волынской епархии было основано третье викарное епископство в Остроге. Острожское викарное епископство ранее функционировало в 1840-1902 годах.[24] В 1907 году на территории Гродненской епархии было основано викарное епископство в Белостоке. Дальнейшие изменения произошли в 1912 г., когда на территории Варшавской епархии установили викарное Новогеоргиевское епископство, а на территории Минско-Туровской епархии - викарное епископство в Слуцке. Среди перечисленных епископств наибольшее количество православных верующих находилось на территории Волынской епархии. В 1912 г. эта епархия насчитывала 2 698 377 верующих, находящихся в 1 321 приходе, входящих в состав 12 благочиний.[25]  Волынское епископство было наиболее богатым в материальном отношении. Сама Почаевская Лавра в 1913 г. принесла епархиальным властям 25 тысяч рублей дохода.[26]

*

Существенные изменения в религиозной ситуации на территории Варшавско-Привислинской, Холмско-Люблинской, Волынской, Литовско-Виленской и Гродненско-Брестской епархий произошли после начала Первой мировой войны. Территории Варшавско-Привислинской и Холмско-Люблинской епархий были заняты германскими и австро-венгерскими войсками. Большинство духовенства и верующих этих епархий были эвакуированы вместе с российской администрацией в глубь России в 1915 г. Архиепископ Николай (Зеров) также был вынужден покинуть Варшаву. Вместе с духовенством была вывезена церковная утварь и богослужебные предметы.

Смерть архиепископа Николая, наступившая 20 декабря 1915 г., и занятие территорий Варшавской и Холмско-Люблинской епархий войсками центральных держав явилось причиной того, что Святейший Синод никого не назначил на кафедру в Варшаве. Временное исполнение обязанностей Варшавского епископа было поручено владыке Иоасафу (Каллистову) только в апреле 1917 г., однако и он был вынужден отказаться от должности в 1918 г. в связи с отсутствием реальных перспектив управления уже немногочисленными на территории Варшавской епархии православными приходами.

Иная ситуация была на территории Волынской епархии. В 1914-1919 годах ею управлял архиепископ Евлогий (Георгиевский). После начала войны владыка возглавил в Житомире епархиальный комитет помощи нуждающимся в военное время. В результате его усилий возникли санитарные пункты, больницы, лазареты.

В первый период войны, после занятия Львова русскими войсками, в город вместе с духовенством приехал архиепископ Евлогий и начал склонять греко-католиков к принятию православия. Часть униатских священников выехала в глубь России либо в Австрию. На пустующие униатские приходы прибыло более 200 православных духовников. 19 сентября 1914 г. был арестован и заключен в монастыре в Суздале униатский митрополит Андрей (Шептицкий). Митрополит Шептицкий пребывал там до революции 1917 г.[27]

Акция перехода униатов в православие закончилась в июне 1915 г., после вхождения немецких войск в Галицию и занятия Львова и части Волыни. В ответ на переход в православие и благожелательность к русским около 300 униатских священников было арестовано австрийскими властями.[28] В это время архиепископ Евлогий руководил эвакуацией, в результате которой в глубь России с территории Волынской епархии было вывезено православное духовенство и движимое имущество Церкви. Библиотека, архив, предметы богослужения и мощи святых Почаевской Лавры оказались в Харькове.

После повторного занятия русскими войсками Волыни в апреле 1916 г. архиепископ Евлогий распорядился, чтобы подчиняющееся ему духовенство возвращалось в свои приходы. Не все храмы были пригодны к использованию. Множество церквей было разрушено (13), повреждено (41), ограблено (14) и осквернено (75).[29] В этой ситуации управляющий волынской епархии предпринял ряд усилий, направленных на возрождение приходской жизни. Викарные епископы посещали с визитами приходы, школы и монастыри и одновременно активизировали миссионерскую деятельность.[30] В 1916-1917 годах архиепископу Евлогию удалось достичь возрождения всей епархиальной структуры и приспособить ее функционирование к военным условиям. Прочность этой структуры не была поколеблена военными действиями, большевицкой революцией и сосуществованием епархии в новых государственно-правовых условиях в 1918 г.

Накануне завершения Первой мировой войны на территории так называемого Привислинского и Северо-Западного края осталось только 10 священников и два епископа - владыка Виленский Тихон (Беллавин), будущий Московский Патриарх, и владыка Кременецкий Дионисий, будущий митрополит Варшавский. В 1917 г. в Гродно вернулся викарий Гродненской епархии, Белостоцкий епископ Владимир (Тихоницкий). Виленский епископ Тихон отправился в 1917 г. в Москву на Поместный собор Православной Российской Церкви.[31]

Возможность реэвакуации с 1918 г. и преследования Церкви после большевицкой революции вызвали массовое возвращение православного населения и духовенства в оставленные приходы. Возникновение Второй Речи Посполитой и свержение монархии привело к тому, что Православная Церковь оказалась в совершенно новой общественно-политической ситуации. Польские власти прилагали усилия к тому, чтобы задержать возвращение униатов в православие на территории украинских земель, входящих в состав Второй Речи Посполитой.

Миссия привлечения униатов в православие, начатая Иосифом Семашко и Марцелли Попелом, была реализована на территории украинских земель отцом Гавриилом Костельником.



[1] H. Dylągowa, Unia Brzeska i unici w Królestwie Polskim, Warszawa 1989, s. 23.

[2] J. Bojarski, Czasy Nerona w XIX wieku pod rządem Moskiewskim, czyli prawdziwe neronowskie prześladowanie unii w diecezji chełmskiej, cz. I, Lwów 1885, s. 23-24; H. Dylągowa, Unia w Królestwie Polskim (1815-1915), [w:] Katolicyzm w Rosji i prawosławie w Polsce (XI-XX), pod red. J. Bardacha i T. Chynczewskiej-Hennel, Warszawa 1997, s. 237.

[3] A. Kossowski, Filip Felicjan Szumborski (1771-1851. Biskup chełmski unicki, Lublin 1937, s. 10-12.

[4] B. Kumor, Historia Kościoła, t. VII, Lublin 2002, s. 361.

[5] J. P. Himka, The Greek Catholic Church and Nation-Building in Galicia 1772-1918, „Harvard Ukrainian Studies", 1984, vol. 8, nr 3-4; A. Mironowicz, Kościół Prawosławny na ziemiach polskich w XIX i XX wieku, Białystok 2005, s. 51-52.

[6] H. Dylągowa, Unia w Królestwie Polskim, s. 239.

[7] T. Śliwa, Kościół greckokatolicki na „ziemiach zabranych" (1815-1839) i Kościół greckokatolicki w Królestwie Polskim (1815-1875, [w:] Historia Kościoła w Polsce, t. II, cz. 1, pod red. B. Kumora i Z Obertyńskiego, Poznań 1979, s. 504.

[8] Там же, с. 239-240, A. Boudou, Stolica Święta a Rosja, t. II, Krak ów 1930, s. 502; T. Śliwa, Kościół greckokatolicki..., s. 509; B. Kumor, Historia Kościoła, t. VII, s. 362.

[9] H. Dylągowa, Unia w Królestwie Polskim, s. 240-242. Шире на эту тему: H. Dylągowa, Dzieje Unii Brzeskiej, Warszawa 1996, s. 113-150, 158-174; J. Lewandowski, Na pograniczu. Polityka władz państwowych wobec unitów Podlasia i Chełmszczyzny 1772-1875, Lublin 1996; W. Kołbuk, Polityka ekspansji Cerkwi Prawosławnej na ziemiach dawnej Rzeczypospolitej w XIX w., „Czasy nowożytne", t. II, Toruń 1999, s. 70-72; B. Kumor, Historia Kościoła, t. VII, s. 362.

[10] H. Dylągowa, Dzieje unii Brzeskiej, s. 152-153; A. Mironowicz, Kościół prawosławny na ziemiach polskich w latach 1795-1918, [w;] Prawosławie. Światło wiary i zdrój doświadczenia, pod red. K. Leśniewskiego i J. Leśniewskiej, Lublin 1999, s. 258-259.

[11] T. Śliwa, Kościół greckokatolicki..., s. 258-259.

[12] И. К. Смолич, История Русской Церкви, т. VIII, ч. 2, Москва 1997, с. 346.

[13] Т. В. Барсов, Сборник действующих и руководственных церковных и церковногражданских постановлений по Ведомству православного исповедания, т. I, Санкт-Петербург 1885, с. 112-125.

[14] T. Śliwa, Kościół greckokatolicki..., s. 510.

[15] И. К. Смолич, История Русской Церкви, т. VIII, ч. 2, с. 347.

[16] Список церквей, часовен, приходов и священнослужителей Холмско-Варшавской епархии, с показанием местностей, составляющих приходы, числа прихожан и количества церковно-приходских  земель, Варшава 1882.

[17] H. Dylągowa, Dzieje unii Brzeskiej, s. 158-190.

[18] С. И. Жилук, Росийска Церква на Волыни..., с. 117, 135-154; A. Mironowicz, Kościół prawosławny na ziemiach polskich w latach 1795-1918, s. 262-263.

[19] B. Kumor, Historia Kościoła, t. VII, s. 444.

[20] Евлогий (Георгиевский), митрополит, Путь моей жизни..., Париж 1947, с. 95-96.

[21] Н. И. Теодорович, Историко-статистическое описание церквей и приходов Волынской епархии, т. I, Почаев 1888, с. 66; С. И. Жилук, Росийска Церква на Волыни (1793-1917), Житомир 1996, с. 16-17.

[22] Тамже, с. 108-111, 129-135.

[23] Архиепископ Никанор (Каменский) с 1893 г. до принятия варшавской кафедры управлял архангельской, Смоленской, Орловской, Екатеринбургской и Гродненской епархиями. Ср.: И. К. Смолич, История Русской Церкви, ч. 1, с. 558.

[24] С. И. Жылук, Росийска Церква на Волыни..., с. 14.

[25] Памятная книжка Волынской Губернии на 1913 год, Житомир 1912, с. 54-65; 110-113; С. И. Жылук. Росийска Церква на Волыни..., с. 166-168.

[26] И. М. Покровский, Русские епархии в XVI-XIX веках, их открытие, состав и переделы, т. II, Казань 1913, с. 314, 364.

[27] Н. Полоньска-Василенко, История Украины, т. II, Киев 1992, с. 445; С. Жылук, Российска Церква на Волыни, с. 127-128.

[28] T. Śliwa, Kościół greckokatolicki..., s. 649.

[29] И. Антонович, Страшные цыфры, «Волынские Епархиальные Ведомости», 1916, №9, с. 97.

[30] С. Жылук, Российска Церква на Волыни, с. 129; A. Mironowicz, Kościół prawosławny na ziemiach polskich w latach 1795-1918, s. 267-268.

[31] А. К. Свитич, Православная Церковь в Польше и её автокефалия, [в:] Православная Церковь на Украине и в Польше в XX столетии 1917-1950 гг., Москва 1997, с. 92; A. Mironowicz, Kościół prawosławny na ziemiach polskich w XIX i XX wieku, Białystok 2005, s. 58-60.