УКР РУС  


 Головна > Публікації > Богослов'я  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 62 відвідувачів

Теги
Священний Синод УПЦ Президент Віктор Ющенко Голодомор краєзнавство конфлікти церква і суспільство забобони 1020-річчя Хрещення Русі комуністи та Церква милосердя розкол в Україні секти Археологія та реставрація Києво-Печерська Лавра церква та політика українська християнська культура Приїзд Патріарха Кирила в Україну Доброчинність Вселенський Патріархат Церква і влада Предстоятелі Помісних Церков молодь Патріарх Алексій II педагогіка Митрополит Володимир (Сабодан) монастирі та храми України іконопис Ющенко УПЦ КП Церква і медицина УГКЦ постать у Церкві церковна журналістика Мазепа автокефалія Церква і політика вибори діаспора Католицька Церква шляхи єднання






Рейтинг@Mail.ru






Православный взгляд на основные права человека

  11 December 2008


Архиепископ Тиранский и всея Албании Анастасий
 
Данная публикация представляет собой отрывок из статьи «Православие и права человека» - второй главы книги архиепископа Тиранского и всея Албании Анастасия (Яннулатоса) «Православие и глобализм» (2004). Перевод с греческого на русский - протоиерея Николая Данилевича. В переводе публикуется впервые.
 
Как бы ни хотели многие, изучающие права человека, избежать религиозной проблематики, доходя до вопроса о смысле человеческого существования, мы вынуждены занять некую «метафизическую» сторону. Даже те, кто отрицают наличие самой этой проблемы, в конечном счете, занимают пусть даже и отрицательную, но эту же сторону.

Значение понятий «лицо», «человеческая личность»

Во многих декларациях, особенно во Всемирной, существует упоминание о «ценности человеческой личности» (в предисловии), о «свободном и полном развитии личности» (статья 29). Признание идеи человеческой личности, как фундаментального принципа для построения политических институтов и социальных структур жизни индивидуума, прошло многолетнюю и сложную обработку, прежде чем сформировалось в человеческом сознании. Известно, что посредством соответствующей Декларации Французской революции (1789) буржуазный класс пытался определить формирование всех аспектов общественной жизни на основе радикального индивидуализма. Однако ожидаемого освобождения личности не произошло. Напротив, до ужасающих масштабов усилилась полицейская роль государства, подавляющая народные требования и надежды. Эту форму радикального индивидуализма поддерживал философский либерализм, который привел к полному формализму, отделив право от этики и общество от государства. Нравственный принцип автономии, оказалось, в конечном счете, игнорирует глубинные аспекты человеческой жизни и главные проблемы человеческого существования.

Идеология либерального индивидуализма также использовала концепцию «личности», но главным образом для того, чтобы ограничить деятельность государства и восстановить право вмешательства государства в экономическую, социальную и культурную сферы. Личность, согласно этой идеологии, может делать все то, что не запрещается законом, а государство обязано исполнять только то, что ему четко предписано законом. [1]

Так как структура современного общества продолжает оставаться плюралистической, двадцатый век ищет новые принципы построения и развития государства, закона, экономики. В результате, современное общество все более и более стремится к тому, чтобы рассматривать людей как индивидуумов, автономных сущностей, личностей.  

Гуманизм сначала отождествлял основную идею автономии с идеей нравственной и духовной независимости. Чтобы ограничить государственную активность и вмешательство, ту же основу использовал и социально-экономический либерализм. Однако события показали, что социально-экономический либерализм не интересовался реальными человеческими потребностями и не был в состоянии постичь их.

Классовая борьба XIX века и политико-социальные события ХХ века еще больше сориентировали к универсальной человеческой свободе, не как к логической идее, но как к нравственному требованию. Таким образом, в результате многочисленных кризисов, с которыми столкнулось человечество в ХХ веке, снова появляется идея личности, как стержневой принцип для гармонического развития всех отдельных принципов политики, экономики, нравственности и права.

Человек XX века был мучим и угнетаем двумя формами организации общества - капиталистическим менталитетом Запада, породившего агностический индивидуализм, и различными формами тоталитарных режимов, которые превратили народ в безликую толпу под влиянием диктатур, скрывающихся за различными лозунгами и наивно-мессианской идеологией.

Попытка западноевропейского гуманизма развить учение о человеке, оставив в стороне и подменив христианское воззрение на человека, связала понятие личности с автономной этикой или с чисто гуманистической философией. Однако само значение и опытное переживание понятия «личность» родилось и сформировалось в христианской богословской мысли, а именно у греческих отцов. Для Православия смысловым понятием для решения любых антропологических и социальных проблем является то учение о человеке, которое непосредственно связано с православным богословием.[2] Место из книги Бытия 5 гл. 7 стих («по образу и по подобию»), согласно православному пониманию, относится к человеку как к личности, а не как к индивидууму. [3]

Развитие и совершенствование личности

Смысл понятия «общество» указывает на тот факт, что права каждого человека неразрывно связаны с правами других людей. Взаимозависимость прав и обязанностей - очевидна, необходимо еще согласовать индивидуальные и социально-политические права. Особенно в эпоху социального многообразия для уважения человеческого достоинства недостаточно только пассивного признания прав другого человека. Необходимо деятельно соучаствовать в кризисных моментах жизни нашего ближнего и от всей души его поддерживать.

Именно здесь заключено определяющее христианское понимание Любви. Только она в состоянии превратить общество из песчинок, где каждый закрыт и безразличен к своему ближнему, в органическую общность клеток, где одна способствует развитию другой. Каждый человек имеет «право» на то, чтобы его любили другие, ибо Сам Бог дал ему право на Свою любовь. Чтобы стать поистине свободным, каждый человек должен любить. Полнота свободы - это любовь. В православном учении о Святой Троице соединяются и согласуются личность и общество - полное вхождение в общество и сохранение личностной полноты.

В эпоху, подобную современной, когда защита прав человека достигает почти уровня идолопоклонства, христианская мысль и христианский опыт жизни указывают на право человека свободно пожертвовать даже своими «правами» ради любви. Это то, к чему не принуждают - это то, что выбирают свободно. Любовь - это активный выбор, она излучает свое сияние далеко за рамки юридических конструкций, она дарует свободу не только от фарисейского закона, но и от любого человеческого закона. «Любовь есть исполнение закона» (Рим. 13. 10).

Личное сознание и целостность личности

Безусловно, разнообразные декларации прав человека очень важны для организации общества, также как и решающей является регулирующая роль государства. Однако в нашем сложном обществе существует очень много лазеек для искусных и циничных нарушений человеческих прав. Всегда существует возможность для эксплуатации человека и никакое детальное описание прав человека не может его защитить. Все существующие декларации не могут подвигнуть человеческую волю к исполнению провозглашаемого. Лицемерное отношение к правам человека стало самой цинической иронией нашего времени.

Более того, вопрос защиты человеческих прав не ограничивается уровнем государства и его органов, но и распространяется на деятельность любого вида общественных групп, которые ущемляют права других людей. Общеизвестно, что существует сотрудничество частных интересов с определенными государственными органами, направленное на ликвидацию прав человека в других странах.

Большой проблемой остается то, каким образом Декларации из интеллектуальных юридических конструкций могли бы превратиться в реальную действительность человеческой жизни. Любой «Закон» только определяет нарушение, открывает природу греха, но не уничтожает его.

Корнем зла остается человеческий эгоизм, который всегда находит способ нарушить закон для обслуживания своих собственных интересов. Поэтому личное сознание и целостность личности каждого имеют огромное значение для уважения прав другого. Чтобы правильно использовать наше сознание и волю, мы нуждаемся в постоянном очищении сердца. И в этом, несомненно, существенную роль играет вера, воспитание истинного и здравого религиозного сознания. С помощью такого развития личной ответственности, каждый может стать крепостью для противостояния нарушениям прав человека вокруг него и в нем самом. Напротив, материалистические теории, с одной стороны, вследствие логической необходимости ведут к неравенству людей, так как неравенство господствует в животном и растительном царстве, а с другой стороны, психологически способствуют развитию эгоистических, корыстных порывов, при полном отсутствии сдерживающих волевых начал.

К внутренней свободе

Вопрос свободы человеческой личности в православной традиции обращен к другому, более высокому уровню. Это, прежде всего, стремление к внутренней свободе, которая является условием для полного развития человеческой личности. Стремление к этой свободе является главной характерной особенностью мысли и опыта православного христианства. Поэтому и указывается на сдержанность, «подвиги», ограничение потребностей, пост и т.д.

Чтобы человек преобразился в настоящую личность и чтобы, в конце концов, не дошел до раздвоения личности, он должен опасаться своего корыстолюбия, угрозы своего собственного «я». Христианская мысль проливает свет на эту сущностную глубину личной катастрофы, которая угрожает человеку, указывая на то, что наши права могут пострадать не только от произвола других, но от нашего собственного самоуправства, которое движется бесконтрольными порывами. Таким образом, христианская мысль указывает на экзистенциальную пропасть саморазрушения, которая грозит человечеству.

Вопреки представлению о безусловности понятия «мои права», человек все еще может услышать освобождающий призыв христанской заповеди: чтобы обрести себя, ты должен пожертвовать собой (Мф. 16,24). Мироощущение, выраженное в этих словах, диаметрально противоположно тому, которое рассматривает личные права как абсолютную категорию. Это мироощущение отстаивает свободный, а иногда и жизненный выбор человека - позволить распять себя на кресте. Свободное принятие креста, а не ведение крестовых походов, является движущей силой и средством установления равенства и братства во всем мире.

Для православного сознания образцом человека и полноценной личностью является не покладистый буржуй, который оградил свои личные права и ведет внешне респектабельный и благопристойный образ жизни, но святой, мученик, аскет, свободный от жажды денег, собственности, славы, признания, тот, кто переживает радость и полноту внутренней свободы. Это не значит, что живущий «по Духу» и «во Христе» человек игнорирует свою телесность и озабочен невещественной составляющей. Напротив, он участвует в реальной жизни общества, под водительством Святого Духа стараясь освободиться от любого вида корыстолюбия.

Конечно, юридические законы не определяют и не указывают на такой способ жизни. Это выражение личной свободы, порыв любви к Распятому и Воскресшему Господу, который совершается в убеждении, что свобода в любви - это то, что делает человека «подобным» Богу.

Эта внутренняя свобода может совершаться даже и в той среде, где сложные условия, и там, где нет даже и следа уважения к правам человека, в тюрьмах или в концентрационных лагерях, вообще, при враждебных и несвободных режимах, потому что никакая внешняя сила не может связать или уничтожить внутреннюю свободу.

Вышесказанное не противоречит всему тому положительному, что было в разные времена написано в защиту прав человека. Моей целью является описание того, что Православие считает обязательным, насущным, правильным и надлежащим - по гречески deon - для человека. Это православное deon по своей силе и масштабу зачастую выходит за пределы понятия «прав человека».

Греческое слово «права» («δικαιώματα») постоянно используется в православном богослужении с первых веков христианства. А именно, оно восходит к псалмам, а через них к церковным песнопениям и имеет смысл предписания, закона, установления Божия. Например, «Милости Твоей, Господи, полна земля; научи меня уставам Твоим» (Пс. 118. 64); «О, если бы направлялись пути мои к соблюдению уставов Твоих» (ст. 5); «Благословен Ты, Господи, научи меня уставам Твоим» (ст. 12). В этой перспективе, православное сознание рассматривает «права человека» в связи с «уставами Божиими», а именно справедливости, истины и любви Бога, Который дал человеку установления, обязанности и принципы, которые составляют самую плодородную почву, на которой должны приносить плоды и «права человека».

Права грядущих поколений

Самоограничение и аскетическая жизнь связаны также и с сознанием того, что человек органически включен в некое более обширное целое, в мир природы и животных. Поэтому необдуманное расточение природных ресурсов исключительно на свои собственные нужды - неоправданно.

Обычно, когда мы говорим о правах человека, то ограничиваемся теми людьми, которые живут в одно с нами время. Однако сознание того, что история продолжает развиваться и что после нас придут новые поколения, должно заставить нас задуматься и об их правах: их правах на природу, на здоровье, на правильное выживание в этом мире и т.д. Такие острые проблемы, как вопрос загрязнения окружающей среды, морей, продовольствия, растрата источников энергии и др., входят в рамки человеческих прав грядущих поколений.

Высшее право каждого человека - стать тем, для чего он создан

 Главная идея и убеждение православного христианина состоит в том, что человек имеет право стать тем, для чего он создан. Его высшее право заключается в том, чтобы реализовать свою глубинную природу, стать «чадом Божиим» по благодати. Если какое-либо другое благо игнорирует эти жизненные права, оно может его дезориентировать и в конце концов сделать его индифферентным к самому основному: к божественной вести христианской веры, которая непрерывно подчеркивает то, что человек имеет право и обязанность использовать те возможности, которые он получил по благодати Божией с тем, чтобы победить свою греховную природу и смерть и достичь «обожения».


[1] См. анализ в  G.Vlachos, The Sociology of Human Rights (греч.) (Athens, 1976)

[2] О понятии личности в православной мысли см. I.Zizioulas, "From Mask to Person", в "Festsschrift in Honor of Metropolitan Elder of Chalcedon Meliton" (Греч.) (Thessaloniki, 1976).

[3] Подобная антропология, конечно же, радикально отличается своими представлениями о  человеке от других религиозных систем. Согласно буддийским учениямчеловек - это анатта (неимеющий своего я), постоянноменяющиеся ксочетания материальных и ментальных состояний, таких как чувства и понимание - не не как «я»ю В то время как многие религиозные и философские системы ограничивают себя человеческими достижениями, христианство говорит о вмешательстве Божием в истории, процесс, который продорлжается в жизни мира и в жизни каждого индивидуума действием Духа Святого.