УКР РУС  


 Головна > Публікації > Доповіді та промови  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 72 відвідувачів

Теги
Церква і влада вибори Предстоятелі Помісних Церков церква та політика автокефалія Києво-Печерська Лавра Президент Віктор Ющенко милосердя педагогіка українська християнська культура іконопис розкол в Україні шляхи єднання комуністи та Церква забобони краєзнавство церковна журналістика Доброчинність Ющенко церква і суспільство Митрополит Володимир (Сабодан) Патріарх Алексій II Археологія та реставрація монастирі та храми України секти Мазепа Церква і політика УГКЦ діаспора УПЦ КП Церква і медицина молодь Католицька Церква конфлікти 1020-річчя Хрещення Русі Вселенський Патріархат Священний Синод УПЦ постать у Церкві Приїзд Патріарха Кирила в Україну Голодомор






Рейтинг@Mail.ru






Патриотизм как духовно-нравственная категория

  23 січня 2008


Протоиерей Георгий Вольховский

Доклад настоятеля Свято-Владимирского храма г. Днепропетровска протоиерея Георгия Вольховского на V Архангело-Михайловских философско-богословских чтениях «Православие в мировой культуре»

I. О важности темы

Ваше Высокопреосвященство, Преосвященство, досточтимые отцы и братия!

Предлагаю Вашему просвещенному вниманию доклад на тему, которую считаю исключительно важной. Важной потому, что без нее невозможно воспитать ни нравственного поколения, ни построить достойное государство. Я говорю вот о чем.

Каждый народ имеет свои, неповторимые в истории мира, пути. И мы, как народ, идем своим собственным путем, впитывая в себя ряд чужеродных влияний, но не повторяя путей никакого иного народа. Поэтому никакие мерки, рецепты, программы и идеологии, заимствованные откуда бы то ни было извне, неприменимы для путей нашего развития, нашей государственности и нашей культуры.

Однако с уверенностью можно сказать, что нашего национального «Я» мы не сможем создать без того единого условия, на котором созидались и созидаются все государства. Я говорю о морально-нравственной категории, позволяющей народу самоосознать себя, как единую нацию. Я говорю о патриотизме.

Пророчески звучат в наше время слова новомученника митрополита Серафима Чичагова, сказанные еще в самом начале ХХ-го века, о том, что никогда еще наш народ «не переживал такого времени разложения и развращения умственного, нравственного и духовного... потеряно все, что приобретено тысячелетним трудом - знание Христова учения и своей истории, патриотизм, крепость и мудрость нашего духа, любовь к своей православной вере и Церкви, стремление к истине, серьезное образование, любовь к труду, преданность к своему Отечеству и привычку быть хозяином в своем доме».

Тема патриотизма имеет целый ряд вопросов, на которые необходимо ответить. Эти вопросы навеяны теми условиями, обстоятельствами и реалиями исторической жизни, в которых мы с вами находимся. Так, присутствуя однажды на отправке призывников, молодого пополнения, построенного на плацу в ряды и шеренги, все услышали вопрос, ясно прозвучавший в ответ на выступления представителей госадминистрации. На призыв любить и защищать свою Украину, из рядов раздался вопрос: «Кого любить? Кого защищать? Этих...». Воистину, здесь общественное бытие, определяет и общественное сознание! Вопрос так и остался безответным. Все просто сделали вид, что его не услышали.

А ведь действительно. Когда-то шли в бой за Веру, Царя и Отечество, потом за товарища Ленина, потом товарища за Сталина... А теперь, если потребуется, за кого или за что? За Родину, разодранную партиями и религиями? За землю, которую не имеешь? За предприятия, которые тебе не принадлежат? За президента или за премьера? А может, как уже было: «За еду»...

В ряду этих вопросов есть и такие: «Нужно ли любить свое Отечество и если нужно, то почему его нужно любить?». «Нужно ли защищать свое Отчество, и если нужно, то кого и что защищать?». «Что было бы с нашим Отечеством, если бы, к примеру, при нынешней нравственности повторился 1941 год?». «Могут ли быть без патриотизма гарантии свободы и интересов нашего народа и может ли быть истинной свобода, без любви к своему Отечеству?». «Как понимали патриотизм наши предки, и являемся ли мы, их потомки, такими же патриотами?». И т.д.

А если задуматься о том, что должно быть в основе патриотизма? То ли это любовь к Богу и своему народу, то ли это национальная принадлежность с кровными связями, то ли раса, или идеология, или родственные узы, или что-либо связанное с собственностью... Что лежит в основе такого патриотизма, в то он может и выродиться. Если, например, в основе лежит национальность, то он выродится в национализм. Если нация - в нацизм. Если раса - в расизм и т.д. Задумываясь над этим, всплывают вопросы, касающиеся единства народа Украины. Одинаково ли слово «патриотизм» и его содержание, понимают народы и нации, населяющие Украину: те, кто отождествляет себя с украинцем, или русским, или татарином, или евреем, или цыганом...?.

Одинаково ли понимают патриотизм представители разных религий и деноминаций? Например, православный и протестант, проходящий альтернативную службу в армии. Или мусульманин и иудей. Станет ли, и как будет защищать нашу Родину приверженец буддизма, кришнаизма, индуизма или прочих восточных культов?

По-разному понимают патриотизм и партии разных оттенков и ориентации. Здесь патриотизм, с одной стороны, часто понимается не так, как его понимает сам простой народ Украины, а так, как его понимают творцы и лидеры партий и движений. С другой стороны, под патриотизмом здесь часто понимаются, прежде всего, интересы правящего, олигархического сословия.

Есть и крайности. В этих крайностях есть люди, разделяющие слова правозащитника Сергея Ковалева о том, что «патриотизм - последнее прибежище негодяев». Наверное, повинуясь этому, прикрываясь ложным стремлением к правде, в последнее время практически пересматривается все, что являлось основой патриотизма в прошлом. В любом человеческом подвиге, или подвиге целого народа, стараются усмотреть нечто, что опошляет этот подвиг и превращает его в ничто. В нас уничтожаются идеалы, без которых нация теряет свое лицо. В то же время навязываются идеалы чуждые. Вот один из примеров. Взирая на современные документальные фильмы в западном исполнении, или наши, подражающие Западу, о войне 1941-1945 г.г., узнаешь, что это была для нас вовсе не Великая Отечественная Война, и что победа в ней одержана благодаря Америке?! А те, кто пал, сражаясь за Родину, следуя логике Ковалева, просто «негодяи».

Следует, очевидно, подробнее остановиться еще вот на чем. Довольно часто под словом «патриотизм» подразумевается, прежде всего, национальная составляющая. Соответственными атрибутами такого понимания являются язык и национальные традиции. При таком «патриотизме», как правило, присутствует обида за унижения национальной гордости. В Украине это, например, связывают со словом «москаль». Присутствует также враг, который якобы покушается на атрибуты национальной культуры и быта. Например, для Украины это «имперские амбиции Кремля и его союзники, «запроданци», в лице УПЦ Московского Патриархата, тем более говорящие на русском языке.

Как правило, такой «патриотизм», имеющий в основании национальность, является всего лишь банальным национализмом, о котором еще в 1932 году так писал Иван Ильин: «Духовная сущность патриотизма остается почти всегда за порогом их сознания. Тогда любовь к родине живет в душах в виде неразумной, предметно неопределенной склонности, которая то совсем замирает и теряет свою силу, пока нет надлежащего раздражения (в мирные времена, в эпохи спокойного быта), то вспыхивает слепою и противоразумною страстью, пожаром проснувшегося, испуганного и ожесточившегося инстинкта, способного заглушить в душе и голос совести, и чувство меры и справедливости, и даже требования элементарного смысла. Тогда патриотизм оказывается слепым аффектом, который разделяет участь всех слепых и духовно непросвещенных аффектов: он незаметно вырождается и становится злой и хищной страстью - презрительной гордыней, буйной и агрессивной ненавистью; и тогда оказывается, что сам «патриот» и «националист» переживает не творческий подъем, а временное ожесточение и, может быть, даже озверение. Оказывается, что в сердце человека живет не любовь к родине, а странная и опасная смесь из воинственного шовинизма и тупого национального самомнения или же слепого пристрастия к бытовым пустякам и лицемерного «великодержавного» пафоса, за которым нередко скрывается личная или классовая корысть».

В подкрепление такого «национализма» часто призывается все. даже религия. Здесь происходит подмена. Подмена в том. что не патриотизм происходит из существа веры, являясь органической частью духовно-нравственного самосознания, а вера используется национальной идеей как составляющая ее часть. Например, для Украины, это УПЦ Киевского Патриархата. Доминирующий таким образом над верой «национал-патриотизм», использовав в качестве атрибута религизно-идеологическую составляющую, вырождается в национальное чванство. Как для иных народов выродился в свое время в сионизм или нацизм.

Как правило, идеология патриотизма включает в себя и историческую составляющую. Собственно история является здесь одной из основных частей обоснования патриотизма. Однако национальное сознание часто выбирает из истории только то, что можно интерпретировать исключительно в национальном ракурсе.

К этому следует добавить и внутренних врагов настоящего патриотизма, которые уничтожая или подменяя истинный патриотизм, по словам Ивана Ильина, «не успокоятся до тех пор, пока им не удастся овладеть... народом через малозаметную инфильтрацию его души и воли, чтобы привить ему под видом «терпимости» - безбожие, под видом «республики» - покорность закулисным мановениям и под видом «демократии» - национальное обезличивание». Конечной целью этой «малозаметной инфильтрации» является кардинальное изменение народного самосознания, подавление его религиозно-нравственного, мировоззренчески-идеологического иммунитета, паралич инстинкта самосохранения, на которых зиждется патриотизм, и в итоге - исчезновение народа как самостоятельного, соборного духовного организма.

Поэтому - то, как мне кажется, сегодня важнейшей задачей должна стать защита нашей духовности, нравственности, укрепление традиционного самосознания народа и его исторически сложившегося патриотического мировоззрения. Подчеркну: исторически сложившегося, а не привнесенного.

Наверное, можно было бы бесконечно говорить об этих вопросах. Полагаю, что от верного ответа на них зависит и то, кем будем мы, наши дети, и в каком государстве нам придется жить? А может, придется раствориться, в волнующемся человеческом море наций, народов, народностей, религий и партий?

ΙΙ. Библейский смысл и содержание патриотизма

Говоря о патриотизме, следует, прежде всего, сказать о его основании, о его смысле и содержании и о том духе, которым питается патриотизм. Для нашего народа, почти целое тысячелетие, это был дух Православия, который и помог ему выжить, выстоять в сложнейших исторических катаклизмах. Дух же Православия всегда питался из неиссякаемого источника Священного Писания и Священного Предания Православной Церкви.

Именно Писание раскрывает для нас заложенную в человека Богом любовь к своей вере, к своей Родине и к своему народу. Об этом буквально говорят уже первые строки Библии: «В начале сотворил Бог небо и землю...» (Быт. 1.1). Да разве может не любить человек, то что с любовью сотворил Сам Бог?! И дальше читаем: «И сотворил Бог человека по образу Своему...» (Быт.1.27). Да разве можно не любить того, кто носит в себе образ Божий?! «И взял Господь Бог человека, которого создал, и поселил его в саду Едемском, чтобы возделывать его и хранить его»(Быт.2.15). Эдемский сад - это название первой родины всего человечества.

В этом историческом ракурсе, применительно к творению вселенной и человека, патриотизм можно назвать и космополитизмом, и универсализмом, и «вселенскостью»... Тогда, как пишет Библия, «на всей земле был один язык и одно наречие» (Быт.11.1). Это могло бы сохраняться, если бы все, населяющие землю люди, были исполнены одним Духом.

Однако грехопадение разделило людей. Гордостное строительство Вавилонской башни закончилось тем, что «смешал Господь язык всей земли, и оттуда рассеял их Господь по всей земле» (Быт.11.9). И расселились, как пишет Библия, народы «по племенам их, по языкам их, в землях их, в народах их... распространились народы на земле после потопа» (Быт.10.20-31). Здесь показано, как Сам Господь дает каждому народу его землю и свой язык.

На примере Авраама видим, как Господь выводит его из языческого города Ура Халдейского, чтобы наделить землею, которая будет принадлежать только ему и его потомству. «И сказал Господь Аврааму: пойди из земли твоей, от родства твоего и из дома отца твоего и иди в землю, которую Я укажу тебе; и Я произведу от тебя великий народ, и благословлю тебя» (Быт.12.1,2). Это было начало того, что мы называем Отечество. И это земное Отечество должно было стать прообразом того, небесного Отечества, которое грехом утерял, но праведностью и святостью должен достичь человек.

Поэтому и любовь к своей земной Родине есть прообраз любви к Родине Небесной, для которой человек и был создан. В этом смысл и содержание патриотизма. В этом также духовные и исторические, патриотические начала любви к своей Родине! Сам Господь полагает основание этих начал.

Космополитизм же периода сотворения мира, после грехопадения, конечно, теряет свое значение. «Единство человеческого рода», которое провозглашает космополитизм, может существовать только тогда, когда все исповедуют одну веру в Единого Бога и исполнены одним Духом. В развращенном же и разделенном грехом мире он не только не достижим, но, в существе своем лжив и губителен, поскольку, как написано в Евангелии, «неверный в малом, неверен и во многом» (Лк.16.10). Неверный своему народу, как будет верен всем народам Земли? Или, несколько перефразируя слова святого Апостола Иоанна Богослова о том, что «не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит?»(1Ин.4.20), не погрешив, скажем: Не любящий земную Родину, которую видит, как может любить Родину Небесную, Небесное Царство, которое не видит? Никак! Как можно быть космополитом, не будучи патриотом своей малой Родины? Никак. Как можешь иметь попечение о всем мире и весь мир считать родиной, если свою Родину, как Эдемский сад, не смог любовью «возделывать и хранить»? В космополитизме грешного человека пропадает и сам первообраз небесной Отчизны.

К этому следует добавить, что в извращенном грехом религиозном понимании, слова Господа Аврааму: «Посмотри к северу и к югу, и к востоку и к западу; ибо всю землю, которую ты видишь, тебе дам Я и потомству твоему навеки» (Быт.13.14,15), могут космополитично пониматься, как обладание всей землей одним народом.

ΙΙΙ. Библейские корни патриотизма

Вообще весь Ветхий Завет, исповедуемый также иудеями и мусульманами, говорит о патриотизме. Много написано о ветхозаветных праведниках, которые за веру, свой народ и родную землю, в свое время сокрушали силу вражью.

Когда Моисей жертвует собою, отказывается от своей приятно обставленной жизни и охотно идет страдать со своим народом, воистину есть подвиг патриота. На все лишения и трудности Моисей обрекает себя не по простому только чувству кровного родства, но главным образом по любви к Богу и своему народу. «Верою Моисей, придя в возраст, отказался называться сыном дочери фараоновой, и лучше захотел страдать с народом Божиим, нежели иметь временное греховное наслаждение и поношение Христово почел большим для себя богатством, нежели Египетские сокровища; ибо он взирал на воздаяние» (Евр.11.24..). Потрясает патриотический порыв Моисея, когда он молил Бога лучше изгладить его из книги жизни, но не лишать Своего благоволения народ Израиля: «Прости грех их, а если нет, то изгладь меня из книги Твоей, в которую Ты вписал» (Исх.32.32).

Кроме Моисея, в Ветхом Завете было много тех, кого смело можно было бы назвать патриотами. Это и Иисус Навин. Это и судьи Израиля, бывшие после Моисея: Гедеон, с тремястами своих избранных мужей подступивший к многолюдному войску вражию, которое привел в смятение и обратил в бегство. Это и Варак, Самсон, Иеффай. Это и царь Давид, поразивший великана Голиафа, и пророк Самуил, молитвою испросивший у Бога победу евреям над филистимлянами. Они «были крепки на войне, прогоняли полки чужих» (Евр. 11.24). Патриотами были и братья Маккавеи, мать их и учитель Елеазар. Патриотами смело можно назвать и пророков: Илию, Елисея, Исаию, Иеремию, Иезекииля, Даниила...

Кого бы из ветхозаветных праведников мы не взяли, в их патриотизме четко видны, во-первых, любовь к Богу и стояние в вере, и, во-вторых, любовь к своему народу и той земле, которую даровал ему Господь. Об этом говорит и заповедь: «Возлюби Господа Бога Твоего всем сердцем твоим, всею душою твоею, и всем разумением твоим... возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мк.12.30,31; Лев.19.18). Без этих фундаментальных начал, заложенных и явленных Самим Богом, нет и не может быть истинного патриотизма. Настоящий патриотизм - это, прежде всего, патриотизм веры, патриотизм духа.

«Нечто, взятое само по себе, в отрыве от духа, - писал Иван Ильин,- ни территория, ни климат, ни географическая обстановка, и пространственное рядом - жительство людей, ни расовое происхождение, ни привычный быт, ни хозяйственный уклад, ни язык, ни формальное подданство - ничто не составляет родину, не заменяет ее и не любится патриотической любовью... Ни одно из этих условий жизни, взятое само по себе! не может указать человеку его родину: ибо Родина есть нечто от духа и для духа». Замечательные слова!

При таком патриотизме помогает Сам Господь. Снова библейская цитата: «Ты идешь против меня с мечом и копьем и щитом, а я иду против тебя во имя Господа Саваофа, Бога воинств Израилевых. которые ты поносил» (1Цар.17.45). Это сказал перед поединком Давид Голиафу. Этими словами сказано много. Во-первых, говоря «во имя Господа», Давид, тем самым, говорит и за веру, потому что это вера в Господа. Во-вторых, говоря «Бога воинств», Давид утверждает покровительство Божие над защитниками веры и Родины.

Далее Давид говорит: «И узнает весь сонм, что не мечом и копьем спасает Господь, ибо это война Господа, и Он предаст вас в руки наши»(1Цар. 17.46). Вот так, это «война Господа», война Бога в защиту веры и Родины, война за поношение тех, кто эту веру содержит. Это ли не есть благословение патриотизма?

Но и более того Господь Сам участвует в войне на стороне защитников веры и родной земли. «Когда ты пойдешь на войну против врага твоего и увидишь коней и колесницы и народа болев, нежели у тебя, то не бойся их, ибо с тобою Господь Бог твой... ибо Господь Бог ваш идет с вами, чтобы сразится за вас с врагами вашими и спасти вас» (Втор.20.1,4). Но, кстати, когда Господь сражается, у протестантов альтернативная служба.

Не только Господь сражается, но и ангельское воинство во всеоружии, готово вступить в земную брань вместе с защитниками веры и Отечества: «Поутру служитель человека Божия встал и вышел; и вот войско вокруг города, и кони и колесницы. И сказал ему (Елисею - авт.) слуга его: увы! Господин мой, что нам делать? И сказал он: не бойся, потому что тех, которые с нами, больше тех. которые с ними. И молился Елисей и говорил: Господи! Открой ему глаза, чтоб он увидел. И открыл Господь глаза слуге, и он увидел и вот, вся гора наполнена конями и колесницами огненными кругом Елисея» (4Цар.6.15-17).

Истинный патриотизм не просто духовен, он всегда духовно соединен с праотцами и их духовным наследием. Оно питает патриотизм. Духовные, именно духовные, исторические корни веры всегда питают патриотизм. О том же, как патриотизм бережно относится к своей истории, говорит следующее. Весь Ветхий Завет, практически, является историей еврейского народа, в которой весьма скрупулезно собрано и сохранено все, от имен и дат, до событий и фактов. Есть даже книги, с общим названием «Паралипоменон», что значит «Летопись». Отсюда, не может быть патриотом человек, отвергающий свое родное духовное наследие.

Это наследие воплотилось не только в вере предков, но и в соединенном с этой верой, слове «отец». Отсюда и Отечество. Отсюда и отчество Не может быть истинным патриотом тот, кто не исполняя заповедь Божию «почитай отца твоего и матерь твою, как повелел тебе Господь Бог твой, чтобы продлились дни твои, и чтобы хорошо тебе было на той земле, которую Господь, Бог твой, дал тебе» (Втор.5.16), не выполняет заветов своих отцов и праотцов, или просто не считает необходимым элементарно пребывать у них в послушании. Ведь, как будешь любить историю своего отечества и своего народа, если игнорируешь свои исторические корни в собственном отце? Никак.

Не может быть патриотом, кто не хранит и не содержит то, с чего начинается Родина - свою семью. И то верно. Как можешь быть патриотом целого народа, если свое малое и родное не содержишь? Об этом написал такими словами апостол Павел, говоря, что кто «имеет детей или внучат, то они прежде пусть научатся почитать свою семью и воздавать должное родителям: ибо это угодно Богу... Если же кто о своих и особенно о домашних не заботится, тот отрекся от веры и хуже неверного» (1Тим.5.4,8).

Собственно это касается и количества детей в семье. Словами «дети» или «сыновья» в Библии обозначены не только прямые потомки человека, но также его внуки и правнуки, то есть последующие поколения. Многочисленное потомство означает радость и счастье. Оно считается Божиим благословением: «Вот наследие от Господа: дети; награда от Него - плод чрева. Что стрелы в руке сильного, то сыновья молодые. Блажен человек, который наполнил ими колчан свой! Не останутся они в стыде, когда будут говорить с врагами» (Пс. 126.3). В бездетном же браке - Божие наказание. Настоящий патриот будет стараться наследием своим приумножать достояние народа, к которому принадлежит и который любит, чтобы он не вымирал, но «плодился и размножался и наполнял землю, и обладал ею» (Быт.1.28).

Фактически, десятью заповедями, Библия утверждает признаки истинного патриотизма. Так, например, не может быть истинным патриотом вор и лжец. Как можно утверждать, что любишь свой народ, если его обкрадываешь и ему лжешь?

Века шли, но не меняется Господь. «Бог не человек, чтоб Ему изменяться» (Чис.23.19). «У Бога нет изменения и ни тени перемены» (Иак.1.17) и если так, то разве Бог, помогавший патриотам в Ветхом Завете, изменится и будет учить иному во времена Завета Нового? Никак.

IV. Новозаветные основания патриотизма

Христиане, подобно пророку Давиду, написавшему о себе: «странник я на земле» (Пс.118.19), также считают и себя, вместе с Апостолом Павлом, «странниками и пришельцами на земле; ибо те, которые так говорят, показывают, что ищут отечества» (Евр. 11.13) небесного. Христиане «в мыслях имеют то отечество, - как пишет далее апостол, - из которого они вышли» (Евр.11.15). Поэтому каждый христианин, неся в сердце «образы небесного» (Евр.9.23), видит в земном Отечестве прообраз Царства Божия, Отечества Небесного, проходит предлежащее ему поприще, взирая на начальника и совершителя веры Иисуса Христа, Который всей Своей жизнью явил любовь и верность к Своему Царству.

Св. Иоанн Кронштадтский высказался об этих основах патриотизма так: «Отечество земное с его Церковью есть преддверие Отечества Небесного, поэтому любите его горячо и будьте готовы душу свою за него положить, чтобы наследовать жизнь вечную».

«Родословие Иисуса Христа, Сына Давидова. Сына Авраамова...» (Мф.1.1). Так начинается Евангелие от Матфея. Здесь историческая летопись «всех родов от Авраама до Давида... и от Давида до переселения в Вавилон... и от переселения в Вавилон до Христа» (Мф.1.17). бережно сохраненная и донесенная до нас. Это не что иное, как духовное наследие патриотизма, те самые исторические корни, которыми духовно питается вера, любовь к Богу и своему народу.

Евангелие от Иоанна, буквально также с первых слов, говорящих о воплощении Слова, полагает начало новозаветному основанию патриотизма: «Пришел к своим...» (Ин.1.11). Вот так. Любя и спасая всех, Господь пришел «к своим».

Конечно же, Он пришел «делать добро всем, - как пишет апостол Павел, - а наипаче своим по вере» (Гал.6.10). Он пришел «только к погибшим овцам дома Израилева» (Мф. 15.24), чтобы начав с малого, спасти и большее, «юродством проповеди спасти верующих»(1 Кор.1.21) в Него.

И более того. Возвещая «своим» первым тайны Царствия Божия, Он старался собрать их около Себя, «как птица собирает птенцов своих под крылья» свои (Мер.23-37). Когда же они этого не захотели, то Он, Святейший, скорбел и плакал о их ослеплении и уготованной им для самих себя гибели (Лк.19.41-43). Здесь как нельзя лучше раскрыто написанное выше, о том, что невозможно быть патриотом сразу всех и вся, не будучи патриотом своих.

Собственно, в отличие от первого Адама, вся земная жизнь Богочеловека Христа, это единый порыв веры, действующей любовью. Порыв нескончаемой любви к Своему Небесному Царству, истинному Отечеству, за благовестив которого Он принял смерть на Кресте.

Также и Иоанн Креститель, претерпевший смерть от меча. Претерпевший, во-первых, за веру, за верность нравственному Закону Божию, который не совместим с пороком. А, во-вторых, за народ который пытался уберечь от разлагающего, похотливого царского искушения.

Вызывает определенный интерес и апостол Симон, прозванный Зилотом. Слово «зилот» означает «ревнитель». Как поясняет Библейская энциклопедия, во времена Христа зилоты «ревновали о внешней свободе, проповедовали, что народ не должен платить дани кесарю... возбуждали мятежи и возмущения Иудеев против Римлян». Собственно, это были патриоты своего народа и ревнители своей веры. Таким же ревнителем веры и любви к Господу, был и Симон, которого призвал Господь на апостольское служение и проповедь Царства Божия, тем самым благословив патриотизм в лице этого апостола.

Подобно ветхозаветному Моисею святой Апостол Павел со скорбью говорил, что «желал бы сам быть отлученным от Христа за братьев моих, родных мне по плоти, то есть Израильтян» (Рим.9.3). Ему вторит и святой Апостол Иоанн Богослов: «Любовь познали мы в том, что Господь положил за нас душу свою: и мы должны полагать души свои за братьев» (1Иоан.3.16).

Господь Иисус Христос придает основанию патриотизма то содержание, которое отличает его от национализма. Заметьте, Господь никого не считал Своим врагом. Он любит всех, молится за всех, страдает за всех и спасает всех. Здесь корни отличия православного патриотизма от национализма. Православный патриот любит Господа, свою Родину и свой народ, а националист более ненавидит тех, кого считает врагом своей нации. В Православии патриотизм проистекает из веры, в национализме - из национальности. Патриотизм православного всегда имеет в себе Дух Христов. Истинный патриотизм веры всегда исполнен Духом любви. «Любите врагов ваших (Мф.5.44). Благословляйте гонителей ваших; благословляйте, а не проклинайте» (Рим.12.14,15). Национализм, в своем существе, всегда бездуховен или лжедуховен. В этом большая, принципиальная, разница. «Нам, ищущим путей духовного обновления, не может быть безразлично, какой патриотизм мы утверждаем и какой национализм мы насаждаем». Это снова Иван Ильин.

V. Патриотизм в нашей православной истории

Патриотизм опирается на строгую иерархию духовных ценностей и осознание духовного самоопределения. «В основе патриотизма, - писал Иван Ильин, - лежит акт духовного самоопределения. Патриотизм может жить и будет жить лишь в той душе, для которой есть на земле нечто священное, которая живым опытом испытала объективность и безусловное достоинство этого священного - и узнала его в святынях своего народа».

Все лучшее из Христова учения любви впитало в себя Православие, где патриотизм наших православных людей веками основывался на фундаментальной идее, предполагающей осмысление жизни как религиозного долга, как всеобщего совместного служения евангельским идеалам добра, правды, любви, милосердия, жертвенности и сострадания. Согласно такому мировоззрению, целью патриотических устремлений отдельного человека в его личной жизни, главной задачей и смыслом, как супружеского семейного бытия, так и общественного, государственного служения, является посильное воплощение в жизнь тех высоких духовных начал, бессменным хранителем которых выступает из века в век Православная Церковь

Собственно, вся история Православной церкви - это история патриотизма веры, где патриотизм есть не просто любовь к своему народу, составляющую в нас только привязанность естественную, но, прежде всего, чувство высоконравственное, добродетель христианскую.

Православный патриотизм связан вовсе не с национальностью или территорией. «Признак расы и крови - писал Иван ильин, - не разрешает вопроса о Родине: например, армянин может быть русским патриотом». Отсюда и патриотизм русского народа, к которому, кстати, принадлежит и православный народ Украины, обусловлен не национальной принадлежностью, а мессианским значением по сохранению в полноте и чистоте Православной веры. Это патриотизм веры и спасительного Христова учения.

История Церкви Христовой изобилует именами святых воинов-патриотов. Достаточно вспомнить только одного Георгия Победоносца, являющегося святым покровителем православных воинов.

Подобно и система ценностей Святой Руси создала все условия для высшего духовного самоопределения, а значит, и зрелого патриотизма нашего народа. Опираясь на эту систему ценностей, наш народ осознавал свою духовную силу и мощь, здоровье, чувство гордости и удовлетворения от своего образа жизни и мысли.

Обратимся к истории русской святости Все сословия явили миру патриотизм нашего народа. Благоверные князья Борис и Глеб, благоверные великие князья Мстислав Киевский, Александр Невский, Ростислав Киевский, князь мученик Михаил Черниговский, благоверный князь Мстислав Храбрый, преподобные Пересвет и Илья Муромец, преподобные Тит, Федор Острожский, пронзенный стрелою преподобный Антоний....всех не перечислить. В истории нашего Отечества повсюду видим следы воинской доблести и гражданского мужества, оставленные нашими славными предками.

Когда в 1380 году великий князь Димитрий Донской пришел к преподобному Сергию просить благословения на бой с татарами, которые в это время были господами Руси, то преподобный Сергий далеко не сразу согласился дать это благословение. Во всяком случае, мотивы чисто политические, желание видеть Русь независимой от татар и ради этого идти войной, были ему совершенно чужды. Он говорил князю так: «Прежде пойди к татарам с правдою и покорностью, как следует по твоему положению покоряться ордынскому царю. И Писание учит, что если такие враги хотят от нас чести и славы - дадим им; если хотят золото и серебро - дадим и это; но за имя Христово, за веру православную подобает душу положить и кровь пролить. И ты, господин, отдай им честь, и золото, и серебро, и Бог не попустит им одолеть нас. Он вознесет тебя, видя твое смирение, и низложит их непреклонную гордыню».

Несколько времени спустя, благословляя князя на битву с татарами, молвил: «Иди! Бог правды дарует тебе победу и сохранит тебя для вечной славы, а многим из подвижников твоих готовы венцы мученические. Иди смело, князь, и надейся на помощь Божию...».

Еще один пример истинного сына святой Православной церкви. Он взят из истории Михаила Грушевского. Вот приводимая им речь гетмана Богдана Хмельницкого (цитирую с оригинала): «Я доказав уже, про що не мислив зразу, тепер докажу, що намислив, - казав Хмельницький - Визволю з лядської неволі руський народ увесь! Попереду воював я за свою шкоду i кривду, тепер воюватиму за нашу православну Bipy. Поможе меж в тім весь нарід (!-авт.)... Не стане мині на Україні нога інородного князя або шляхетки... Малий я i незначний чоловік, але з волі Божої став самовладцем и самодержцем руським»(Історія України.Київ-Львів.1913. с.303).

Итак, истинный патриотизм только тогда истинный, когда опираясь на свое духовное наследие, исповедует и стоит на защите веры Христовой, на защите высших интересов своего народа и своей Родины, где самым высшим интересом есть спасение человеческой души, за которую и пострадал на Кресте Господь и Спаситель наш Иисус Христос.

Закончить свой доклад хочу словами истинного патриота нашей веры, ныне покойного митрополита Иоанна (Снычева), обращенные к каждому из нас: «Лишь те немногие выжившие старики, что стоят ныне с протянутой рукой в переходах метрополитена, надев колодки боевых наград, позвякивая (кто не успел продать) орденами Великой Отечественной, имеют перед Богом право преемства подвигов предков. Мы же, равнодушно спешащие мимо, лишены такого права до тех пор, пока не восстановим попранного и вспомним забытое... Стоит лишь начать, и Господь всемогущий подаст нам силы на духовную брань, чистую жизнь и благие дела! Да будет так. Аминь».