УКР РУС  


 Головна > Публікації > Довідкові матеріали  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 33 відвідувачів

Теги
церква та політика церковна журналістика Предстоятелі Помісних Церков Вселенський Патріархат Ющенко розкол в Україні УГКЦ церква і суспільство краєзнавство Голодомор Приїзд Патріарха Кирила в Україну Церква і медицина шляхи єднання Доброчинність педагогіка постать у Церкві комуністи та Церква вибори українська християнська культура Митрополит Володимир (Сабодан) Патріарх Алексій II конфлікти Президент Віктор Ющенко автокефалія секти іконопис Церква і влада монастирі та храми України Священний Синод УПЦ 1020-річчя Хрещення Русі діаспора Церква і політика Католицька Церква милосердя УПЦ КП Мазепа молодь Києво-Печерська Лавра забобони Археологія та реставрація






Рейтинг@Mail.ru






1150 лет киево-русской эры

  04 лютого 2010


Сергей Шумило, г. Киев

«Князь Аскольд - мученик, он как бы возобновил апостольскую проповедь святого Андрея Первозванного» - архиепископ Митрофан Белоцерковский, управделами УПЦ (МП) «Русская линия».

В 2010 году исполняется 1150 лет с момента похода князя Оскольда Киевского на Константинополь и принятия им после этого («спустя немного») святой православной веры.

 

"О походе русичей на Константинополь и принятии Русью в IX веке христианства"

Рассуждая об этом историческом событии, академик П. Толочко отмечает: «"Открытие Руси", как об этом писал константинопольский патриарх Фотий, состоялось в 860 г., когда у стен Царьграда - "Второго Рима" - появилась мощная русская эскадра. Осада Константинополя стала своеобразной точкой отсчета русской истории в греческих хрониках. "Повесть временных лет" со ссылкой на "летописанье греческое" отмечает, что с этого времени "начася прозывати Руська земля". Состоялось "дипломатическое признание" Киевской Руси Византией. Между двумя странами, как справедливо полагали А.А. Шахматов, В.В. Мавродин и другие историки, был заключен договор "мира и любви"... Поход русских дружин в 860 г. на Константинополь, несмотря на относительную неудачу, сыграл решающую роль в утверждении международных позиций Киевской Руси. Содействовало этому и принятие господствующей верхушкой Руси христианства».

«Повесть временных лет» так повествует о походе Киевского князя Оскольда на Царьград:

«Иде Асколдъ и Диръ на Греки и прииде въ 14 лето Михаила царя. Царю же отщедъшю на Агаряны, и дошедшю ему яко Черное реки, весть епархъ посла ему, яко Русь идетъ на Царьградъ. И воротися царь. Си же внутрь Суда вшедъше, много оубииство християномъ створиша, и въ двою сту кораблии Царьградъ оступиша. Царь же одва въ городъ вниде, и съ патриарьхомъ Фотиемъ къ сущии церкви святии въ Лахернех Богородици всю нощь молитву створиша, тако же божественную ризу святыя Богородици съ песнеми изънесше въ реку омочиша, тишине сущи. И морю оукротившюся, абье буря с ветромъ въста, и волнамъ великимъ всътавшимъ засобь, и безбожныхъ Руси корабля смяте, и къ берегу приверже, и изби я, яко малу ихъ отъ таковыя беды избыти, и въ свояси възъвратишася».

Также и в Никоновском летописном своде, донесшем до нас отрывки киевского летописания IX-X вв., находим ценные свидетельства об этом событии:

«Иде Осколдъ и Диръ на Греки. Царемъ же Михаилу и Василию отшедшимъ на Агаряны воевати, и дошедшимъ имъ Черныя реки, посла къ ним епарх, глаголя, яко Русь идетъ на Царьградъ въ двоюсту и множае кораблей. Они же възвратишася, и едва внидоша въ городъ и съ патриархомъ Фотиемъ приходяще къ церкви святей Богородици Влахерну, и изнесше ризу пречистые Богородици съ плачем и съ слезами многими и край ея въ море омочивше. Бе бо тогда море тихо велми, и егда омочиша ризу, и абие възста буря зелна, и разби множество кораблей, и потопи безбожную Русь».

Говоря о поражении, постигшем Оскольдово войско под стенами Константинополя, Никоновская летопись сообщает: «Възвратишася Осколдъ и Диръ отъ Царяграда въ мале дружине, и бысть в Киеве плачь велий».В другом месте Никоновская летопись, также сообщая о походе князя Оскольда на Константинополь, отмечает уже и факт крещения киевского князя и русской дружины:

«О князи Русьтемъ Осколде. Роди же нарицаемии Руси, иже и Кумани, живяху въ Ексинопонте, и начаша пленовати страну Римлянскую, и хотяху поити и въ Констянтинградъ; но възбрани имъ высший Промыслъ, паче же и приключися имъ гневъ Божий, и тогда възвратишася тщии князи их Осколдъ и Диръ. Василие же много воиньствова на Агаряны и Манихеи. Сътвори же [император] и мирное устроение съ прежереченными Русы, и приложи сихъ на христианство, и обещавшеся креститися, и просиша архиерея, и посла къ ним царь»»». Далее, описывая проповедь посланного из Константинополя епископа на Руси, Никоновская летопись сообщает о Чуде с несгораемым Евангелием, брошенным в огонь по требованию русичей, и заключает: ««Сие видевшие Руси удивившася, чудящеся силе Христове, и вси крестишася».

Аналогичные свидетельства мы находим и в Иоакимовской летописи: Осколд «...собравъ войско, победилъ сначала козаръ, потомъ пошелъ въ ладьяхъ ко Цареграду, но буря разбила на море корабли его. И возвратясь, послалъ онъ въ Цареградъ ко царю...».

Также и в Густынской летописи читаем: «Наша Русь, при патриарсе Фотии... егда Василий царъ сотвори миръ со Рускимъ народомъ, хотяше ихъ привести ко истенней вере, еже они обещашася; посла же имъ царъ митрополиту Михаила и иныхъ епископовъ».

Кроме того, подобные свидетельства о походе русичей на Константинополь и принятии Русью в IX веке христианства встречаем мы в Киевском Синопсисе и ряде других отечественных летописных источников. Даже Церковный Устав св. князя Владимира отражает факт принятия христианства на Руси при Св. Патр. Фотии. Крещение Руси в IX веке упоминают и арабские хроники Ибн-Хордадбега, ал-Масуди и других. Сообщает об этом и сербское «Сказание въкратце сущим от Адама до дньшняго времени», а также болгарский перевод летописи Манассииной.

Эти сведения древних летописей дополняют свидетельства о нападении русичией в 860 году на Царьград - как болгарского Хронографа Георгия Амортола, сообщающего о походе кн. Осколда Киевского на Константинополь, так и византийских источников - хроники Симеона Логофета, сообщений Никиты Пафлагонянина, Константина Багрянородного, Льва Граматика, Георгия Мниха, Сократителя Симеонова, Последователя Феофана, Георгия Кедрина, Скилицы, Зонары, Глики, Манасия, Феодосия Мелитенского и других. Также имеются упоминания об этом событии в письме римского папы Николая к императору Михаилу от 28 сентября 865 года, в письме патриарха Иоакима Антиохийского императору Алексею Комнину, в Венецианской Хронике Иоанна Диакона,  в так называемой «Брюссельской» хронике Кюмона, называющей датой нападения Руси на Константинополь 18 июня (ст. ст.) 860 года, а также в ряде польских хроник (Я. Длугоша, М. Стрыйковского, М. Миховского и др.).

 

О крещении русичей в IХ веке из византийских источников

Факт крещения русичей в IХ веке после похода кн. Оскольда на Константинополь довольно четко отмечен в византийских источниках. Один из хронографов (Продолжатель Порфирогена) пишет: «Вскоре после того [осады Константинополя] пришло от них [от Руси] посольство, которое просило соделать их участниками божественного крещения, что и было сделано» (Theoph. Cont., V, 194). Другой византийский источник также сообщает: «Испытавши таким образом гнев Божий, по молитвам управлявшего в то время Церковию Фотия, Руссы возвратились в отечество и спустя немного прислали послов в Константинополь просить себе крещения. Их желание было исполнено - к ним послан был епископ».

Среди церковных авторов ценнейшие свидетельства о походе русичей на Константинополь в 860 году и последовавшем после этого принятии христианства на Руси сохранились в Проповедях (860г.) и Окружном Послании Восточным Патриархам (866г.) Св. Патриарха Фотия  Константинопольского - непосредственного очевидца и участника тех событий.

Знаменательно, что ни в одном из византийских исторических источников не упоминается о таком важном событии, как Крещение Руси при св. князе Владимире в Х веке, тогда как во многих источниках имеются упоминания о Крещении на Руси при князе Оскольде в IX веке. Аналогично нет ничего о Крещении Руси в Х веке и в западно-европейских источниках. Как поясняет такое историческое недоразумение проф. М.Брайчевский, «отсутствие в иностранных источниках сведений о крещении Владимиром Руси объясняется тем, что впервые официальный акт введения христианства в Киевском государстве состоялся в 860 г., при Аскольде. И хотя после убийства последнего в 882 г. христианство утратило значение государственной религии, в гла­зах ойкумены Русь оставалась христианской страной». По мнению Брайчевского, внутренние придворные перевороты в Киеве не касались международного положения Руси, закрепленного князем Оскольдом через акт принятия христианства, а поэтому для внешнего мира Русь по-прежнему оставалась de-facto христианской даже после языческого переворота в 882 году; здесь со времен князя Оскольда существовала отдельная Русская епархия (митрополия), которая занимала 61-е место в диптихе Константинопольского патриархата задолго до окончательного утверждения христианства на Руси при св. князе Владимире. Как пишет об этом церковный историк В.И. Петрушко, «поразительно, но греческие авторы вообще не упоминают даже о таком эпохальном событии, как крещение Руси при св. Владимире. Впрочем, у греков были свои причины: епархия „Росия" формально была открыта столетием раньше».

Среди византийских сообщений о событии Оскольдова Крещения наиболее подробным является описание, составленное внуком императора Василия Македонянина - Константином Багрянородным. Из этого сообщения византийского императора можно заключить, что в IX веке при кн. Оскольде крещение русичей носило характер сугубо добровольного волеизъявления граждан, без общеобязательного принуждения кого-либо к смене веры. Более того, как сообщает Константин Багрянородный, русский князь решение о принятии христианской веры принимал не единолично, но советно с боярами, дружиной и народом, созвав специально для этого Вече. И, что более всего поразительно, значительная масса русичей после всестороннего обсуждения вероисповедного вопроса добровольно последовала примеру своего князя, приняв святое крещение.

Вот как об этом повествует император Константин Багрянородный: «И народ росов, воинственный и безбожнейший, посредством щедрых подарков золота и серебра и шелковых одежд он (император Василий, - прим.) привлек к переговорам и, заключив с ними мирный договор, убедил сделать­ся участниками божественного крещения, и устроил так, что они приняли архиепископа, получившего рукоположение от патриар­ха Игнатия. Архиепископ, прибыв в страну сказанного народа для помянутого дела, принят был благосклонно. Властитель того народа, созвав собрание подданных и председательствуя с окру­жавшими его старцами, которые по причине долгой привычки более других привержены были к суеверию и, рассуждая о своей вере и вере христиан, призывает и спрашивает, что [архиерей] возвестит и чему будет их учить. Когда епископ предложил книгу божественного Евангелия и рассказал им историю о некото­рых чудесах Спасителя нашего и Бога, и рассказал им историю не­которых чудес, совершенных Богом в Ветхом Завете, то русы тот­час поспешили сказать: "Если и мы не увидим чего-нибудь подоб­ного, и в особенности того, что ты говоришь о трех отроках в пе­щи, то совершенно тебе не поверим и не будем слушать твоих ре­чей". Он же, будучи уверен в неложности Того, Кто сказал: "Аще что просите в имя Мое, примите", и еще: "кто верует в Меня, в дела, которые Я творю, сотворит, и больше сих сотворит, ко­гда сотворенное должно быть не для суеславия, а для спасения душ", - сказал им: "Хотя и не должно искушать Бога, однако, ес­ли вы от всего сердца решили приступить к Нему, просите, что хо­тите - Бог обязательно сделает по вере вашей, хотя я есть смирен­ный и малейший". Они же просили самую книгу веры христиан­ской, т.е. божественное и священное Евангелие бросить в разож­женный огонь, обещая, если она останется невредимою, присту­пить к Богу, которого он [архиерей] проповедует. После того как это было сказано, священнослужитель поднял глаза и ру­ки к Богу и воззвал: "Прослави имя Твое святое, Иисуе Христе, Боже наш, и ныне пред глазами народа сего". И брошена была в пещь с огнем книга святого Евангелия. По прошествии достаточ­ного времени, когда пещь погасла, обретен был священный сви­ток, непострадавшим и неповрежденным, и не получившим от ог­ня никакого ущерба, так что даже кисти на концах связывавших его шнуров не потерпели никакого вреда или изменения. Увидев это и быв поражены величием чуда, варвары без сомнений начали креститься».

Подобные свидетельства о первом Крещении на Руси в IX веке и Чуде несгораемого Евангелия мы встречаем и в других византийских источниках, в частности у Кедрина, Скилицы, Зонары, Льва Граматика, Михаила Глики и др. Кроме того, точно такие же свидетельства о созыве Вече для обсуждения вопроса принятия святой православной веры и о Чуде несгораемого Евангелия, побудившего язычников к принятию святого крещения, имеются и в Житиях Свв. Кирилла и Мефодия. Также в этих источниках отмечается, что сие чудо и обращение языческого правителя и народа совершил св. Кирилл (Константин) вместе со своим братом св. Мефодием, которые посещали киево-русские земли в 860-862 гг. в рамках «хазарского посольства». На версии именно киево-русской, а не хазарской, миссии просветителей славян настаивали такие видные ученые, как акад. Ламанский, акад. Рыбаков, проф. Карташев, проф. Брайчевский и другие.

О созванном в Киеве Вече и свершившемся на нем Чуде несгораемого Евангелия сообщает и Никоновская летопись, прямо относящая это событие к князю Оскольду Киевскому и выделяющая это повествование отдельным подзаголовком: «О князи Русьтемъ Осколде».

Опираясь на летописные свидетельства и повествования византийских хроник, в церковно-академической среде считается установленным фактом Крещение князя Оскольда c «болярами» и дружиною в начале или середине 860 годов (См.: Митр. Макарий Булгаков. Истории Русской Церкви / Крещение руссов при Аскольде и Дире. - М., 1994. - Т.1; Еп. Порфирий Успенский. Четыре беседы Фотия, святейшего патриарха Константинопольского. - СПб., 1863; Порфирий (Успенский), архим. Драгоценная для России находка на Святой Горе Афонской // Церковная летопись. 1861. 11 ноября. - С. 688-700; Ловягин Е. Две беседы святейшего патриарха Константинопольского Фотия по случаю нашествия россов на Константинополь // Журнал «Христианское чтение, издаваемое при Санкт-Петербургской духовной академии». - 1882 г. - Часть 2. - С. 414-419, 430-443; Прот. Николай Оглоблин. Тысячелетие евангельской проповеди в Русской земле // Киевские епархиальные ведомости. - № 7 от 1 апреля 1866 г.; № 8 от 15 апреля 1866 г.; Прот. Лев Лебедев. Крещение Руси. - М., 1987; Митр. Евгений Болховитинов. Описание Киево-Софийского собора и Киевской иерархии. - К., 1825; Карташев А.В. Очерки по истории Русской Церкви / Первое крещение киевских руссов. - М., 1993. Т. 1.; Прот. П.Троцкий. Киево-Печерский Пустынно-Николаевский монастырь // Труды Киевской духовной академии, № 9, сентябрь 1878 г. - С. 591-592; С.Ф.Т. Историческое описание Киевского Пустынны-Никольского монастыря. - К., 1902 г. - С. 17-19; Сементовский Н. Киев, его святыни, древности, достопамятности. - К.- СПб, 1900 г. - С. 162-163; Свящ. Виктор Кузнецов. Аскольдово Крещение Руси // Завтра, № 24 (604), 15.06.2005 г.; Митр. Иоанн (Снычев). Самодержавие духа: Очерки русского самосознания / Три крещения Руси. - М.: ИРЦ, 2007; Архиеп. Митрофан Переяслав-Хмельницкий, управделами УПЦ (МП). Праздник Положения честной ризы Пресвятой Богородицы во Влахерне // Русская линия, 17.07.2006 г.; Парменов А. Русь у стен Царьграда // Православие.Ru, 14.07.2006 г.).

С точки зрения историков...

Как пишет по этому поводу Протоиерей Лев Лебедев, «история свидетельствует, что после набега 860 года не кто иной, как князья Осколд и Дир с «болярами», старейшинами и частью народа приняли в Киеве Святое Крещение, в чем современные ученые не сомневаются. Так совершилось первое массовое Крещение на Руси».

Факт похода кн. Оскольда Киевского на Константинополь и принятия им после этого («спустя немного») св. Крещения подтверждается и современной светской исторической наукой. Историки Н. Котляр и В. Смолий констатируют: «Ученые, критически изучив греческие памятники письменности о крещении Аскольда, признали их заслуживающими доверия». Также и проф. Н.Полонская-Василенко отмечает: «Вопрос о крещении Киевской Руси при княжении Аскольда можно признать доказанным». Отмечая как не подлежащий сомнению факт принятия христианства на Руси в IX веке, академик П. Толочко дополняет: «Свидетельства греческих авторов подтверждаются Никоновской летописью, которая сохранила сообщения об Аскольдовом крещении Руси. Они содержатся в той ее части, что была составлена, как считают Б.А.Рыбаков и другие историки, на основе летописи Аскольда. Это событие великой исторической важности». А вот что по этому поводу пишет академик М.Тихомиров: «Факт обращения Руси в христианство в это время [в IX в. - прим. авт.] остается бесспорным, так как о нем сообщает в своих посланиях современник и деятельное лицо этого события патриарх Фотий... В Никоновской летописи также находим рассказ о крещении Руси при кн. Аскольде... Крещение Руси при патриархе Фотии оставило большой след в русской церковной традиции. Еще в XI-XII вв. христианство на Руси считалось утвердившимся при патриархе Фотии в IX веке. Поэтому в некоторых произведениях этого времени имеем странный анахронизм, по которому современником Фотия назван князь Владимир, крестивший Русь в 989 году [т.е. более чем через 100 лет после Патр. Фотия - прим. авт.]. «Крестися Владимир и взя у Фотиа патриарха Цареградского первого митрополита Киеву», - читаем в некоторых летописях. Патриарха Фотия как просветителя Русской земли называет и такой ранний памятник, как Церковный устав князя Всеволода ХII века».

Одним из дополнительных подтверждений того, что кн. Оскольд был христианином, может служить и тот факт, что, как сообщают летописи, после его убийства язычником Олегом он не был предан сожжению по языческой традиции, но погребен («несоша на гору и погребоша»), как и подобает по христианской традиции, а на месте его погребения был воздвигнут храм в честь Св. Николая. По словам Митр. Макария (Булгаков), «Первые наши христиане над могилою сего князя имели церковь святого Николая. Быть не может, чтобы они согласились построить христианский храм над могилою язычника. Вероятна и та догадка, что Аскольд в крещении назван был Николаем, потому что у нас, точно, существовал обычай созидать церкви над могилами князей в честь святых, им соименных. Слова летописи Иоакимовой, называющей Аскольда блаженным, могут служить новым доказательством его крещения».

При единогласном признании факта принятия на Руси в IX веке христианства, среди историков нет единого мнения относительно того, в каком году князь Оскольд принял святое Крещение. Как отмечает Прот. Лев Лебедев, «Точной даты принятия русскими христианства после 860 года не указывается, но, судя по смыслу слов «Окружного послания», оно произошло до 866 года и вскоре после набега 860 года». Исходя из этого одни историки полагают, что Крещение произошло в 860 году вскоре («спустя немного») после похода на Константинополь. Другие - что это событие состоялось в промежутке между 860 и 866 годами. Выбрав последнюю версию, как крайнюю точку отсчета, в 1866 году Святейший Синод благословил отмечать в Российской империи тысячелетний юбилей распространения христианства на Руси при князе Оскольде (см. Прим.). Однако и эта дата скорее является условной. Немало есть оснований полагать, что Крещение состоялось все же именно в 860 году. Хотя необходимо учитывать, что обращение ко Христу языческого князя Оскольда и киево-русской дружины происходило, скорее всего, не в одно мгновение, но постепенно, в процессе внутреннего озарения и переосмысления. Несомненным остается то, что начало этому чудесному событию было положено именно в 860 году в результате Чуда, явленного Божией Матерью у стен Константинополя, осажденного войсками кн. Оскольда.

 

Примечание: Установление даты празднования Тысячелетнего юбилея христианства на Руси в 1866 г. было связано с тем, что в то время ученые полагали, что поход кн. Оскольда на Константинополь состоялся в 866 г., а не 860 г., как это было доказано позже. Как отмечает по этому поводу известный византист А. Васильев в своем основательном труде «История Византийской империи»: «Сравнительно еще недавно это достопамятное для нас событие было относимо громадным большинством историков к 865 или 866 году и часто приводилось в связи с летописным походом Аскольда и Дира. Но после издания в 1894 году одним бельгийским ученым (Францем Кюмоном) найденной им в Брюсселе краткой греческой анонимной хроники это мнение пришлось признать неверным, так как хроника сообщает совершенно точную дату. Руссы подошли к Константинополю на двухстах судах 18 июня 860 года, но потерпели сильное поражение и потеряли много своих кораблей. При этом нелишне вспомнить, что некоторые ученые, еще задолго до появления анонимной хроники, уже сомневались в прежней датировке этого события и путем различных хронологических комбинаций склонялись к 860 году. Так, знаменитый ученый XVIII века в Италии Ассемани относил первое нападение руссов к концу 859 или началу 860 года, о чем позднее ученые совершенно забыли. Вполне независимо от Ассемани наш известный историк церкви Голубинский, еще за четырнадцать лет до издания анонимной Брюссельской хроники, пришел также к убеждению, что данное нападение руссов имело место в 860 или в самом начале 861 года» (Васильев А.А. История Византийской империи. Время до крестовых походов (до 1081 г.) / Первое русское нападение на Константинополь. - СПб.: Алетейя, 2000 г.)).

 

В науке не существует единого мнения и относительно того, сколько раз князь Оскольд осуществлял походы на Константинополь. Митрополит Макарий (Булгаков) пишет об этом: «Составитель нашей Никоновой летописи, имея под руками рассмотренные нами троякого рода греческие свидетельства об одном и том же событии, привел почти буквально четыре из них в разных местах своего сочинения... А ученый Шлецер заключил, будто Никонова летопись говорит о четырех походах на Царьград Аскольда и Дира, тогда как при малейшем сличении этих мест оказывается, что в них повторяется одно и то же и почти теми же словами». Имеющиеся хронологические противоречия в отечественных летописях могут объясняться также и тем, что, как полагают историки Н. Котляр и В. Смолий: «Нестор и другие летописцы XI-XII вв. восстанавливали события X, IX вв. и еще более отдаленных времен, пользуясь в основном устными, фольклорными источниками, в которых дат нет вообще. Вот почему оказались неточными в летописи и год первого известного нам из отечественных источников похода Руси на Царьград, и время княжения в Киеве Аскольда».

Принято считать, что Киевская Русь вышла на арену всемирной истории именно в 860 году. Сейчас в этом нет никаких сомнений. Это подтверждают, среди прочего, и открытия «Брюссельской» хроники Кюмона, называющей дату нападения Руси на Константинополь  - 18 июня 860 года. Указывают на  это и рукописи, найденные Н. Красносельцевым при изучении Типика церкви Св. Софии IX века, где также сообщается об осаде Константинополя русичами в июне 860 года. Встречаются аналогичные свидетельства и в других источниках. Не случайно Нестор Летописец впоследствии отмечал, что именно с этого момента «стала прозываться Русская земля», и именно с царствования византийского императора Михаила III он начал хронографический отсчет в своей летописи: «С этой поры начнем и числа положим». Вот как об этом повествует сама же «Повесть временных лет»:

«В год 6360 (= 860 г. по александрийской системе летоисчисления, - прим.), индикта 15, когда начал царствовать Михаил, стала прозываться Русская земля. Узнали мы об этом потому, что при этом царе приходила Русь на Царьград... Вот почему с этой поры начнем и числа положим».

Обратив внимание на этот момент, академик Б.Рыбаков, а следом за ним и проф. М. Брайчевский, отмечают факт введения при князе Оскольде новой «системы летоисчисления, в которой отсчет лет начинается от 860 года». «Откуда же такая необычная хронология? Что именно заставило наших предков избрать 860 год за начало летоисчисления?» - задается вопросом проф. М.Брайчевский. И отвечает: «Ответ необходимо искать, конечно же, в событиях древнерусской, а не византийской истории».

Рассуждая над загадочным введением в отечественном летоисчислении так называемой «киево-русской эры», проф. М. Брайчевский отмечает: «Некоторые летописные статьи [не только Никоновского свода, но и «Повести временных лет», - прим. авт.] имеют странные хронологические обозначения от «Михаила-царя». Так, 6374 г. обозначен как «14 лето михаила-цесаря», 6384 г. - как 24-е, 6389 г. - как 29-е. Эти записи фиксируют наличие какого-то очень древнего летоисчисления, которое брало за точку отсчета 6360 (= 860) год [по александрийской системе, - прим. авт.]... Разгадку такого загадочного репер дают сами летописные тексты: «В лето 6360, индикта 15..., - читаем в «Повести временных лет», - нача ся прозывати Руска земля». Выходит, речь идет не о византийской системе летоисчисления, а о древнерусской. Она избрала за начало новой эры поход князя Аскольда на Константинополь в 860 году и акт христианизации - важнейшее, с точки зрения средневековья, событие древнерусской истории».

Обосновывая факт введения с 860 года так называемой «киево-русской эры» в отечественном летоисчислении, проф. М. Брайчевский рассуждает: «На Руси во времена Аскольда было введено особенное летоисчисление - «Русская эра», начинавшая отсчет лет от выдающегося похода на Константинополь, то есть от 860 года... Таким образом, начиная систематическое изложение исторических событий, летописец IX ст. избрал условную дату - 860 г. - время отважного похода Руси на Константинополь и ее христианизации... Акт крещения Руси был осмыслен как поворотный момент в истории страны, как своеобразный перелом на пути к прогрессу, а соответственно признан за хронологический репер... Этот акт в средневековой идеологии рассматривался как приобщение к Благодати, как начало новой, возрожденной жизни (позже эту концепцию глубоко и всесторонне изложит Иларион в своем «Слове о законе и благодати»). Именно таким образом вынуждена была восприниматься эта акция и общественной верхушкой Руси во главе с Аскольдом. Покончив с язычеством, страна как бы порывала с собственным «варварским» прошлым. Присоединяясь к христианству, она становилась частью ойкумены, цивилизованного мира».

Наблюдения акад. Б. Рыбакова и проф. М. Брайчевского относительно введения в отечественном летоисчислении особой так называемой «киево-русской эры» весьма ценны. С этого времени начинается отсчет нашей отечественной истории, отсчет рождения Святой Руси, крещеной и просвещенной светом Христова учения. Именно поэтому российский историк В.Ключевский (1841 - 1911) утверждал, что «Русское государство основалось деятельною Аскольда... Из Киева, а не из Новгорода пошло политическое объединение русского славянства».

2010 год отмечен знаменательным юбилеем - исполняется 1150 лет с момента похода князя Оскольда Киевского на Константинополь и принятия им после этого святой православной веры. Это также является и 1150-летним юбилеем «киево-русской эры», о которой писали акад. Б.Рыбаков и проф. М.Брайчевский, и начало которой было положено князем Оскольдом Киевским.

В память об этом выдающемся событии подготовлена данная статья, призванная хотя бы отчасти способствовать делу восстановления памяти о первопросветителе Руси князе-мученике Оскольде-Николае Киевском и первом Оскольдовом Крещении на Руси в IX веке, предуготовившем окончательное торжество святой православной веры в 988 г. при св. князе Владимире Великом.