УКР РУС  


 Головна > Публікації > Інтерв'ю  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 116 відвідувачів

Теги
Києво-Печерська Лавра Митрополит Володимир (Сабодан) Археологія та реставрація педагогіка конфлікти комуністи та Церква автокефалія УГКЦ діаспора секти милосердя українська християнська культура 1020-річчя Хрещення Русі УПЦ КП Церква і влада Голодомор забобони молодь церковна журналістика Церква і політика Вселенський Патріархат постать у Церкві іконопис Церква і медицина шляхи єднання церква та політика Президент Віктор Ющенко краєзнавство розкол в Україні Предстоятелі Помісних Церков монастирі та храми України Патріарх Алексій II Мазепа церква і суспільство Священний Синод УПЦ Ющенко Католицька Церква вибори Приїзд Патріарха Кирила в Україну Доброчинність






Рейтинг@Mail.ru






Настоятель Богоявленского храма Бостона отец Виктор: «Самое важное для нас ― церковное единство»

  03 вересня 2008


Виктория Сидорова, Бостон ― Чернигов

«Господи, помилуй» - звучали слова молитвы под сводами небольшого храма в американском городе Бостон. С душевным трепетом я воспринимала слова таких знакомых молитв по ту сторону Атлантического океана, всматривалась в родные лики святых Серафима Саровского, Иоанна Кронштадтского, Ксении Петербуржской...

Бостон, расположенный в штате Массачусетс, я посетила по программе «Громадські зв'язки» проекта «Гармонія». Группа из Чернигова, в состав которой попала и я, изучала тему «Збереження історичної та культурної спадщини». Кроме того, мне очень хотелось узнать, как живут православные в США. В Интернете нашла координаты Богоявленского храма, который находится в юрисдикции Русской Православной Церкви (до недавнего времени это была Русская Православная Церковь За Рубежом). Вечером позвонила настоятелю, договорилась о встрече, и уже на следующий день приехала в храм.

Знакомство

Высокий сутуловатый священник в очках и с длинными волосами, собранными в хвостик, служил молебен, а потом панихиду. В храме в то субботнее утро находились всего несколько человек. «Наши постоянные прихожане уехали домой на огороды», - то ли в шутку, то ли серьезно разъяснил мне ситуацию отец Виктор Болдевскуль, настоятель этого храма. Батюшка - американец, но по-русски говорит чисто и правильно, при обычном разговоре его акцент заметен, а вот во время службы почти отсутствует.

По словам священника, большинство прихожан Богоявленского храма Бостона - выходцы из России, Украины, Белоруссии. Летом они проведывают своих родных, при этом часто помогают им по хозяйству, например, окучивают или копают картошку. Оказалось, что на момент нашей беседы у себя на родине находилась и жена священника, москвичка Светлана, вместе с их тремя детьми.

 

- А Вы из Православной Церкви Московского Патриархата или той, где Филарет? - поинтересовался при знакомстве батюшка.

- Украинская Православная Церковь Московского Патриархата!

- Значит, каноничная, - подытожил отец Виктор.

- Удивительно, что Вы знаете о положении дел в Украине. Вы следите за новостями?

- Мы болеем за Русскую Церковь, нас беспокоит ситуация, которая сложилась в вашей стране. Не забывайте, что у нас есть прихожане из Украины, так что это вошло в жизнь нашей церкви.

 

Справка

В эти дни в Бостоне насчитывается около 20 православных храмов разных юрисдикций, в том числе американской, русской, украинской православной церквов, много греческих. Богоявленский приход относится к Русской Православной Церкви За Рубежом. В мае 2007 года произошло объединение этой церкви с РПЦ, но она является самоуправляемой церковью.

«Все объединились возле Чаши Христовой»

Когда контакт был установлен, я попросила отца Виктора рассказать историю Богоявленского храма, и настоятель с удовольствием провел небольшую экскурсию.

- К нам приходят бывшие жители Москвы, Петербурга, Минска, Киева, Львова. Приходят также люди из Австралии, Болгарии, Сербии. Иногда во взаимоотношениях возникают некоторые нюансы, но мы пытаемся создать такую атмосферу, чтобы был один дух, чтобы все объединялись возле Чаши Христовой. Конечно, люди из Минска или из Киева будут болеть за свою родину, но это не служит препятствием для их прихода в церковь Христову. Самое важное для нас - церковное единство! Иногда бывают попытки создать разъединение в приходе, использовать какие-то поводы, но я этого не допускаю. Всем нам приходится мириться, потому что люди разные.

Наш приход существует уже 56 лет. Вначале служили по договору в греческой церкви, а потом смогли купить старый протестантский храм в Дорчестере. Но приснопамятный отец Роман, тогдашний настоятель, все-таки добился, чтобы началось строительство нового храма. Община купила этот участок с домом, служили в комнате и строили храм. Участок приобрели примерно в 1970-1971 году, а освятили где-то в 1976-м, к нам приезжал архиепископ Лавр. Тогда приход был маленький, но после празднования 1000-летия Крещения Руси, когда начались положительные явления в России, как мы считаем, Преображение, возвращение обратно в Церковь Христову, людей стало приходить больше.

По воскресеньям у нас бывает 125-150 человек, постоянно приходят на службу около 80 человек. Очень многие приходят на службу раз-два в месяц. Знаете, ведь и в России не все ходят в церковь каждое воскресенье. Ну, может, всего 1-2% верующих. Если бы 5% ходили, нужно было бы построить еще 30 тысяч храмов. Многие люди до своего переезда не ходили в храм, а здесь начинают ходить, воцерковляются. В этом году у нас на приходе состоялись 50 крещений, 48 человек - это переселенцы, но я крестил и нескольких американцев, уже взрослых людей. Слава Богу, людей к нам приходит все больше, и мы уже обсуждаем вопрос о необходимости строительства зала - культурного центра, чтобы при нем действовала школа. Мы ведь единственный храм Русской Православной Церкви За Рубежом в Бостоне.

«Приход существует благодаря труду богомольцев»

- Батюшка, как давно Вы служите в этом храме?

- Я был назначен сюда ровно три года назад как помощник настоятеля. Здесь 40 лет служил отец Роман, который уже болел, у него был рак. И владыка Лавр хотел, чтобы я ему помог. Через полтора года отец Роман пошел на покой и скончался в мае 2007 года - всего за несколько дней до нашего воссоединения с Русской Православной Церковью. Он очень болел этим вопросом, был за воссоединение.

- Какие святыни особо почитаемы в Богоявленском храме?

- Мы очень чтим каждую икону. Могу сказать, что икона святителя Николая неоднократно сама очистилась. Она была совсем темная, но обновлялась несколько раз, и это замечали даже те люди, которые не знали об этом явлении. Одна женщина убирала в нашем храме и, заметив, что лик Святителя стал светлее, прибежала ко мне: «Батюшка, чудо! Икона очистилась!». А я ей: «Да, я знаю, с этим образом такое бывает». Есть еще икона новомучеников российских, очень чтимая. Здесь важно не столько письмо, сколько композиция. Люди, которые к нам приходят, могут увидеть, что происходило в России в послереволюционные годы. Эта икона написана Николаем Александровичем Попковым, его сын протоиерей Андрей Попков служит в соборе в Чикаго. Это одна из первых икон новомучеников. Наш иконостас написан нынешним епископом Даниилом, он служит по староверческому учению.

У нас очень хороший хор - около 20 человек, поют все добровольно. Регент пожилой, ему 81 год, но приходит на все службы и, Слава Богу, управляет хором. Служим по большим праздникам и воскресеньям, а также на некоторые другие праздники: в день почитания оптинских старцев, на Серафима Саровского, пророка Илии.

- Ведется ли на этом приходе какая-то общая деятельность помимо службы?

- Конечно! У нас существуют сестричество, братство. Сестричество объединяет женщин, которые помогают убирать храм, пытаются достать хорошее облачение, собирают деньги на благотворительность, даже если что-то произошло вне Бостона, например в России. Если кто-то из наших прихожан заболел, то они сообщают мне, проведывают этого человека. Братство у нас неофициальное, это группа молодых ребят, которые помогают церкви. На улице вы бы их не узнали, это обычные люди, которые могут что-то отремонтировать, перестроить. Они очень помогают священнику. Для нас очень важным является понятие быть членом прихода. Я думаю, что в России, Украине не всегда это существует. Многие приходят сначала в один храм, потом в другой. А здесь человек официально является членом прихода, и это значит, что он болеет за приход, берет ответственность за его жизнь. Если же люди этого не делают, приход не существует. Любой приход действует благодаря добровольному труду богомольцев. Я думаю, что это очень важно. У алтаря нашего храма я прошу помощи у Господа и благодарю Его. А знак благодарности - помощь в содержании храма Божьего. И это не только внешнее, но и внутреннее состояние. Это означает исполнить свою миссию: помочь нуждающимся, поддерживать друг друга, помогать друг другу, то есть исполнять заповедь Божью.

«Церковь здесь живет, церковь дышит»

- Расскажите немного о себе, батюшка. Вы американец?

- Я русского происхождения, но родился здесь. Родители переехали в США 60 лет назад. Тогда были сильные антирусские настроения: русский - значит, коммунист. Дома у нас говорили по-английски, я изучал русский язык в семинарии, учился в Джорданвилле (штат Нью-Йорк, отсюда ехать около пяти часов). Это духовный центр Русской Зарубежной Церкви. Там жил митрополит Лавр. После семинарии я продолжил учебу в Государственном университете штата Огайо на историческом факультете, а потом женился в России и принял сан священника. Мы живем здесь, но часто бываем в России.

- Почему Вы приняли решение стать священником, Ваша семья была верующей?

- Да, верующей, но очень сильно на мое решение повлиял владыка Лавр. Тогда мы жили в трех часах езды от монастыря, я видел жизнь монахов. Не забудьте, что церковь здесь живет, церковь дышит. Где-то приходы больше, где-то меньше, но у нас идет активная церковная жизнь, и это сохраняется в течение уже почти 90 лет. Церковь объединяла русский народ не только в Америке, но и в Канаде, Австралии, Германии. Наверное, сейчас такая же ситуация. Даже те люди, которые не ходят к нам на службу, если спросить их на улице, ответят, что их храм - Богоявленский. Думаю, около 10-20 тысяч жителей Бостона считают себя прихожанами нашего храма.

- Мне кажется, что церковь здесь живет даже более активной жизнью, чем у нас, в Украине.

- До объединения у нас возникал такой вопрос: что же мы можем дать Русской Церкви? Казалось, что ничего особенного. Но очень многие священники приезжают сюда и отмечают, что у нас есть приходская жизнь, общение, которое редко встречается в России, в Украине. Иногда служба - это все, что есть у вас в храмах. Люди приходят на богослужение, причащают детей и все. А ведь это очень важный вопрос, потому что Церковь сейчас переживает те проблемы, которые мы уже пережили, а именно: как передать этот церковный дух, как воспитать новое поколение? Да, в последние 10-15 лет многие снова начали ходить в церковь, но нет никакой гарантии, что это стремление будет передаваться детям. А в мире все-таки царит антицерковный дух, антицерковная культура. Вы же читаете газеты, смотрите телевизор, видите рекламу, знаете, что происходит вокруг. Как же сохранить православное сознание после богослужения? Редко когда дети, молодежь могут собираться, чтобы пообщаться со своими сверстниками. А у нас этот опыт есть! У нас проводится много нецерковных мероприятий: спортивные матчи, летние лагеря, воскресные школы, молодежные съезды, фестивали. Важно, что православные ребята могут собираться вместе, и рядом с ними взрослые. После службы у нас обязательно проводятся трапезы, где все могут остаться, поговорить. В России, где я бывал, на трапезу остается обычно духовенство, приходской совет. А ведь общение очень важно! Особенно когда мы живем в неправославной среде. Обратите внимание, что Новый год люди празднуют больше, чем Рождество или Пасху. И по воскресеньям магазины нигде не закрываются. Россия - это богохранимая страна, но в ней существуют проблемы, которые мы уже пережили. У нас есть опыт, как сохранить веру в иноверческой среде или как вообще передать веру в современном свободном мире. Я думаю, нам просто необходимы проекты для сотрудничества.

- Любопытно все-таки, как живет православный священник в Америке, какова роль матушки на Вашем приходе.

- Я работаю, у меня есть светская работа - преподаю английский язык в средней школе, иногда историю. Многие наши священники имеют светскую работу. Надо работать дополнительно, чтобы содержать семью. У нас трое детей - трех, восьми и десяти лет. Мою жену зовут Светлана, она москвичка. Роль матушки у нас бывает разная. Бывают матушки, которые управляют приходами. Моя жена поддерживает меня в семье, занимается воспитанием детей, ходит на службы, но не вмешивается во внутренние дела. Моя жена не была назначена на этот приход, это послушание ее мужа, поэтому мы разделяем эти обязанности. Ее все любят, все с ней общаются, звонят ей по разным вопросам, она участвует в приходской жизни, помогает с воскресной школой. Всегда, когда нужно, помогает мне. Например, заранее читает мои проповеди и исправляет неточности как литературный редактор, чтобы правильно использовались падежи, склонения, окончания. Вот так мы и живем.

- Отец Виктор, огромное спасибо за интервью! Когда снова будете в России, обязательно приезжайте в Чернигов поклониться мощам наших святых.

- Да, я знаю о Феодосии Черниговском, князе Игоре, князе Михаиле.

- А ведь у нас есть и небесные покровители - Антоний Печерский, Никола Святоша, Лаврентий Черниговский - всего около 30 православных святых связаны с нашим краем. Так что милости просим!

- Спасибо за приглашение!

 

Фото автора