УКР РУС  


 Головна > Публікації > Краса Православ’я  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 147 відвідувачів

Теги
1020-річчя Хрещення Русі Предстоятелі Помісних Церков Вселенський Патріархат Приїзд Патріарха Кирила в Україну УГКЦ українська християнська культура Києво-Печерська Лавра автокефалія Священний Синод УПЦ церква і суспільство Церква і медицина діаспора УПЦ КП краєзнавство церковна журналістика забобони секти іконопис Митрополит Володимир (Сабодан) педагогіка Мазепа Католицька Церква Голодомор монастирі та храми України розкол в Україні конфлікти молодь Президент Віктор Ющенко Церква і політика Ющенко церква та політика милосердя комуністи та Церква Археологія та реставрація постать у Церкві Доброчинність Церква і влада Патріарх Алексій II шляхи єднання вибори






Рейтинг@Mail.ru






Чудо у криницы

Протоиерей Александр Авдюгин,
настоятель храма-часовни в честь святых Богоотец Иоакима и Анны,
г. Ровеньки Луганской области

В посленаполеоновское время, то есть в далеком уже начале XIX века, в Российской империи наступили тихие и спокойные времена. Нет, войны были, но - далеко, на периферии. И воевала там регулярная армия с профессиональным войском и офицерами, из кругов высшей и средней знати произошедших.

В центре же России, в Малороссии, Белоруссии и за Уралом наполнялись города, села, деревни и станицы людом православным, землепашеством и ремеслами занимающимся. Больше всего, конечно, землей-матушкой кормились. Крестьянствовали.

И была тогда у помещиков, особенно черноземных губерний, одна, но пламенная блажь. Каждый год, по своей крепостнической воле, отправляли они на землю святую, в Палестины, своих «замученных тяжкой неволей» крестьян. С каждой семьи по человеку - по очереди. Как приходской поп благословил, а управляющий имением разрешил, или барин назначил.

В путь паломников собирали всем обществом. Наказов о молитвах, поклонах и литургиях с молебнами на Святой земле, у Гроба Господня, было великое множество. Прощались не без слез: дорога дальняя и часто не все могли ее одолеть, на нахоженном пути  частенько бугорки с крестами попадались. Кто-то, не дошедши, Богу душу отдал, к Его святыням направляясь, а другие, возвращаясь, до дома не добрались. Преставились, отмолившись и за себя, и за весь род свой. Полгода в одну сторону, столько же пути  обратно на родину, а шесть месяцев - по святыням, церквам и монастырям палестинским - время немалое.

Одна из таких паломнических групп где-то в середине позапрошлого века решила с нахоженного паломнического пути свернуть, дабы сократить путь к родным домам и хатам. Были это крестьяне  Богучаровского уезда Воронежской губернии, то есть северные соседи наших благословенных земель, которые входили в те времена в территорию Всевеликого войска Донского.

Шли летом, торопились к жатве, поэтому и решили «срезать» часть пути: не заходить, как было принято, к мощам святителя Иосафа Белгородского, а идти напрямки, через Миллерово, к Богучару, а там уже и до родных деревень рукой подать.

Вечером остановились у начала сильно заросшей лесом и кустарником балки. Услышали шум воды и поняли, что сам Господь привел их к ночлегу. Когда спустились вниз, увидели небольшой водопад - это бил из-под камней полноводный родник. Вода образовала небольшое озерцо и бежала дальше, в темную глубь, затянутую водорослями, тиной и низкорослыми камышами.

Расположились на склоне, предварительно окружив место ночевки толстой меховой веревкой - преградой от змей, которые всегда расселялись на границе между сухой ковыльной степью и водой.

Отмывшись от дорожной пыли, развели костер, наелись горячей похлебки и, поблагодарив Бога за хлеб насущный и ночлег удобный, улеглись спать. Умаялись паломники, ведь путь нелегкий.

Утром, с зарею, как и положено, первым поднялся староста. Удивившись легкости тела и полностью пропавшей, не от такого уж и долгого сна, столь долго копившейся усталости, решил еще подождать, не будить ходоков-молитвенников, и аккуратно, не шумя, спустился к кринице умыться.

Встающее солнце играло в падающей воде разноцветными всполохами. Староста залюбовался красотой, перекрестил лоб со словами «Вся премудростию сотворил еси...» и тут же замер в изумлении. Из водопадных струй живительного родника на него смотрел человек в епископском облачении. Староста хотел, было, крикнуть, позвать сотоварищей, но смог лишь негромко, сдавленно повторять, крестясь часто и мелко:

- Господи, что же это? Господи, как же это?

Но его услышали. Спустилось еще несколько богомольцев-крестьян и с благоговейным ужасом уставились на водопад: в падающей воде стоял епископ. Сколько продолжалась это видение - неведомо, только сильнее заиграло солнце, водные брызги утратили свои радуги, и чудный образ  растворился в воде.

Надо сказать, что в те времена народ был не только богобоязный, но и знающий Закон Божий. Любимыми рассказами в долгие зимние вечера были жития святых. Наши предки наперечет не только подвиги мучеников и преподобных знали, но и как они выглядят ведали. В церковь-то все ходили, а там образа на стенах да аналоях.

Когда отошли немного от восторгов, вскриков и причитаний, то спели молитву благодарственную, и тут же начали судить да рядить, кого это они в роднике увидели, кто им знак подал и для чего явился на зорьке? Тут и вышла несуразица - никто не мог сказать: кто же этот святой был, из криницы на них смотревший? Не встречался ранее никому из богомольцев этот образ.

Пока размышляли да спорили, время подошло путь продолжать, и тут другие странности определились. С изумлением смотрели паломники на свои чистые, без царапин, ссадин и больных мозолей ноги. Ведь вчера вечером крутило и саднило стопы, от дороги дальней, болело тело, покрытое незаживающими ранками и свезенной кожей... А нынче - пропали болячки.

Особенно радовались те, кого зубы донимали: где его выдернешь без коновала? Сейчас же богомольцы улыбались, чудесно освобожденные от изнуряющей боли. Не болели зубы!

Всю оставшуюся дорогу, - а шли еще больше двух недель, - только и разговоров было, что о чуде у криницы. Воду же из источника, каждый в котомке домой нес и берег сильней, чем святыни палестинские.

К уездному Богучару пришли к вечеру. Заночевали во дворе церковном, под навесом. Хотя то уже и не сон был - так, передохнули немного, дома-то родные рядом уже, день-два пути. Да и многие из местных жителей пришли посмотреть на ходоков-молитвенников, рассказы о дальних святынях послушать, узнать, что за морями делается, да как иноземный и иноверный люд живет. Когда же наши богомольцы о чудном явлении, с ними недавно приключившемся, рассказывали, то многих сомнения одолевали: как это в наших краях, да в такое время грешное чудеса происходят?

Но слова те об удивительном источнике в памяти крестьян отложились. А наутро, когда перед дорогой в храм Божий паломники зашли, чудо недавнее и подтвердилось. В притворе храма, с левой стороны, со стены смотрел на них тот же епископ. В нимбе над ним  упавшие на колени богомольцы прочитали слова, написанные церковнославянской вязью: «Святой священномученик Антипа, епископ Пергамский».

Отсюда и берет начало наш святой  Антипьев в источник.

Что было дальше? Дальше богатая история с радостями и бедами, с молитвами и отвержением. Но, как и тогда, 150 лет назад, пробивается из земли ровенецкой святая вода веры Православной.