УКР РУС  


 Головна > Публікації > Краса Православ’я  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 46 відвідувачів

Теги
Церква і політика Католицька Церква шляхи єднання конфлікти забобони церква і суспільство автокефалія Патріарх Алексій II Церква і влада секти милосердя монастирі та храми України Ющенко Голодомор Митрополит Володимир (Сабодан) Священний Синод УПЦ Вселенський Патріархат краєзнавство УПЦ КП постать у Церкві українська християнська культура Археологія та реставрація діаспора Церква і медицина церква та політика Приїзд Патріарха Кирила в Україну УГКЦ Президент Віктор Ющенко Мазепа педагогіка розкол в Україні комуністи та Церква церковна журналістика молодь 1020-річчя Хрещення Русі вибори Києво-Печерська Лавра іконопис Доброчинність Предстоятелі Помісних Церков






Рейтинг@Mail.ru






Свято-Тихвинскому монастырю Днепропетровска — 140 лет!

Диакон Георгий Скубак

До открытия в 1873 году общины святого праведного Иосифа, обручника Пресвятой Девы при деревне Марьевке Новомосковского уезда Екатеринославская Тихвинская женская община, находящаяся в двух верстах от Екатеринослава, была единственной женской общиной и единственным женским монастырем на все православное почти миллионное население Екатеринославской губернии.

Отсутствие монастырей не следует приписывать недостатку религиозных чувств населения. Причина в особых условиях колонизации местности и особых условиях ее прошлой жизни. Если в колонизации других местностей России монастыри и общины всегда являлись аванпостами русской национальности и главными центрами, около которых группировалось русское население, то в Екатеринославской губернии не могло быть этого потому, что колонизация ее совершилась не постепенно и по воле самого русского народа, а сделалась почти вдруг по воле и мановению одного сильного человека, пробудившего жизнь во всем Новороссийском крае.

Человек этот был Григорий Потемкин, который открыл доступ в этот край всем желавшим в нем поселиться. Понятно, что люди, вдруг нахлынувшие сюда из разных, часто совершенно противоположных пределов обширной России, с совершенно различными целями и воззрениями на жизнь, а также переселенцы из Германии, Молдавии, Сербии, Валахии и других стран, не могли тотчас же приняться за какие-либо капитальные общественные постройки и учреждения. Они были вынуждены употребить немало времени для того, чтобы сжиться друг с другом, ассимилироваться и удовлетворить свои насущные потребности, как, например, устройство приходских храмов.

Только сюда со всей губернии и могли поступать лица женского пола, ищущие успокоения от тревог и бурь житейских, а также престарелые, вдовы и бесприютные сироты.

Зарождение великой обители

Благая мысль о необходимости устройства хотя бы одного монастыря на губернию жила издавна среди населения Екатеринославской губернии. Но как всегда бывает в подобных случаях, она ждала удобного случая для своего осуществления со стороны какой-нибудь энергичной личности. Такой счастливый жребий пал на долю государственного крестьянина селения Диевки Екатеринославского уезда Евфимия Шапошникова и екатеринославского мещанина Федора Чабаненко.

31 октября 1864 года они подали на имя епископа Екатеринославского и Таганрогского Леонида (Зарецкого) прошение, в котором изъяснили, что они хотят пожертвовать для устройства женской общины землю, которую купили недалеко от селения Мироновки. В дар Господу и Его Святой Церкви они передали 201 десятин и 2181 кв. сажень земли, с двумя десятинами в числе их кленового леса с домом на каменном фундаменте, рыбным прудом в балке, садом и всеми хозяйственными принадлежностями. Вместе с этим они предложили, что когда соберется на этом месте достаточное количество лиц, они снова будут ходатайствовать перед архипастырем об официальном открытии на этой земле женской общины. При этом было оговорено, что содержание общины, как в настоящее время, так и в последующем насколько Бог продлит их жизнь - они принимают на себя. При прошении благодетели представили и две купчие крепости.

Таков был первый краеугольный камень, положенный в основание Тихвинской женской общины ее первыми основателями и главными виновниками ее организации.

По действующим на то время законам, епархиальное начальство само по себе было не в праве ни принимать таких пожертвований, ни давать разрешения на открытие общины в таких местах. В подобных случаях оно, прежде всего, обязывается собрать точные сведения о том, имеют ли завещатели или жертвователи сами право на таковые распоряжения жертвуемыми ими имуществами и затем уже, если не окажется никаких препятствий к принятию завещанного или жертвуемого, епархиальное начальство обязано донести об этом Священному Синоду для «испрошения на то Высочайшего соизволения, а вместе и для исходатайствования Высочайшего разрешения на укрепление жертвуемого в церковную собственность», причем оно обязано доставлять и план жертвуемой недвижимости.

Преосвященный Леонид, передавая в Консисторию прошение Ф. Чабаненко и Е. Шапошникова, сдал его с такою резолюцией: «Изъясненное в сем прошении предложение рассмотреть и представить заключение».

Консистория не медлила своими распоряжениями, но пока шла переписка между разными присутственными местами, и собирались различные сведения, времени прошло много. Немало содействовала задержке и случившаяся перемена главных административных лиц в епархиальном ведомстве. В конце 1864 года Преосвященный Леонид был уволен и на место его назначен епископ Платон (Треопольский). Новый архипастырь не мог тотчас же, по вступлению в управление епархиею, взяться за это дело со всею энергией, не ознакомившись предварительно с общим ходом всех епархиальных дел. Таким образом, дело это оставалось в неопределенном положении до конца марта месяца 1865 года.

Между тем слух об открытии женской общины распространился по всему Верхнеднепровскому уезду и прежде чем были составлены нужные правила, определяющие быт общины и дано формальное разрешение на ее открытие, на это место стекалось достаточное количество женщин и девушек, желавших принять монашество. Они и образовали здесь нечто вроде общины.

Но в государственных структурах по этому делу не было никаких официальных сведений, поэтому данное обстоятельство заинтересовало полицию. Следствием проявления интереса государственных чиновников к этому делу, епархиальное начальство убедилось, что для продвижения этого дела нужно живое участие какого-нибудь лица, которое бы, не дожидаясь никаких бумаг, постоянно изо дня в день и шаг за шагом следило за ним, не давая ему останавливаться.

Для этой цели избрали бывшего в то время членом Консистории и ключарем протоиерея Иоанна Поддубного и поручили ему вместе с экономом Архиерейского дома иеромонахом Феопемптом, дальнейшее ведение этого дела. После долгих разбирательств дело об отчуждении пожертвованной земли в пользу женской общины не имело никаких законных препятствий со стороны гражданского начальства и подошло к своему логическому завершению.

С окончанием земельной тяжбы наступило время позаботиться об открытии самой общины и о составлении для нее устава, тем более что лиц, изъявивших желание в нее поступить, оказалось достаточное количество.

5 ноября 1865 года епархиальное начальство издало постановление об открытии женской общины на пожертвованной земле и дало предписание бывшему кафедральному протоиерею Зосимовичу и протоиерею Успенской церкви Иосифу Деркачеву составлять проект устава для новой общины.

Через месяц, 3 декабря, поступило к Преосвященному Платону от бывшего священника Екатеринославской кладбищенской Воскресной церкви Александра Зосимовича прошение, заставившее Преосвященного изменить сделанное уже им постановление об открытии общины. Священник в своем прошении говорил, что некоторые из граждан Екатеринослава, желая устроить вблизи города женскую общину заключили с ним условие относительно того, «чтобы он уступил на этот предмет его собственную дачу, находящуюся в двух верстах от г. Екатеринослава, ... с домом ... сo всеми службами при нем и садом». Поэтому он просил епархиальное начальство принять эту землю в епархиальное ведомство и испросить разрешение Синода на открытие, согласно воле жертвователей, на этой земле женской общины. При прошении священник приложил и документы на принадлежащую ему землю: копию с Высочайшего указа на продажу этой земли в частные руки, купчую крепость, вводный лист и утвержденный план земли.

Так как желание устроить женскую общину в городе или вблизи его было желанием большинства граждан Екатеринослава, и так как эта мысль совпадала и с желанием самого Преосвященного Платона, он по данному вопросу 10 декабря 1865 года обратился с просьбою к губернатору Дунину-Борковскому. И когда губернатор уведомил, что с его стороны препятствий к открытию на этой земле женской общины нет, то Преосвященный Платон, представляя документацию в Святейший Синод, прямо высказался в пользу открытия женской общины в Екатеринославской епархии именно вблизи Екатеринослава. Владыка вместе с тем присовокупил еще и просьбу о том, чтобы земля, пожертвованная Чабаненко и Шапошниковым, отстоящая от Екатеринослава на 50 верст предоставлена была во владение Тихвинской женской общине, основываемой вблизи города для ее обеспечения в материальном отношении. Вместе с прочими документами в Синод был представлен и проект устава для учреждения в Екатеринославской губернии и уезде Тихвинской женской общины.

24 сентября 1866 года Государь император, по всеподданнейшему докладу обер-прокурора Святейшего Синода Высочайше соизволил утвердить определение Святейшего Синода об учреждении вблизи Екатеринослава женской общины, со школою при ней и об укреплении за этою общиною двух участков земли, жертвуемых священником Зосимовичем и мещанином Чабаненко. Об этом Высочайшем соизволении Синод дал знать Преосвященному Платону указом с препровождением при нем и утвержденного Святейшим Синодом устава общины для зависящих распоряжений с его стороны.

Сам устав этой женской общины, на основании которого она открыта, следующий...

Игуменья Мария - первая настоятельница

С высочайшим утверждением определения Синода относительно открытия вблизи Екатеринослава Тихвинской женской общины наступило время начать само устройство общины. Преосвященный Платон, приступая к совершению этого дела, прежде всего, признал нужным избрать и утвердить настоятельницу для новой общины. Выбор его пал на насельницу Одесского Архангело-Михайловского монастыря монахиню Марию.

Она была родом из города Херсона. Родители ее были простые мещане, но они смогли дать дочери первоначальное образование. От природы расположенная к делам человеколюбия и постоянно делавшая их и в мирском звании, Мария в 1854 году изъявила желание постричься в монашество, и была определена в число послушниц Одесского Архангело-Михайловского женского монастыря. В 1857 году была пострижена в ангельский образ с именем Мария. С этого времени вся жизнь монахини была посвящена делам милосердия и служения Богу и людям.

Находясь в монастыре, она, на ей одной известные средства, устроила в монастыре училище для бесприютных и бедных девочек. В 1865 году она по обету отправилась в Киев для поклонения святым местам, и, возвращаясь оттуда, проезжала через Екатеринослав. Здесь она узнала об открывающейся женской общине и, по обыкновению, захотела и здесь вложить свою лепту участия в добром деле. Руководствуясь этой благой мыслью, она пожелала перейти из Одессы в основываемую общину, о чем и заявила Преосвященному Платону. Владыка одобрил ее намерение, вследствие чего она подала прошение о переводе своем из Херсонской епархии в Екатеринославскую, который состоялся в феврале 1866 года.

Избрав и утвердив ее настоятельницею Екатеринославской Тихвинской женской общины Преосвященный Платон поступил предусмотрительно и в интересах общины, ведь последующей энергичной и разумной деятельностью этой настоятельницы обитель, как мы увидим далее, исключительно обязана всем своим благоустройством. Настоятельнице Марии совместно с благочинным священником Василием Рубанистым поручено было составить опись земель, зданий и угодий, поступающих в собственность Тихвинской женской общины. Вместе с этим ей вручены были Консисториею все необходимые книги для устройства и ведения хозяйства общины узаконенным порядком.

Нет сомнения, что под управлением и руководством монахини Марии устройство Тихвинской общины совершилось бы еще быстрее и успешнее, если бы при самом начале ее основания не встретились совершенно неожиданные препятствия. Как это ни представляется странным, до 1873 года тянулся целый гражданский процесс по поводу законности земельных участков, который завершился в пользу общины.

Несмотря на эти неблагоприятные для устройства дела, развитие обители никогда не останавливалось, а, напротив, с каждым днем подвигалось вперед. Фактически, а не на бумаге только, оно началось с того самого дня, как настоятельницею была назначена монахиня Мария. С этого времени работы по устройству общины шли безостановочно. Благодаря энергии, распорядительности и опытности настоятельницы, постройки в общине начали быстро осуществляться одна за другой. Откуда матушка Мария брала средства для покрытия всех расходов, осталось тайной, так как в самой общине средств для этого не было.

Епархиальное начальство, хотя и видело ясно такое положение вновь основываемой женской общины, но, не имея в своих руках никаких специальных сумм на этот предмет, и не могло оказать ей никакой материальной помощи в этом деле. Все, что со своей стороны оно могло сделать - это выдать книгу сбора в Екатеринославе и его окрестностях добротных подаяний в пользу общины.

Нет сомнения, что подобное положение при начале такого важного дела, как устройство женской общины, могло бы поставить в затруднение всякого, не обладающего волевым характером. Но монахиня Мария была мудра, рассудительна и сильна духом. Чем стесненнее были денежные средства общины, тем с большею энергией она действовала, и ее знание и умение отыскивать благотворителей, а равно и располагать к делам гуманности и благотворительности всякого, вступившего в общение с нею, всегда выручали ее в подобных тесных обстоятельствах близко принятого ею к сердцу делу. Таким образом, она своим примером еще раз доказала людям, что во всяком добром деле нужна прежде всего искреннее желание дать ему правильный ход.

Так как главное назначение общины есть религиозно-нравственное усовершенствование живущих в ней сестер, то начальница общины, удовлетворив самые неотложные нужды по размещению и содержанию насельниц, решила возвести храм.

Вследствие этого, предположив сделать летнюю церковь венцом и украшением всех зданий общины, настоятельница решилась сначала устроить зимнюю храм и в декабре месяце того же 1866 года, в котором и была открыта община, она уже просила Преосвященного Платона разрешить ей построение в общине небольшой каменной теплой церкви в честь святой великомученицы Варвары. При прошении настоятельницею общины представлен был и проект предполагаемой церкви. Хотя при рассмотрении этого проекта в Строительном отделении Екатеринославского губернского правления в нем найдены были такие крупные недостатки, что он потребовал значительных изменений, тем не менее, обстоятельство это, под руководством и надзором опытной настоятельницы, не задержало ход дела на очень долгое время.