УКР РУС  


 Головна > Публікації > Краса Православ’я  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 135 відвідувачів

Теги
шляхи єднання автокефалія Доброчинність Церква і влада Києво-Печерська Лавра українська християнська культура молодь краєзнавство милосердя Церква і політика конфлікти Митрополит Володимир (Сабодан) іконопис вибори Католицька Церква Президент Віктор Ющенко педагогіка Патріарх Алексій II монастирі та храми України УПЦ КП церква і суспільство забобони церковна журналістика секти Церква і медицина церква та політика постать у Церкві 1020-річчя Хрещення Русі Приїзд Патріарха Кирила в Україну Священний Синод УПЦ Вселенський Патріархат УГКЦ Ющенко Предстоятелі Помісних Церков діаспора Археологія та реставрація комуністи та Церква Мазепа Голодомор розкол в Україні






Рейтинг@Mail.ru






Многоликая драгоценность веры и благочестия

Протоиерей Александр Авдюгин

На Руси много монастырей. И не упомнишь всех, за шесть сотен перевалило. Это только тех, которые официально благословлены, освящены и хотя бы двумя-тремя иноками богаты, или инокинями наполнены. Да простят меня настоятельницы женских обителей, знаю их нелегкие труды, заботы и жертвенность, но все же мужской монастырь практически всегда, даже когда в нем больше послушников, чем монахов, вне времени обретается... Женский же, хоть и украшен, ухожен, подчищен и пасторален, более заботами о дне нынешнем занят.

В мужском - все иное, или постоянно стремится стать тем, что мы определяем как «не от мира сего». Кажется, на вид всё обычно, известно и знакомо, а глубокое и таинственное всегда проявляется.

Мужской монастырь разнолик. Не внешним видом, который лишь изначально определительной карточкой является, а внутренним содержанием. И это «содержание» полностью зависит от той цели, с которой ты в монастырь подался. Это касается и небольших пристанищ монашеского подвига, но лучше все же взять в пример обитель, которую знают все, многие в ней бывали или, по крайней мере, о ней слышали.

Впервые в Киево-Печерскую Лавру я приехал со своими приходскими паломниками. История этой святыни православия знакома каждому, кто прикасался к нашей вере и традиции. Патерики читались, фотографий и репродукции лаврских храмов, Дальних и Ближних пещер, икон и святынь рассматривались и запоминались, но Лавра воочию раскрывается иначе. Нет, все совпадает и абсолютно похоже, но входя в монастырские ворота, кажется, что каждый булыжник монастырского спуска уже экспонат,  свидетель исторической памяти и причастник духовных подвигов.

Для паломника экскурсовод не нужен, его не удивляют высота колокольни, таинственность пещер с мощами праведников, наличие могилы Столыпина и золотой блеск куполов. Он ожидал этого. Тут цель и мысль иная: «Услышь, Господи, молитву мою, ведь Ты всегда пребываешь в святости этой, благодатью Твоею»...

Хочется все посмотреть, ко всему прикоснуться и в то же время, хотя чувство восхищения и благоговения преобладает, испытываешь постоянное смущение, неловкость: «Может быть, я что делаю не так»? 

На насельников монастырских смотришь не иначе, как на ангелов во плоти, а на богослужении паришь в неведомых телу духовных измерениях, где все соединено: и прошлое, и нынешнее и то, что будет «там». «Там» же будет именно так, как здесь, в Лавре, потому что невозможно представить обители Божии краше лаврских храмов, а пение ангелов лучше монастырского.

Иное представление об обители у священника, приехавшего не только помолиться, но и для прихода родного обновки приобрести. По Украине уже мастерских с утварью да облачением множество определилось, но лаврское есть лаврское, может быть и дороже немного выходит, но зато в матери городов русских приобретено, на святых горах киевских покупалось. Это много значит для прихожан наших, красоту убранства ценящих, и всегда при всех гостях подчеркивающих: «В митрополии куплено. Есть магазин богатый у пещер дальних».

Отличить батюшку, что «по делам» в Лавру заглянул, проще простого. Во-первых, именно он на ранней литургии будет, а, во-вторых, рядышком матушка обретаться должна или отрок великовозрастный. Сам-то по горам печерским с книгами, утварью и прочими церковными необходимостями долго не походишь. В-третьих же, у священника этого всегда сосредоточенно-считающая тень на лице проступает. Красоты приходские нынче немалые средства стоят, надобно и купить все и в сумму гривенную, прихожанами заботливо собранную, уложиться. Вот и мелькает подрясник приезжего пастыря, то в магазине у входа в Лавру, то в лавке у Крестовоздвиженского храма, то в митрополичьем церковном универмаге.... Авось, где-то дешевле, да красивее, да нужнее. Об этом же и молитва на литургии ранней: «Господи, управи всё, как лучше и как Тебе надобно».

В год последний еще одна особенность с этой категорией лаврских посетителей определилась. Нынче монастырь семинаристами богат. Практически с каждой епархии один, два, а то и три юрких и всё знающих молодца богословские науки постигают. Вот к ним и заглядывает приезжий батюшка. Поклоны с посылочкой от родных передать, да о помощи такелажно-носильной попросить. Так и управляется за день с делами паломник рясофорный. И помолился, и поклонился, и в срок уложился...

Есть еще одна категория православных, которые в Киев к святыням прибывают. Это тех, кого призвали...

Слава Богу, большой частью, за благодарностями и наградами зовут, хотя, случается, и пожурить-вразумить вызывают. Но я все же о первой, несравненно большей категории делателей на ниве Христовой рассказать хочу.

Церковная жизнь, которая календарно размеренна и все в ней по чину бывает, за своей неизменной богослужебной частью постоянно наполнена событиями. Здесь не только громогласные праздничные торжества, покаянное многолюдье постовых служб, миссионерские встречи и богословские конференции... Это все есть и само собой разумеется. Иначе быть не может. Окруженная крепостными стенами догматов и канонических правил Церковь имеет свой, присущий только ей вектор совершенствования и развития. Он вверх направлен, к Богу.

Только вот наряду с анонсированными официальными торжествами и мероприятиями есть еще и события, которые из тишины молитвы, кропотливого труда и сердечного самопожертвования произрастают. Они незаметны сразу, да и не афишируются. Зачем? Бог-то видит и знает. Но сколь ни будь скромным и как ни скрывайся от глаз чужих, людская молва да плоды трудов обязательно урожай богатый дадут. Тут-то и призывают делателя к священноначалию... Немножко, конечно, посомневаются: как это в наших то «палестинах» произросло подобное, но за сомнениями этими недолгими и возглас сразу слышен: «Слава Богу за все».

В Лавре обязательно встретят тех, кто трудами да молитвами награду церковную заслужил. Храмовая эта встреча, богослужебная, потому что именно литургия и есть  «благодарение», именно она - начало трудов и благополучное их завершение.

А затем встреча у Блаженнейшего...

Вы когда-нибудь задумывались, сколь трудны будни нашего Предстоятеля? Мне до дня нынешнего трудно понять, как после многочасовой службы у него хватает сил еще и решить ворох срочных и будничных дел: угомонить рассерженных, приободрить унывающих, окормить страждущих, пожурить оступившихся и наградить отличившихся.

В приемной у Блаженнейшего все просто, скромно и умиротворенно. Наверное, потому, что страсти, вокруг бушующие, здесь о молитву претыкаются, а суета лавинная, столичными искушениями преумноженная, застывает тут в изумлении, понимая, что она в сути своей лишь пробегающая мимо никому не нужная ненужность.

Блаженнейший говорит тихо, но слышат все. В приемной нас много, но у него хватает для каждого и доброго слова, и улыбки, и благословения....

Тут только и понимаешь, что терпит тебя Господь не за труды твои, по сути своей малые, а по молитвам святых старцев киево-печерских, да Предстоятеля Церкви нашей.

После приема путь один - к преподобным, в пещеры. От них начало святыни на горах киевских, в них же и утверждение будущего.

 

Многолика Лавра Киевская и каждая ее грань - драгоценное сокровище, возрастающая в своем величии верой и правдой. В какие бы врата лаврские ни вошел, с какой бы стороны на нее ни глянул, она наполнит тебя в той мере, насколько преумножил ты свои таланты духовные. И всегда будет в ее даре и полнота веры, и наша история, и наши традиции, и все то, что мы называем вечностью.