УКР РУС  


 Головна > Публікації > Краса Православ’я  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 71 відвідувачів

Теги
Археологія та реставрація монастирі та храми України постать у Церкві Вселенський Патріархат Президент Віктор Ющенко молодь шляхи єднання Доброчинність Митрополит Володимир (Сабодан) Предстоятелі Помісних Церков розкол в Україні Священний Синод УПЦ Церква і влада Мазепа діаспора забобони Голодомор іконопис Католицька Церква Церква і медицина милосердя автокефалія церква та політика УГКЦ комуністи та Церква Церква і політика Києво-Печерська Лавра 1020-річчя Хрещення Русі педагогіка УПЦ КП церква і суспільство Патріарх Алексій II Приїзд Патріарха Кирила в Україну Ющенко вибори секти конфлікти українська християнська культура церковна журналістика краєзнавство






Рейтинг@Mail.ru






«Играет арии небесны», или Бегущие в облаках

  12 листопада 2008


Николай Столяров, Донецк

Донецк сверяет свое время по курантам. Они установлены на возрожденном в городе Спасо-Преображенском соборе. Хронометр с часами, что для храмового зодчества уже само по себе большая редкость, установлен на его колокольне. «Динь, динь, динь», - плывет над городом мелодия курантов. Гавриил Романович Державин, тот самый, который, в гроб сходя, благословил великого Пушкина, назвал ее «арией небесной».

Колокольня для курантов - своеобразная сцена

Купол, а дальше - только шпиль храма. Колокольня - несколько метров в диаметре. Обстановка в небольшой комнатке аскетическая. На стене иконка, тут же - масла для смазки курантов. Сами куранты в центре, как бы на самом почетном месте. Представьте себе вынутый механизм из старых ходиков - вот так и они выглядят, только, понятно, в иных масштабах. Куранты сообщаются с колоколами. И если колокольня для курантов - это сцена, то залом для них служит весь раскинувшийся вокруг город. Опускаешь глаза, и дух захватывает: вон речка блестит серебром, вон улицы и площади величиной в брошенную на землю монетку. Выше только небо, только облака, которые в иные погоды можно руками зачерпнуть. Во всех словарях слово «куранты» обозначает - бегущие. Бегущие в облаках - так, пожалуй, будет точнее.

В «Архиве князя Бориса Ивановича Куракина» (18 век), вельможи и аристократа, читаем: «В Амстердаме на ратуше часы большие - обычай такой: каждого понедельника сам часовик на тех часах играет полчаса после двенадцати, как бьют разные куранты, руками и ногами, и то вельми трудно, так как я мог видеть одним случаем, что пришел в великий пот». Да уж, войдешь тут «в великий пот», ведь на донецкие куранты подниматься надо на высоту примерно 16-этажного здания. Сначала широкая лестница, это еще куда ни шло. Дальше лестница витая, местами еще и перилами не оборудованная, а под самый верх и вообще просто лестница. Одна площадка - передышка, другая - опять передышка. Фу ты, наконец-то, вот она и колокольня.

Для Андрея Селякова, смотрителя курантов на Спасо-Преображенском соборе, семь верст - не околица

На колокольню в свои двадцать с небольшим он не поднимается - взлетает. Сказывается молодость и привычка. В свое время Андрей монтировал тут куранты. А привез их в Донецк часовых дел мастер из Калуги Александр Николаевич Красников. Он же и учил парня всем премудростям часового ремесла, а еще повесил на стену иконку, посоветовал молитву творить, получить благословение на ремесло, что Андрей и сделал.

Был у него еще один советчик и наставник - его отец. В свое время он работал на заводе взрывозащищенного оборудования, потом его пригласили смотреть часы на храме в Макеевке. Он и сына привлек к этому делу, сначала поручал простейшую работу. Когда же отца не стало, Андрей и принял дело старшего Силякова. Сейчас он, пожалуй, единственный обладатель такой профессии, хоть курантов за ним трое - в Макеевке, Донецке, ремонтировал Андрей часы и в Свято-Никольском монастыре Волновахского района, поэтому и их он считает своими.

Стоит, наверное, назвать и еще одного помощника Андрея. Это его жена Наташа. Когда часы нужно подвести или перевести на час вперед, как дважды в год переводим и мы их, она приезжает к собору, стоит внизу и корректирует положение стрелок на циферблате. Андрею-то сверху их не видно. Вот Наташа по мобилке и говорит: «Еще на минутку вперед или наоборот, - еще на минутку назад». Муж жену-то быстрее, чем кого-либо поймет.

Смотрителей мы представляем как людей в летах...

Андрей, по сравнению с ними, - ослепительно молод. Он недавно окончил Макеевский инженерно-строительный институт, ныне это академия. Успел жениться, ребенок у него, хорошая работа в одной из строительных фирм. Догляд за часами - еще одно его ремесло. Не хочется называть это словом «хобби». Души в этом слове нет, не пахнет оно ни ладаном, ни моторным маслом, которым Андрей смазывает куранты, ни долетающим сюда к колокольне степным ветром, настоянным на травах и дождях.

Куранты на колокольне без всякого корпуса. Они как вскрытое хирургами сердце. Все здесь на виду, каждое колесико, каждая шестеренка. От часового механизма, как в ходиках, идут на тросах гири, вес которых 150 килограммов достигает. Пока говорим с Андреем, проходит час, и через каждые 15 минут куранты проигрывают музыкальную фразу. Она разная по длине, часовой механизм в эти мгновения становится похожим на механическое пианино с той лишь разницей, что вместо струн звучат колокола.

Куранты на колокольне без корпуса. Они как вскрытое хирургами сердце. Андрей говорит, мол, больше всего досаждает пыль: вокруг-то шахты и заводы. Тем сложнее смотрителю, тем чаще делает он влажную уборку и берется за масленку.

Кто изготовил для донецких курантов колокола?

Донецкие же металлурги, создавшие уникальное их производство, разместившееся в литейном цехе предприятия.

Пролет цеха. В нем - готовые благовесты, колокола будничные, полиелейные... Как правило, каждый из них обряжается, получает свою икону. Куранты - редкость в заказах. В принципе, их можно и не обряжать, там, на верхотуре, этого никто и не заметит, разве что птицы. Но когда создавались колокола для донецких курантов, их обрядили, чтобы и птицы, и облака, и само небо, которое не обманешь, могли полюбоваться работой мастеров.

Мелодия у донецких курантов своя, точное время Андрей берет по Первому ТВ-каналу, но кто же на улице, в толпе, смотрит в телевизор. Поднимая голову к небу, все сверяют время по курантам, точность хода которых и гарантирует Андрей Силяков.

Поднимая голову к небу... В польском, немецком, французском, итальянском языках куранты - это только башенные часы с колокольным перезвоном. У нас куранты нечто большее. У нас по тому же Державину:

Курант духовный, повсеместный:
Лишь только заведи
И прочь поди,
Играет арии небесны.

На прощание я предложил Андрею помочь завести куранты, но получил вежливый отказ. Это я потом понял, что дело не в мускульной силе: душу для этого готовить надо. Андрей же сказал уклончиво, мол, силы еще на спуск понадобятся, а это и «вельми трудно» и «в пот великий» прийти придется. Раз ступенька, два ступенька...

Автор: Николай Столяров