УКР РУС  


 Головна > Публікації > Краса Православ’я  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 75 відвідувачів

Теги
УПЦ КП церква і суспільство Патріарх Алексій II Предстоятелі Помісних Церков Вселенський Патріархат Ющенко милосердя Митрополит Володимир (Сабодан) Католицька Церква Церква і влада секти забобони комуністи та Церква молодь УГКЦ вибори Церква і політика постать у Церкві Голодомор монастирі та храми України Доброчинність Священний Синод УПЦ шляхи єднання 1020-річчя Хрещення Русі педагогіка конфлікти іконопис Мазепа краєзнавство Приїзд Патріарха Кирила в Україну Києво-Печерська Лавра українська християнська культура церква та політика Президент Віктор Ющенко автокефалія діаспора Церква і медицина Археологія та реставрація церковна журналістика розкол в Україні






Рейтинг@Mail.ru






И посвятить себя куполам...

  13 березня 2009


Николай Столяров
Спасо-Преображенский собор в Донецке готовится к росписи. Установлен в нем свой иконостас, созданы свои витражи, на очереди в этой песне песен последний, как бы завершающий и самый мощный аккорд - роспись. Она и будет венчать многотрудный и кропотливый труд тех, кто создаст его внутреннее убранство.

Однако, как учитель не может не учить, как хлебопек не может не творить хлебов, как день насущный не обходится без рассветов, так Церковь не может не служить службы Господней. Решено, что пока в главном здании собора будет идти его роспись, служба будет совершаться в нижнем храме. Есть и такой у собора, стоит лишь обойти его и открыть дверь.

...В тот день в небе на зимних каруселях кружилась метель. Снег сыпал и сыпал, покрывая своей белизной мир. Сам день был сумеречным, скупым на свет, словно и, не начинавшись, он плавно клонился к вечеру. Густели тени, затухали звуки...

За приоткрытой дверью нижнего храма полыхнуло светом, красками, негасимым огнем. Золотом нимбов святых, окладами икон, вязью киотов и мягкой росписью купола. Церковь торжествовала в ожидании тех, кто придет к ней, словно к вечному источнику и чуду, Дому Бога на земле.

Посередине храма - банки, баночки, емкости с красками...

...Кисти, кисти, кисти, больше, меньше, меньше и совсем маленькие для тонкой работы, мольберты, тряпицы для рук и опять краски, краски, краски...

Еще посредине храма - леса и на них те, кто сейчас завершает роспись купола. Любой храм - от собора до небольшой церквушки - символ Вселенной и делится на две сферы - небесную и земную. В память о Тайной вечере в Иерусалиме собор опоясывают полотенца с декоративным орнаментом. С небес попросили еще краски. В нижнем храме леса хоть и невысоки, но ведь и с них не наскачешься, нужна помощь. Поэтому в Донецке художники работают артельно.

Самый старший в артели - Геннадий Васильевич Жуков. «Я уже восьмой десяток разменял», - говорит он.

Геннадий Васильевич невысок ростом, кряжист, носит седую бороду, страдает радикулитом. Это - от работы на верхотуре да при открытых окнах. За ним самая, пожалуй, сложная работа - писать лики. Может быть, поэтому Жуков неразговорчив, больше других сосредоточен, как бы сам в себе.

С пуком кистей в руке, в фартуке, словно со старых полотен, изображавших мастеров, его товарищ по работе Владимир Александрович Теличко. Оба они - заслуженные художники Украины, оба живописцы, оба авторы своих персональных выставок, члены Союза художников. Однако в артели принято не ставить имен на своих работах. На то - артель. Она одним духом живет, одним воздухом дышит, в одном стиле работает. Одно слово - артель.

Говорим о канонах церковной росписи...

О красках, храмах, в которых работали художники и в которых им еще предстоит работать, о самой нелегкой доле монументального искусства - и не только прежних лет, когда храмы превращали в склады и уж, конечно, никто не считался с красками на стенах. И в наши дни новые хозяева старых зданий не считаются с ними, спеша заказать глянцевые евроремонты. Это уж у нас, увы нам, увы, как водится.

Геннадия Васильевича утешает то, что остались в целости и сохранности его росписи Донецкого театра кукол, Владимира Александровича - его росписи железнодорожного депо в Ясиноватой.

Станковые живописцы, впервые они начали расписывать церкви в небольшом городке Новый свет Донецкой области. Было это около двух десятков лет назад. С тех пор и не выпускают они кистей из рук.

Правда, заказы для себя никогда не искали. Работа сама находила их. Однажды - даже из-под земли. Это было, когда художников пригласили в храм во имя человека Божия Алексия. Уникален этот собор, ибо находится буквально в Святых горах, тут же - подземная церковь во имя преподобных Антония и Феодосия. Именно здесь художники, пожалуй, по-особому поняли, что значат краски, материалы, с которыми им пришлось работать. Сыро в пещерах, вот и пришлось лики писать на медных досках, на которые было нанесено в Донецком институте металлов специальное покрытие. Темперные акриловые краски не подошли, пришлось прибегнуть к алкидным.

Потом посвящали они себя стене и куполам в храмах Красного лимана и Липецка, на Пюхтицком дворе и в храме 18 века Преображения Господня в Юдино, в Гродно, в Минске, в польском Белостоке и Гайновке. Теперь вот мастера трудятся дома, в Спасо-Преображенском соборе Донецка, расписывая его нижний храм.

Сотворя молитву, работают по строгим, еще Византийским канонам

Всякое отклонение воспринимают в штыки, могут даже от выгодного заказа отказаться. Иногда спорят о правиле: не художник для храма, а храм - для художника. Здесь другое важно, считают мастера, - верно услышать, а потом и передать в красках то, что хочет им сказать храм.

Было время вначале, когда художники просчитывали всю свою работу от начала до конца. Теперь по ходу импровизируют, дополняют, что-то делают строже, никогда не отклоняясь от традиций и канонов. Человек, занимающийся церковной росписью, должен знать их, как «Отче наш», должен уметь читать записанную красками информацию и обязательно верить в то, что он делает, уметь работать стоя и крепко держать кисть.

А то, что это бывает на головокружительной высоте, что болит шея и ноет радикулит - так это, говоря светским языком, - издержки производства. Еще церковная роспись - удел подвижников. Любой крутой олигарх за роспись его дома даст гораздо больше мастеру и не станет укорять за несоблюдение канонов. Главное - угодить заказчику, но в том-то и дело, что настоящих подвижников, посвятивших себя куполам и стенам, деньгами и славой не сманишь.

Нижний храм Спасо-Преображенского собора невелик по размерам

Невелик, однако в нем, как в капле воды, стараниями мастеров отразились все каноны и традиции, которые характерны для больших церквей. И хотя здесь нет «парусов» - как части куполов, небесная сфера выписана в храме по всем правилам и со всем тщанием. Вот - столпы с ликами святых, которых Церковь по праву считает столпами мира. Вот - лики апостолов. Вот полотенца по периметру храма с незатейливым рисунком...

Церковная роспись прежде считалась Библией для неграмотных. Нет сейчас таковых, но осталась роспись, осталось то, что только красками на стене и куполе и можно передать.

Fresco - в переводе с итальянского значит - сырой и свежий. «В Донецке мы работаем с так называемыми сухими фресками», - поясняют художники. Что ж, новые времена - новые материалы, новые краски. Главное, чтобы душу не растерять, в каждый свой мазок краски вложить ее и потом, как создатель древних, сотворенных без единого гвоздя Кижей, забросить в реку топор и сказать: не было такого никогда и больше не будет.

...Над собором на каруселях зимы кружилась метель. Снег сыпал и сыпал, покрывая белизной мир. Сумеречный день клонился к вечеру и только здесь, в нижнем храме Спасо-Преображенского собора, полыхали краски, положенные мастерами, посвятившими себя куполам и стенам.

Портал "Litopys.net"

Автор: Николай Столяров