УКР РУС  


 Головна > Публікації > Краса Православ’я  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 51 відвідувачів

Теги
УГКЦ іконопис Католицька Церква 1020-річчя Хрещення Русі педагогіка молодь церква і суспільство шляхи єднання УПЦ КП Мазепа монастирі та храми України Доброчинність конфлікти українська християнська культура Митрополит Володимир (Сабодан) секти милосердя Приїзд Патріарха Кирила в Україну забобони Вселенський Патріархат Голодомор Священний Синод УПЦ розкол в Україні діаспора Церква і влада Президент Віктор Ющенко церква та політика Археологія та реставрація постать у Церкві Києво-Печерська Лавра Церква і медицина вибори автокефалія церковна журналістика Предстоятелі Помісних Церков краєзнавство Патріарх Алексій II комуністи та Церква Церква і політика Ющенко






Рейтинг@Mail.ru






Покой и благодать в обители Твоей...

  04 листопада 2009


Елена Кучук

Признаться, с монастырями у меня никогда не ладилось. Монахи казались мне непонятными, странными людьми не «от сего» мира. Придя в монастырь, я чувствовала, что словно попала в другое измерение, правила жизни и смерти в котором мне чужды и непонятны. Но более всего смущало то, что увиденное совершенно не соответствовало моим идеалистическим представлениям о монашеской жизни. Поэтому после посещения очередного монастыря я, как правило, некоторое время предавалась тяжким думам о том, что "и здесь" все "не так", и лишь спустя несколько дней мне удавалось прогнать гнетущее, почти давящее чувство неудовлетворенности. Но после поездки в Свято-Николаевский Самарский монастырь я изменила свое мнение. Надеюсь, теперь уже навсегда.  Теплым прикосновением лета остался в памяти этот островок  надежды и человеколюбия...

Дело в том, что впервые в жизни я увидела монастырь не снаружи, а как бы "изнутри"

Узнала, чем живут его обитатели, что у них на душе, и кажется, поняла что-то очень важное про них. Оказалось, что за внешней угрюмостью скрываются добрые, отзывчивые люди, щедрые на сочувствие и способные на христианскую любовь во всей ее полноте. Просто они, больше, чем мы с вами, стараются бороться с грехами и искушениями. Для некоторых кажущееся недружелюбие является своего рода "маскировкой", чтобы враг прошел мимо, не причинив большого вреда. Что же касается "идеала" монашеской жизни, то здесь человеку из мира очень сложно что-либо понять. Как мне однажды сказал один монах: "Ты, прежде всего, береги свою душу от большого греха, у нас с тобой разные мерила. Со мной у Господа совершенно другой разговор будет".

В Самарской обители мне удалось поговорить только с женщинами-послушницами, а значит, эта статья фактически является женским взглядом на мужской монастырь. Интересно, что первым человеком, которого я встретила, была самая настоящая самарянка - женщина из Самарского края, которая приехала в монастырь на несколько дней. Как и у многих наших современниц, ее судьба не была ни простой, ни легкой. Когда в жизни этой женщины случилось горе, отец Досифей - игумен монастыря - очень поддержал ее, буквально "вытащил из пропасти". С тех пор она стала верной прихожанкой, даже после того, как переехала жить в Россию. В монастырь она старается приезжать каждый год, поскольку именно здесь она находит утешение и понимание.

 Самарская обитель славится своей чудотворной иконой Божьей Матери

Запорожские казаки привезли ее с Воcтока и хранили как величайшую святыню. Многие люди, которые с верой молитвенно приступали к этой иконе, получили помощь и исцеление. По словам старожилов, за последние два года икона существенно изменилась. На некогда однотонном фоне вдруг стали проступать контуры в виде чаши, кувшина, замысловатых орнаментов и узоров.

Монастырское хозяйство - коров, кур, сад, огород - обслуживает горсточка матушек.  Свежая, прохладная вода поступает из подземного источника, который тоже находится на территории монастыря. Здесь постоянно проходят благотворительные обеды, никому не отказывают в помощи и приюте.

А еще в монастыре можно купить масло, молоко, творог, сливки; каждого путника бесплатно накормят вкусным обедом и угостят стаканчиком освежающего кваса.

Оказалось, монахи посвящают себя не только молитве, как я считала, им приходится еще очень много работать - в поле, на кухне, в храме. Они ухаживают за садом, клумбами, домашним скотом, следят за чистотой уборных, постоянно что-то моют, красят, строят.  Но от нас они отличаются тем, что делают все это не для себя, не ради благоустройства своей жизни. Каждый шаг, каждое дыхание совершается монахом с мыслями о Господе.

Истинным откровением для меня стало знакомство с матушкой Варварой...

Честно говоря, я никогда бы не подумала, что эта не очень молодая, но все еще красивая интеллигентная женщина создана для монашеской жизни. Все - и осанка, и грамотная речь, и манера держаться - выдает в ней женщину, чьи плечи знали немало драгоценных мехов и брильянтов. Как выяснилось, я не ошиблась в своих предположениях. Матушка Варвара рассказала мне о своем нелегком пути богоискания: "Я была знакома с огромным количеством разнообразных вероучений. Были среди них и те, которые о самой вере имели весьма отдаленное представление. Что касается Православия, то тут я очень сильно сомневалась. Постоянно было такое чувство, что это не мое, чужое. А потом батюшка мне сказал: "Варвара, езжайте завтра в Козельщанский монастырь. Вы кое-что для себя увидите". На следующий день, когда я приехала, в монастыре собралось столько священников, что невозможно было охватить взглядом. И когда все они хором запели "Взбранной воеводе победительная" мне внезапно открылась истинная сила Православия, такая, какой я не встречала нигде и никогда".

Сейчас инокиня Варвара подвизается в качестве послушницы в Самарском монастыре. Вначале мне показалось странным, что монахиня остановилась именно здесь - ведь монастырь мужской! - но, по словам матушки Варвары, эта "пустынька" является настоящим спасением, утешением и отрадой на старости лет.

Я пересмотрела свой взгляд на монастыри

Батюшка объяснил мне, что монахи и в самом деле не "от сего" мира. Одеваясь в черные одежды, они тем самым дают понять, что умерли для земной жизни. Мне кажется, монастырь и не должен быть привлекательным в обывательском смысле этого слова. Его истинную красоту способны понять лишь те немногие, которые призваны служить Богу, отдавая себя полностью, без остатка. Бывает так, что после богослужения каждого прихожанина зовут исполнить послушание - по силам, конечно. Кто-то может остаться на 15 минут, кто-то на полчаса, некоторые стараются приходить каждый день. На мой вопрос, нужна ли монастырю какая-то помощь, послушницы ответили: "Это не монастырю, а людям нужна его помощь! Ведь даже самый малый труд, исполненный не во имя свое, а во имя Господа, будет щедро вознагражден. Очень жаль, что люди не понимают, как сильно они нуждаются в том, чтобы потрудиться здесь".

Когда я покидала монастырь, послушницы просили только об одном - не упоминать в статье их настоящих имен: "Пожалуйста, не нужно. Все мы трудимся по мере своих сил, а это очень мало. Не называйте имен, иначе страшная вражда нападет, никто из нас не спасется"

В заключение хотелось бы привести стихотворение одной монахини, которое она написала о Самарской обители. В этих простых, незатейливых строках чувствуется искренний порыв души и непоколебимая вера. По-настоящему их могут понять лишь те, кто сам хоть раз побывал в этом необычном месте. Только тогда слова превращаются в зримые образы, и мысли наполняет благодатная тишина и теплый солнечный свет:

Покой и благодать в обители Твоей:
С восходом солнца птиц разноголосье,
Река зеркальным блеском отражает
Голубизну небес, пушистость облаков,
И зов души к молитве призывает.

Лес, как стена, пустыньку сохраняет,
Земля ковром зеленым вся покрыта,
Здесь даже зайцы крестный ход несут -
Вот чудо из чудес!

И странникам приют тут подают,
Святитель Николай обитель охраняет.
Благодарим Всевышнего за все,
Царицу-мать, архангелов чины,

И всех святых к молитве призываем:
Спаси нас, Господи! Спаси и сохрани!
Не дай душе уйти без покаянья.
Позволь принять Твои дары
С покорностью и Божьим послушаньем.

Справка

У монастыря очень интересная история, наполненная разнообразными событиями как светлыми, так и трагическими.

Основание монастыря относится к началу XVII века и связано с именем иеромонаха Паисия, который  был приглашен в качестве настоятеля в Самарскую церковь. Отцу Паисию удалось понять дух и стремления казачества, благодаря чему и образовался Самарский Пустынно-Николаевский монастырь, в котором  были приняты богослужебные и молитвенные традиции монахов святого Афона. Монастырь был самой высокой святыней запорожцев, центром культуры и образования, а расцвет обители совпал с расцветом Запорожской Сечи.

Но были в истории Запорожской Палестины - так благоговейно называли монастырь запорожцы - и печальные страницы. Монастырь часто подвергался нападениям, вплоть до полного разрушения в  XVII веке со стороны Польши, в начале следующего века - во время восстания гетмана И. Мазепы. К середине XVIII столетия, когда монастырь был полностью восстановлен и вернул себе значение религиозного центра, обители пришлось пережить эпидемию чумы.

«Великий расцвет» обители приходится  на конец XVIII  века, когда Екатеринославскую епархию  возглавлял  святитель Амвросий (Серебряков).

После Октябрьской революции, в 30-е гг. XX века монастырь был упразднен, он  начал возрождаться около 10 лет назад. В 1995 году  в заброшенной обители поселились монахини ныне действующего Свято-Тихвинского монастыря в Днепропетровске. А в 1998 году Свято-Николаевский Самарский пустынный женский монастырь и Свято-Николаевский приход в г. Новомосковске были преобразованы в мужской Свято-Никола   евский Самарский пустынный монастырь.

Журнал «Самарянка».-№1/2008

Автор: Елена Кучук