УКР РУС  


 Головна > Публікації > Люди Божі  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 86 відвідувачів

Теги
розкол в Україні комуністи та Церква Ющенко церковна журналістика іконопис Президент Віктор Ющенко Археологія та реставрація Доброчинність секти Мазепа Церква і влада Києво-Печерська Лавра автокефалія Вселенський Патріархат УГКЦ Патріарх Алексій II церква і суспільство Священний Синод УПЦ Предстоятелі Помісних Церков милосердя шляхи єднання українська християнська культура постать у Церкві Церква і медицина Голодомор УПЦ КП молодь Католицька Церква конфлікти Церква і політика забобони монастирі та храми України Приїзд Патріарха Кирила в Україну Митрополит Володимир (Сабодан) краєзнавство вибори 1020-річчя Хрещення Русі діаспора педагогіка церква та політика






Рейтинг@Mail.ru






Протоиерей Василий Васильевич Зеньковский (К 125-летию со дня рождения)



Священник Андрей Драненко

Василий Васильевич Зеньковский - человек уникальный. В своей деятельности он соединил многие отрасли как науки, так и разносторенней церковной и политической деятельности. Долгое время его имя не упоминалось по идеологическим причинам. Ведь Зеньковский был православным христианином - и это отразилось на всей его научной деятельности, она была «осолена» солью христианства. Зеньковский был не просто педагогом и психологом - он был православным и педагогом, и психологом. До сих пор он стоит в первой тройке ведущих мыслителей в сфере образования и воспитания, психологии и педагогики.

Василий Зеньковский родился 4(16) июля 1881 г. в Украине в г. Проскурове (ныне Хмельницкий). Внук священника и сын школьного учителя (его отец был одновремено и церковным старостой) воспитывался в православном духе. Школьное образование Зеньковский завершает в Киевской гимназии, из которой выходит убежденным атеистом с ревностным интересом к науке. Поиски и сомнения приводят юношу в мир философии и психологии. В 1900 г. он поступает на отделение физико-математического факультета Киевского университета св. Владимира. В университетские годы в нем зреет разочарование в писаревском натурализме, и в 1902 г. под влиянием самостоятельного изучения святоотеческих творений и произведений русской литературы, а также психологии, В.Зеньковский переживает опыт обретения веры и открывает для себя Церковь заново. 1903 год он считал для себя переломным. Увлечение русской литературой, особенно Гоголем и Достоевским, изучение Канта и философов-неокантианцев, и, особенно, воздействие творчества Вл.Соловьева и Л.Лопатина и чтение «Апологетики» Т.Светлова возвращают его в лоно религии.

В 1904 году Зеньковский перешел на филологический факультет. Здесь под влиянием лекций проф. Г.Челпанова у него проявился интерес к проблемам психологии. По окончании университета он остався на кафедре профессорским стипендиатом, читал курсы философии и психологии детства. В это время он много публикуется и ведет большую организаторскую работу. С 1905 г. он принимает активное участие в работе Киевского общества по изучению религии и философии, а в 1910 становится его председателем. В 1912 году он избирается доцентом Киевского университета (1915-1919 - профессор), и преподавателем киевского Фребелевского педагогического института, а через три года его директором; работает на вечерних женских курсах А.Жекулиной, в мужской гимназии М.Стельмашенко, в женских гимназиях Е.Крюгер и М.Стельмашенко. Магистерскую диссертацию «Проблема психической причинности» Василий Васильевич написал в Германии, куда его посылали на учебу.

В.Асмус в своих воспоминаниях так отзывается о Зеньковском: «Он поразил нас уже с первых лекций. Он не скрывал ни религиозной направленности, ни идеалистического содержания своих философских идей. Более того, он был темпераментным пропагандистом этих идей... Специальная психологическая эрудиция его была огромна... Особенность его чтений состояла в том, что он читал психологию как философскую науку... Он широко, щедро и искусно пользовался философским материалом, освещал светом философских воззрений учения психологии».

Под руководством Зеньковского было проведено одно из значительных социально-педагогических и психологических исследований о влиянии войны на детскую психику («Дети и война», 1915), чтобы найти силы и пути сохранения детей от физической и социальной гибели. Социально-педагогические воззрения этого периода наиболее полно отражены в книге «Социальное воспитание, его задачи и пути» (1917-1918).

После революции 1917 г. проф. Зеньковский в 1918 г. принимает предложение занять пост министра культуры и вероисповеданий в правительстве гетьмана Павла Скоропадского. Затем он так высказался об этом периоде своей работы: «Министерство исповеданий - орган как бы двуликий. В Церкви он представляет собой государство, а в государстве - Церковь». Все последующие министры отдавали предпочтение только лишь репрезентации государства перед Церковью.

В то нелегкое время религиозная ситуация на Холмщине и в южной части Волыни под австро-венгерской оккупацией складывалась трагично. Православие стало «вне закона», церкви закрыты, церковное имущество отобрано, запрещалось совершать богослужения, причащать верных, священников реэвакуантов не допускали в зону оккупации. Министерство исповеданий в лице Зеньковского встало на защиту православия от насилия униатов. Василий Зеньковский лично встречался с австрийским послом в Украине графом Форгачем, чтобы добиться елементарных свобод для православных на Холмщине. Не имея видимых результатов, министр исповеданий 23 сентября 1918 г. снова официально обратился к министру иностранных дел с прошением «стати на захист православної української віри; захищаючи віру православну, захистити український народ Холмщини від полонізації та католизації».

Однако удалось добиться совсем не многого. В течение июня-июля 1918 г. Министерство добилось у австрийской власти разрешения на возвращение на Холмщину 50 православных священников и диаконов, а также добилось финансирования их украинским правительством (123 900 руб.). Зеньковский пробыл на посту министра исповеданий пять месяцев.

В 1919 г. он эмигрировал, работал в Белградском университете (профессор богословского и философского факультетов), в Праге основал Российский педагогический институт и возглавил кафедру экспериментальной и детской психологии (1923-1926). С 1923 по 1927 г. возглавлял Педагогическое бюро по делам русской зарубежной школы.

В небольшой статье «Идея православной культуры» (Берлин, 1923) проблемы кризиса Запада и обретения места России в мировой культуре, столь актуальные и сегодня, находят у Зеньковского свое решение. «Мы до конца вбирали в себя культуру Запада, но не одной ею мы жили... Мы - европейцы в своей культуре, но не только европейцы; в нас еще есть нечто иное, свое, еще не понятое не только Западом, но, может быть, и нами, и именно это свое в нас и влечет Запад... У нас есть своя точка опоры, которой не знает Запад». Не отворачиваться от Запада, не бежать от светской культуры, но идти в культуру и оцерковлять ее - в этом назначение России и православия. Зеньковский формулирует тезис о религиозности всякой культуры. Кризис западной культуры Зеньковский видит в кризисе западного христианства. Исход из этого кризиса «для Запада, а, следовательно, и для нас, поскольку мы - с Западом, может быть найден лишь в религиозной плоскости, именно в лоне православия».

30 апреля 1925 г. в Париже открывается Православный Свято-Сергиевский Богословский Институт. Профессорскую работу в Сергиевском институте Зеньковский одновременно совмещает с преподаванием в Педагогическом институте в Праге. В 1926 г. он окончательно переезжает во Францию. В 1926 г. он открывает Высшие женские богословские курсы, организует Религиозно-педагогический кабинет, в 1927 г. он - редактор журнала «Вопросы религиозного воспитания и образования», с 1927 по 1961 редактирует «Религиозно-педагогический бюллетень».

Василий Зеньковский основную часть жизни отдал преподаванию и исследовательской работе, результатом которой явились сотни опубликованных трудов. Но он не был кабинетным ученым. Он был деятельной натурой, побуждающей его браться за несколько дел сразу.

Весьма значительную часть своей жизни он отдал детям. Вопросам педагогики он посвятил много своих исследований, работ и самой жизни. Зеньковским фактически было создано направление русской религиозной педагогики в зарубежье (Л.Зандер, И.Лаговской, о.С.Четвериков и др.). Для него педагогика должна быть религиозной. В вере, в православии он видил и средство, и цель педагогики. «От цинизма, аморализма, меланхолии и пессимизма мы можем спасти детские души лишь живой и глубокой религиозностью», «...Нельзя вести детей, если впереди нет действительной правды, если впереди нет Царства Божьего...».

В 1939 г., за день до объявления войны, В.В. Зеньковский арестован французской властью и больше года пребывал в лагере для интернированных. В 1942 г. он рукополагается в сан священника митрополитом Евлогием (Георгиевским). В 1944 г. после смерти декана Сергиевского Богословского института о. Сергия Булгакова на эту вакантную должность избирается о. Василий. До самой смерти Зеньковский пребывает профессором Свято-Сергиевского богословского института в Париже и главой Российского студенческого христианского движения (РСХД) (с 1923 г.).

5 августа 1962 г. после продолжительной болезни о. Василий Зеньковский скончался и был похоронен на кладбище Сент-Женевьев де Буа в Париже...

Хочется остановиться подробнее на периоде деятельности Зеньковского на посту министра исповеданий в правительстве гетьмана Павла Скоропадского. Поражает его церковная и политическая «прозорливость», мудрость во время пребывания на этом ответственном посту. В то время как другие (как до него, так и после) или «умывали руки», или вели одностороннюю политику вмешательства государства в дела Церкви, Зеньковский старался в государстве представлять интересы Церкви, а в Церкви - интересы государства.

Еще до своего вступления на пост министра исповеданий Василий Зеньковский не был посторонним наблюдателем за событиями, происходившими в жизни Церкви - он был деятельным участником в церковной жизни. Он поддержал идею созыва Киевского епархиального съезда, вместе с другими был делегирован к митрополиту Владимиру с целью получить на это его благословение. Зеньковский был делегатом апрельского епархиального съезда. «Много было неожиданного и неприятного для меня в этом первом проявлении церковного украинства», - вспоминал Василий Васильевич. Позже он направлялся на Всеросийский съезд духовенства и мирян, где «вместе со своими друзьями по Киеву принадлежал к церковно-радикальной группе, считая необходимым освобождение Церкви от прежнего типа связи с государством (следуя идеалу «свободная Церковь в свободном государстве»).

В конце июня Зеньковский, как член Епархиального Совета, был вызван в Киев для решения вопроса о созыве Украинского Собора. Позже он вспоминал, что на то время у него уже сформулировался взгляд на церковную проблему в Украине: через территориальный подход не допустить церковного национализма. Зеньковский был обеспокоен развитием идеи об автокефалии. В конце декабря 1917 г. церковные деятели Киева организовали совещание по проблеме автокефалии и автономии, на котором присутствовал посланник Патриарха Тихона митрополит Платон. Зеньковский вспоминал: «Все соглашались с тем, что для Украины необходима автономия, что в автокефалии нет никакой надобности, однако она допустима с церковной точки зрения. Вопрос об автокефалии надо признать вопросом церковно-политическим, т.е. связанным с политическими условиями жизни, ибо в православии число автокефальных церквей не ограничено, часто они ничтожны по размерам, но хранят свою автокефалию по политическим или традиционным соображениям». Зеньковский был за самостоятельность, но в союзе с Россией на федеративных началах. Он видел положение церкви как автономное, и понимал автокефалию как не подходящую форму существования Церкви в Украине, хотя и возможную теоретически. Он поддерживал то церковное течение, в котором, по его мнению, было больше правды, отражались истинно церковные потребности. Он не скрывал, что сам определял, где больше правды, но при этом «действовал лишь как отдельный член Церкви, пользуясь средствами и возможностями власти, но никогда не прибегал к насилию, к фальсификации, к подкупам и т.д.».

Зеньковский также считал нужной в случае необходимости финансовую поддержку государством Церкви: «Будучи тогда сторонником теории отделения Церкви от государства, я все же считал принципиально правильным для государственной власти приходить на помощь Церкви». Мало того, помощь государства Церкви Зеньковский считал даже его долгом: «Финансовая помощь Церкви есть прямой долг государства, котрое собирает средства для населения, чтобы тратить их на его же нужды».

Зеньковский был высококвалифицированным и осведомленным в церковных делах верующим человеком. Действовал он в ситуации очень схожей с современным положением. Независимое Украинское государство было молодо, перед Церковью открывались новые неизведанные просторы. Впереди была неизвестность. Зеньковский же уважал Церквовь и ее интересы, придерживался в своей работе правила соборности и каноничности всех церковных действий, советовал не принимать скороспелых политических акций в реформировании церковной жизни. Действительно, многие беды Церкви происходят из-за пренебрежения этими принципами, которыми руководствовался министр Зеньковский. В нынешнее время обретения независимости Украинского государства он может служить хорошим примером церковной политики. Ведь можно учиться не только на ошибках, которых предостаточно в нашей истории. Есть хорошие и достойные примеры.