УКР РУС  


 Головна > Публікації > Люди Божі  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 132 відвідувачів

Теги
постать у Церкві діаспора конфлікти Голодомор Предстоятелі Помісних Церков Церква і політика розкол в Україні Президент Віктор Ющенко Митрополит Володимир (Сабодан) Доброчинність церковна журналістика Києво-Печерська Лавра комуністи та Церква вибори забобони Археологія та реставрація автокефалія молодь церква та політика Католицька Церква Священний Синод УПЦ краєзнавство педагогіка монастирі та храми України іконопис милосердя Ющенко Приїзд Патріарха Кирила в Україну секти УПЦ КП УГКЦ Церква і влада Патріарх Алексій II Вселенський Патріархат 1020-річчя Хрещення Русі українська християнська культура церква і суспільство Мазепа Церква і медицина шляхи єднання






Рейтинг@Mail.ru






И один в палате воин

Любовь Громова, Днепропетровск

Священник-хирург Валерий Бояринцев боролся с атеизмом в 60-е, а теперь, разработав уникальный метод лечения остеомиелита, сражается с косностью в официальной медицине.

Мария Бояринцева понесла ребенка незадолго до начала войны. Подруги уговаривали ее сделать аборт. Но она, слава Богу, не пошла на этот грех, и 5 марта 1942 года в оккупации, в Запорожье на свет Бо­жий явился ее сын, Валерий.

В 1952 году Бояринцевых постигло несчастье. Гла­ве семейства, токарю по профессии, в глаз попал кусо­чек металла. Практически ослепший на один глаз Сер­гей находил теперь утешение в Тихвинском монасты­ре. Там служил иеромонах Стефан (Никитин), будущий епископ. Этот благодатный священник стал первым духовным наставником и для сына. И хотя впослед­ствии среди духовников Валерия был и такой извес­тный старец, как отец Серафим (Тяпочкин), именно об­щение с о. Стефаном во многом определило судьбу юноши.

У Валерия рано пробудились творческие способности

После школы он поступил в Днепропет­ровское художественное училище, решил стать живо­писцем. Возможно, так оно бы и случилось, если бы не вмешался случай.

Однажды Валерий Бояринцев поехал на Литургию в Харьков - город, в отличие от Днепропетровска, от­крытый для иностранцев. На беду Валеры, в тот мо­мент, когда он находился в соборе, заглянули в храм Божий туристы из Америки. Молодой паренек на служ­бе (в начале шестидесятых это было редкостью) за­интересовал иностранцев. Подошли к нему с пере­водчицей, предложили во дворе побеседовать.

Неискушенный в делах конспирации, Валерий со­гласился, а на третий день после возвращения домой его вызвали в соответствующие органы. Беседа дли­лась недолго, но характеристика Валеры пополнилась убийственной записью: «политически неблагонаде­жен».

Общение с особистами совпало у молодого чело­века с внутренним кризисом. Неожиданно он осознал, что живопись - не его призвание. «Первым не стану, вторым быть не хочу, иконы писать не дадут, а портре­ты вождей не вдохновляют...» Но если б знать тогда, в чем оно, его призвание! Четко понял одно: жизнь, кото­рая его ждет, не будет усыпана розами, скорее всего, не миновать ему лагерей, так что профессия у него должна быть необходимой во всех трудных случаях, на­пример, как у его духовника о. Стефана - врач.

Мастеровитость Валерий унаследовал от отца. Его привлекали те сферы, в которых можно было поработать не только головой, но и руками. В этом смысле хирургия, казалось ему, самое то.

Конкурс в мединститут в тот год был 10 человек на место...

...А у Валерия в характеристике та «художествен­ная» запись. Проблемного абитуриента вызвали на беседу к ректору Николаю Яковлевичу Хорошманенко. Глянул тот на Валеру, на результаты его вступи­тельных экзаменов, на запись в характеристике и сказал:

- А мы сделаем вид, что не заметили.

Первый, второй курс Валерий провел в затворе. Из института почти не выходил. После занятий сразу за альбом - и в анатомичку.

- Ты что, новый атлас надумал создавать? - спрашивали студенты.

А почему бы и нет?! Попутно вел исследовательс­кую работу на кафедре гистологии. Тема наиактуаль­нейшая: гистохимическая окраска тканей. К концу пер­вого курса поговаривали, что его наработки тянут на кандидатскую. И хотя все экзамены были сданы на «отлично», Валерий чувствовал - главное испытание его ждет впереди. Знал, что зло не отступило, а затаилось, из поля зрения его не теряет, когда-нибудь напомнит о себе.

- Юноша, а почему вы не комсомолец? - нет-нет да и спросит кто-нибудь вкрадчиво.

И вот третий курс, летняя сессия, первая пятерка по анатомии и... «незачет» по атеизму. Атомный взрыв институтского масштаба! Что тут началось: комсомоль­ские разборки, доверительные беседы, угрозы и вра­зумления. Ни о каком переводе на 4-ый речь уже не идет. Валерию грозит отчисление. К счастью, мир не без добрый людей: ректор, Инна Илларионовна Крыжановская, очень мудрая женщина, предложила офор­мить академотпуск.

На этом эпопея с кафедрой марксизма-ленинизма, к сожалению, не закончились. Было много мытарств на старших курсах и, наконец, жирный «неуд» на госэкза­мене по научному коммунизму подытожил компанию. Вместо диплома Валерий получил справку, с которой и отправился врачевать в Таджикистан. Год спустя он вернется в альма-матер и, вымучив у философов трой­ку, станет, наконец, дипломированным специалистом.

Тот год в Таджикистане не прошел для Валерия бесследно

Набрался жизненного и врачебного опыта, встретил свою половинку. Супруга Наталия, мос­квичка, выпускница Высшего технического училища им. Баумана. Она-то и предложила Валерию поискать при­ложение для его неуемных сил в столице. Поиски затянулись чуть ли не на полгода. Наконец, нашлось-таки место хирурга в 33-й городской остро­умовской клинике, затем устроился детским хирургом.

Творчество - это состояние души. Человек творчес­кий найдет способ для самореализации в любой области. Оставив мольберт и кисти, Валерий Бояринцев сделал объектом приложения своих оригинальных идей медицину. Вначале разработал оригинальный метод лечения эмпиемы плевры у детей, позволивший сни­зить летальность в 10 раз. По этой теме защитил кан­дидатскую диссертацию. Защита продолжалась почти два часа, выступило восемь официальных оппонентов. Это был настоящий бой, который Валерий Бояринцев с честью выдержал.

Затем увлекся лечением гнойных болезней. В про­цессе подготовки диссертации занялся лечением остеомиелита - тяжелейшего заболевания, которое, пре­вратившись в хроническое, невероятно трудно изле­чивается.

Покойный профессор Алексей Иванович Генералов - величайший мыслитель в медицине, предложил идею аспирации при перитоните и остеомиелите. Бояринцеву в со­авторстве с Анатолием Цыбиным удалось эту идею развить до завершения и практического осуществ­ления.

Бояринцев не любит слова «революция». Пристав­ка «ре», - поясняет он, - означает «назад». Впрочем, сло­ва «эволюция» он тоже не любит. Применительно к сво­ему методу предпочитает употреблять термин «взрыв». То, что предложил Валерий - взрыв в классической травма­тологии.

Метод Цыбина-Бояринцева получил авторское свидетель­ство еще в 1990 году

Он позво­ляет лечить больных практичес­ки одной операцией. Она не­сложная, щадящая и заключает­ся в дренировании кости. Даль­нейшим послеоперационным лечением пациент доводится до выздоровления практически при любой стадии заболевания и в любой его форме. Кстати, ме­тодика представлена к апроба­ции в Центральном военном гос­питале им. Бурденко. Там сра­зу поняли, что она имеет боль­шое военно-прикладное значе­ние, поскольку примитивно про­ста и не требует сложного обо­рудования, к тому же позволяет настолько эффективно дрени­ровать пораженные участки ко­стей, что гнойник купируется практически в любом месте.

Остеомиелит тем и сложен, что гной пропитывает кость, и убрать его совершенно невозможно. Особенно актуален метод в хронической стадии заболевания, когда не действуют никакие ан­тибиотики. Дренаж позволяет обойтись без каких-либо лекарств.

Больные Бояринцева носят дренаж по два-три года до полного выздоровления. При этом они не теряют трудоспособности, чувствуют себя нормальными, здо­ровыми людьми. Когда же кость восстановится, дре­наж убирают, и уже никаких рецидивов не бывает.

С 1991-го года Валерий Бояринцев живет, работа­ет и служит в Крыму

Привел его сюда Про­мысл Божий. У первого духовника Валерия, о. Стефана, было духовное чадо - иерей Борис Златолинский, кото­рый в то далекое время служил в Ташкенте. Он часто приезжал в Днепропетровск, и, конечно же, Валерий был с ним знаком. Оказавшись по окончании медицинско­го института в Таджикистане, Валерий часто посещал протоиерея Бориса в его приходе.

Когда в декабре 1990 г. отец Борис стал епископом Симферопольским и Крымским Василием, он призвал Валерия с его врачебной работы, рукоположил священ­ником и назначил в Алупку настоятелем храма Архи­стратига Михаила. «Вот этот храм ты будешь восста­навливать», - сказал владыка. С тех пор Валерий Бо­яринцев несет еще один крест.

Года три назад о. Валерий, выступая по ТВ, рассказывал о своем методе. Передачу случайно увидел отец мальчика, 8 лет стра­давшего тяжелейшей формой остеомиелита. Он су­мел разыскать доктора и доставить к нему ребенка, у мальчика был практически разрушен плечевой сустав (6 свищей!), тяжелейшие гнойные процессы наблю­дались в бедре. Организм ребенка был настолько ослаблен, что доктор Валерий не решился подверг­нуть его двойной операции. 6 ноября 2002 года маль­чику сделали только одну, безотлагательную - на плечевом суставе. Предполагалось, что следующую сделают через год. Но в августе 2003 г. у мальчика на фоне резкого спа­да иммунитета гнойник с бед­ра распространился на внут­ренние органы. Ребенок ока­зался на грани гибели. Без осо­бой надежды на благополучный исход доктор все-таки решает­ся мальчика оперировать. Ус­пешно!

Уже два года, как парень жи­вет полноценной жизнью, прав­да, пока с дренажами, но они ему нисколько не мешают. Когда поврежденные суставы полнос­тью восстановятся, их уберут, и о перенесенной болезни будут напоминать только небольшие шрамы. Чудо? Да, это чудо, но чудо сотворенное руками опыт­ного хирурга. Врач и священ­ник о. Валерий считает, что че­ловек может и должен помогать Господу в Его созидательной работе.

Пока же в травматологии у нас положение таково, что медик, как это ни парадок­сально, больше уповает на сверхъестественное, чем на свое искусство. Правильно ли срастется кость, состы­куются ли обломки? При закрытых переломах - это гадание на кофейной гуще. Но самый главный бич при переломах - костные мозоли. При методе доктора Ва­лерия последнее исключено полностью.

Кажется, что двадцать два года успешной прак­тической апробации метода должны были сде­лать его общепризнанным

Напротив, сегодня у мето­дики Бояринцева-Цыбина появился новый противник в лице могущественной фармакоиндустрии. Зачем нам, - говорят сторонники традиционной медицины, - ка­кие-то дренажи, если мы располагаем сейчас такими мощными антибиотикам, как... Далее следует перечень препаратов, причем каждый раз называются все но­вые и новые, более и более действенные, поскольку микробы, как выяснилось, тоже не просто живут, но и усо­вершенствуются.

И это бег по кругу, в котором не может быть побе­дителей и побежденных. Казалось бы, одно это, не го­воря уже о том, что антибиотики губительно действу­ют на иммунную систему, должно было бы заставить медиков мыслить по-новому, но... Отчасти срабатыва­ет стереотипность мышления, отчасти крайняя коммерционализация нашей жизни. Фармакоиндустрия с ее современными возможностями позволяет сегодня получать колоссальные сверхприбыли. Все мы залож­ники этого гигантского трансконтинентального син­диката. Люди, подобные о. Валерию, противостоят ему безоружные и в одиночку.

И все-таки Валерий Боя­ринцев не теряет оптимизма

- Посмотрите, - говорит он, - какая была у нас не­зыблемая тоталитарная система! Какой мощный, ко­варный враг! Казалось бы, все, что может давать пло­ды, уничтожено до основания. Взрывали храмы, гнои­ли священников. И что же?! Церковь жива, возрожда­ется! И снова свет, солнце и море надежд! Слава Богу за все!

Сейчас в стационаре у Бояринцева находятся на лечении 25 человек. Но пропускная спо­собность его клиники не ограничена числом коек, большинство пациентов после небольшой операции вполне транспортабельны, едут домой и возвраща­ются сюда лишь для удаления дренажа после пол­ного восстановления кости.

Кстати, в Алупке рады помочь не только больным телесно, но и душевно. При храме Архистратига Ми­хаила действует скромный гостевой комплекс. Зара­ботанные средства идут на нужды храма. Отец Вале­рий не признает деньги шальные, спонсорские, счита­ет, что только трудовые могут идти на пользу делу. Здесь все делается основательно и на века.

«Приез­жайте, - приглашает о. Валерий, - и вы убедитесь в этом сами».

Его телефон в Алупке: 8 (0654) 72-12-81.

За предоставленную публикацию приносим благодарность журналу «Начало» (Днепропетровск) и лично главному редактору Юрию Николаевичу Кулибабе.