УКР РУС  


 Головна > Публікації > Люди Божі  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 105 відвідувачів

Теги
краєзнавство УГКЦ Києво-Печерська Лавра Доброчинність іконопис церковна журналістика Католицька Церква автокефалія постать у Церкві конфлікти Церква і медицина комуністи та Церква Священний Синод УПЦ Президент Віктор Ющенко УПЦ КП розкол в Україні Церква і влада монастирі та храми України секти церква і суспільство церква та політика милосердя Митрополит Володимир (Сабодан) забобони Предстоятелі Помісних Церков Ющенко вибори діаспора українська християнська культура Патріарх Алексій II Голодомор Мазепа Вселенський Патріархат Церква і політика молодь Археологія та реставрація педагогіка шляхи єднання Приїзд Патріарха Кирила в Україну 1020-річчя Хрещення Русі






Рейтинг@Mail.ru






Мой православный друг



Юлия Коминко

В православной среде часто встает вопрос о друзьях, нецерковных сверстниках, проблемах во взаимоотношениях и расхождении интересов с теми, с кем еще раньше был одной «тусовкой». Новоначальные верующие говорят: «Накатывает одиночество: «А вдруг не встречу новых друзей, вдруг всегда буду один?!» Не-ет, у Бога все премудро, а потому, когда желание молодого человека жить с Ним и слушаться Его преодолевает тягу к выпендрежу, Он посылает настоящих друзей, настоящую дружбу, настоящие человеческие отношения... Вот, например, как мой православный друг Сашка.

На первом курсе университета я даже еще «захожанкой» не была. Так, сочувствующая. Придя на Рождество в Киево-Печерскую Лавру и увидев там Блаженнейшего Митрополита Владимира, подумала, что все великое в моей жизни уже свершилось, а потому следующие два года появляться в храме посчитала не нужным. На третьем курсе вдруг открыла для себя удивительную новость - оказывается, богослужения по воскресеньям проходят во всех церквях (а не только в лаврской Крестовоздвиженской), и начинаются они не обязательно в 7 утра. И потянулась моя дорога к храму...

На четвертом курсе, по мнению моих друзей, я реально «поскучнела». Обнаружилось, что по ночам люблю спать, а не «висеть» на дискотеках; не нахожу радости в походах по Крещатицким бутикам; не поддерживаю разговор, когда речь заходит о том, как плохо сегодня одета одногрупница.  

На пятом - совершила немыслимое. Ушла с перспективной работы и развивающегося столичного еженедельника в православную пресс-службу. Институтская громада хоронила меня, «заманенную в церковь и одурманенную», тихо, всем миром. А мне - и ладно. Пребывая в эйфории от новой работы, даже обрадовалась освободившемуся от общения с подружками времени. Можно было почитать и помолиться...

Одиночество накатило гораздо позже, но враз и глобально. Тогда Господь и послал мне нового друга, православного.

Скорая православная помощь

Это про него. Верит он, что если православные не будут помогать, то кто ж тогда? Первый человек, который, выслушав жалобу на жизнь, не покивает сочувствующе, а спросит: «Чем я могу помочь?»

Когда я три года назад первый раз эту фразу от него услышала, подумала: «Ну чем ты тут можешь помочь?» Но, то ли от безысходности, то ли для поддержания разговора изложила ему суть проблемы, не моей, а тетушки, которая попала в беду, и уже в отчаянии металась от инстанции к инстанции в поисках помощи. Он выслушал внимательно, да взял и засел в воскресенье за телефон, да прозвонил, разузнал, нашел, кого надо и решил вопрос. Благодарная тетушка потом долго еще ему на рождество ягнят сахарных пекла и передавала - где ж это видано, чтобы незнакомый человек незнакомому человеку помогал!

И так во всем. И так со всеми. Так в мелочах. Книгу редкую православную достать, икону какую - слов «мне не до того» не бывает. Когда-то говорю, мол, сестричка у меня третий курс заканчивает, хочет на лето остаться работать в Киеве, а не знает где. Придумай что-нибудь. Просто так это было сказано, опять же, от безысходности и уныния. А он приходит через пару дней и говорит - она же у тебя историк, так пусть идет в Лавру экскурсоводом. Взял своих однокурсников - студентов Киевской духовной семинарии - и написали они письмо батюшке, заведующему паломническим отделом, в котором поручались за мою тогда еще робкую православную сестренку, и просили не отказать ей в приеме на работу... До сих пор моя Дашка считает дни, проведенные на экскурсиях, самыми в своей жизни светлыми, а коллектив отдела лаврского - второй своей семьей...

Но главный и бессмертный «хит» моего друга - помощь нашей семье с жильем. Нас уже выселяли, и по всем законам «общежитейской термодинамики» ничего сделать было нельзя. Я, сломленная и подавленная, подсчитывала в уме, какой урон семейному бюджету нанесет баснословная взятка, которую с нас требовали, чтобы не выкинуть на улицу в самый Новый год. Услышав слово «взятка», друг мой съежился и робко сказал, что так же нельзя, это не по-христиански. Я возразила, мол, умник такой, поди, попробуй без денег все решить... Пошел, попробовал, решал с теми людьми, которых все наше студенческо-аспирантское сообщество на дух не переносит - боится. Правильно, Сашке нечего было бояться, а потому, наверное, разговор получился толковый - нас уже третий год никто не трогает. А мы до сих пор в себя не можем прийти: моему другу 22 года тогда было, о чем он разговаривал с нашими университетскими дядьками в студгородке, что мог такого сказать, чтобы они к нему прислушались? - Тайна сия велика есть.

«Когда-нибудь я стану лучше...»

Можно долго перечислять положительные качества моего православного друга, остановиться на том, что он во многом для нашей семьи стал примером и силы духа, и мужества, и трудолюбия, и прощения, и целеустремленности, и надежности, верности, преданности... Можно вспоминать о бесконечных вечерах, проводимых в задушевных беседах о вере, Боге, Его промысле, в обсуждениях фильмов, книг и журнальных статей. А совместные паломничества чего стоят, вместе воплощаемые в жизнь проекты и идеи, начиная от церковных страничек в светских газетах и заканчивая вот уже второй книгой, выпущенной нашим маленьким, но неугомонным и энергичным коллективом!

Однако самым поразительным в нашем общении стало для меня постепенное, но глобальное преображение моей души. Ясно, что все мы понимаем, как далеки от идеала, и что нужно стремиться стать лучше, работать над этим, но результат наступит не сейчас, а когда-нибудь потом. Православная дружба, теперь я это понимаю, является в своем роде универсальным ускорителем этих процессов, и в этом, по моему убеждению, величайшая милость Божья. Он посылает нам людей - друзей - которые становятся катализаторами нашего самосовершенствования. Хотя, зачастую, ощущения при этом совершенно не из приятных.

Наши ссоры - тема для отдельного плача в журнальную «жилетку», так все было жестко и бескомпромиссно. Но прозрение, хоть и спустя время, наступило, а с выводами, запоздалыми, но правильными, закончились и трения. Я наконец-то поняла, что можно жить без памятозлобия. Всю свою сознательную жизнь, ругаясь с людьми, я старалась запоминать все, что они мне говорят во время ссоры, чтобы потом, когда наступит момент примирения, ни за что не простить, пока человек за все свои слова не извинится. Как говорится, «я тебя прощу, но никогда тебе этого не забуду». И тут Господь попускает, чтобы мой хороший и добрый друг говорил в порыве возмущения таки-и-и-е вещи, которые мою холеную гордыню просто на дыбы ставили. В какой-то момент запоминать все эти разоблачения стало все тяжелее и тяжелее, а зло ведь, если его в сердце оставить, там начинает плодиться и бушевать. В общем, стало очевидным, что прощать легко, нужно только плохие мысли о ближнем в душу не пускать, даже если кажется, что человек несправедлив. Облегчение после этого вывода чувствую несказанное, хотя пришлось изрядно натерпеться.

Кроме этого, наши ссоры открыли мне, что нужно уметь отделять внутренне, хорошее естество человека от его отдельных агрессивных проявлений, которые часто вызваны какими-то трудностями. Что нужно говорить не «ты - злой», а «ты же не злой, зачем ты так!» Что нужно прощать не потому, что такая великодушная, а потому, что человек, твой ближний, этого заслуживает. Что для того, чтобы простить, нужно потрудиться, а зачастую и провести огромную работу над собой, когда уязвленное самолюбие требует мести и расплаты. Что ссоры между друзьями или близкими возникают из-за непонимания, а точнее, нежелания понять. А понимание - это опять-таки труд двоих, тяжелый, но Богом благословенный...

И еще одно нелегкое открытие

Только начав общаться со своим новым православным другом, я обнаружила, что страшная эгоистка. Приходил он тогда, когда считал нужным, а я терпеть не могла неожиданных гостей. Когда он вдруг заговаривал о своих трудностях, я, предвкушая поход с мужем вечером в кино, сердилась, что он «вешает» на меня свои проблемы. Ему было тяжело, а я про себя возмущалась, с чего это я должна быть рядом? Среди светских было заведено о проблемах не говорить, советов не просить и трагедиями не делиться. Все должны были быть успешными и благополучными. А тут человек прямо говорит, что ему плохо. Не-ет, зачем мне чужое горе!

Позже, гораздо позже я прозрела до того, что к страданию другого нужно быть чуткой, не дожидаясь, пока самой Господь пошлет «неудачи и скорби». Впервые переступив с моим другом порог детского отделения онкоцентра, задыхаясь от слез и боли, сдавившей сердце, еле произнесла: «Что же делать?», а он ответил: «Помогать». Общаясь с ним, я дошла до того, что не хочу больше жить в надуманном и наигранном ладу сама с собой, а хочу открыться людям, приняв их в себя столько, сколько смогу вместить. Тогда рухнул мир, где все вокруг меня и ради меня, и сама собой произнеслась фраза, звучащая с тех пор как музыка души: «Твоя боль - моя боль»...

Нет, православная дружба - это, пожалуй, далеко не задушевные разговоры о вечном и походы по монастырям. Искушения, напасти, скорби, надрыв, часто непонимание и неприятие, постоянное ощущение своего недостоинства, необходимость вести борьбу с собой и исправлять недостатки, неожиданно вылазящие то тут, то там - этого больше, и это больнее. Но «Господи, дай мне возможность исправиться сейчас, а не получить осуждение в жизни вечной!», а потому  - прости, мой православный друг, опять тебе нести мои тяготы.

P.S. Своей статьей я, конечно же, не хотела сказать, что черты, присущие моему другу, характерны для всех. Но друг вообще, а православный друг так тем более  - это подарок Божий, и Господь каждому приготовил свой...