УКР РУС  


 Головна > Публікації > Люди Божі  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 100 відвідувачів

Теги
Церква і влада комуністи та Церква діаспора постать у Церкві Голодомор Вселенський Патріархат УГКЦ Києво-Печерська Лавра Приїзд Патріарха Кирила в Україну Мазепа монастирі та храми України українська християнська культура милосердя краєзнавство Предстоятелі Помісних Церков церква та політика забобони Президент Віктор Ющенко автокефалія конфлікти Священний Синод УПЦ іконопис Археологія та реставрація Доброчинність молодь Патріарх Алексій II УПЦ КП Католицька Церква Ющенко секти вибори Митрополит Володимир (Сабодан) розкол в Україні 1020-річчя Хрещення Русі Церква і політика церковна журналістика шляхи єднання Церква і медицина педагогіка церква і суспільство






Рейтинг@Mail.ru






Новомученик Черниговский архиепископ Пахомий (Кедров)

  26 січня 2007



Александр Федорович Тарасенко, доцент кафедры истории и археологии Украины Черниговского государственного педуниверситета им. Т.Г.Шевченко

 

Новомученик архиепископ Пахомий (Кедров) родился 30 июля (ст. ст.) 1876 г. в семье священника г. Яранска, Вятской губернии Петра Кедрова. В крещении его тоже назвали Петром. Семейство Кедровых было традиционно большим. Кроме Петра (будущего владыки Пахомия) у четы Кедровых родились сыновья Иоанн, Александр, Николай, Поликарп, Михаил и две дочери - Зинаида и Вера. Все сыновья пошли по духовной стезе. Трое из них, включая Пахомия, достигли архиерейской степени священства и, впоследствии, подверглись репрессиям со стороны советской власти. В семье царил дух христианского благочестия. Дети с маленького возраста были научены распорядку церковной жизни и церковного богослужения. Брат Пахомия, Поликарп (епископ Аверкий), вспоминал, как они в детстве помогали отцу-священнику «петь, читать и храм прибирать».

Несмотря на многочисленное семейство, родители Кедровых выучили всех своих детей. Сыновья окончили Яранское духовное училище и Вятскую духовную семинарию. Петр затем поступил в Казанскую духовную академию. В академии на одном курсе с ним учился Александр Поздеевский, будущий ректор Московской духовной академии, а затем известный архиепископ Феодор, который в своих воспоминаниях отмечал, что «пономарем академической церкви был смиренный и кроткий юноша Петр Кедров».

Хотя у Петра, как и у многих детей священников, почти не было возможности выбора жизненного пути, он не тяготился семейной традицией, очень любил свое пастырское служение и духовное делание. «Я вообще никогда не занимался и не интересовался политикой, - говорил владыка Пахомий следователю в 1922 году, - с 22 лет от роду, с 3 курса духовной академии, я стал монахом, и главным и почти исключительным предметом моих занятий было изучение религии, вне которой для меня не было других интересов».

В декабре 1898 года Петр Кедров, тогда студент третьего курса академии, принял обет иночества с именем Пахомий. После окончания академии в 1900 году, он три года преподавал в Липецком духовном училище, затем был переведен в Кременецкое духовное училище. Через год после последнего назначения Пахомий оказался на новом месте службы - в с. Дермань Волынской губернии на должности настоятеля Дерманского Свято-Троицкого монастыря с одновременным заведыванием Дерманской церковно-учительской школы. Тогда же он был возведен в чин архимандрита. Семь лет, проведенные в этом  тихом живописном волынском уголке, по признанию Пахомия, были лучшими в его жизни. «В школе учились только дети крестьян и я в этой обстановке чувствовал себя очень хорошо», - вспоминал владыка через несколько лет.

Дерманская тишь нравилась Пахомию потому, что он был человеком высокодуховным, всегда стремящимся к исполнению главного монашеского труда - молитвы. Кроме этого подлинно христианского монашеского настроения, Пахомий имел философский ум, что прослеживается в его проповедях и других материалах, где перед нами предстает в большей мере философ-учитель, нежели руководитель-пастырь. В Чернигов он попал в 1911 году. 30 августа в Почаевской Лавре состоялась хиротония архимандрита Пахомия в епископа Новгород-Северского, викария Черниговской епархии. Ее совершал Волынский архиепископ Антоний (Храповицкий). Дальнейшая пастырская деятельность Пахомия (Кедрова) была связана с Черниговом, ставшим для него родным и близким. Несмотря на титул Новгород-Северский, но проживал постоянно в Чернигове, заведовал Черниговским Успенским Елецким монастырем, исполнял различные, как правило, мелкие поручения действующего Черниговского епископа.

Епископ, затем архиепископ, а впоследствии священномученик Василий (Богоявленский) был достаточно деятельным и активным архиереем. За время его епископства было открыто второе женское епархиальное училище, ряд двухклассных духовных школ, преобразовано епархиальное духовное периодическое издание. Активно велась миссионерская деятельность, а в Николаевском епархиальном доме регулярно проводились научно-богословские лекции и религиозно-нравственные чтения. Во время Первой мировой войны была организована помощь фронту, раненым воинам и т.д.

Епископ Пахомий при владыке Василии оставался, как бы, в тени, сослужил в церковных службах, посвящал диаконов, назначал причетников, возглавлял временные комиссии, участвовал в заседаниях  различных советов и т.д.

В июне 1916 года епископ Василий отбыл в Петроград для присутствия в летней сессии Св. Синода. Обязанности правящего архиерея передавались епископу Пахомию. А через полгода грянула революция, и Российская империя прекратила свое существование. Черниговский архиепископ Василий (Богоявленский) находился в Петрограде. В Чернигов он вернулся 24 марта, а уже через два дня был арестован по распоряжению губернского исполнительного комитета. Еще через два дня владыку Василия отправили в Петроград. Было инициировано расследование деятельности архиепископа Василия в Чернигове и на посту председателя издательского комитета Синода, результаты которого не известны до сих пор. В Петрограде владыка Василий был освобожден из-под ареста, но «уволен на покой», а затем включен в группу по подготовке к Всероссийскому Церковному Собору.

После отправки архиепископа Василия в Петроград, управление Черниговской епархии вновь перешло (без официального утверждения) к епископу Пахомию. Временное правительство, удалив с архиерейских кафедр владык, считавшихся монархистами, не спешило назначать или утверждать новую церковную администрацию. Тем временем, демократические тенденции в церковной сфере не отставали от перемен в общественной жизни. В частности, была возобновлена давняя церковная практика - выборы верующими духовных пастырей.

В Чернигове 6 апреля, на четвертый день Пасхи, в малом зале епархиального дома состоялось заседание исполнительного комитета духовенства, который большинством голосов решил отрицательно вопрос о возможности возглавлять Черниговскую епархию владыкой Василием (Богоявленским). Об этом решении немедленно было послано сообщение в Петроград, в Синод и временное правительство. В мае 1917 года состоялся епархиальный съезд духовенства и мирян. На нем единогласно был избран в действующие архиереи епископ Пахомий (Кедров). Это единодушное избрание свидетельствует о его уважении и авторитете в кругах духовенства и среди мирян Черниговщины. Вот как, например, он был охарактеризован через несколько лет посторонним наблюдателем: «Это первый случай такого единодушия, такой симпатии. Пахомий с чистой христианской душой - бессребреник, который отдаст последнюю рубашку. Редкий тип христианина, который не ждет просьбы, а сам предлагает то, что у него есть». Владыке Пахомию (Кедрову) было сорок лет, когда его избрали епископом Черниговским. Впереди были двадцать лет пастырства и жизни, в которую врывались революционные события, изъятие ценностей из церквей и монастырей, кощунство над мощами праведников, аресты, обыски, суды, высылки, лагеря.

В 1917 году епископ Пахомий принимал участие во Всероссийском Поместном Церковном Соборе, где, между прочим, высказывался против избрания патриарха путем жребия. Вот его аргументация: «Окончательное избрание из сих лиц [кандидатов - А.Т.] Патриарха по примеру Церквей Константинопольской, Антиохийской и Иерусалимской следовало бы предоставить одним епископам, которые и произвели бы это избрание тайной подачей голосов. Что касается предполагаемого избрания Патриарха из трех намеченных Собором лиц посредством жребия, то ... этот способ в Церквах Восточных при избрании Патриарха не применяется, только в Церкви Александрийской прибегают к сему способу в случае равенства голосов, полученных кандидатами в Патриархи при вторичном голосовании всего Собора». Голос Пахомия (Кедрова) может свидетельствовать о его глубоких познаниях церковного устава и канона, а также о его авторитете в среде иерархов Русской Православной Церкви. Следует отметить, что владыка Пахомий и в дальнейшем придерживался мнения, что все наиболее важные для жизни Церкви вопросы должны решаться исключительно архиереями.

В Москве епископ Пахомий (Кедров) находился до апреля 1918 года. Его подпись стоит под решением Собора о прославлении святителя Софрония (Кристалевского), епископа Иркутского. Еще в январе-феврале 1918 года он побывал в Киеве, где начал свою работу Всеукраинский Православный Церковный Собор. Владыка Пахомий был избран в члены президиума Собора. Вернувшись в Москву, он от имени украинской делегации делал доклад на заседании Всероссийского Православного Собора о работе Всеукраинского Православного Собора.

В трудные годы революции епископу Пахомию помогали в управлении епархией викарные епископы - Стародубский, затем Сосницкий Николай (Могилевский) и Новгород-Северский Иоанн (Доброславин). 1919 год был наиболее кровавым революционным годом для Украины. В Черниговской епархии была закрыта духовная семинария, духовные училища, прекращена издательская деятельность. Осенью большевики были изгнаны из Чернигова; установилась белогвардейская власть, что, однако, не принесло облегчения местному населению. Продолжался грабеж, репрессии, теперь против тех, кто поддерживал советскую власть, в том числе и против некоторых священнослужителей. Белогвардейцы пытались вовлечь в политическую борьбу и Церковь. Они заставляли епископа Пахомия и местное духовенство служить молебны, прославлять «освободителей» и пр. У владыки хватало мудрости и воли не поддаваться на подобные манифестации с политическим оттенком. И действительно, через месяц белогвардейцы бежали из Чернигова, Советская власть вернулась...

В августе 1920 года постановлением СНК УССР все религиозные общины на Украине лишались прав как юридические лица. Подлежали изъятию печати, приходно-расходные книги и другие официальные юридические документы. В конце 1920 и в начале 1921 года по всей Советской России и Советской Украине развернулась полномасштабная антицерковная акция. Наступление на Церковь происходило, так сказать, по всем фронтам. Власть пыталась подорвать материально-экономическое состояние Церкви, расколоть ее изнутри, морально унизить верующих. Все это происходило и в Черниговской епархии. Особенно больно отозвалась среди христиан Чернигова акция с освидетельствованием мощей святителя Феодосия.

Тогда епископ Пахомий испытывал давление с двух сторон: со стороны власти и со стороны церковной общественности, в среде которой возникало мнение, будто бы владыка идет на уступки и не все делает, чтобы не допустить действий властей и вернуть мощи назад верующим. Конечно, это было не так, о чем дополнительно свидетельствуют открытые документы. Владыка Пахомий прилагал максимум усилий в этом деле. Наконец, дело дошло до высших эшелонов власти и вопрос о мощах святителя Феодосия рассматривался на заседании Политбюро ЦК КП(б)У, где было решено отправить их в Москву. За свои старания в этом деле Пахомий чуть было не заплатил головой. Он был арестован в качестве заложника в феврале 1921 года и несколько дней его жизнь весела на волоске.

Украинское церковное движение, начавшееся в годы революции, достигло своего апогея в 1921 году. В октябре Церковная Рада организовала проведение Всеукраинского православного церковного Собора. Большинство оставшегося на то время в Украине епископата не поддержало создание Украинской автокефальной православной Церкви и проигнорировало Собор. Епископ Пахомий, как уже отмечалось, не был противником реформ в Церкви, но к радикальным действиям лидеров украинского церковного движения (например, созыв без согласия епископата церковных Соборов и совещаний, принятие важных решений без участия архиереев, немедленный и неподготовленный переход на украинском язык в богослужении, двоеженство священников и др.) относился отрицательно.

В 1921 году епископа Пахомия и других священнослужителей обвинили в контрреволюционной деятельности. Формально дело началось 20 октября 1922 года, хотя слежка за конкретными лицами велась с лета, что свидетельствует о заранее спланированных действиях. Сотрудники ГОГПУ провели обыски в канцелярии епархиального управления и на квартирах ее служащих - епископа Пахомия, священников М.М.Храмцова, А.А.Короткевича Н.А.Воскресенского С.С.Яковенко и Л.Г.Терлецкого. В результате священнослужители были арестованы, а бумаги и вещи, найденные при обыске, стали причиной выдвинутого им обвинения. Наиболее опасным вещественным доказательством «контрреволюционной деятельности» черниговского духовенства оказалось воззвание некоего «Юго-Западного комитета спасения России». Но так как епископ Пахомий заявил, что листовки подкинуты неизвестными лицами в помещение канцелярии, а в дальнейшем он и другие обвиняемые держались этого мнения, то следствие стало искать другие доказательства вины подследственных. В частности, возникло дело с печатью «Черниговской архиепископии», которая, по мнению следствия, была утаена владыкой Пахомии и незаконно им использовалась.

Следствие продолжалось более месяца, епископ Пахомий был признан виновным и выслан за пределы Черниговской губернии на три года.

После высылки владыки из Чернигова в начале 1923 года на два года мы теряем его из виду. Где и как провел он это время, пока не известно. Существуют указания, что уже в 1923 году Пахомий находился в Москве, в Даниловском монастыре у своего сокурсника по Казанской духовной академии Феодора (Поздеевского), бывшего до революции ректором Московской духовной академии, затем епископом и главой оппозиции "даниловского" направления. 30 ноября 1925 года в числе архиереев, священников, мирян, - приверженцев патриаршего местоблюстителя, митрополита Петра (Полянского), - был арестован и Пахомий (Кедров). Следствие, которое длилось полгода, закончилось для него и многих других ссылкой в Коми-Зырянский край на три года.

Последние десять лет жизни Пахомия (Кедрова) в литературе о нем представлены запутанно. Имеются указания, что владыка Пахомий, осужденный в 1926 году, некоторое время находился в ссылке в Соловецком лагере. По другим сведениям, это произошло после третьего его осуждения в 1930 году. Но в конце 1928-1929  года он находился в Чернигове. Это время, после декларации митрополита Сергия (Страгородского), как известно, отмечено чрезвычайным эмоциональным напряжением внутрицерковной жизни. Отношение Пахомия (Кедрова) к «декларации» и к тогдашним событиям в жизни Русской Православной Церкви не совсем ясно. Считается, что он совместно со своим братом епископом Аверкием (Кедровым) является автором послания, в котором прозвучала критика политики митрополита Сергия. Послание это было напечатано за рубежом без должной археографической обработки. В предисловии сказано, что послание было написано между двумя ссылками архиепископа Пахомия. Но ссылок всего было три. Неизвестна также и «легенда» появления в печати текста послания братьев-архиепископов, а потому считать его надежным источником взглядов Пахомия (Кедрова) пока нельзя.

В Чернигове же владыка Пахомий был арестован 16 октября 1930 года. К сожалению, мы не имели возможности познакомиться в полном объеме с материалами этого дела. Они опубликованы частично и представляют события так: архиепископ Пахомий жил в Чернигове по улице Толстого, 35. При обыске у него ничего не обнаружили. Допрос ему был учинен 22 октября 1930 года. Содержание протокола допроса нам не известно. 1 ноября владыка Пахомий был арестован и содержался под стражей в Допре. Обвинение ему было предъявлено по ст. 54/10: контрреволюционная деятельность, создание из священников группы, течения тихоновщина, сергеевщина, с целью организации единого фронта духовенства для выступления против власти. А уже 4 ноября последовало решение судебной тройки: пять лет заключения в концентрационном лагере.

Опять дорога владыки Пахомия пролегла на север, в Соловецкий монастырь, ставший на долгие годы советским концлагерем. Согласно очерку И.Андреева, в 1931 году его перевели в лагерь Май-Губы на строительство Беломорканала, а через год, вероятно, по слабости здоровья, он оказался в лагере для инвалидов в Куземе. Последние годы жизни владыка Пахомий провел на своей родине. Физические силы его оставляли, старая травма способствовала развитию паралича лица. Некоторое время он жил в Яранске у брата, священника Николая, а перед смертью был помещен в больницу для умалишенных пос. Котельничи. В литературе назывались две даты смерти владыки Пахомия - 28 мая и 11 ноября 1937 года.

Таким образом, земной путь архиепископа Пахомия окончился там, где и начался. На черниговской земле он провел немало дней своей жизни, и она его не забыла. Память о нем, в виде записанных проповедей, воспоминаний, сохраняли благодарные христиане. Надеемся, что материалы данного сборника помогут дальнейшему изучению жизни архиепископа Пахомия (Кедрова), а, возможно, и прославлению его в лике святых новомучеников.