УКР РУС  


 Головна > Публікації > Люди Божі  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 93 відвідувачів

Теги
краєзнавство Ющенко постать у Церкві вибори автокефалія Мазепа Голодомор секти Священний Синод УПЦ милосердя українська християнська культура Археологія та реставрація Митрополит Володимир (Сабодан) Президент Віктор Ющенко УГКЦ Церква і політика молодь шляхи єднання забобони Приїзд Патріарха Кирила в Україну розкол в Україні монастирі та храми України діаспора 1020-річчя Хрещення Русі Католицька Церква Предстоятелі Помісних Церков церква та політика педагогіка Патріарх Алексій II церковна журналістика іконопис комуністи та Церква церква і суспільство Вселенський Патріархат Церква і влада Доброчинність УПЦ КП конфлікти Києво-Печерська Лавра Церква і медицина






Рейтинг@Mail.ru






Честна пред Господом…

  17 вересня 2008


Юлия Коминко

Как часто в своей жизни мы бравируем, и даже злоупотребляем православным понятием о жизненном кресте. «Это мой крест», «нет креста не по силам», «с креста не сходят, с него снимают» - на любую жизненную трудность, мало-мальские скорби или неприятности уже готов у нас вывод-диагноз. Но так ли уж легко на самом деле разглядеть, где он, твой крест? А если и разглядел, то как понять, что несешь его достойно, и сил донести - хватит? Иногда ответы на подобные вопросы открываются слишком неожиданно, когда через смерть Господь дает нам возможность заглянуть за черту Вечности...

Мужчины редко обращаются к врачам...

А тем более, передовики производства, активисты, ветераны труда - одним словом, все те «люди героических профессий», которым, как они в этом свято уверены, не пристало обращать внимание, где чего у них вдруг заболит. Вот и Геннадий - начальник одного из цехов на металлургическом комбинате, душа любой компании, пример во всем для подчиненных и объект восхищения доброй половины женского состава коллектива - ноющую боль в животе терпел уже несколько недель. Обратился в поликлинику тогда, когда однажды утром просто не смог подняться. Госпитализировали, прооперировали, выписали. Жене сказали: «Сделать ничего нельзя. Проживет ровно столько, сколько Вы его продержите». Онкология...

Его жена, Неонила, Нэла, как, любя, ее называли соседки, борьбу с болезнью мужа развернула, что называется, по всем фронтам. Диетические обеды, регулярное щадящее питание, перевязки и более сложные медицинские процедуры, а вместе с этим - народные средства, постельный режим и психологический комфорт - ощущения, что в их доме тяжелобольной, не создавалось совершенно. Потихоньку родственники стали заговаривать, да и она сама уже подумывала, наведаться в церковь, что за углом, хоть свечку заздравную поставить...

Они были как все труженики того, советского времени

Всю жизнь проработали на меткомбинате в небольшом городке на Востоке Украины. Большинство местных достопримечательностей этого города Коммунаров располагались на главном проспекте, носящем, конечно же, название Металлургов. Заводы там работали, в автоматах с газировкой всегда были чистые стеклянные стаканы, а по средам специальная машина развозила инвалидам продукты на дом.

В этом городе родилась Неля, здесь встретилась она с Геннадием, поженились. Победствовав первое время в кладовке родительского дома, купили кооперативную квартиру - трехкомнатную «хрущевку» с шестиметровой кухонькой. Сын пошел в школу, что в двух шагах от дома, хорошо учился, вырос, женился, порадовал внуками. Круглый год - в тяжелом труде металлургов, летом - путевка в заводской санаторий и дача. Сколько времени, сил и труда вложено было в этот почти райский уголок...

Что в жизни довелось им испытать - разве заглянешь в нее, в чужую жизнь? Детей больше у них не было. Бог давал, да не решились, а потом было поздно. Несколько раз чуть не разошлись, но он не уходил, а она не выгоняла. Потом... К нему, начальнику цеха, мастеру на все руки, постоянно обращались с просьбами: то там помочь, то там подстраховать. В благодарность - бутылка. Так к этой бутылке и привязался, а что за боль это для семьи - словами не передашь. Когда она хотела уходить, родные отговаривали - «нельзя семью разбивать, терпи, это твой крест». А теперь вот - болезнь, уже захочешь, да не уйдешь.

Есть на земле особенные, светлые люди

Такой была Неонила. Всегда приветливая, бесконечно добрая, любимый «светлячок» в коллективе и лучик для родных. Ее терпению, незлобию, мужеству и чистому любящему сердцу не переставали поражаться окружающие, но за суетой, за ворохом повседневных дел и внимания на это не было времени обращать. Так, свет, который сам собой разумеется...

То, как лечились они с Геннадием, уместится в короткие слова - четыре года борьбы. Именно лечились, ведь все «происки» рака кишечника на последней стадии преодолевать приходилось вдвоем. Когда, казалось, хуже уже стало некуда, и сил не осталось, ее схватил инфаркт. Месяц реанимации, недели реабилитации, а дома - по-детски беспомощный муж. Один. Только пришла в себя, дома, упав со стула, сломала правую руку - а ему ведь готовить нужно, диета строгая! Срослись кости неправильно, времени следить за этим просто не было. Все свои боли прятала подальше или вообще забывала - Геннадию кололи обезболивающее, и ходить за лекарствами нужно было каждый день - в аптеке меняли флакон к флакону. Больше чем на два часа отойти из дому нельзя - ему все хуже и хуже, ее присутствие и помощь - вот все, что держало его на этом свете.

Атеиста-коммуниста Геннадия, в болезни смирившегося и успокоившегося, исповедали и причастили. Уговорами, объяснениями надели на него нательный крестик. Неля стала заходить в храм все чаще - то на Литургию выбиралась, то просто, записку о здравии подать. Самой большой радостью в доме становился приход батюшки с Дарами, ведь состояние больного заставляло уже думать только об одном - с чем войдет он в Чертоги Царские.

Тихий, исстрадавшийся, испивший чашу боли до мыслимых человеку пределов, Геннадий отошел ко Господу за пять дней до Нового года. Наверное, с такой смертью больше приходят не слезы об утрате, а благодарность Богу, что страдания прекратил. Отпели в церкви, похоронили, отметили 9-й день «как положено», со всем рабочим коллективом, с кем жили и трудились.

Неля возвращалась к жизни

60 лет - возраст немаленький, но и старость еще не наступает. Годы, до остатка отданные другому человеку, медленно отходили в прошлое. Вдруг опять всплыла боль в поломанной руке, барахлившее сердце, на которое не было времени обратить внимание, грозилось новым инфарктом. Потихоньку стала поправлять здоровье, благо, и времени теперь для этого было предостаточно. Поехала в Крым повидать родных, мечтала о том, как ступит босыми ногами на пахучую грядку любимой дачи... «Ну, заживем теперь, голубушка, - говорила ее опора и поддержка, младшая сестра Людмила. - Будем на дачу ездить, урожай собирать, на курорт рванем...» Но пока что все планы вертелись вокруг 40-го дня по смерти мужа - чтобы все как следует организовать. И опять все прошло «как положено», с панихидой в церкви о новопреставленном рабе Божьем Геннадии и постным застольем для родных и близких.

...Спустя несколько дней Неонилы не стало. Через день после поминок Геннадия - инсульт. Уже в больницу позвали священника, он исповедал и причастил. Через два дня - инфаркт, и мирная, христианская кончина.

Я хорошо знала этих людей, можно сказать, всю свою жизнь - мы были близкими родственниками, и тепло их сердец сейчас, как никогда, дает мне возможность явственно ощущать, что наш Бог - есть «не Бог мертвых, но живых», и когда-нибудь мы с ними обязательно встретимся.

Смерть Неонилы стала удивительным, Промыслом Божьим дарованным Откровением. Зримым подтверждением того, что человек донес свой крест до конца. Она была честна пред Богом в своем личном подвиге, и ее честнáя кончина всем нам это показала.

Господь призвал Неонилу не сразу по смерти мужа, а только после его проводов. Дал ей возможность заказать по нему панихиды, раздать милостыню, достойно проводить в последний путь. Потом она повидала друзей и родных, съездила к любимым местам. А потом ушла...

Так, наверное, отзывают с поля сражения и награждают воина, совершившего геройский поступок. Так, говорит Евангелие, призывает милостивый Царь своего слугу, который в малом был верен, чтобы над многим его поставить: «Войди в радость господина твоего». Так, по Преданию, обращался к своей Матери перед Ее Успением Сам Христос: «Приди, ближняя Моя, приди, возлюбленная, и вниди в обители вечной жизни».

Автор: Юлия Коминко
   
Последний День рождения, 2007 год

Последний День рождения, 2007 год
С младшим братом

С младшим братом