УКР РУС  


 Головна > Публікації > Місіонерське служіння  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 62 відвідувачів

Теги
шляхи єднання забобони УГКЦ Патріарх Алексій II педагогіка розкол в Україні УПЦ КП Президент Віктор Ющенко комуністи та Церква конфлікти діаспора милосердя Митрополит Володимир (Сабодан) Голодомор іконопис краєзнавство молодь Вселенський Патріархат Священний Синод УПЦ Предстоятелі Помісних Церков Києво-Печерська Лавра секти Археологія та реставрація Ющенко Церква і політика Церква і влада церква і суспільство Католицька Церква церква та політика Приїзд Патріарха Кирила в Україну монастирі та храми України вибори Доброчинність постать у Церкві українська християнська культура автокефалія церковна журналістика 1020-річчя Хрещення Русі Церква і медицина Мазепа






Рейтинг@Mail.ru






«Уклонися от зла и сотвори благо»

  22 June 2009


Олег Карпенко

Автор продолжает знакомить Вас с Синодальными отделами Украинской Православной Церкви, в частности с работой Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными Силами и другими воинскими формированиями Украины. Одним из направлений его деятельности является миссионерское служение в местах лишения свободы. Статья - об истории этой миссии и о том, как она осуществляется сегодня.

«Наши тюрьмы, наши лагеря, наши заключенные всегда остаются с нами, как наши кровоточащие и гноящиеся раны. И нам их лечить», - говорил известный современный пастырь отец Глеб Каледа.

Православному миссионеру, получившему благословение Церкви на служение в тюрьмах, необходимо иметь правильное представление о том, как осуществляется эта миссия и кто те люди, с которыми он там столкнется. Зная особенности служения ближним в местах заключения, священнослужитель или мирянин избежит ошибок в своей деятельности и сможет успешно совершать свою миссию.

 

История миссии

Христианское служение среди узников берет свое начало с первых дней основания Церкви. В период языческих гонений христиане часто подвергались заключению. Но и там они продолжали благовествовать о пришедшем Спасителе мира.

Святой евангелист Лука, описывая пребывание апостолов Павла и Силы в узах, замечает: «Около полуночи Павел и Сила, молясь, воспевали Бога; узники же слушали их» (Деян. 16: 25). Далее дееписатель повествует о крещении стража темничного, который стал свидетелем чудесного освобождения охраняемых им апостолов и был наставлен ими в Слове Божием.

Важность и необходимость посещения христианами заключенных выражена в словах апостола Павла: «Помните узников, как бы и вы с ними были в узах, и страждущих...» (Евр. 13: 3).

Но и после века апостольского не охладела в христианах любовь к несчастным. Известно, что святой Климент Римский († 101) за 28 лет своего изгнания много послужил в проповеди Евангелия узникам города Херсонеса. В своем «Послании к Коринфянам» он пишет, что многие христиане добровольно шли в тюрьму для освобождения других, сами становились рабами, чтобы выкупить узников.

Первый Вселенский Собор учредил институт Procuratores Pauperum (попечение о бедных, горемычных), члены которого должны были посещать тюрьмы, ходатайствовать об освобождении невинных, снабжать узников пищей, одеждой, предоставлять им судебную защиту, а главное - принимать меры к их нравственному исправлению.

Русская Православная Церковь на заре своего бытия также предпринимала деятельные меры к увещанию грабителей и разбойников. С древности на Руси имел место благочестивый обычай посещать на праздник Пасхи обездоленных и узников.

Однако вплоть до XIX в. тюремное миссионерство, хотя и имело статус благочестивой традиции, поддерживалось благодаря личной инициативе пастырей и мирян. С начала XIX в. данная инициатива получила общественную упорядоченность и организованность. В 1816 г. император Александр I учреждает «Человеколюбивое общество», в которое вошли благотворители, стремящиеся оказать бескорыстную помощь узникам. Со временем это общество широко распространилось во всех губернских и уездных городах в виде «тюремных комитетов» и «тюремных отделений».

Огромным шагом вперед в деле тюремной миссии стало устроение на средства общества тюремных церквей. А с 1836 г. благодаря ходатайству перед императором князя В. С. Трубецкого церкви в тюрьмах начинают сооружать повсеместно.

После революции 1917 года, когда власть перешла в руки богоборствующих атеистов, тюремные храмы, имевшиеся во всех местах заключения, были превращены в огромные камеры, больницы, помещения для пыток и массовых расстрелов. Те же, кто на протяжении многих лет окормлял заблудшие души, посещая тюремные храмы и благовествуя там, сами были брошены в застенки.

Но проповедь Евангелия в тюрьмах не прекратилась, изменились лишь внешние условия. Архипастыри, пастыри и миряне Православной Церкви не оставляли своего долга и в заключении. Примером своей жизни они укрепляли немощных, самоотверженно служили ближним, и только Богу извест­но о том, скольких заключенных и своих гонителей они обратили ко Христу.

В конце 1980-х годов Русская Православная Церковь начала возрождать душепопечение о заключенных. Однако в этот период посещение тюрем священнослужителями носило эпизодический характер. Зачастую решение вопроса о допуске священнослужителей в исправительные учреждения зависело от воли администрации, вышестоящего руководства, а подчас и от настойчивости самих заключенных.

В настоящее время православное служение в местах лишения свободы Украинской Православной Церковью осуществляется на основании Криминально-исполнительного кодекса (ст. 128. Обеспечение свободы совести и свободы вероисповедания осужденных), а также договора между Украинской Православной Церковью и Государственным департаментом Украины по вопросам исполнения наказаний (2002 г.).

 

Психология на службе у миссионера

Тюремному миссионеру необходимо учитывать психологические особенности различных социальных групп заключенных. Зная их душевное настроение, идеалы и жизненные ориентиры, он сможет правильно построить свою миссионерскую работу, выбирая соответствующие формы и методы.

Среди заключенных находятся люди с различной степенью духовно-нравственного падения. Одни арестанты суровы, закоренели во зле, утонули в пороке, другие - глубоко измучены виной и хотели бы чем-то ее загладить, третьи же выдают себя за «невинных мучеников», которых обвинили и осудили понапрасну.

Самую твердую и неплодородную почву для благовестия миссионер встречает в душах закоренелых заключенных. Такой арестант не раскаивается в совершенном преступлении, воспринимает наказание только как кару, а для оправдания собственных злодеяний у него всегда есть доводы.

К сожалению, очень мало заключенных искренне и глубоко раскаиваются, причем покаянных чувств не испытывают, как правило, не только воры, взяточники, но и убийцы, насильники. Такие люди, ожесточенные во зле, могут встречать увещания миссионера с пренебрежением и насмешкой. Они способны открыто заявить, что не желают встречаться со священником и слышать наставления в вере.

Между тем, не следует полагать, что они не испытывают мгновений нравственного просветления и осознания тяжести своего преступления. Несомненно, под бременем грехов и тяжелых чувств эти заключенные иногда приходят в себя и, желая услышать доброе слово, сами обращаются к пастырю.

Также немало заключенных, считающих себя «невинными мучениками» уголовно-исполнительной системы. Часть этих людей в глубине души все же признает тяжесть совершенных преступлений, ощущая свою внутреннюю раздвоенность и фальшь. Другие же не отрекаются от своих преступлений. Более того, они пытаются снять с себя вину, которая лежит грузом на их совести.

Случается, что в заключении оказываются действительно безвинные люди, попавшие в тюрьму вследствие допущенной судебной ошибки. Но деятельность пастыря заключается не в расследовании преступлений и выяснении справедливости наказания. Он призван благовествовать Евангелие и заботиться о спасении пребывающих в темнице, а не заниматься обжалованием решений суда.

Самую малочисленную группу среди заключенных составляют те, кто искренне осознает свою вину и не ропщет на судьбу. Они ищут совета и поддержки. Эти люди чистосердечно раскаиваются и желают искупить вину. Пастырю остается только утвердить их в этом желании и дать правильное направление покаянным чувствам и благочестивым намерениям.

Те заключенные, которые не приняли в свое сердце веры и не жили по ней, составляют в миссионерском отношении самую большую группу. Их неверие скорее поверхностное и легкомысленное, нежели продуманное. Самым высшим проявлением их религиозности может быть обращение к Богу по принципу: «Боже, не накажи!». Приход священника такие заключенные воспринимают магически, от встречи с ним они ожидают каких-то удач или перемен в своей дальнейшей судьбе. Крестик и икона для них - талисман, оберегающий от несчастья и помогающий совершить задуманное. Не получив ожидаемого, они могут разочароваться в вере вообще и этим будут оправдывать свое неверие.

Еще одной трудной категорией заключенных являются рецидивисты. Миссионеру во много раз легче с попавшими в тюрьму впервые, поскольку их сердце еще не ожесточилось от долгого пребывания в неволе. Они находятся в состоянии стресса и потрясения, больше вспоминают о Боге.

Тюремный миссионер может встретиться и с заключенными, которых суд приговорил к высшей мере наказания. «Смертники» всегда желают встретиться со священником. Часто после приговора они переосмысливают свою жизнь. По свидетельству тюремных пастырей, они испытывают такие покаянные чувства, которые редко встречаются у людей на свободе. Конечно, на их лицах лежит явственно видимая печать преступности. Но у тех, кто покаялся, - умиротворенные души, просветленные лица, надежда в глазах. По определению суда, они должны принять кару за содеянное - таков неумолимый закон человеческой справедливости. Но некоторые из приговоренных к смертной казни смиренно раскаялись, желая искупить свою вину, и по Божию суду, может быть, уже получили прощение.

Заключенные молчаливы, и задавать им много вопросов бессмысленно. Известный писатель Александр Солженицын, сам проведший в лагерях долгие годы, писал: «Скрытность - едва ли не самая характерная черта зэков­ского племени. Скрытность зэка вытекает из его круговой недоверчивости: он не доверяет всем вокруг. Поступок, по виду бескорыстный, вызывает в нем особенно сильное подозрение... Зэк всегда настроен на худшее... Напротив, всякое временное полегчание он воспринимает как недосмотр, как ошибку. В этом постоянном ожидании беды вызревает суровая душа зэка, бестрепетная к своей судьбе и безжалостная к судьбам чужим».

Бывает, что священника, пришедшего в тюрьму, заключенные пытаются использовать в корыстных целях: просят пронести письмо, деньги, часы, цветные стержни и т. д. Арестант, по большей части, хочет обмануть посетителя, воспользоваться им.

В однообразии жизни заключенных миссионер является для них новым лицом. Поэтому арестанты очень внимательны к священнику, замечают и внешние, и внутренние его качества. Они видят и чувствуют человека очень тонко.

По материалам www.pobeda.ru.

«Церковна православна газета», №11 (237), червень 2009 року.
Підписний індекс: російською мовою - 96137, українською - 96145.