УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 127 відвідувачів

Теги
молодь Церква і влада Патріарх Алексій II Голодомор шляхи єднання комуністи та Церква розкол в Україні церква та політика краєзнавство Священний Синод УПЦ секти монастирі та храми України автокефалія Президент Віктор Ющенко Вселенський Патріархат Предстоятелі Помісних Церков Церква і медицина УПЦ КП церква і суспільство Києво-Печерська Лавра педагогіка вибори Митрополит Володимир (Сабодан) українська християнська культура іконопис Мазепа Ющенко УГКЦ Археологія та реставрація милосердя забобони 1020-річчя Хрещення Русі постать у Церкві Церква і політика церковна журналістика Доброчинність Католицька Церква конфлікти діаспора Приїзд Патріарха Кирила в Україну






Рейтинг@Mail.ru






МОНІТОРИНГ ЗМІ: "У Андрея Кураева собственный взгляд на религию, политику, государство и народ"



Джерело: "Крымская правда online", 20 вересня 2006. Известный, энциклопедически образованный богослов ярким образным языком излагает его на встречах с верующими, студентами, молодёжью России, Украины, разных регионов постсоветского пространства. Частенько заезжает диакон Андрей Кураев, профессор Московской духовной академии, писатель, суммарный тираж книг которого приближается к 900 тысячам экземпляров, и в Крым. И каждый его приезд становится событием, собирает полные залы. Неоднократно присутствуя в разных городах на встречах крымчан с отцом Андреем, сделала вывод, что секрет его популярности у людей разных возрастов, профессий, убеждений, социального статуса в том, что он говорит не сугубо о религии, православии, христианстве, а рассматривает их в контексте всей нашей жизни - политической, экономической, социальной. Ищет вместе с аудиторией, делая её не слушающей, а общающейся, причины нашего недовольства окружающей действительностью и пути устранения этих причин, достижения гармонии внутреннего и внешнего миров, к которой стремится каждый, но похвалиться тем, что достиг, не может, пожалуй, никто. А значит - мы все в пути. Трудном и сложном. Каждый выбирает себе проводника по своему разумению. Одни - восточного гуру, другие - православного священника. Отец Андрей в проводники всем и каждому не набивается, но в общении не отказывает никому. "Я всего лишь переводчик" - Отец Андрей, как бы определили свою миссию? - Называю её переводческой работой: перевожу, образно говоря, с церковнокитайского на русский, Есенина на украинский. Кому-то это занятие может показаться совершенно не нужным. Но если посещать не только Донецк или Харьков, а глубинку, становится очевидным, что украинская молодёжь если и понимает русский, то лишь в объёме, необходимом для разумения гоблиновских переводов голливудских фильмов. Почему, скажем, сама идея перевода Есенина с русского на украинский язык вызывает смех, в России, по крайней мере? Дело в том, что когда две культуры действительно близки, то может возникнуть иллюзия их полного тождества. Для России очень болезненно осознавать некую инаковость Украины. А украинским славистам бывает болезненно замечать, что почему-то в России, царской, советской и нынешней, относятся к ним как к своим собственным гражданам, не желая замечать какого-то своеобразия. Точно так же бывает в отношениях нашей Православной церкви и нашего же народа. Народ-то совсем наш, русский, православный, славяне, поэтому кажется, что позиция церкви должна быть всем понятной, культура православия должна быть всем известной. Оказывается, это далеко не так. Недостаточно повторять даже самые известные формулы прошлых веков, а надо эти формулы перелагать на язык современной культуры. - На что ориентируетесь, выбирая темы для бесед? - На вопросы, которые интересуют аудиторию. "Русская община должна быть с кулаками" - О чём чаще всего спрашивают в Крыму в этот ваш приезд? Наверное, о взаимоотношениях мусульман и православных? - Не сказал бы, что чаще всего, но спрашивают. В том числе просят прокомментировать конкретные события, свидетелями которых не был, поэтому сделать этого не могу. Но общую ситуацию - пожалуйста. Как она будет развиваться, зависит от крымской и украинской власти. От того, есть ли какая-то религиозная политика, конфессиональная, национальная. Прогнозирует ли кто-то на несколько лет вперёд или нет. На мой взгляд, того, что можно назвать умной политикой, нет. Её заменяет чисто ситуативная: "разрулить" каждый очередной кризис. - С чего бы посоветовали начать эту "умную политику"? - Как минимум, с "селекции" мусульманских муфтиев. - ? - Чтобы их места не занимали дураки, говорящие от имени исламского народа. Если сама мусульманская община не может решить эту проблему, государство должно помочь разобраться. Чтобы не было анархии, когда абы кто вдруг начинает объявлять: "А мне моя бабушка рассказывала, что эта гора - наша национальная святыня". Дабы такого не было, надо, чтобы люди авторитетные, образованные, понимающие язык права, в том числе светского, а не только язык шариата, люди, понимающие язык истории, язык политологии, понимающие сложность мира, в котором мы живём, выступали от имени мусульманской общины. - Вы как-то сказали: "Русская община должна быть с кулаками". А как же христианское смирение? - Если начать уступать, как это нередко делается, под любыми предлогами - начиная с христианского смирения и заканчивая политической и экономической целесообразностью, то мы не минуем очень серьёзного кризиса. Это только кажется: ну ладно, отдадим вот это, потом ещё это, и будет мир. Мусульмане в Крыму ведут себя, как подростки, утверждающиеся в социуме. Вспомним поведение человека с подростковыми комплексами по фамилии Шикльгрубер. Антанте тогда тоже казалось: отдадим Гитлеру Австрию, он на этом успокоится. Ну ладно, пусть Богемию скушает, и на этом всё. Так постепенно: вот ещё чуть-чуть отдать, и на этом проблема будет исчерпана. А во что она вылилась, мы хорошо знаем. - А как же постулат "уступка - знак силы"? - Напомню, что различие между разными культурами диктует разные культурные сценарии - что считается нормой поведения. Да, в христианской среде есть такое представление: высшее проявление силы - отказ от силы. А вот с точки зрения носителей мусульманской культуры это воспринимается совершенно иначе: ага, уступили, значит, слабаки, надо дожимать ещё больше. Вот это и надо иметь в виду. Ситуация в Крыму сегодня - это ситуация всем нам памятной холодной войны. Слава Богу, что холодная война не переросла в своё время в горячую. Но я напомню, почему не переросла. Противостояние советской империи американской осталось только локальной войной, только локальным столкновением потому, что был баланс страха и баланс силы. Была стратегия гарантированного возмездия. Все знают, что существует вооружённый крымскотатарский отряд, существует чеченское подполье, база чеченских боевиков здесь, в Крыму. Все это знают, но мер не предпринимается. Я полагаю, что и у русского народа есть право на самозащиту, на самоорганизацию. Это очень неприятный сценарий. Не хотелось бы, чтобы это было, но чтобы не было, государство должно работать не в интересах Тернополя и Львова, а в интересах всего многонационального населения Крыма. Кандидат философских наук диакон Андрей Кураев получил светское образование на философском факультете МГУ, диплом защищал на кафедре научного атеизма. "Церковный раскол ведёт к разрушению единой страны" - Невозможно не задать вам вопрос: как прогнозируете ситуацию с церковным расколом на Украине? - Полагаю, что будет тихий дрейф в сторону увеличения дистанции между церковной Россией и церковной Украиной. Сужу хотя бы на том основании, что когда мне приходится бывать в разных городах Украины, встречаться с местными епископами, давно не слышу вопроса: какие новости в патриархии? Что можно объяснить только отсутствием внутренней соотнесённости, чувства корпоративной сословной солидарности. - И вы не видите никакого тормоза на пути окончательного раскола? - Вижу. В настроении самого украинского православного народа. Не церковные иерархи и не их проповеди станут спасительными не только для православия, но и для всей страны. Народ должен сказать своё слово и поторопиться: надо иметь в виду, что каждый год, проведённый в церковном разделении, делает его всё более привычным и ведёт к разделению, разрушению единой страны. - Так серьёзно? - Именно так. Ведь в активную жизнь входят молодые люди, которые не имеют опыта единства. И, конечно же, это коснётся всего, в том числе и церковного самосознания. В условиях, когда находятся люди в епископском сане в Украинской православной церкви Московского патриархата, которые громко и прямо говорят о том, что их курс на создание самостоятельной поместной церкви, и приводят свои аргументы, а со стороны церковной Москвы нет никаких действий, направленных на проповедь пользы единства, то не трудно предсказать, чем это закончится. Я часто бываю на Украине, но не было такого, чтобы меня послали сюда из Московской патриархии. Не было и такого, чтобы после поездки на Украину меня пригласили в патриархию, спросили, что я там увидел и услышал. Так что когда пусть и незначительная группка радикалов-активистов кричит, а на её выпады просто молчание, то итог вполне предсказуем. "Украинской нации не существует" - Известно ваше высказывание об Украине, как о "лоскутном одеяле", состоящем из разных "по цвету" кусков. Что вы имеете в виду? - Что украинской нации как таковой не существует. Нации в гражданском смысле слова, как единого народа, имеющего общую самоидентификацию, совместную память о своей истории, некую модель действия, план действия. - Серьёзный приговор. За него и "приговорить" могут. - Это не приговор. Далёк от утверждения, что Украина даже в тех границах, которые есть, не имеет права на существование. Украина в нынешних границах действительно сложное составное образование. Разные регионы имеют разную историю и разную оценку этой истории. Скажем, Закарпатье, русины, которые никогда Киеву никоим образом за всю свою историю не подчинялись. И только по указке товарища Сталина они были "прирезаны" к Советскому Союзу, а в силу географии остались приписанными к Украине. Попробуйте спросить у русинов, называют ли они себя украинцами, и услышите, куда вас пошлют. Есть Западная Украина, Львовщина. Всем вам хорошо знаком галицийский темперамент, галицийская идеология. Но вот в чём проблема. В современной Украине наиболее индустриально отсталый, аграрный регион почему-то стал считаться самым передовым. Стал локомотивом украинской истории. Это ненормально. Ведь в действительности, с точки зрения социальной структуры, культуры жизни, эту роль играет восточный регион - индустриальный центр. И вот эта аномалия болезненно отзывается в современной жизни Украины. Есть Полтавщина - коренная Украина. Есть Киев - особый регион, особый город со своей атмосферой. Есть Левобережье. Есть Новороссия. Есть Крым. Очень разные регионы, многие из которых узнали, что они находятся в каком-то единстве только в 91-м году. Но что общего у Ужгорода и Симферополя в их истории до советского периода? - Как же им, на ваш взгляд, существовать вместе, чтобы выжить? - То есть, как сделать государство, населённое людьми со столь разными традициями, жизнеспособным? Для этого все эти регионы и люди, их населяющие, должны чувствовать себя ни в чём не ущемлёнными. Характерная деталь, ключевой момент в истории украинского народа - Переяславская рада. Соединение с Россией. Для половины жителей современной Украины это самое трагичное событие в национальной истории. Для другой - самое радостное. Одни ставят памятники Мазепе, другие его проклинают. То же самое с Петлюрой и прочими персонажами истории. Причём эти симпатии распределены не по социальным слоям, а именно по географическим. - Но ведь схожая ситуация и в России? - Да, современной России она знакома. Куликовская битва по-разному оценивается в Рязани и в Казани. Но мы честно говорим, что Россия - государство федеративное, в котором признаётся эта разноликость и право на эту разноликость, разноязычие. А киевская политическая элита, ориентированная на галицийскую идеологию, не хочет признать разнообразия своей собственной страны. И тем самым осложняет будущее. Социально-экономическое, политическое, культурное развитие Украины. "У меня доброе отношение к фильму Гибсона" - Ваши некоторые высказывания, в том числе о фильме "Страсти Христовы", не совпадают с официальной церковной трактовкой, что относит вас в разряд чуть ли не одиозных фигур. Такое отношение не заставляет пересмотреть какие-то оценки? - Считал и считаю фильм Гибсона полезным, у меня к нему очень доброе отношение. - Но ведь православный режиссёр не мог бы снять подобную картину? - Конечно, нет. Но это не значит, что с созданным вне Православной церкви непременно надо бороться. Мобильник сконструировал неправославный человек. Значит, я должен его анафематствовать? Да, в Православии не принято играть Христа. У католиков другая традиция. Многовековая. Более альтруистическая в выражении страданий Христа. На Западе церковно-театральных постановок на эту тему много. - Чем же привлекательна для вас эта лента? - Тем, что этот фильм - диагноз нам и нашему толстокожию. Мы не понимаем истинного значения слов "распятие", "крест", "страдание", "жертва", и поэтому приходится через такой "мегафон" кричать в нашу совесть и в нашу душу. Думаю, посмотревшие этот фильм не будут носить крест как украшение и произносить: "Я несу крест своего творческого служения". "Основы православной культуры - лучшее лекарство" - Одна из болезненных примет нашего времени - религиозный экстремизм. Есть ли какое-то противоядие от этой отравы? - Лучшее лекарство против этого - преподавание в школах основ православной культуры. Причём для всех: и для русских, и для кавказских детей, и для крымскотатарских. Основы православной культуры - это не религиозное обучение, не Закон Божий. Это рассказ о православии, который поможет мигрантам понять историю, судьбу, логику той земли, на которой они решили жить. Наша земля открыта. Но чтобы приехавшие из другой культуры, другого мира на нас не смотрели как на дикарей, надо дать им возможность познакомиться с миром русской культуры, с миром русской веры. Не для того, чтобы они её приняли. Предмет, о котором говорю, поможет детям, а через детей и родителям понять главные постулаты православной культуры, на которой строится наша жизнь. Весь вопрос в том, есть ли педагоги, которые способны вести диалог с детьми научно, без агрессии, компетентно. Я даже боюсь задавать вопрос преподавателям основ православной культуры, знакомы ли они с трудами основоположников православной культурологии - Михаила Бахтина, Алексея Лосева, Сергея Аверинцева, Дмитрия Лихачёва, Арона Гуревича. Думаю, что нет. А значит, будут преподавать не основы православной культуры, а Закон Божий. Одна из книг профессора Кураева называется "Гарри Поттер в церкви: между анафемой и улыбкой". Богослов считает, что ничего пугающего и неправильного в нашумевшей сказке Джоан Роулинг нет. "Православие или смерть - печальная демографическая формула" - Вы часто бываете в Крыму. Заметен ли со стороны прогресс в возрождении православия? - Несомненно, есть прогресс в реставрации храмов, в открытии новых. В то же время мне кажется, что за последние годы почему-то снизилась миссионерская активность в жизни крымского православия. Может быть, у меня не хватает информации. В начале 90-х годов у меня была гораздо большая география поездок: и Керчь, и Феодосия, и Джанкой, и Бахчисарай. А сейчас треугольник: Симферополь - Севастополь - Ялта. Поэтому пока мне очень мало известно о том, где и как можно услышать о православии в Крыму за рамками прихода, вне храма. - То есть прогресс в возрождении православия вы видите в работе священнослужителей вне храма? - Без сомнения. Если в ближайшие пять лет наши батюшки не выйдут из своего тёплого закутка, уюта келий в мир, ни о каком возрождении православия, его исконных традиций говорить нельзя. И в таком случае мы совершим преступление по отношению к своему народу. Вымирающему народу. Выражение "православие или смерть" - не слова фанатика, а печальная демографическая формула. Россия теряет в год по миллиону человек. Пропорционально и Украина. И происходит это потому, что люди приняли определённую систему ценностей. У демографического кризиса есть философские причины. Страна, в которой девочки не хотят рожать, а мальчики служить в армии, обречена. Не знаю украинской статистики, приведу российскую. В Москве и Петербурге рождаемость 0,95 ребенка на женщину в возрасте от 16 до 45 лет. Даже не на семью уже считается, потому что каждый третий ребёнок рождается вне брака. В целом по стране - 1,21. При нашей низкой, к счастью, детской смертности для воспроизведения населения, а не для заселения Сибири, надо 2,11 ребенка на женщину в среднем. Считается, что когда в России численность населения будет равна 80 миллионам, она распадётся: не сможет удерживать столь огромную территорию. Осталось России жить при таком раскладе 50-60 лет. - Ситуация безнадёжная, на ваш взгляд? - На мой взгляд, изменить её с помощью увеличения материнских пособий, на что идёт сейчас государство, невозможно. Бездетная семья, в которой работают муж и жена, всё равно будет богаче, чем многодетная. Начинать надо с пересмотра системы ценностей. С ответа на вопрос: кто имеет право сказать "жизнь удалась" - вышедший покурить на балкон своей дачи на Рублёвском шоссе, под которым стоят шикарные иномарки, или тот, в квартире которого обои на стенах оборваны внуками? Нас всех "достала" реклама. Но все ли задумываются над тем, что рекламируется не отдельный продукт, а стиль жизни, система ценностей? Надо сделать ценностную контрреволюцию, чтобы противостоять навязываемому нам стереотипу мышления. - И какую роль в этом должна сыграть церковь? - Самую непосредственную: обратиться к молодёжи. Вне церкви. С амвона бесполезно проповедовать вред абортов: поздновато об этом говорить бабушкам, которые составляют подавляющее большинство посещающих храмы. - В какие аудитории предлагаете идти? - В любые: на рок-концерты, в спортивные лагеря, в школы, вузы. И говорить на языке, принятом в этой среде. Батюшки должны освоить языки всех молодёжных групп, если они считают себя наследниками Кирилла и Мефодия. Так что проблема, как видим, намного сложнее, чем перевод богослужений на украинский или русский язык. Богослужение пусть будет церковнославянским, а проповеди вне храма - разнообразными. Церковь, которая не заметила физической гибели своего народа, не имеет права называться народной. Призываю не впадать в уныние: безнадёжной ситуация была бы в девятнадцатом веке. В двадцать первом небезнадёжна. "Украинская церковь потеряла право называться народной" - Известно ваше рвение в разъяснении вреда тоталитарных сект, которые, к сожалению, не только растут как грибы после дождя, но и выходят на политическую арену. Что скажете по этому поводу? - Я тягощусь тем, что обо мне идёт слава сектоведа. Мне не интересно полемизировать с сектантами. Мне интересно говорить о том, чем я живу. А вне политики сегодня не живёт никто. Часто задают вопрос об использовании тоталитарных сект в политической борьбе. Повода для возмущения не вижу: хорошо, что это происходит. - ? - Тот, кто использует тоталитарную секту в своих целях, показывает, что его место в тоталитарной секте, а не в политике. Это не что иное, как сбрасывание масок. Я люблю открытость, прямоту и честность. Другое дело, что весной этого года обнажилась глубина падения украинского православия. Имею в виду выборы мэра Киева. Когда мэром города с тысячелетней православной традицией избирается сектант - это очень серьёзный диагноз. Но страшно даже не это. Страшнее то, что после этого изменилась интонация проповедей киевских священников. Поняли ли они, в какой пропасти оказались? Я пока не слышал, чтобы появились новые миссионерские проекты по этому поводу. Вот в этом и есть проблема перевода. Может ли наша церковь, умеет ли обращаться к своему же народу так, чтобы люди хотели слушать? Или мы можем только предлагать список ритуальных услуг... А ведь то, что произошло на выборах в Киеве, - катастрофа не меньшая, чем катастрофа 17-го года. Народ, избравший Черновецкого, высказал своё мнение о реалиях церковно-православной жизни. И это означает, что украинская церковь потеряла право называться народной. - Не боитесь оскорбить таким резким высказыванием? - Это не оскорбление, а побуждение к действию. Хотите вернуть статус народной церкви - обращайтесь же к народу. А для этого нужны миссионерские программы. На всех языках, на украинском в том числе, на всех его наречиях и на русском, и на молодёжном. Когда афроамериканец Аделаджа назидает украинский народ Евангелию - это позор для украинского народа. И наипаче для украинской церкви. "От имперской идеи православие не отказывается" - Кое-кто обвиняет православие в имперской идее. - А задумываются ли эти "кое-кто" над тем, что вкладывают в это выражение? Имперская идея означает чувство ответственности в служении миру. Вопрос веры - это не просто мой личный вопрос: через мой выбор совершается нечто значимое в истории всего Космоса. И у церкви есть обязанность по отношению ко всему народу, всему миру. Вот это имперское измерение православия. От этой идеи церковь не может отказаться, даже если нет царя. Просто нам надо находить взаимопонимание не с царём, а с людьми. В современном обществе, скажу конкретно, - с социальными элитами. Ведь почему церковь молилась о царе? Потому что от царствующего - будь-то президент, градоначальник - зависит, хотим мы этого или не хотим, жизнь миллионов людей. И поэтому молились: Господи, вразуми его. Сегодня жизнь общества зависит от многих людей. Есть множество социальных пирамид. Нет уже однозначного авторитета. Для одних авторитет - это некий учёный, для других - попсовая певичка, актёр, футболист, офицер, генерал, священник. Это означает, что церковь должна находить общий язык со всеми этими людьми. И надо владеть разными "языками". И уметь разговаривать со всеми. Это касается не только патриарха и епископов, а каждого. Православный педагог у себя в школе должен уметь объясниться с коллегами, почему он считает, что Православие не нечто антинаучное, почему он считает, что знакомство с православной культурой в светской школе не повредит ни детям, ни общеобразовательному процессу. Это надо уметь объяснить. Мы живём в обществе, в котором от микросоциальных элит зависит жизнь тысяч людей. Обращение к православию рок-звезды типа Константина Кинчева значит больше, чем 150 обычных приходских проповедей. Но для того чтобы твоё слово, слово православного человека, услышали эти люди, авторитетные в своих кругах, для этого надо с ними наладить контакт, а для этого ты должен быть к ним вхож. "Будущее у Церкви есть" - Не хотелось бы заканчивать на столь пессимистической ноте. - Давайте на оптимистической: Православная церковь больна. - ? - Значит, она живёт. Только труп не болеет. Мы болеем и не скрываем своей болезни. Диагноз старый. Ницше справедливо заметил: "На свете был только один настоящий христианин, и того распяли". С той поры ничего не меняется. Число подлецов в рясах стабильно. Евангельское - каждый тринадцатый. Уже двадцать веков церковь больна нами, христианами, оживляется Христом. Зная, что Господь терпел беззаконие наших предков, я с оптимизмом смотрю на свои собственные беззакония и молюсь: Господи, надеюсь, ты и нас потерпишь, и дашь шанс нашим детям. Поэтому я убеждён, что будущее у Церкви есть. Трудное, проблематичное, но есть. Что ж, вздохнём с облегчением и будем уповать на промысел Божий. И на миссионеров, которые не позволят пустовать восстанавливаемым и вновь строящимся храмам. Людмила ОБУХОВСКАЯ. Фото автора. УВАГА! Редакція "Православія в Україні" залишає за собою право не погоджуватися зі змістом статтей, поданих у розділі "Моніторинг ЗМІ". Статті подаються у редакції першоджерела.