УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 173 відвідувачів

Теги
діаспора комуністи та Церква Предстоятелі Помісних Церков церковна журналістика Археологія та реставрація Ющенко Вселенський Патріархат конфлікти розкол в Україні іконопис шляхи єднання молодь Голодомор церква і суспільство монастирі та храми України українська християнська культура педагогіка забобони УПЦ КП церква та політика постать у Церкві Приїзд Патріарха Кирила в Україну Патріарх Алексій II Києво-Печерська Лавра Священний Синод УПЦ вибори секти Митрополит Володимир (Сабодан) Президент Віктор Ющенко Мазепа Доброчинність краєзнавство УГКЦ Церква і політика Церква і медицина автокефалія Церква і влада 1020-річчя Хрещення Русі милосердя Католицька Церква






Рейтинг@Mail.ru






МОНІТОРИНГ ЗМІ: "Укротители лозы"

 

 Притвор, 25 грудня 2006

 

 В закарпатском селе все, даже участковый милиционер с батюшкой сажают, обрабатывают, собирают урожай, а затем варят... лозу.
Раз в год, в аккурат на следующий день после храмового праздника Покровы Богородицы, жители Изы оказываются в «аду»: прыгают в кипящих котлах, черные, словно черти, носятся от чана к чану, подбрасывают в огонь, а серый и тяжелый, как здешние будни дым, видно по ту сторону Карпат.

Искусство на заборах

Окажись вы в Закарпатье на своей машине, то чтоб меня трембитой огрели, если у вас газанет нога на скорости проехать по главной улице села Иза, что в 15 километрах от румынской границы. Как можно?! Тут невольно притормозишь, а лучше вообще хлопнуть дверкой и пешком пройтись вдоль сельских заборов и калиток. У кого ветхий с облущенной краской штакетник, на котором и пьяница «по-человечески» не повиснет; кто отгородился крепким железом с коваными тюльпанчиками и табличками про злых собак, у некоторых дощаные щиты, где любопытному соседу и щелки нормальной не найти... Словом, разные изгороди по краю дороги, но все они тут служат... витринами. Торговыми рядами для главного и единственного здешнего товара - плетеной лозы. Полно разных корзинок: от маленьких, в которых батюшка куличи-паски с крашанками освящает, и до чемоданных размеров - висят хлебницы, тарелки, подставки для цветов, вазы...

Cлучай с Петровичем

Лозу в Изе плетет, считай, каждый - с того и живут. А иначе никак: единственное в округе производство - сетро-фильцевая фабрика головных уборов в райцентре Хуст, когда-то предприятие Союзного значения, чьи шапки носили даже члены Политбюро теперь «загнулось» вместе со страной Советов. Еще кормил людей колхоз им. Мичурина, который специализировался в основном на лозоплетении. Почти со всех бывших республик госзаказы поступали, на одних только детских колясках, что для Прибалтики плели, колхоз в миллионеры выбился. Однако после независимости изовским колхозникам осталось разве что лапти себе cплести: рынки сбыта продукции - тю-тю...
Лоза - это хлеб Изы. Возле дома, в огороде, на распаеванных колхозных землях - все засажено тоненькими прутиками. Хлопот с лозой, вздыхают плетельных дел мастера, не меньше чем с картошкой: под каждый корешок ямку вырой, посади, ряды прокультивируй, сорняки два-три раза прополи. Еще ж, попробуй, усторожи ее - все людские наделы расположены на одном большом поле в добрых семи километрах от села, а охочие к чужой лозе, как к чужой юбке, завсегда находились. Поэтому лозоплетельщики Изы скооперировались и наняли охранников.
Лозовая плантация («сажаница» - говорят здесь) по середине разделена дорогой в две телеги шириной, и на въезде, скрипя ржавыми рессорами, борется с ветром сторожка - ЗИЛовский кузов с будкой. Внутри - ветхая (на которой, поди, родилась и умерла не одна душа) койка, образ Матери Божией гвоздем прибит, и пахнет табаком, псом и мужиком.
- Дело было как раз в полдень, - рассказывает пенсионер Иван Петрович, который уже 4 года как сторожит лозу... - Спустился я с буды, дай, думаю, на сажаницу схожу. Глядь, а по дороге идут двое - женщина, вся в черном одета, а с ней девочка, тоже в такой материи, как гроб обивают...Ты понимаешь, трезвый же был... А они прямиком, значит, на меня. И что особенно: дул ветер, а их волосы не раздуваются, лица же, как мел. За секунду взмок, будто день напролет косил. Ну, мыслю себе, ежели они по мою душу пришли - то упокоюсь хотя бы с Богом. И давай молитву читать... Не поверите - только начал «Отче наш» шептать - они в сторону повернули, а пока до конца молитву дочитал - нечистая вообще исчезла. Во, какая сила-то Господняя!
Отвернувшись, пошевелил и я губами, слушая рассказ Петровича и глядя в небо...
- Думаешь, старику примерещилось? - говорит напарник Петровича, тоже Иван, только Михайлович. Отвел он меня неподалеку к речке, - Когда-то здесь воды из берегов вышли - людей много потонуло. Утопла и женщина с ребенком...

"Куликовская битва" под Изой

Такого я еще не видел. Все село собралось в один час и в одном месте - с ножами и топорами. Пришли участковый милиционер, местный батюшка и даже с гор спустился овчар Володька, который своих овец покидает, разве что, когда жена разводом пригрозит. Школа в будний день учебу тоже отменила. Словом, село закрыто, все ушли... на сажаницу. И так из года в год: следующим днем после храмового праздника Покровы Богородицы жители Изы съезжаются вырубать лозу.
- Чего это их всех в одночасье сюда принесло? - спрашиваю у Петровича, - Лоза, поди, не переспеет к завтра?
- Сразу видно, что в тюрьме не сидел - сторож посмотрел на меня. - В камере, где вор на вору сидит - почему ничего не пропадает?
- ???
- А потому, дурья твоя голова, что все на виду!.. Оно, когда самохонек в сажанице косишь свой рядок - рука с тесаком так и просится у соседа пару прутьев рубануть. А? Рядки-то рядом... Потому и режем лозу всем миром, чтоб соблазна не было.
Вот так селяне! И тюрьму они к делу приспособили!

Священник-лозоплетельщик

Переодеваться ему, священнику местного храма «московской церкви», как тут иногда говорят, довелось прямо в кресле машины, пиная коленями руль. Черное облачение заменила серенькая телогрейка, на ноги - резиновые сапоги, и - бегом в сажаницу. Даже люди не здешние смогли бы определить род деятельности человека в телогрейке - по неповторимому запаху ладана.
Батюшка - и вдруг плетет лозу? Неужто церковно-приходских денег на жизнь не хватает? На Закарпатье, где в храмах тесно и жертвуют не медяками?
- Апостол Павел пишет, что священник должен жить от Престола (то есть от прихода). - отец Василий разогнулся, вытер о штаны руку и крепко поздоровался. - А я добавляю: „Жить - да, но не на машине разьезжать". Буду я бензин покупать за деньги прихожан - что же тогда останеться на ремонт храма, который мы затеяли?... Я троих дочерей замуж выдал. Три свадьбы - солидные расходы! Но не за приходской же счет, побойтесь Бога. Последнее время почти всю Церковную казну пускаю на строительство дома для престарелых при храме...

Танец в кипящем котле

Не знаю, как оно там, в аду (даст Бог, и не доведаюсь), но, судя по преданиям, похожее местечко я, кажись, недавно видел. Неподалеку от села Иза.
Свежесрубанный прут лозы не годится для плетения. Ломается. Зато когда лозину часа три поварить в кипятке - не треснет, хоть в кошелку вплетай, хоть вокруг бутылки обвивай. Некоторые ремесленники устраивают варку на дому: в огород выноситься ванна, туда - вода с лозой, под днищем разводят два костра, и только успевай дрова подкладывать. Однако не по-хозяйски это. Одних дров - целую зиму хату отапливать хватило бы. У кого лозы - тонны, и ума побольше, наваливают грузовик и едут на оставшуюся еще с колхозных времен промышленную варку лозы. Ну, что, айда в «пекло»?
Как и положено в преисподней, огонь здесь пылает под землей. Вымурованая из кирпича (наверняка довоенного обжига) печь, в полукруглой пасти которой запросто поместится корова, обвалована двухметровым слоем земли, и смахивает на партизанскую землянку. Над печью закреплен прямоугольный котел из металла. Вместимость - 1000 л воды и 200 кг лозы.
Закинутые в кипяток прутья, как макароны впитывают в себя всю воду, набухают и, получается, не варятся, а тушаться на пару. Набухшая лоза постоянно выпирает из котла, ее ж, мерзавку, нужно обратно. Для этого... одного стакана мало. Убейте меня, но по-трезвому я не полезу прыгать в кипящем чане. Варщики лозы, как «штрафники», идущие с голыми руками на пулеметный дзот, глушат проклятой страх - и борсаються в котел. Я туда же. Взявшись за руки, четверо топчут, прыгают, утрамбовывают варево в кипящем чане. Какой-то, прям, ритуальный танец пропащих душ в аду! В прошлом году один „танцор" по колено обварил ногу. А было дело, сваренного в сырую землю и положили...
Дым из трубы не поднимается как обычно в небо. Тяжелыми клубами он тут же обрушивается на землю, даже приминая траву. А что вы хотели от горящей резины?.. В этих краях, бывает, автобус ни с того ни с сего тормознет, водитель выскочит и тащит в салон завалявшуюся у обочины покрышку. Топливо для варки. Дармовое. А по дворам здешним пройдите - как в шиномонтажных мастерских.... За 3 часа кипения котла по очереди сгорает 5-7 колес. Причем, боковые стенки покрышки нужно срезать, иначе лоза поджарится.
- Ведиш, який я чорний, буцім-то чорт, - бедняга Иван постоянно вытирал рукой лицо, но этим лишь отполировывал вьевшуюся в кожу сажу. Ботинки я бы так не сумел начистить. - Коби сюди Ющенка загнати, нехай поникає (посмотрит - Авт.) як заробляють челядники (люди - Авт.), чи бодай Януковича - порепані шахтьори ще слабі коло нас... Зароботку стачає - абе ни красти.

...Бабе Калине, самой старой лозоплетельщице Изы перевалило уже за восьмой десяток. Плетет она с детства: поначалу лапти для колхозников и арестантов, в войну - корзины под патроны, при Хрущеве устроилась в артель по изготовлению кошелок для кукурузы, с 1980-ых - в колхозной бригаде оплетала детские коляски... Она и сейчас гнет лозу. Когда мы наведались, - баба Калина корявыми пальцами, считай, на ощупь - какое там уже зрение! - одевала в лозу пивную бутылку. Говорит, что ее доля горькая как молоко коровы, пощипавшей лозы. Может и так, бабушка. Зато какие же сладкие пасхальные куличи, принесенные из церкви в свежесплетеной корзинке, которая пахнет сажаницей и Карпатами!

Виталий ЦВИД - для Притвора