УКР РУС  


 Головна > Публікації > Моніторинг ЗМІ  
Опитування



Наш банер

 Подивитися варіанти
 банерів і отримати код

Електронна пошта редакцiї: info@orthodoxy.org.ua



Зараз на сайті 77 відвідувачів






Рейтинг@Mail.ru






«Факты и комментарии» (Украина): Забежав в дом, где находились маленькие дети, 200-килограммовая свинья стянула двухмесячную девочку с кровати...

 

«Факты и комментарии» (Украина), Лариса Крупина, 5 января 2007

"Что бы с тобой ни произошло, отчаиваться не надо", - сказала спустя сорок лет после трагического происшествия оставшаяся без кистей рук Надя Маланий. Счастливую жену и мать троих детей корреспондент "ФАКТОВ" застала за работой: она... довязывала детишкам свитера к Рождеству
Жизнь маленькой Нади из села Добросын Жовквовского района Львовской области начиналась, как настоящий фильм ужасов. Однажды двухмесячная Надя и ее двухлетняя сестричка остались дома одни: отец был на работе, бабушка пасла корову, а мама вышла на минуту по делам. В этот момент и случилась беда. Неожиданно свиноматка, которая вот-вот должна была опороситься, выбралась из сарая, вскарабкалась на крыльцо дома и толкнула головой плотно прикрытую дверь, за которой находились дети. От удара мощной головы дверь легко распахнулась...

 

"Меня наскоро крестили: думали, что умру"

 

- То, что со мной случилось потом, рассказали мне бабушка и моя крестная, - вспоминает 40-летняя Надежда Маланий. - Мы с сестрой крепко спали: она - в дальней комнате, я - в спальне, расположенной ближе к выходу. Свиноматка (в ней, говорят, было килограммов двести) забежала в спальню и подошла к моей кровати. Она стянула меня на пол и поволокла к порогу, потом бросила и стала жевать мои руки. То ли она была голодной, то ли собиралась рожать и была не в себе... Услышав, как я кричу от боли, прибежали взрослые и отогнали свинью. Но кистей у меня уже не осталось. Говорят, вместо них была какая-то каша.

Мама была в шоке. Люди даже боялись, что она может помешаться от горя. В Жовкву, в райбольницу, меня повезла крестная. Может, если бы я попала во Львов, кисти удалось бы спасти хоть частично. Потом мне рассказывали: свиноматка не съела их полностью, а только пожевала. Два или три пальчика на обеих ручках уцелели. Но врачи, очевидно, не захотели со мной возиться и сразу отрезали обе кисти.

Родные думали, что двухмесячный младенец не выживет после такой операции. Даже на скорую руку крестили малышку, чтоб, не дай Бог, не хоронить некрещеной. Но девочка выжила.

- Эта история всех в селе очень потрясла, - продолжает Надя. - Бабушку потом еще долго спрашивали, как же все произошло и что теперь будет с ребенком. Бабуля всем отвечала: "А что будет? Жить будет. Как все". И так она это спокойно и уверенно говорила, что мне казалось: действительно, ничего страшного не произошло. С мамой, правда, мы эту тему никогда не обсуждали. Она так тяжело это переживала и до сих пор переживает, что я за всю жизнь не задала ей ни одного вопроса, чтобы не травмировать.

В семье подрастали еще две сестры. Они как могли опекали Надю. В третьем классе девочка уехала учиться в специализированную школу-интернат в Хмельницкую область. Когда новенькая зашла в группу, то испугалась. Дети без ног, без рук, дети, которые плохо ходили и которые не ходили вообще... Казалось, Надя видит какой-то ужасный сон.

- Но потом я привыкла к этим детям, а они - ко мне, - рассказывает Надя. - Со временем мы даже перестали обращать внимание на изъяны друг друга. Ты уже не видел, что у человека нет руки или ноги, что он не ходит. В интернате ценилось другое: хороший ли ты друг, даешь ли списывать (смеется. - Авт.), умеешь ли хранить чужие тайны...

"Недостатка в поклонниках у меня не было"

 

- Когда вы подросли, переживали из-за своей внешности?

- Нет. Одноклассники считали меня симпатичной. У меня были кудрявые волосы, круглые щечки. Это сейчас я очень похудела и никак не могу поправиться. Я со всеми умела ладить, и очень много мальчиков из интерната хотели со мной дружить. Когда в старших классах я приезжала на каникулы домой в село и шла на танцы, те, кто не знал о моем изъяне, приглашали танцевать. Ведь я руки складывала на груди, и ребята не замечали, что у меня нет кистей. В общем, недостатка в поклонниках у меня не было.

Закончив школу-интернат, Надя пошла учиться на бухгалтера в планово-экономический техникум.

- Многие удивлялись: как без рук я буду писать, считать? Ведь компьютеров тогда не было. Но держать ручку в руках я научилась еще в школе. (Зажав ручку руками, Надя демонстрирует умение писать, выводя аккуратными буквами свою фамилию. - Авт.) И учиться мне не составляло никакого труда.

После техникума меня взяли работать бухгалтером в родной колхоз. А в 27 лет я вышла замуж. В глубине души я всегда знала, что найду себе пару, хотя мало кто в это верил. Ведь многие девушки с руками, ногами - и то не могут устроить свою судьбу.

- Как вы познакомились с будущим мужем? Это была какая-то романтическая история?

- Славик учился со мной в интернате. У него тоже были проблемы: он болен гемофилией, и это дало осложнение на суставы. После выпускного Слава взял у меня адрес и уехал к себе домой в Галич Ивано-Франковской области. Между нами никакой особой симпатии в школе не было, мы просто дружили. И вот, представьте, прошло десять лет, у каждого своя жизнь. И вдруг я получаю от него письмо! После интерната и техникума мне писали многие ребята. Я встречалась с одним парнем, но потом мы расстались. И когда я впервые через столько времени получила письмо от Славы, у меня почему-то забилось от волнения сердце...

После нескольких писем он назначил мне встречу во Львове. Я согласилась. А потом стало происходить что-то непонятное. За неделю до свидания у Ярослава внезапно открылось почечное кровотечение, и он попал в больницу - при том, что проблем с почками у него никогда не было. Затем выписался из больницы, мы стали встречаться - и снова беда. Когда он ехал на мотоцикле ко мне на свидание, в него врезался другой мотоцикл, с коляской. Слава едва выжил в той аварии - у него были разбиты голова, ноги. Его болезнь еще больше усиливала боли, и Славик очень страдал.

- Болело так, что порой хотелось покончить с собой, - признается Ярослав. - Я лежал и думал: "Ну как же так? Только нашел девушку, которая нравится, начал понимать, что с этим человеком хотел бы прожить всю жизнь, как вдруг судьба наносит такие удары!". Но я не сдавался. Решил: все плохое, что происходит со мной, - это плата за счастье быть с Надюшей. И все время просил Бога: "Господи! Если Надя - моя суженая, сделай так, чтобы наши судьбы соединились". Надя потом рассказывала, что тоже просила Господа: "Если мне суждено быть замужем, сделай так, чтобы это был Слава!"

"Только однажды я пожалела, что у меня нет рук: когда дочка стала тонуть"

На этом несчастья не закончились. Едва молодые люди сыграли свадьбу, как через три дня в Днепропетровске умер родной брат Славы. Затем при невыясненных обстоятельствах погибла в горящем доме его мама. Когда Надя и Слава, устав от сыпавшихся на них несчастий, узнали, что у них будет ребенок, то замерли от тревожных предчувствий. Если родится сын, значит, он будет болен, ведь гемофилия передается по мужской линии... Неужели им уготована еще одна беда?

- Я встала на учет, не сказав врачам, что у мужа гемофилия, - продолжает Надя. - Ведь неизвестно, чем бы тогда все закончилось. Может, заставили бы сделать аборт... Я все время молилась: "Господи, если ты даешь мне детей, сделай так, чтобы они были здоровы! И пусть это будет девочка!" Когда я пошла на УЗИ, врач сообщила: "У вас девочка!"

- Я знал, что родится девочка, - убежденно говорит Ярослав. - Если искренне взывать к Господу, я верю, он прервет эту наследственную болезнь, это проклятие, и ни дети, ни внуки страдать не будут, даже если когда-то родится мальчик.

Надя беременела трижды. И каждый раз у супругов рождались здоровые девочки! Их старшей дочке Оксане сегодня 13 лет, Марте - шесть, а Танечке - три годика.

- Как же вы справлялись с детьми? - спрашиваю у Нади.

- Сначала мы жили в доме моих родителей, и мне помогали сестры. Но я тоже без дела не сидела. Когда родилась первая дочка, Оксана, я сама и стирала, и пеленала, и кашку варила, и колясочку возила. Потом я купила двухкомнатную квартиру в доме, который строил колхоз. Спасибо бывшему голове колхоза Федорчаку Григорию Васильевичу, который помог мне ее купить по очень низкой цене. Мама продала теленка, мы выручили 600 гривен, и вот за эти деньги правление приняло решение продать мне квартиру.

Только мы переехали в новое жилье, я забеременела второй раз. Люди стали говорить мужу: "Что ты делаешь, Слава, как она будет детей растить?" А я думаю: "Не знаете вы, что я умею делать все сама!" И газ зажечь, и картошку почистить, и вареников налепить, и с детьми управиться, и вышить, и связать! (С этими словами моя собеседница достает клубок ниток, зажимает в культях тоненьких рук спицы и ловко орудует ими, довязывая по ходу разговора детский свитер. - Авт.)

Когда мужа не было рядом, мне помогали старшие дочери. Девочки у меня приучены к домашнему труду. Оксанка в семь лет купала вместе со мной Мартусю, головку ей держала, чтобы в ушки вода не попала. Так что рожать я не боялась. Тяжело не рожать, тяжело растить. Ведь мы с мужем оба на пенсии по инвалидности. Эти пенсии превышают необходимый минимум, при котором платят помощь на детей. И, имея троих детей, мы не получаем на них ни копейки. Так что игрушки лего наши дети позволить себе не могут, но это не беда.

Несмотря на скромный достаток, квартира, где живет многодетная семья, обставлена со вкусом. Глава семейства сам сделал в ней ремонт, смастерил мебель. К сожалению, мужчина может работать только дома: ему очень тяжело ходить. А импортные лекарства, которые могли бы облегчить его состояние, не оказывая побочного воздействия на организм, стоят баснословных денег. "Поэтому лечение у меня такое: встаю, молюсь и жду, пока отпустит боль", - говорит Ярослав.

В доме царит удивительная атмосфера взаимопонимания, любви и трогательной заботы друг о друге. Чьей заслуги тут больше - Ярослава или Нади, супруги не задумываются. Ясно одно: если бы они спрятались от жизни, зациклились на своих болезнях, ничего этого не было бы.

- Я поняла: даже если в твоей жизни происходят страшные вещи, не надо отчаиваться и считать, что все кончено, - говорит Надя. - Не надо запрещать себе быть счастливой.

И Надя не запрещает. Она рожает детей, ведет хозяйство, занимается рукоделием - создает такие искуснейшие вышиванки, что их приезжают снимать тележурналисты со всей Украины.

- Только один раз я пожалела, что у меня нет рук, - признается Надежда. - Когда средняя дочка Мартуся пошла гулять, попала в огромную канаву и стала тонуть. Люди начали кричать, звать нас. Мы с мужем ринулись спасать дочку, и вдруг я поняла: Слава быстро прибежать не сможет, ему тяжело ходить, а я, если и добегу, вряд ли смогу без рук вытащить ее из воды! Я почувствовала такой ужас... И тут произошло чудо. Мимо случайно проходил мой двоюродный племянник. Увидев, что Мартуся тонет, он вытащил ее из воды.

Надя считает, что это был знак: с ними Господь, поэтому с ее родными будет все хорошо...

 

УВАГА! Редакція "Православ'я в Україні" залишає за собою право не погоджуватися зі змістом статей, які оприлюднюються у розділі "Моніторинг ЗМІ". Статті публікуються в редакції першоджерела.